Дарья Александровна Калинина
Тигр во фраке

Дарья Калинина
Тигр во фраке

Веселое солнышко пригревало совсем по-летнему. Мариша шла по улице и напевала себе под нос какую-то песенку. Настроение у нее было самое радужное и безмятежное. Она высматривала долгожданную вывеску магазина игрушек. Вот она! Мариша толкнула дверь и оказалась в магазине.

Сначала она решила, что после яркого света плохо видит. Постояла, поморгала глазами. Нет, ничего не менялось. Просто в магазине была тьма-тьмущая народу. Толпы взрослых и детей создавали невообразимую толчею. В ее представлении поход за игрушками должен быть чем-то вроде приятной, не слишком утомительной экскурсии. А тут… Потолкавшись среди потных тел и окончательно одурев от шума, гама и детского визга, Мариша поняла: чтобы сохранить остатки хорошего настроения, нужно немедленно спасаться бегством.

Ведь все равно пробиться к прилавку, не наступив при этом на пару-тройку малолеток, невозможно. А привлечь к себе внимание замотанной продавщицы дольше чем на несколько секунд не получалось не только у Мариши, но и вообще ни у кого из посетителей. Благодаря своему высокому росту она никогда не жаловалась на отсутствие внимания окружающих. Но даже углядев в толпе Маришу и расслышав, что ей нужно, продавщица тут же забыла о ней, и понятно – какой-то баловник именно в этот момент умудрился проткнуть надувную игрушку. Очень большую и по виду, должно быть, страшно дорогую.

Поэтому Мариша тихонько выскользнула из магазина и только тогда вздохнула свободно. На улице по-прежнему светило солнышко, весенний ветер обвевал разгоряченное лицо прохладой. В этот момент позади раздался оглушительный рев, и Мариша, оглянувшись, с ужасом увидела компанию малолетних бандитов, только что вывалившихся из игрушечного магазина. Один из сорванцов, курносый, конопатый и невообразимо вихрастый, дул в только что купленный горн, остальные, судя по гримасничающим мордашкам, собирались последовать его примеру.

Мариша бросилась бежать прочь, не разбирая дороги. Очнулась она лишь у станции метро «Садовая». А между тем проблема покупки игрушки ко дню рождения Дашкиной крохи оставалась нерешенной. С одной стороны, соваться в магазин Мариша больше не решалась, а с другой – идти в гости без игрушки тоже никак нельзя. Ради своих подруг Мариша была готова на все. И тут Маришу осенила идея.

– А почему обязательно игрушку? – спросила она у самой себя. – Куплю зверюшку.

И восхищенная до глубины души собственной догадливостью, Мариша потрусила по Садовой улице, не подозревая, что движется навстречу большому приключению. Даже Приключению с большой буквы.

– Только это должно быть что-то оригинальное, – бормотала себе под нос Мариша. – Не нужно всяких там рыбок или черепах. Куплю, например, мартышку или горностая.

При этом Мариша напрочь отказывалась учитывать, что держать зверюшку в однокомнатной квартире, где уже проживают двое взрослых и ребенок, будет довольно тяжело. Но Мариша не была бы сама собой, если бы задумывалась о практической стороне своего будущего подарка. Уже через десять минут быстрого бега Мариша оказалась у витрины зоомагазина. Тут народу было значительно меньше, чем в игрушечном. Честно говоря, его вообще не было. А продавец, конечно же, немедленно влюбился в Маришу. И просто глаз от нее оторвать не мог, ловя каждое ее слово.

Если бы все зависело только от него, то подарок Дашкиной дочке был бы тут же приобретен. А веселая жизнь остальным членам семьи обеспечена на много лет вперед. Но, к их счастью, Мариша твердо намеревалась дарить только нечто экзотическое. А вот с такими зверями в магазине было туго. Прямо сказать, их тут не было вообще.

– Возьмите ангорского хомячка, – настойчиво советовал продавец.

Но хомячка Мариша отвергла с негодованием и даже презрением. Отказалась она и от кролика, и от белки, и от змеи, и от десятка белых мышек, которые продавались то ли в качестве обеда для змеи, то ли самостоятельно. Мариша отказалась даже от чудесной серой крысы с облезлым хвостом и умными глазами.

