Дарья Александровна Калинина
Любовник для Курочки Рябы

– Ни за что не поверю, что китайцы никогда не моют свою посуду, – сказала Юлька.

– Ну, наверное, они ее как-то чистят, – сказала Мариша. – Например, протирают тряпочкой или пучком сухой травы. Но это я так сказала. А вообще мы с Карлом совершенно разные люди. Он меня подавляет.

– Ни за что не поверю, что нашелся такой мужчина, которому это под силу, – не поверила я.

– Хотите верьте, хотите – нет, а подавляет! – воскликнула Мариша. – Сама не понимаю, как это у него получается. Только стоит нам о чем-то поспорить, как он умудряется сделать так, что я чувствую себя кругом виноватой, неправой и очень глупой. И это невыносимо.

– А еще что не так?

– А еще он мне ничего не рассказывает о своей работе! – возмущенно заявила Мариша. – Его перевели в другой отдел, а я об этом узнала чисто случайно. Просто потому что позвонила ему на работу не по его номеру, а по номеру его приятеля Франца. И тот мне заявил, что Карл уже больше трех месяцев не работает у них, а перешел в другой отдел. Вместе со своим старым номером телефона.

– И в какой отдел он перешел? – с интересом спросила я.

– Не знаю! – почти в отчаянии ответила Мариша. – Представляете, как мне тяжело? Я из родного мужа даже не могу вытянуть, где он теперь работает. Я пыталась ему звонить в разное время, но либо он сам берет трубку, либо никто не берет.

– О! – воскликнула Юлька. – Значит, у него отдельный кабинет! Может быть, его повысили?

– Если бы повысили, то Франц, когда мы с ним разговаривали, мне бы об этом сказал, – пожала плечами Мариша. – А так он просто сказал, что Карла перевели. Но куда, он не знал. И про повышение Карла тоже не заикнулся.

– А может быть, Карл специально попросил его не говорить, что его повысили, – предположила я.

– Но зачем? – удивилась Мариша.

– Как зачем? – тоже удивилась в ответ я. – Ты, похоже, в своей Вене совсем расслабилась. Если его повысили, значит, и заработная плата у него повысилась. Так?

– Так, – кивнула Мариша, кажется, начиная прозревать.

– И он просто не хочет, чтобы ты знала, что он стал больше получать, – озвучила нашу общую догадку Юлька. – Боится, что ты все его денежки потратишь на свои прихоти.

– Да! Точно! – воскликнула Мариша. – Так и есть, боится. И это еще одно, что мне в нем не нравится. Я и раньше не знала, сколько он зарабатывает. И теперь не знаю. Конечно, он мне называл какую-то сумму, но кто же мужикам в таком важном вопросе на слово верит! А деньги он получает на кредитную карточку. И никакой ясности в этом вопросе от него не добиться. Впрочем, как и во всех других.

– Темнило какой-то у тебя муж, – сказала Юлька.

– Ну а в остальном как? – спросила я у Мариши.

– Ты имеешь в виду секс?

– Вообще общение, – уточнила я.

– Какое там общение! – вздохнула Мариша. – Карл все время теперь на работе. Он даже в выходные редко дома бывает. С сексом все в порядке, но я же с ним живу не ради секса. Если бы мне нужен был от мужчины только секс, я бы пошла на улицу и нашла себе десяток мужиков пособлазнительней Карла. Мне нужна душевная близость, сознание того, что меня любят и ценят. А Карл ничего такого не говорит. Он мне даже ни разу не сказал, что любит меня.

– Как, вообще? – удивились мы с Юлькой.

– Ну, один раз сказал, когда напился в день нашей свадьбы, – ответила Мариша. – А так больше ни разу не обмолвился, что я ему дорога, что я самая замечательная женщина в мире и что я вообще для него единственная.

Мы с Юлькой переглянулись и призадумались.

– Вообще-то мне тоже этого никто давно не говорил, – сказала Юлька. – А тебе, Даша?

– Ты что? – удивилась я. – Мой муж испарился уже больше двух лет назад. А я встречаюсь с человеком, который постоянно твердит мне, что любить он меня не любит, жить со мной тоже не хочет и не будет, и вообще, не оставила бы я его в покое.

