Дарья Александровна Калинина
Царство нечистой силы

Глава 3

В замке Стас передал подруг на руки угрюмого старика, которого представил им домоправителем. И исчез. Некоторое время старик смотрел на девушек, словно не зная, на что решиться, и не совсем понимая, что вообще происходит. А потом сделал жест, приглашая идти за ним. Подруги послушно двинулись. Леся в своем вечернем наряде. И Влада в своих потрясающих туфельках и платье, которое тоже очень мало подходило для утра в замке.

У подруг наступало похмелье. И мысли, одна тревожнее другой, крутились в головах.

– О чем мы с тобой только думали? – жарко шептала Влада. – Нам даже переодеться не во что! И мы находимся на территории другого государства. Не Франции! А у нас визы нету о пересечении границы!

– Да уж, влипли.

– Полностью зависим теперь от милости этого Стаса. У тебя с собой много денег?

– Около ста пятидесяти евро.

– Да уж, погуляем мы на них!

– А у тебя ничего нет?

– Примерно столько же.

– Если будет совсем худо, можно обратиться в наше консульство или посольство.

– Где? В этих горах?!

В этот момент старик оглянулся и смерил суровым взглядом шушукающихся подружек. Они замерли перед массивной дверью из резного ясеня. А он, кивнув на нее, потопал дальше по коридору. Полы тут были выложены тяжелыми каменными плитами. И шаги по ним раздавались гулко, как в склепе.

Подруги следовали за стариком, но он жестом велел им остаться на месте.

– И что он от нас хотел? – спросила Влада, когда старик ушел.

– Думаю, что он намекал нам, чтобы мы вошли туда, где резная дверь.

Девушки так и сделали. За дверью оказалась чудесная комната. Ее роскошь никак не мешала уюту, царящему в ней. Посреди стояла огромная кровать на резных ножках с тяжелым шитым золотом малиновым балдахином. Пол был паркетный. И кажется, с подогревом. Во всяком случае, разувшись, подруги ощутили мягкое тепло, поднимающееся снизу.

– Эге! Да тут есть ванная с настоящим бассейном! Влезем?

Леся с готовностью кивнула. После бессонной ночи, шеренги бутылок с шампанским и напоследок коньяка и кальяна она ощущала настойчивую необходимость согреться и смыть с себя следы усталости.

То, что Влада приняла за бассейн, на самом деле было огромной ванной. Она напоминала гигантскую ракушку с настоящим перламутровым отливом. Куда там до нее стандартной джакузи! Сразу было видно, что в этом доме хозяева привыкли ценить комфорт и роскошь.

Сдобренная пеной от ароматной соли вода буквально притягивала. А мягкие изгибы раковины так и манили прислониться к ней.

– Слушай, как приятно! – воскликнула Влада, забираясь в воду. – Вот это да! Никогда в жизни не видела ничего подобного! Как ты думаешь, что это за место?

Вопрос прозвучал неожиданно. Тем не менее Лесю врасплох он не застал. Она и сама думала о том же.

– Не знаю, – задумчиво протянула она. – Может быть, это гостиница?

– Ну, ты скажешь тоже!

– А что такого? Я слышала, что в Европе во многих старинных замках их владельцы устраивают роскошные отели. И гребут немаленькие бабки!

– Бабки, – пробормотала Влада. – Отель. Если это отель, то где же портье? Где горничные? Где обслуга? Один только старый придурковатый дворецкий?

– А может быть, это специальный отель. Такой, чтобы полностью погрузить гостей в атмосферу сказки?

– Хм, но тогда это должен быть очень дорогой отель.

– Разумеется! Одна эта ванна, где мы с тобой плещемся, чего стоит! Небось целое состояние.

Понежившись в горячей воде и смыв с себя усталость, подруги выбрались из воды и завернулись в мягкие махровые полотенца, стопочкой лежавшие на специальном столике. Полотенцами поменьше обмотали головы и встали перед проблемой, что им делать дальше?

– Кушать хочется.

– Обжора!

– Не говори, что ты сейчас не съела бы тарелку горячего супчика.

Леся только печально вздохнула в ответ. Едва она выбралась из ванны, как похмелье принялось терзать ее с новой силой. Влада права, в таком состоянии ничего лучше горячего супчика быть не могло.

Вот у народов Кавказа есть один очень правильный обычай. Наутро после долгой свадебной или любой другой вечеринки принято кушать хаш – горячий крепкий бульон из хвостов, рубца и прочего добра. Иногда в него добавляют тертый чеснок. Иногда пьют так, просто сдабривая молотым перцем. В любом случае он помогает людям набраться сил. И усваивается куда лучше вчерашних салатов.