– Тогда не знаю, чем вам и помочь, – развел руками продавец. – Ничего другого у нас не бывает. Есть еще канарейки и волнистые попугайчики. Посмотрите?

Но на попугайчиков Мариша даже смотреть отказалась. Не нужны маленькой Сашке попугайчики, и все тут.

– Мне бы лори или белку-летягу, – сказала Мариша. – На худой конец, ленивца. Пусть себе висит где-нибудь на люстре.

– Этого не держим, – отрезал продавец. – На него одних эвкалиптовых веников не напасешься. Попробуйте съездить на Кондратьевский рынок или дать объявление в газету. И в зоопарке, я слышал, продаются кое-какие зверюшки. Но в зоопарке вам вряд ли предложат что-нибудь ценней лисенка.

– Лисы воняют, – задумалась Мариша. – Нет, мне бы чистоплотную зверюшку. Так у вас точно ничего чистоплотного и экзотического не водится?

Продавец вздохнул и в сотый раз развел руками. Но смутить Маришу ему не удалось. Если уж Мариша поставила себе цель добыть экзотический подарок, то она его купит. И она направилась на рынок. Ей повезло. То есть в том смысле, что сегодня был воскресный день и на рынке оказался богатый выбор. Но даже здесь главным образом продавали котят и дворовых щенков с поддельными родословными.

Тут же продавались куры, утки, индюки и прочая домашняя птица. А еще козлята, ягнята и даже один маленький и очень печальный пони. Мариша оглянулась по сторонам в поисках хозяина пони.

– Эй! – обратилась она к невысокой девушке в затертой куртке, стоявшей к Марише вполоборота. – Вы не знаете, чей это пони?

Та обернулась, и они обе одновременно воскликнули:

– Маришка!

– Ленка!

– Не верю своим глазам! Ты тут откуда?

Не отвечая на вопрос, Мариша принялась разглядывать свою бывшую одноклассницу. Честно говоря, выглядела та неважно. Ленка и раньше красавицей не была, но все же старалась следить за собой и одевалась хоть и не всегда модно, но аккуратно. Сейчас же перед Маришей стояло существо с давно не мытыми волосами, одетое в какое-то немыслимое старье. Вдобавок пахло от нее почти так же, как и от стоявшего рядом с ней пони.

Зато Ленкины глаза остались прежними. Они были огромные и прозрачные. Какого-то удивительного зеленовато-голубого оттенка. Казалось, что в них плещется чистое озеро. Да и сама Ленка, если ее приодеть и отмыть, производила бы весьма благоприятное впечатление.

– Так ты здесь чего делаешь? – снова спросила у Мариши Ленка.

– Твоя лошадка? – вместо ответа поинтересовалась Мариша. – Симпатичный. Только грустный очень.

– Голодный сейчас, – равнодушно сказала Лена. – Он у меня обжора. Кормов на него не напасешься. Вот пытаюсь заработать ему на прокорм, катаю детишек. Кстати, не хочешь его у меня купить? Отдам как своей давней подруге в два раза дешевле, чем он мне самой обошелся.

Мариша представила, как она вваливается к Дашке, ведя на поводу позади себя цокающего подковами пони. И у нее шевельнулась мысль, что этот подарок, пожалуй, будет уж слишком оригинальным. Могут и вытолкать из гостей вместе с подарком. Да еще и обидное что-нибудь скажут.

– Хотя тебе он будет маловат, – критически заметила Лена. – Ты вроде бы еще выросла. Но для экзотики в самый раз.

– Видишь ли, я ведь не для себя, – объяснила Мариша Лене. – Я выбираю подарок Дашкиной дочери.

– Вот и купи! – обрадовалась Лена. – Будет на нем скакать, мыть его.

– Ей всего год исполняется, не рано ли? И потом, где лошадь будет жить?

– В конюшню поставим, – бодро заверила ее Лена. – А пока суд да дело, может и у Дашки в квартире пожить. У меня он один раз жил целых трое суток. Потом-то соседи жаловаться стали. Запах, дескать, их беспокоит. Но Даша ведь в отдельной квартире живет? Так что проблем не будет.

Вопреки заверениям Лены, Мариша почему-то думала, что проблемы как раз будут.

– Нет, – решительно отказалась она от покупки. – Мне бы чего-нибудь поменьше. Но экзотическое, – поспешно добавила Мариша, испугавшись, что Ленка сейчас предложит жеребенка или телка. – Маленькое и экзотическое.