– И ты это терпишь?

– А что мне делать? – спросила я. – Когда терпение у меня лопается, я говорю ему, что мне такое отношение к моей персоне надоело и я ухожу. Он бросается за мной и начинает умолять, чтобы я не уходила, не оставляла его. Объясняет, что это он так шутит, а на самом деле я чудесная девушка и что это он меня не достоин.

– Да, перед такими заявлениями трудно устоять, – согласилась Мариша. – Но что мне-то делать с Карлом? Посоветуйте!

Но мы с Юлькой ничего ей посоветовать не могли.

– Ну ничего! – внезапно сказала Мариша. – Я придумала одну штуку, думаю, кое-что про Карла мне выяснить удастся.

– И что именно? – поинтересовалась я.

Мариша хитро прищурилась и посмотрела на нас с Юлькой.

– Ни за что не догадаетесь, – сказала она. – Я пригласила сюда одного близкого приятеля Карла. Вместе с женой. Или, может быть, она ему не жена, а просто подруга. Я не уточняла. Достаточно и того, что Густав без ума от нее. И наверняка ей удастся из него вытянуть подробности о моем муже. А потом она из женской солидарности расскажет все мне.

– Куда ты их пригласила? – не поняла я.

– На остров, – объяснила Мариша. – Я подумала, что в отсутствие Карла мне будет легче вытянуть из них, чем мой муж таким занимается, чего мне знать нельзя. Карл об этом не знает. То есть не знает, что Густав с Кати поедут отдыхать вместе со мной. Мы даже вылетели разными рейсами. Густава что-то очень кстати задержало в Вене. А то, если бы Карл увидел, как мы втроем садимся в один самолет, у него бы могли зародиться подозрения.

– А почему ты уверена, что, пока ты тут валяешься на песочке, эти Густав и Кати не проболтаются твоему мужу, что летят отдыхать вместе с тобой? Или уже не проболтались?

– Потому что Карл, как только проводил меня на самолет, сам должен был уезжать в какую-то командировку, – сказала Мариша. – Даже не возвращаясь домой. И не будет его два дня.

– Ну а потом? – спросила я. – Когда он вернется?

– Когда он вернется, то Густава и Кати уже не будет в Вене, – сказала Мариша. – Я вообще думаю, что они появятся на острове сегодня во второй половине дня.

Но прежде чем появились знакомые Мариши, на остров прибыл еще один гость, которого одна из нас хотела бы видеть меньше всего на свете. Внезапно на пляже, где мы коротали время, болтая и смеясь, началось движение. Многие отдыхающие поднимались со своих мест и брели в сторону пирса.

– В чем дело? – спросила Юлька у одного из обитателей отеля.

Им оказался черноволосый парень лет тридцати. Со стильной стрижкой и смуглой кожей. Но упитанный, с брюшком и толстенькими крепкими ручками и ножками. Парень Юлькиному вниманию явно обрадовался. Присел рядом и обстоятельно доложил, что в одиннадцать утра возвращается прогулочный катер, который возил желающих познакомиться с жизнью Сицилии. В том числе и ночной.

– Сегодня в полдень он отправится снова на Сицилию, – объяснил нам парень, которого, оказывается, звали Игорем. – И желающие прокатиться должны успеть собраться. Вы хотите прокатиться? Я там был уже несколько раз, но ради вас могу съездить еще разок.

– В другой раз, – ответила Мариша за всех. – Я приехала всего пару часов назад. Мои подруги приехали вечером. Так что нам нужно отдохнуть и акклиматизироваться.

– Что же, катер ходит каждый день, – сказал Игорь. – Я, пожалуй, тоже отложу поездку. Девочки, а вы не хотите искупаться?

Искупаться желала одна Мариша. И они с Игорем отправились к морю.

– Что ты наделала? – прошептала я Юльке. – Теперь этот тип от нас не отвяжется до конца отпуска. Ты видела, какими глазами он на тебя смотрел? Он же тебя буквально пожирал.

– Ой, не пугай меня! Он же совершенно не в моем вкусе, – сказала Юлька. – А ты точно уверена, что он именно на меня глаз положил?

– Точнее некуда, – заверила я ее.

