Дарья Александровна Калинина
Тигр во фраке

– Погоди ты, – возмутилась Лена. – Нужно сначала домой добраться, там и пообедаем все вместе. Ты помнишь, где я живу?

Мариша кивнула.

– Приходи через час, – сказала Лена, забирая у нее овес. – Раньше не доберусь. И Игорь уже должен будет вернуться. Достанем тебе твое маленькое и экзотическое. Даю слово.

Мариша хотела спросить, кто этот Игорь и зачем он ей, Марише, нужен. Но не успела. Лена стукнула пони пятками по бокам и ускакала. Против ожидания пони двигался довольно резво. Правда, Лене приходилось растопыривать ноги в разные стороны, чтобы они не волочились по земле. Но, кажется, ни пони, ни всадницу такие мелочи не смущали.

Чтобы чем-то занять себя до тех пор, пока можно будет явиться в гости, Мариша зашла в магазин и купила там коробку пирожных из «Севера». Выбор пирожных занял у нее как раз столько времени, чтобы не опоздать в гости. Мариша запрыгнула в свой старенький «Опель» и помчалась к Лене. Та уже была дома, пони тоже. Он стоял в прихожей и мирно жевал овес прямо из эмалированного тазика.

– Молодец, что к чаю пирожных купила! – обрадовалась Лена при виде фирменной коробки у Мариши в руках. – А то я уже из овса, который ты Пончику купила, решила овсянку нам с тобой варить. Есть ведь не только лошадям, а всем что-то надо. Но пирожные – это, бесспорно, лучше. Да ты проходи!

Мариша прошла в квартиру и огляделась по сторонам. Ленка жила в трехкомнатной квартире в доме блочной брежневской серии. Как из таких квартир с малюсенькими шестиметровыми кухоньками умудрялись делать коммуналки на две семьи, у Мариши в голове не укладывалось. Однако Лена и ее мама были тому примером. Сколько Мариша себя помнила, Лена всегда жила в двух комнатах со своей мамой, а в третьей комнате жила еще какая-нибудь семья.

Сейчас по сравнению с прошлым, когда с потолка свисала паутина и обои от стен отслаивались до бетона, квартира выглядела обжитой. В прихожей, ванной и кухне был сделан ремонт. Обои тут были самые роскошные, с переливом, но уже малость истрепанные и местами пожеванные чьими-то зубами.

– Разделась? – спросила у Мариши Лена из кухни. – Проходи в комнату. И Пончика туда же веди. А то он опять на линолеум наделает.

Мариша пожала плечами. Если Ленке кажется, что паркет в комнате для этой цели лучше приспособлен, то это ее личные проблемы. Мариша осторожно взяла Пончика за недоуздок, а другой рукой прижала к своему боку тазик с овсом. Пони послушно позволил отвести себя в комнату, не переставая жевать овес даже на ходу.

В комнате он быстро направился к постеленной на полу большой тряпке. Встав на нее, он вопросительно взглянул на Маришу и на тазик у нее в руках. На морде у него было отчетливо написано: «Ну, что встала? Неси обед сюда». Мариша поставила еду прямо перед пони. И он снова захрумкал зерном. Мариша осторожно присела на продавленный диван, покрытый столетним покрывалом, и принялась рассматривать Ленкину комнату.

И посмотреть было на что. Каждый свободный сантиметр пространства тут был заполнен лошадьми. Лошади были в самых разных видах. Открытки, календари и фотографии с лошадьми различных пород и мастей были наклеены на обоях, так что последних под фотографиями почти не было видно. Тут были игрушечные лошади и лошади керамические. Были лошади, вытканные на половичках и полотенцах. Красовались они на подоконнике и на занавесках.

В углу стояло седло и висело на крючках несколько уздечек и недоуздков. Тут же валялись обрезки кожи, из которых Лена сама плела простенькую упряжь. Кроме того, в комнате лежал тюк сена и стоял мешок с какими-то овощами. То ли кормовой свеклой, то ли турнепсом. Картину дополнял Пончик, довольно пыхтящий в своем углу, рядом с телевизором, который тоже почему-то показывал в данный момент лошадей.

– Ну что, соскучилась? – влетела в комнату страшно довольная Ленка. – Сейчас чай пить будем. Помоги мне.

Мариша не стала спорить. Она сходила на кухню и принесла поднос, на котором было изображено, как финишируют две гнедые, одна вороная и одна рыжая лошади. Излишне говорить, что чайник был тоже с изображением лошади. Одна кружка была с цветочками, а другая с миленьким жеребенком. Мариша как-то сразу догадалась, из какой будет пить Лена.

Наконец бывшие одноклассницы, вновь сведенные судьбой, уселись пить чай с пирожными. Пончик вознамерился было присоединиться к ним, но Лена быстро поставила его на место и привязала к батарее. И девушки смогли спокойно приступить к чаепитию. Мариша купила два фирменных пирожных «Север», два эклера, две картошки и два безе с прослойкой сливочного крема. Кроме того, в том же магазине, но в другом отделе она купила пирожные из «Метрополя». Две булочки со взбитыми сливками, две «Сластены» с ореховым кремом, два ежика с ореховой крошкой и две корзиночки.

Мариша съела два пирожных и поняла, что наелась. Лена же поглощала сладости с таким видом, словно намеревалась одна слопать все.

– А кто такой Игорь? – наконец задала Мариша вопрос, мучающий ее уже больше часа. – Он твой коллега?