– Тебе страшно повезло! – неожиданно обрадовалась Ленка. – У меня есть то, что тебе нужно. То есть не совсем у меня, но, одним словом… Пошли!

И, дернув мирно дремавшего пони за повод, она понеслась к выходу. На улице она плюхнулась на спину пони и посмотрела на Маришу.

– Ну, что стоишь? – удивилась она. – Садись!

– Куда?

– Сюда, – сказала Лена, похлопав пони позади себя.

– Я его раздавлю, – отказалась Мариша. – Тебе его не жалко? Теперь я понимаю, чего он у тебя такой печальный. И подожди меня минутку, я сейчас.

И Мариша вернулась обратно на рынок. Она помнила, что почти у самого входа какой-то старик продавал овес прямо из мешка. Мариша купила сразу несколько килограммов и вернулась к Лене. Почуяв овес, пони радостно заржал и потянулся мордой к Маришиной сумке.

– Ешь, бедняга! – сунула ему Мариша угощение.

– Погоди ты, – возмутилась Лена. – Нужно сначала домой добраться, там и пообедаем все вместе. Ты помнишь, где я живу?

Мариша кивнула.

– Приходи через час, – сказала Лена, забирая у нее овес. – Раньше не доберусь. И Игорь уже должен будет вернуться. Достанем тебе твое маленькое и экзотическое. Даю слово.

Мариша хотела спросить, кто этот Игорь и зачем он ей, Марише, нужен. Но не успела. Лена стукнула пони пятками по бокам и ускакала. Против ожидания пони двигался довольно резво. Правда, Лене приходилось растопыривать ноги в разные стороны, чтобы они не волочились по земле. Но, кажется, ни пони, ни всадницу такие мелочи не смущали.

Чтобы чем-то занять себя до тех пор, пока можно будет явиться в гости, Мариша зашла в магазин и купила там коробку пирожных из «Севера». Выбор пирожных занял у нее как раз столько времени, чтобы не опоздать в гости. Мариша запрыгнула в свой старенький «Опель» и помчалась к Лене. Та уже была дома, пони тоже. Он стоял в прихожей и мирно жевал овес прямо из эмалированного тазика.

– Молодец, что к чаю пирожных купила! – обрадовалась Лена при виде фирменной коробки у Мариши в руках. – А то я уже из овса, который ты Пончику купила, решила овсянку нам с тобой варить. Есть ведь не только лошадям, а всем что-то надо. Но пирожные – это, бесспорно, лучше. Да ты проходи!

Мариша прошла в квартиру и огляделась по сторонам. Ленка жила в трехкомнатной квартире в доме блочной брежневской серии. Как из таких квартир с малюсенькими шестиметровыми кухоньками умудрялись делать коммуналки на две семьи, у Мариши в голове не укладывалось. Однако Лена и ее мама были тому примером. Сколько Мариша себя помнила, Лена всегда жила в двух комнатах со своей мамой, а в третьей комнате жила еще какая-нибудь семья.

Сейчас по сравнению с прошлым, когда с потолка свисала паутина и обои от стен отслаивались до бетона, квартира выглядела обжитой. В прихожей, ванной и кухне был сделан ремонт. Обои тут были самые роскошные, с переливом, но уже малость истрепанные и местами пожеванные чьими-то зубами.

– Разделась? – спросила у Мариши Лена из кухни. – Проходи в комнату. И Пончика туда же веди. А то он опять на линолеум наделает.

Мариша пожала плечами. Если Ленке кажется, что паркет в комнате для этой цели лучше приспособлен, то это ее личные проблемы. Мариша осторожно взяла Пончика за недоуздок, а другой рукой прижала к своему боку тазик с овсом. Пони послушно позволил отвести себя в комнату, не переставая жевать овес даже на ходу.

В комнате он быстро направился к постеленной на полу большой тряпке. Встав на нее, он вопросительно взглянул на Маришу и на тазик у нее в руках. На морде у него было отчетливо написано: «Ну, что встала? Неси обед сюда». Мариша поставила еду прямо перед пони. И он снова захрумкал зерном. Мариша осторожно присела на продавленный диван, покрытый столетним покрывалом, и принялась рассматривать Ленкину комнату.