– Пошли скорей отсюда, – заторопилась Юлька. – Они с Маришей сейчас выйдут из моря. Может быть, он сообразит, что я не хочу с ним устанавливать более тесное знакомство.

Лично я считала, что Юлькино бегство только подстегнет Игоря. Если она ему и в самом деле понравилась, то деваться Юльке некуда. Мы ведь были на острове. Но с пляжа мы ушли. Во-первых, потому что уже достаточно полежали на солнце для первого раза и боялись обгореть. Во-вторых, потому что хотели мороженого. А в-третьих, нам было любопытно посмотреть на приехавших на катере и послушать их впечатления от Сицилии.

Но на берегу Юльку поджидало новая неприятная неожиданность. Определенно сегодняшний день для нее был не самым удачным. Когда мы подошли к пристани, с катера как раз сходил высокий светловолосый и голубоглазый парень, бережно держа под руку маленькую и не сказать чтобы очень уж красивую девушку. Увидев парня, Юлька остановилась и ахнула. Рука у нее при этом дрогнула, и мороженое, которое мы только что купили, упало на дорожку. Я быстро нагнулась и подняла его.

– Хорошо еще, что оно в обертке, – сказала я Юльке. – Держи, растяпа!

Но Юлька меня не слышала. Все ее внимание было привлечено к катеру, а вернее к голубоглазому парню. Чувствуя, что творится что-то неладное – не стала бы Юлька так пялиться на незнакомого человека, – я тоже повнимательнее присмотрелась к нему. И внезапно поняла, чего так занервничала моя подруга. Перед нами был не кто иной, как Артем.

Артемом звали бывшую и самую сильную Юлькину любовь. И, уж во всяком случае, это была первая в ее жизни любовь. Потому что влюблена Юлька была в Артема чуть ли не с восьмого класса. Тот факт, что потом они с Артемом встречались и Артем оказался редким мерзавцем и охотником за богатыми наследницами, ситуацию сейчас ничуть не улучшал. Чувства у Юльки к Артему остались. И хотя время притупило боль от его измены, но шрамы остались.

– Даша, – растерянно произнесла Юлька, – откуда он тут взялся?

Я молчала.

– Господи, почему именно тут? – простонала Юлька. – Тут ведь на весь остров и трех десятков человек не наберется. Что бы ему поехать куда-нибудь в другое место?

– Он ведь тоже учился с Настей в одной школе, – сказала я. – Так чего ты удивляешься? Он пришел к ней в агентство, наверняка изложил ей такие же, как и мы, требования к будущему отдыху, и она отправила его сюда.

– Но как она могла? Ведь она знала, что я тоже тут!

– Настя могла и не знать, что у вас с Артемом что-то было, – сказала я. – Да, конечно, откуда ей это знать? Ведь в школе у вас ничего серьезного не намечалось. Все закрутилось уже после школы. А после школы мы с Настей встречались раз в год или и того реже.

– А эта девушка? – прошептала Юлька, указывая начинающим течь мороженым на спутницу Артема. – Кто она такая?

– Думаю, очередная богатая дурочка, которую подцепил Артем, – сказала я. – Ты, надеюсь, не забыла, что это за тип?

Но когда пара приблизилась к нам, мы поняли, что ошибались. На безымянных пальцах обоих ярко горели в лучах солнца новенькие обручальные кольца. И, кажется, Артем был не меньше Юльки поражен, когда увидел нас. Лицо у него приняло выражение, словно его только что заставили разжевать и проглотить большой сочный лимон. Но Артем не был бы Артемом, если бы не умел притворяться. Его лицо быстро приняло приветливое выражение и засияло улыбкой.

– Привет! – почти радостно сказал он нам, когда подошел достаточно близко. – Дорогая, обратился он к девушке, позволь тебе представить моих знакомых. Юля, соседка по дому. И ее подруга. Даша, кажется.

Я молча кивнула.

– С Юлей мы учились в одной школе, – продолжал рассказывать Артем.

Но на этом его откровенность и закончилась. Про свой роман с Юлей и про то, как он променял ее на более перспективную богатую наследницу, он распространяться не стал. Так что Юля немного расслабилась.

– А это моя жена – Ксения, – представил нам свою спутницу Артем.