– Можно сказать и так, – с набитым ртом прошамкала Лена. – Он ветеринар. Я устроилась на работу в одну частную конюшню. Он там же работает на полставки. То есть не сидит целый день, а приезжает только два-три раза в неделю, по мере необходимости.

– И он должен сюда сегодня заглянуть? – спросила Мариша. – Ты точно уверена, что он придет?

– Конечно, – кивнула Лена. – Он тут живет.

Мариша раскрыла рот от изумления. У нее в голове не укладывалось, как это какой-то мужик может поместиться в Ленкиной комнате, где было тесно даже одному человеку. Да еще в компании с Пончиком, самой Ленкой и ее мамой по соседству.

– Кстати, а где твоя мама? – спросила Мариша.

– В больнице, – сказала Лена, запихивая в рот пятое пирожное. – У нее давление. Взяли подлечить. Но, честно говоря, я рада, что она в больнице.

– М-да уж, – пробормотала Мариша себе под нос и еще раз огляделась по сторонам. – И она, должно быть, тоже. А что сказали соседи, когда ты сегодня притащила Пончика в дом?

– Еще ничего. Они не видели, – ответила Лена. – Их дома нет. Уехали куда-то. Я с соседом, честно сказать, повздорила, а потом и подралась. И рожу ему всю расцарапала. Должно быть, испугались.

– А почему ты Пончика держишь не в конюшне, а у себя дома? – спросила Мариша.

– Так конюшня в Буграх, – объяснила Лена. – Туда на Пончике до ночи не доберешься. Он ведь не скаковая лошадь и даже не иномарка. Так что иногда приходится оставлять его у себя. А вообще ты права, что не хочешь его покупать. Лошадь – это страшная головная боль и куча денег. Сплошные расходы, а доходов никаких. Игорь мне тоже говорит, чтобы я с лошадьми завязывала. А я не могу. Привыкла, что у меня всегда есть собственная лошадь. Не могу без этого.

– Ясно, – сказала Мариша, припоминая, что Лена еще в восьмом классе расхаживала по школе с хлыстом и в рейтузах, собираясь прямо после занятий отправиться в манеж. – А с Игорем у вас что?

– Мы собираемся пожениться, – невозмутимо ответила Лена. – Летом.

У Мариши во второй раз отвисла челюсть. В третий она отвисла, когда пожаловал Игорь собственной персоной. До этого момента Мариша уже успела убедить себя, что он урод и жутко прыщавый. А ведь таким бедолагам тоже нужно на ком-то жениться. Вот тут и сгодятся всякие облезлые страшилы вроде Лены. Но действительность превзошла самые буйные Маришины фантазии.

Игорь оказался настоящим симпатягой. Бывают такие парни, у которых вроде бы и черты лица не особенно правильные, и фигура не бог весть что, но тем не менее они на редкость привлекательны. Должно быть, тут дело в улыбке или в гормонах.

– О, у нас гости! – обрадовался Игорь. – И Пончик снова тут! Лена, тебя соседи из-за него убьют. Или меня. Или нас с тобой обоих и Пончика в придачу.

– Не убьют! – легкомысленно отмахнулась Лена. – Познакомься, это Мариша. Она хочет купить что-нибудь маленькое и экзотическое вроде карликового кенгуру. Ты ведь можешь ей помочь?

Игорь неожиданно помрачнел и начал мрачно поглощать остатки пирожных. По мере того как блюдо пустело, Игорь становился все более и более мрачным.

– Пирожные не понравились? – робко поинтересовалась у него Мариша.

– Нет, спасибо, – очнулся Игорь. – Очень вкусно. Но твоя просьба, ты уж извини, напомнила мне об одной вещи, о которой я предпочел бы забыть.

– Так ты ей не поможешь? – удивилась Лена. – Но почему, Игорек?

– Не знаю, – с сомнением сказал парень. – Может быть, я все сам себе придумал, а на самом деле ничего такого тут и нет. Не знаю. Но… Нет, не знаю.

– Да ты с кем говоришь? – вспыхнула Лена. – Что ты себе под нос бормочешь? Не ломайся. Ты ведь можешь помочь Марише. Ты же говорил, что ты знаешь людей, которые привозят в страну редких зверей.

– Знаю, но у них сейчас ничего нет, – поспешно сказал Игорь.

– Все ты врешь! Я ведь видела, что ты месяц не отлипаешь от книги, где подробно описаны болезни всех животных тропиков и субтропиков. И способы их лечения тоже. И у тебя же я видела книгу о животных Азии и острова Ява. А перед этим ты притащил домой кучу лекарств, которые упоминаются в этой книге.

И Лена, подскочив к тумбочке, торжественно извлекла оттуда пакет с ампулами и пластиковыми упаковками.

– Ты прямо следователь! От тебя ничего не скроешь, – усмехнулся Игорь. – Мариша, а в какую сумму ты собиралась уложиться со своей покупкой?

– Ну, долларов в триста, – сказала Мариша, решив не мелочиться.

– На эти деньги можно будет купить детеныша мартышки, – сказал Игорь. – Или енота-полоскуна. Мой совет, возьми енота. Он белье стирать будет.

От енота Мариша отказалась. Обезьянку ей хотелось больше.

– Раньше пятнадцатого марта я ничего обещать не могу, – сказал Игорь.

Мариша принялась подсчитывать, украдкой загибая под столом пальцы. Выходило, что пятнадцатое марта – это уже через пять дней. Можно было и подождать. Сроки не поджимали. День рождения будет только через две недели.

– А… – открыла она рот, собираясь спросить, а как долго нужно будет ждать уже после пятнадцатого.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>