И посмотреть было на что. Каждый свободный сантиметр пространства тут был заполнен лошадьми. Лошади были в самых разных видах. Открытки, календари и фотографии с лошадьми различных пород и мастей были наклеены на обоях, так что последних под фотографиями почти не было видно. Тут были игрушечные лошади и лошади керамические. Были лошади, вытканные на половичках и полотенцах. Красовались они на подоконнике и на занавесках.

В углу стояло седло и висело на крючках несколько уздечек и недоуздков. Тут же валялись обрезки кожи, из которых Лена сама плела простенькую упряжь. Кроме того, в комнате лежал тюк сена и стоял мешок с какими-то овощами. То ли кормовой свеклой, то ли турнепсом. Картину дополнял Пончик, довольно пыхтящий в своем углу, рядом с телевизором, который тоже почему-то показывал в данный момент лошадей.

– Ну что, соскучилась? – влетела в комнату страшно довольная Ленка. – Сейчас чай пить будем. Помоги мне.

Мариша не стала спорить. Она сходила на кухню и принесла поднос, на котором было изображено, как финишируют две гнедые, одна вороная и одна рыжая лошади. Излишне говорить, что чайник был тоже с изображением лошади. Одна кружка была с цветочками, а другая с миленьким жеребенком. Мариша как-то сразу догадалась, из какой будет пить Лена.

Наконец бывшие одноклассницы, вновь сведенные судьбой, уселись пить чай с пирожными. Пончик вознамерился было присоединиться к ним, но Лена быстро поставила его на место и привязала к батарее. И девушки смогли спокойно приступить к чаепитию. Мариша купила два фирменных пирожных «Север», два эклера, две картошки и два безе с прослойкой сливочного крема. Кроме того, в том же магазине, но в другом отделе она купила пирожные из «Метрополя». Две булочки со взбитыми сливками, две «Сластены» с ореховым кремом, два ежика с ореховой крошкой и две корзиночки.

Мариша съела два пирожных и поняла, что наелась. Лена же поглощала сладости с таким видом, словно намеревалась одна слопать все.

– А кто такой Игорь? – наконец задала Мариша вопрос, мучающий ее уже больше часа. – Он твой коллега?

– Можно сказать и так, – с набитым ртом прошамкала Лена. – Он ветеринар. Я устроилась на работу в одну частную конюшню. Он там же работает на полставки. То есть не сидит целый день, а приезжает только два-три раза в неделю, по мере необходимости.

– И он должен сюда сегодня заглянуть? – спросила Мариша. – Ты точно уверена, что он придет?

– Конечно, – кивнула Лена. – Он тут живет.

Мариша раскрыла рот от изумления. У нее в голове не укладывалось, как это какой-то мужик может поместиться в Ленкиной комнате, где было тесно даже одному человеку. Да еще в компании с Пончиком, самой Ленкой и ее мамой по соседству.

– Кстати, а где твоя мама? – спросила Мариша.

– В больнице, – сказала Лена, запихивая в рот пятое пирожное. – У нее давление. Взяли подлечить. Но, честно говоря, я рада, что она в больнице.

– М-да уж, – пробормотала Мариша себе под нос и еще раз огляделась по сторонам. – И она, должно быть, тоже. А что сказали соседи, когда ты сегодня притащила Пончика в дом?

– Еще ничего. Они не видели, – ответила Лена. – Их дома нет. Уехали куда-то. Я с соседом, честно сказать, повздорила, а потом и подралась. И рожу ему всю расцарапала. Должно быть, испугались.

– А почему ты Пончика держишь не в конюшне, а у себя дома? – спросила Мариша.

– Так конюшня в Буграх, – объяснила Лена. – Туда на Пончике до ночи не доберешься. Он ведь не скаковая лошадь и даже не иномарка. Так что иногда приходится оставлять его у себя. А вообще ты права, что не хочешь его покупать. Лошадь – это страшная головная боль и куча денег. Сплошные расходы, а доходов никаких. Игорь мне тоже говорит, чтобы я с лошадьми завязывала. А я не могу. Привыкла, что у меня всегда есть собственная лошадь. Не могу без этого.

– Ясно, – сказала Мариша, припоминая, что Лена еще в восьмом классе расхаживала по школе с хлыстом и в рейтузах, собираясь прямо после занятий отправиться в манеж. – А с Игорем у вас что?