– Можно просто Ксюта, – сказала девушка и улыбнулась по очереди нам с Юлькой.

Теперь, когда мы ее рассмотрели, то поняли, что она очень даже ничего. Черты лица были мелковаты. Но и сама она была вся такая миниатюрная. Так что все было пропорционально. И кроме того, у нее в глазах светился ум. Оставалось только удивляться, что такая девушка клюнула на Артема. И даже вышла за него замуж. Но чего только в жизни не случается. И на старуху бывает проруха.

– Ну, мы пошли, – сказал Артем. – Еще вещи распаковать нужно.

Мы с Юлькой молча кивнули. И молодожены направились вверх по лестнице.

– Рада была познакомиться, – обернувшись, сказала нам Ксюта. – Надеюсь, на обеде мы с вами встретимся.

– Непременно, – кивнула я. – Мы вас познакомим с еще одной нашей подругой.

При этих словах Артем остановился и устремил на нас тревожный взгляд. Похоже, он опасался, что на остров с нами приехала Инна, которая Артема терпеть не могла и никогда своих неприязненных чувств к нему не скрывала. Кроме того, Инна обычно не стеснялась говорить Артему, какой он есть подлец на самом деле. Без прикрас. А это любому человеку не слишком приятно.

Но мы не стали успокаивать Артема раньше времени, что с нами вместо Инны приехала Мариша, которая хоть тоже за словом в карман не полезет, но с Артемом лично была не знакома. Вместо этого мы с Юлькой повернулись и пошли обратно на пляж. Там нас уже поджидала красная то ли от солнца, то ли от негодования Мариша. Последнее было более вероятно. Потому что при нашем появлении Мариша сердито на нас набросилась.

– Куда вы смылись? – сердилась она. – Почему бросили меня наедине с этим типом?

– Мариша, опомнись, – возразила ей Юлька. – Вокруг целый пляж отдыхающих. Какое тут может быть наедине?

– Вы отлично понимаете, о чем я говорю! – обиделась Мариша. – И не думайте, что с самого моего приезда я не вижу, какие у вас кислые лица. И что вы мне совсем не рады.

– Рады мы тебе! Рады! – закричали мы с Юлькой наперебой.

– Так чего вы тогда такие мрачные? – спросила Мариша. – И почему все время от меня сбегаете?

– Мы не сбегаем, – сказала я. – Просто подумали, что ты одна сможешь быстрей отвадить этого Игоря. Ты ведь умеешь мужиков отшивать. У тебя опыта больше, чем у нас с Юлькой.

– Мужиков отшивать я, конечно, умею, – подобрела, оценив тонкий комплимент, Мариша. – Но скажу вам честно, такого липучего типа, как этот Игорь, мне еще встречать не приходилось. Наверное, климат на этом острове такой. Он прямо весь готов был из плавок выпрыгнуть. И уже успел рассказать мне, как он одинок тут. И как нуждается в женском внимании.

– Ужас! – выдохнули мы.

После этого мы опустились возле Мариши на песок, и Юлька сказала:

– У нас еще одна плохая новость. Артем тоже на острове.

– Это какой Артем? – спросила Мариша. – Который охотник за богатыми наследницами?

– Он, – кивнула Юлька.

– И он снова воспылал к тебе чувствами? – спросила Мариша. – Приплыл за тобой следом? Он что, не знает, что ты уже замужем?

– В том-то и дело, что он приехал на остров не один, а с женой, – сказала Юля. – Представляешь, как мне неприятно? Ведь каким бы подонком Артем ни был и как ни крути, а бросил меня он первый. Понимаешь, не я его послала куда подальше, разобравшись, что он за фрукт, а он сам слинял. И на остров я приехала не с мужем, а одна. Так что теперь Артем может думать, что он меня обошел и женился на той, которая его устраивает больше, чем я. А я до сих пор сижу в девках. Не буду же я бегать за ним с паспортом, тыча в морду печать о замужестве.

– Конечно, не стоит, – сказала Мариша. – Но у тебя всегда есть в запасе Игорь. Кажется, он на тебя здорово запал. Пока мы плавали, он меня только о тебе и расспрашивал. Я даже думала, что захлебнется и мне же его вытаскивать на берег придется.