– Мы собираемся пожениться, – невозмутимо ответила Лена. – Летом.

У Мариши во второй раз отвисла челюсть. В третий она отвисла, когда пожаловал Игорь собственной персоной. До этого момента Мариша уже успела убедить себя, что он урод и жутко прыщавый. А ведь таким бедолагам тоже нужно на ком-то жениться. Вот тут и сгодятся всякие облезлые страшилы вроде Лены. Но действительность превзошла самые буйные Маришины фантазии.

Игорь оказался настоящим симпатягой. Бывают такие парни, у которых вроде бы и черты лица не особенно правильные, и фигура не бог весть что, но тем не менее они на редкость привлекательны. Должно быть, тут дело в улыбке или в гормонах.

– О, у нас гости! – обрадовался Игорь. – И Пончик снова тут! Лена, тебя соседи из-за него убьют. Или меня. Или нас с тобой обоих и Пончика в придачу.

– Не убьют! – легкомысленно отмахнулась Лена. – Познакомься, это Мариша. Она хочет купить что-нибудь маленькое и экзотическое вроде карликового кенгуру. Ты ведь можешь ей помочь?

Игорь неожиданно помрачнел и начал мрачно поглощать остатки пирожных. По мере того как блюдо пустело, Игорь становился все более и более мрачным.

– Пирожные не понравились? – робко поинтересовалась у него Мариша.

– Нет, спасибо, – очнулся Игорь. – Очень вкусно. Но твоя просьба, ты уж извини, напомнила мне об одной вещи, о которой я предпочел бы забыть.

– Так ты ей не поможешь? – удивилась Лена. – Но почему, Игорек?

– Не знаю, – с сомнением сказал парень. – Может быть, я все сам себе придумал, а на самом деле ничего такого тут и нет. Не знаю. Но… Нет, не знаю.

– Да ты с кем говоришь? – вспыхнула Лена. – Что ты себе под нос бормочешь? Не ломайся. Ты ведь можешь помочь Марише. Ты же говорил, что ты знаешь людей, которые привозят в страну редких зверей.

– Знаю, но у них сейчас ничего нет, – поспешно сказал Игорь.

– Все ты врешь! Я ведь видела, что ты месяц не отлипаешь от книги, где подробно описаны болезни всех животных тропиков и субтропиков. И способы их лечения тоже. И у тебя же я видела книгу о животных Азии и острова Ява. А перед этим ты притащил домой кучу лекарств, которые упоминаются в этой книге.

И Лена, подскочив к тумбочке, торжественно извлекла оттуда пакет с ампулами и пластиковыми упаковками.

– Ты прямо следователь! От тебя ничего не скроешь, – усмехнулся Игорь. – Мариша, а в какую сумму ты собиралась уложиться со своей покупкой?

– Ну, долларов в триста, – сказала Мариша, решив не мелочиться.

– На эти деньги можно будет купить детеныша мартышки, – сказал Игорь. – Или енота-полоскуна. Мой совет, возьми енота. Он белье стирать будет.

От енота Мариша отказалась. Обезьянку ей хотелось больше.

– Раньше пятнадцатого марта я ничего обещать не могу, – сказал Игорь.

Мариша принялась подсчитывать, украдкой загибая под столом пальцы. Выходило, что пятнадцатое марта – это уже через пять дней. Можно было и подождать. Сроки не поджимали. День рождения будет только через две недели.

– А… – открыла она рот, собираясь спросить, а как долго нужно будет ждать уже после пятнадцатого.

– Уже пятнадцатого я смогу тебе точно сказать, будет у тебя мартышка или нет, – прочел ее мысль Игорь.

После этого он откинулся на спинку дивана и зевнул. Мариша верно поняла намек и откланялась. В дверях она столкнулась с высоким мужчиной, густо заросшим волосами. Поэтому вид у мужчины был какой-то диковатый. Мариша даже немного испугалась. Тем более что мужчина явно был драчуном. У него вся левая половина лица была синяя. И настроен он тоже был далеко не мирно. Кинув на Маришу угрюмый взгляд из-под нависших бровей, он сунул голову в комнату Лены.

– Лена! – завопил он, углядев стоящего возле окна Пончика. – Ты снова свою кобылу притащила в дом? Это же не конюшня!