– Еще не хватало! – возмутилась Юлька. – Тогда Артем подумает, что я готова броситься на первого встречного.

– Не скажи, – возразила Мариша. – Я так поняла, что этот Игорь очень даже богатенький Буратино. У него какой-то свой бизнес. А сюда он приехал отдохнуть в тишине и спокойствии, потому что любит море, природу, комфорт, но при этом не любит шумные курорты. И вовсе даже не из экономии.

Но мы с Юлькой не обратили внимания на Маришины слова. Мало ли что там мужики про себя плетут. Иного послушаешь, так и не женат, и богат, и щедр, и просто души в тебе не чает. А пообщаешься с таким сокровищем, скажем, месяц, и куда что девается? Ни денег, ни подарков, зато откуда ни возьмись появляется жена с целым выводком ребятишек. И вот он уже все выходные и праздники проводит с семьей, а тебе только и остается, что сидеть и ругать себя за доверчивость.

В общем, до обеда мы время провели в раздумьях. Как выяснилось, наш номер, который нам предоставили с Юлькой, был трехместный. И Мариша вселилась в него без нашего ведома. Когда мы пришли с пляжа, Маришины вещи уже потеснили наш с Юлькой гораздо более скромный багаж. Так что теперь мы прилегли отдохнуть на свои кровати и призадумались.

Мариша думала о том, как бы ей раскрутить Карла на откровенность. И, судя по ее лицу, разрабатывала план обработки Густава и Кати. Я переживала, что уехала и оставила свою крышу без пригляда. А Юлька расстраивалась, что ей теперь целых две недели придется глазеть на Артема, которого она не видела уже много лет и с радостью еще столько же не видела бы. «Да еще не одного, а в обществе его жены», – стонала она время от времени, кусая от ярости подушку.

– Не скрипи ты так зубами, – наконец не выдержала Мариша. – Что тебе этот Артем с его женой так дались? Плевать тебе на них!

В ответ Юлька только отвернулась к стене. Но вскоре пришло время обеда. Разумеется, четвертым за наш столик подсел Игорь. Мы так растерялись, когда его подвел к нашему столику официант, что ни одна из нас не смогла придумать отказ от его общества, который бы не выглядел откровенным хамством. Если на завтраке был шведский стол, то обед состоял из порционных блюд.

Каждый еще за завтраком заказывал, что ему по душе. Я выбрала салат из моллюсков и холодный суп из морской капусты. Юлька молча жевала белое мясо какой-то птицы, приготовленное в томатном соусе. А Мариша с аппетитом поглощала овощной салат с брынзой. Игорь заказал себе огромный бифштекс. И теперь лопал его так, что за ушами трещало.

Когда мы уже заканчивали свою трапезу, в столовую вошли Артем с Ксютой. Новобрачный выглядел слегка подавленным, а Ксюта, хотя и переоделась в белый брючный костюм и уложила волосы, выглядела какой-то уставшей и поблекшей. Словом, супружеская чета не выглядела счастливой. Юлька могла бы радоваться, но она почему-то упорно избегала смотреть в сторону Артема и его жены.

– Чем займемся дальше? – спросил у нас Игорь, когда мы покончили с едой.

И тут мы поняли, какую ошибку совершили, согласившись поехать на этот остров. Тут заняться было ровным счетом нечем! Здесь не только увеселительных мест и магазинов не было, но и просто нормальных дорог. Вместо них – сплошь узенькие тропинки, змеящиеся между скал. Возле отеля они были выложены плиткой, но чуть дальше царил почти первозданный хаос. Сюда хорошо было приехать с партнером, чтобы весь отпуск напролет заниматься любовью, загорать на пляже и набивать живот вкусной едой.

– Может быть, поедем на экскурсию на прогулочном катере? – нерешительно предложила Мариша.

– На катер, который поплыл на Сицилию, мы уже опоздали, – сказал Игорь. – Можно ближе к вечеру прокатиться вокруг острова. Тут есть чудесные бухты и гроты. Но в гроты нам нужно плыть на лодке. Катер там не пройдет, они слишком маленькие. Если хотите, я могу узнать насчет лодки.

– Угу, – мрачно кивнула Юлька.