– Моя комната, что хочу, то и делаю, – рванулась в бой Лена. – И вообще я тут главный квартиросъемщик. А вы тут так, сбоку припека. Что, ты вчера мало от меня схлопотал? Еще хочешь? Могу и еще добавить.

– Лена, не лезь к Вите, – осадил подругу Игорь. – Он прав. Лошадям не место в городской квартире. Завтра же она Пончика поставит в конюшню. И больше этого не повторится.

– Добрый ты, Игорек, очень! – возмутилась Лена. – Позволяешь помыкать собой всяким там недоделанным.

– Была бы ты мужиком, – сплюнул на пол Ленин сосед, – я бы тебе показал. Но не драться же мне с бабой! Ленка, добром тебе говорю, веди себя нормально. И кобылу свою убери из дома.

И он ушел к себе в комнату, громко хлопнув дверью.

– Нет, ты видела! – возмущенно обратилась к Марише Лена. – Вот люди! Не может отличить кобылу от жеребца! А Пончик, он хоть и маленький, но хозяйство у него…

– Лена! – послышался предостерегающий голос Игоря. – Я ухожу.

– Ты чего это вдруг? – удивилась Лена. – Мне тебя еще ужином кормить нужно. А овсянка не сварена.

– Я позвонил, у меня появились дела. Так что не сердись, но мне и в самом деле пора, – вышел в прихожую Игорь. – Дела, что поделаешь. Ну, пока!

И он, торопливо чмокнув Лену в щеку, выскочил из дома. Девушки проводили его недоуменными взглядами. Игорь мчался вниз, прыгая через три ступеньки. После чего Мариша тоже стала прощаться.

– А ты заходи в гости, – пригласила Лена подругу. – Вот прямо завтра и заходи. Днем я на работе. Но почти каждый вечер дома, если только не ухожу в ночной клуб веселиться.

От Лены Мариша вылетела со странным смешением мыслей в голове. С одной стороны, она была страшно рада вдохнуть свежего воздуха, потому что, честно говоря, Пончик пах не слишком хорошо для городской коммунальной квартиры. Но, с другой стороны, Лена явно была довольна своей жизнью и Игорем в том числе.

«Вот еще один странный тип, – вздохнула про себя Мариша. – Питается овсянкой, которую ему Ленка будет варить. Надо же. А что бы он ел, если бы я не купила Пончику овса? Сено? Приехал на машине, а с собой ничего не привез».

Вернувшись домой, она застала там свою маму, которая как раз закончила выгуливать Белку со Стрелкой. И сейчас кормила ворона Васю и кошку Диану мясными обрезками.

– Мама, а что бы ты сказала, если бы я завела себе пони и поселила бы у нас дома? – спросила Мариша с порога.

У Тамары Ильиничны из рук выпала тарелка с мясом.

– Ты в гроб меня вогнать хочешь?! – страдальчески завопила она. – Господи, ну за что мне такое наказание? Вот живет же моя сестра, ни детей у нее, ни хлопот никаких. Потому и выглядит, словно персик спелый. А я как дура целый день кручусь с твоим зверинцем. Замучилась совсем. Так ты мне еще и лошадь на голову посадить хочешь?

– Ладно, ты не переживай. Я это просто так спросила. А выглядишь ты на десять лет моложе тетки Симы. Я про лошадь заговорила, потому что у Лены… Помнишь, у нас в классе была такая рыженькая девчонка, вся в веснушках? Так вот у нее дома живет пони.

– Совсем люди с ума посходили, – сказала Тамара Ильинична. – Ну, допрыгается твоя Лена. Найдут соседи на нее управу. Постой, а ведь она в коммуналке жила, ты мне говорила.

– Она там и живет, – сказала Мариша.

– Ну, ненормальная девка, – вздохнула Тамара Ильинична, поднимая с пола уже пустую и вылизанную собаками дочиста тарелку. – Ты сама-то есть будешь? У нас на ужин жареная свининка с картошечкой и лучком. Все как ты любишь.

И Мариша принялась уписывать за обе щеки мамину стряпню, жалея в душе бесприютную Ленку, вынужденную довольствоваться овсянкой и обществом Пончика.

После этого вечера Мариша три дня ничего не слышала о Лене. Мариша уже даже стала забывать об обещании Игоря достать для нее редкого зверя. Мало ли чего люди не пообещают. Половину, а то и больше не выполняют. Как вдруг на третий день вечером раздался телефонный звонок. Звонил Игорь. Мариша не сразу поняла, кто это. А когда поняла, то здорово удивилась.

– Откуда у тебя мой телефон? – спросила она у Игоря. – Лена дала?

– Нет, и ей вовсе не обязательно знать о том, что я тебе звонил, – сказал ей Игорь. – Хотя это неважно…

– Если не Лена, то откуда тогда у тебя мой телефон? – настаивала Мариша, которой вся эта таинственность здорово не понравилась.

Не такой была Мариша человек, чтобы отбивать парней у своих подруг. Тем более у некрасивых и не слишком везучих.

– Подсмотрел у Лены в школьном альбоме, – сказал Игорь. – Слушай, нам нужно встретиться.

– Зачем?

– Как зачем? Ты что, забыла о своей просьбе?

– Нет, я помню, – возразила Мариша. – Но ты вроде бы говорил, что только после пятнадцатого.

– Обстоятельства изменились, – объяснил Игорь. – Груз прибыл. Верней, завтра прибудет.

– Какой груз? – спросила Мариша.

Игорь молчал.

– Ну, как знаешь, – протянула Мариша. – Дело твое. Тайны все. А когда зверька можно будет забрать?

– Деньги у тебя с собой? – неожиданно спросил Игорь.

– Завтра прямо с утра поеду и возьму в банке, – сказала Мариша. – Сегодня уже поздно. Банк закрыт.

– Значит, завтра и получишь, – сказал Игорь. – Так даже лучше будет, чтобы двадцать раз не встречаться. Я завтра работаю в Буграх. Приезжай туда. Потом прямо поедем в одно место, и ты сможешь выбрать себе зверюшку. Только деньги возьми. Не бойся, это недалеко. В городе.

– Здорово! – обрадовалась Мариша. – Ну, тогда до завтра. И передавай привет от меня Лене.

– Сама и передавай, – буркнул Игорь. – Я не успею к ней заехать. Я уже прямо сейчас на дежурство еду. Там одна кобыла жеребиться на ночь глядя вздумала. Мне только что позвонили, нужна моя помощь. Так ты сама Ленке позвони, чтобы она тебя захватила завтра с собой в Бугры. У нее суточное дежурство начинается в шесть часов вечера. С ней и приезжай. Я вас подожду. А иначе ты сама дорогу ни за что не найдешь. Или мне тебя долго дожидаться придется. А у меня и без того дел завтра полно. Если что изменится, я тебе позвоню. Ну, тебе все ясно?

– Ясно, – согласилась Мариша.

И в трубке раздались короткие гудки. И только сейчас Мариша сообразила, что не знает Ленкиного телефона. Пришлось воспользоваться примером Игоря и лезть в школьный альбом. Еще хорошо, что Маришина мама ничего не выбрасывала. В том числе и школьный альбом выпускного класса. Он нашелся в тумбочке под телевизором.

В альбоме на последней странице было помещено тридцать два имени Маришиных соучеников. С адресами и телефонами. Но вот Ленкиного телефона тут не было. Немного подумав, Мариша пришла к выводу, что телефон у Лены все-таки есть, раз Игорь по нему звонил, но она его с помощью школьного альбома не узнает. Должно быть, его поставили уже после того, как Лена окончила школу.

– Придется идти к ней, – сказала самой себе Мариша и выглянула за окно.

Там уже наступил вечер. Мариша быстро собралась и вышла из дома. Погода стояла чудесная, прогуляться было даже приятно. К тому же жила Лена всего в одном квартале от дома Маришиной мамы. У себя дома, на другом конце города, Мариша в данный момент не жила. В ее двухкомнатной квартирке прорвало трубы. И, пользуясь случаем, Мариша решила поменять не только трубы, но и всю сантехнику, а также обновить ванную комнату новым кафелем.

К сожалению, мастера, нанятые вообще-то в приличной фирме, ушли в запой, как только сняли все трубы и отключили в квартире воду. В фирме Марише объяснили, что она совершила стратегическую ошибку, выплатив мастерам аванс. По выплаченной Маришей сумме в фирме подсчитали, что запой у мастеров должен пройти этак денька через четыре. Но пока в квартире Мариши атмосфера для проживания не подходила. Так что жила Мариша у своей мамы. И до Лены ей идти было всего минут десять. Не прогулка, а удовольствие.