И когда Игорь отошел, она прошептала, обращаясь к нам:

– Он что, все две недели будет за нами хвостом ходить?

– А что тут такого? – удивилась Мариша. – По-моему, он довольно занятный. И если бы я была свободна, то обязательно обратила бы на него внимание.

– И я бы тоже, – кивнула я. – Но он выбрал тебя, Юлька.

– Обе вы чокнутые! – рассердилась Юлька. – Дался вам какой-то толстый урод.

– Он не урод, – возразила Мариша. – Он просто любит покушать. Я, например, люблю упитанных мужчин. Чувствуется, что такой мужчина способен позаботиться по крайней мере о самом себе. А Игорь к тому же и миляга.

– Но если он вам так по душе, то и плывите с ним на лодке. А я останусь в номере, – взвилась Юлька.

Она поднялась из-за стола и с решительным видом зашагала к выходу. Игорь вернулся минут через пять. Мы как раз успели доесть десерт, состоящий из фруктового салата.

– Все в порядке, – сказал он нам. – Я договорился насчет лодки. Можем выехать хоть сейчас, но лучше часа через три, когда спадет жара. А где Юля?

– Она пошла к себе в номер, – сказала я.

– Тогда тем более лучше выехать после небольшого отдыха, – сказал Игорь.

Мы с Маришей понимающе переглянулись.

– Он точно на нее запал, – прошептала Мариша. – Вот бедняга. Если бы не мой Карл, я бы уж его утешила. А у этой Юльки совсем нет сердца.

Мы поднялись в номер, но, к нашему удивлению, Юльки в нем не застали. Она пришла только спустя час и объяснила нам, что ходила прогуляться. Мы молча приняли ее слова. Если ей хотелось скакать, словно дикая коза среди скал, то это в конце концов не наше дело.

– За отелем есть прогулочная тропка, которая ведет в глубь острова, – пояснила нам Юлька. – Она довольно ровная. И места там, насколько я могла судить, вполне живописные. Я не дошла по ней до конца и не видела, куда она ведет.

– А что так? – спросила Мариша.

– Еще на полдороге я поняла, что для прогулок слишком жарко, – ответила Юлька. – Если хотите, вечером можно прогуляться всем вместе.

– Вечером мы едем кататься на лодке с Игорем, – сказала я. – Неудобно отказаться, раз он уже договорился. А по твоей тропке можно прогуляться в любой другой день.

Юлька ничего не ответила. Но когда через два с половиной часа мы с Маришей начали собираться на прогулку, она идти с нами отказалась.

– У меня голова болит, – сказала Юлька. – И знобит. Должно быть, перегрелась на солнце.

– Нужно вызвать врача! – испугалась я. – Вдруг ты серьезно заболеешь!

– Не нужно! – решительно отказалась Юлька, зябко кутаясь в тонкое покрывало. – Полежу и к ужину буду как новенькая. А вы поезжайте. Мне без вас будет спокойнее. Я хоть немного подремлю. А то вы своей трескотней совсем меня измучили.

– И нужно тебе было шататься по солнцу после обеда, – заворчала Мариша. – И ведь без шляпы поперлась. Ну, ясное дело, если головы нет, то зачем шляпа!

– Не ругайся на нее, – урезонила я Маришу. – Ей и так плохо. Пошли!

Мы накинули на Юльку еще два одеяла с наших кроватей, заставили принять таблетку аспирина и ушли, оставив ее наконец в покое. Игорь уже ждал нас внизу у пристани. Никакой лодки мы рядом с ним не увидели. И очень удивились. В свою очередь Игорь, не увидев с нами Юльку, тоже удивился и, кажется, опечалился.

– Может быть, отложим нашу поездку? – спросил он, когда мы объяснили ему, что у Юльки, скорей всего, солнечный удар. – Или прокатимся немного в другую сторону, а в гроты поплывем в следующий раз, когда Юля будет чувствовать себя лучше.

На этом мы и порешили. За лодкой нужно было пройти вдоль берега. Там находилась небольшая бухточка, в которой стояли две лодки. Одна весельная и вторая моторка. Обе были прикованы цепями к металлическим штуковинам, торчащим из воды.

– Возьмем моторку, – предложил Игорь. – Ключи от замка у меня есть.

Мы его выбор одобрили. И прогулка получилась восхитительная. Мы с Маришей сидели на пассажирских сиденьях, а Игорь устроился у руля и время от времени обращал наше внимание на ту или иную природную достопримечательность. Честно говоря, все они были нагромождением скал той или иной формы.

– А вот за тем мысом будет очень занятная скала, – сказал Игорь. – Напоминает ворота.

– Похоже, ты здесь живешь уже давно, – сказала Мариша. – Все знаешь.

– Я приезжаю сюда не первый год, – ответил Игорь. – Мне тут нравится. Я вообще люблю те места, которые хорошо изучил.

– Очень предусмотрительно, – пробормотала я.

Скала, которую показал нам Игорь, и в самом деле напоминала ворота. Солнце уже садилось и светило как раз сквозь них. Было потрясающе красиво и даже не хотелось уезжать. Мариша вовсю щелкала своим фотоаппаратом, снимая все подряд, включая и нас с Игорем. За осмотром окрестностей время пролетело незаметно.

– Пора возвращаться, девочки, скоро ужин, – наконец сказал Игорь, но тоном не терпящим возражений.

И мы с Маришей поняли, что ужин для Игорька – это святое. И пропустить его он не согласится ни за какие красоты мира. В общем, когда мы вернулись, переполненные новыми впечатлениями, Юлька все еще спала в своей кровати. Правда, она избавилась от двух лишних покрывал и температуры у нее не было. Так что на ужин она спустилась вместе с нами.

Мариша тем временем переживала из-за того, что ее австрийские друзья до сих пор не приехали.

– Не понимаю, – говорила она – что могло их задержать?

– Например, катер, – сказала Юлька. – Нас с Дашей вчера привезли на остров уже после того, как закончился ужин.

– Значительно позже, – кивнула я. – Не переживай, они приедут.

Артем с Ксютой тоже явились к ужину. И даже невооруженным глазом было видно, что отношения между супругами ни капли не улучшились. Ксюта даже пару раз ответила Артему что-то резкое. Он тоже казался очень сердитым. Несмотря на прохладу в отношениях с мужем, Ксюта одета была вызывающе элегантно. Модельные итальянские туфли явно ручной работы на тончайших шпильках, длинное узкое белое платье с разрезом, который стягивала шнуровка из ярко-синих стеклянных бусин. И такие же синие бусины-пуговицы украшали ворот ее платья.

Юлька, которая еще не пришла в себя после солнечного перегрева, явно была сражена туалетом соперницы, но виду старалась не подавать. За время ужина Ксюта с Артемом успели окончательно повздорить. И Ксюта, швырнув салфетку чуть ли не в рожу Артему, встала из-за стола первой. И тут же, не дожидаясь мужа, направилась к выходу из столовой. Оставшись в одиночестве, Артем поднялся и неожиданно направился не к выходу из столовой, а к нашему столику. Подойдя, он обратился к Юльке:

– Юля, не хочешь пойти прогуляться перед сном?

– Н-н-нет, – выдавила из себя Юлька. – Не очень. Голова болит.

– Понимаешь, мне нужно с тобой поговорить, – проникновенным шепотом произнес Артем. – Ну, пожалуйста. Я не отниму у тебя много времени.

– А здесь нельзя поговорить? – спросила Юля.

– Нет, мне необходимо поговорить с тобой наедине, – решительно ответил Артем.

Так как было ясно, что добровольно он никуда не уйдет, то Юлька после некоторого колебания кивнула и встала из-за стола.

– Будь с ним осторожней! – шепнула я ей. – От Артема ничего хорошего ждать не приходится. Наверняка замыслил очередную гадость. Мой тебе совет, заранее говорю: не соглашайся.

Юлька махнула рукой, и они с Артемом вышли.

– Кто этот парень? – ревниво поинтересовался у нас Игорь, который, похоже, прочно занял место в нашей компании. – Похоже, они с Юлей знакомы?

– Бывший Юлин приятель, – сказала я. – Они учились в одной школе. И жили в одном доме.

– И было время, когда Юлька собиралась за него замуж, – встряла Мариша.

– А-а! – протянул Игорь. – Все понятно.

– Ничего тебе не понятно, – разозлилась я.