Лена открыла дверь не сразу, хотя из квартиры доносились жуткая ругань и звон разбивающейся посуды. Мариша даже подумала, что Лены вовсе нет дома, а шум доносится из соседней квартиры. Но внезапно дверь перед Маришей распахнулась.

– Ой! – вскрикнула Мариша, отскакивая в сторону.

На пороге стоял сосед Лены – Витя с перекошенной от злости и боли рожей. От боли потому, что позади него стояла щупленькая по сравнению с мужиком Лена и держала его руку и шею в захвате. Выпихнув Витю на лестничную площадку и дав ему пинка под зад, Лена обратила внимание на Маришу.

– Чего жмешься? – спросила она у нее. – Ты ко мне? Заходи! Видишь, с какими типами приходится жить?

Последние слова относились к Витьку, который поспешно отступал вниз по лестнице, сопровождая каждый свой шаг отборной бранью и обещанием вернуться и отомстить.

– Ты, сука, у меня еще попомнишь! – сообщил он Лене.

– Чего?! – с угрозой сделала Лена шаг в его сторону.

И Витька словно ветром сдуло.

– Попомнишь ты у меня! – раздался его голос издалека. – И хахаль твой тоже надолго запомнит, как к тебе таскаться. И кобыла.

Тут Витек прибавил еще парочку смачных проклятий и исчез.

– Заходи! – велела Лена Марише. – Хоть сможем спокойно посидеть и поговорить. А то не поверишь, такой наглый сосед попался. Все, кто тут раньше жил, вроде бы тихие были. Сначала бабушка жила, так с ней вообще ничего не стоило справиться. Я ее разок зимой на лестницу выпихнула в одной ночнушке, так она мигом в дом для престарелых от нас съехала. Не поняла пользы закаливания. А потом какая-то еще тетка жила, так она один раз только сюда сунулась и больше не появлялась. Теперь вот Витек появился. Упрямый черт! Я ему говорю, не суетись, все равно ведь по-моему будет. А он не слушает. Вот и приходится воспитательные меры применять.

– Но ты с ним того… могла бы и помягче, – сказала Мариша.

– Вот еще! – фыркнула Лена. – Он же мужик! Чего с ним цацкаться.

– Но вообще-то он злой ушел, – сказала Мариша. – Как бы гадость тебе какую не устряпал.

– Я все правильно делаю, – уверенно заявила Лена. – С такими людьми только так и можно. Их сразу на место ставить нужно. А то мигом на шею сядут. Надо же, выдумал: нельзя животное в квартире держать. Да я тут сколько раз свою Зорьку оставляла, а она была даже не пони, а полукровка. Рысак с арабом. Да еще с жеребенком. И то ни одна соседка не пикнула. И мама тоже не возражала.

– То-то она теперь в больнице, – пробурчала себе Мариша под нос.

Но Лена ее не слышала.

– А ты молодец, что зашла! – радовалась она. – Я тебя завтра с собой возьму. Посмотришь на моих подопечных.

– Да, я вот зачем к тебе пришла! – вспомнила Мариша. – Мне сегодня звонил Игорь и…

– Когда звонил? – перебила ее Лена, и в голосе у нее прозвучали явственные нотки ревности.

– Буквально минут двадцать назад, – объяснила Мариша. – Я сразу же собралась и к тебе.

– И что он хотел?

– Так вот, я о том и собираюсь рассказать. Он хотел, чтобы я завтра с тобой поехала к вам в Бугры. Он будет меня там ждать, чтобы дальше нам с ним вместе ехать покупать подарок ко дню рождения. Он почему-то настаивал, чтобы я тоже с ним поехала. И деньги с собой взяла.

По мере того как Мариша рассказывала, лицо Лены мрачнело все больше и больше. Когда Мариша закрыла рот, Лена открыла свой и горько зарыдала, закрыв ладонями лицо.

– Что с тобой? – перепугалась Мариша. – Ты заболела?

– Нет, – прорыдала Лена. – Если бы я заболела… Но нет… Просто никто меня не любит. Все мужики меня бросают. Я знаю, это потому, что я нищая.

1 2 3 4 5 >>