Черт бы побрал эту Маришу с ее длинным языком.

– Ничего тебе не понятно, – повторила я. – Артема и Юлю уже больше трех лет не связывает абсолютно ничего. Даже меньше, чем ничего. В их отношениях абсолютный нуль.

– Но тем не менее он хочет о чем-то с ней поговорить, – уперся Игорь. – И приехал на тот же остров, куда и Юля.

– Это простое совпадение, – ответила я. – А насчет разговора…

– Наверное, хочет попросить, чтобы Юлька не откровенничала с его женой, – предположила Мариша. – Ты же видел, что между супругами и так кошка пробежала. И если Юлька сейчас откроет рот и поведает Ксюте все, что знает об Артеме, то судьба их будет предрешена.

– А что это за тип, Артем? – заинтересованно спросил Игорь. – Похоже, вы все трое его отлично знаете?

– Ну, видишь ли, когда твой близкий друг или, скажем, в нашем случае, подруга, достаточно долго общается с парнем и даже собирается выйти за него замуж, то поневоле он предстает перед тобой как облупленный, – сказала Мариша.

– Да, иногда и не хочешь про него ничего слышать, а все равно приходится, – поддержала я Маришу. – Так что мы все в той или иной степени знаем Артема. И могу охарактеризовать его одним словом – альфонс. Только и мечтал, как бы заполучить богатую невесту, жениться на ней и потом остаток жизни баклуши бить. И чтобы жена еще его и развлекала, и ухаживала за ним, и любила без меры.

– Артем, по рассказам моих подруг, вел себя с Юлей просто ужасно. Сначала притворялся хорошим парнем, а на деле оказался маменькиным сынком и избалованным эгоистом, – встряла Мариша. – Не думаю, что за три года он сумел сильно перемениться. Люди вообще редко меняются.

– А как они расстались с Юлей? – спросил Игорь.

– Ну, не очень хорошо, прямо скажу, – ответила я. – Он почти полгода или даже больше водил Юльку за нос, делая вид, что хочет на ней жениться, и осматривая будущие приобретения, а потом вдруг – раз, и переметнулся к другой особе, владения которой и осматривать было нечего. С первого взгляда было ясно, что вдовушка богаче Юльки во много раз.

– Но вдовушку постигло несчастье, прежде чем она успела окончательно запутаться в паутине, которой оплетал ее наш Артем, – сказала я.

– А что с ней случилось?

– Вдовушку задавила машина, – ответила я. – И нашему бедному Артему пришлось искать себе новую жертву. Потому что Юля, сам понимаешь, после предательства Артема видеть его уже возле себя не хотела. Она была очень оскорблена. Хотя он к ней и пытался вернуться обратно. Но она его уже не приняла.

– Ну, еще бы! – пробормотал Игорь. – Конечно.

Как ни странно, когда мы привыкли к Игорю, его общество перестало нас тяготить. Напротив, мы почувствовали в нем прекрасного собеседника и внимательного слушателя. Так что засиделись на террасе столовой допоздна. Огни в отеле были почти всюду потушены. Так что сидели мы в полумраке.

Внизу под нами была выложенная ровными, идеально подогнанными друг к другу плитами большая площадка, которую сейчас, в наступившей темноте, освещали фонари, фонарики и светильники в виде морских чудовищ. Выглядели они страшновато, но живописно. И вот на этой площадке сейчас под живую музыку были организованы танцы.

Но мы устали за день. И к тому же на площадке что-то не было видно одиноких молодых мужчин. Так что танцевать ни мне, ни Марише особо не хотелось. А Игорь, судя по всему, ждал Юлю. Во всяком случае, время от времени он вертел головой по сторонам, пытаясь найти ее в толпе постояльцев. Но пока безрезультатно. Так что мы втроем остались на террасе, глядя вниз на танцующие пары.

Я тоже пыталась высмотреть Юльку, так как тревожилась, как бы объяснение с Артемом не повлияло на нее плохо. И опасалась, что, поговорив с Артемом, Юлька сейчас заливается слезами где-нибудь в укромном уголочке. Но вместо Юльки я увидела белое пятно, которое осторожно спускалось по каменным ступеням к морскому причалу.

<< 1 2 3 4 5 >>