Сама Леся хаш никогда не варила – долго, муторно и, главное, точно никогда не знаешь, то ли он пригодится, то ли нет. Но вот хлебать солянку с похмелья ей пару раз приходилось. И горячий куриный бульон из потрошков она пила. Это было настоящее наслаждение! Куда лучше, чем баночка пива. Хотя сейчас она и от пива бы не отказалась.

– Как ты думаешь, тут есть ресторан?

– Не знаю. И какая разница? У нас даже одежды нет, чтобы туда пойти!

После ванны влезать в свои вчерашние платья как-то не хотелось. Тем более что они совершенно не подходили для сегодняшнего утра.

– Вокруг замка нехоженая природа, – делилась Влада своими наблюдениями, стоя у окна. – Но чуть дальше есть человеческое жилье. Деревня или даже поселок. Там можно попытаться раздобыть пищу и одежду.

– Чуть дальше, это сколько?

– Километров пять.

– Ничего себе! – присвистнула Леся, представив, как они с Владой ковыляют по каменистой дороге в своих бальных нарядах и туфельках на каблуках. – Лучше подождем!

Но долго ждать не пришлось. В дверь деликатно постучали. И на пороге возникла хорошенькая юная девушка в клетчатой юбочке, белоснежном передничке и в такой же белоснежной кофточке с рукавами-фонариками.

– Добро пожаловать! – по-английски приветствовала она подруг.

А затем вкатила в комнату столик, мило сервированный домашним завтраком. Похоже, завтракать в замке привыкли не на европейский, а на восточный манер. Не двумя жалкими сухариками с каплей джема или меда, а настоящей полноценной пищей. Тут был горячий омлет, был кофе, были сливки и сливочное масло. И были две чашки с бульоном, судя по запаху, из парной телятины! К бульону полагались гренки. За них-то подруги и схватились первым делом, проглотив содержимое чашек.

Горячая жидкость мигом согрела и насытила их. Желудки перестали выводить тоскливые трели. И удовлетворенно занялись хорошо знакомым делом – перевариванием пищи.

– Клянусь, ничего вкусней я в жизни не пила! – выдохнула Влада.

– Одежда? – спросила тем временем девушка, указывая на обмотанные вокруг подруг полотенца. – Я купить?

– Да, да! Джинсы, футболки, куртки и обувь! – перечислила Влада и полезла в сумочку за деньгами.

– Не надо! – испугалась девушка. – Деньги не надо!

– Как это?

– Хозяин сказать, только размер!

Подруги продиктовали свои размеры. И горничная исчезла.

– Слушай, тут до деревни пять километров. Дорога явно никакая. Она будет ходить часа три или даже больше.

– Так долго?

– Часа полтора туда, полтора обратно, час в магазине – это минимум. Давай поспим?

После еды подруг в самом деле потянуло в сон. Но не успели они прилечь, как в дверь снова постучали. Это была их знакомая горничная с ворохом пакетов в руках.

– Одежда! – весело воскликнула она. – Примерять!

– Ничего себе, – ворчала Влада, натягивая на себя узкие джинсы и свободный пуловер. – На метле она, что ли, слетала? Вот это скорости!

– Может быть, с другой стороны замка есть автомобильная дорога?

Одежда, которую принесла им горничная, оказалась почти что впору. Конечно, сами девушки могли бы выбрать себе кое-что получше. Но сейчас придираться не приходилось.

– И вот странно, все вещи новые. Но ценники на них уже срезаны.

– Остались ярлыки с указаниями, как хранить и обращаться с одеждой.

– А ценников почему нету?

– Наверное, Стас не хотел, чтобы мы знали, сколько он потратил на нашу экипировку.

– Какой тактичный! – восхитилась Влада. – Повезло тебе, Леська. Мало того, что мужик попался щедрый, так он еще и скромный! Другой бы на его месте, наоборот, налепил бы дорогих ценников и выпячивался бы, вот, мол, какой я растакой! А этот нет! Деликатный.

Одевшись, подруги вышли в коридор. В замке было пусто и безмолвно. Они прошли по коридору, не встретив ни единой живой души и даже не услышав человеческих голосов.

– Не знаю, как тебе, а мне становится жутко, – произнесла Леся. – Странное место. Огромные помещения, а никто в них не живет.

– Странное, но очень богатое, – возразила Влада. – Не понимаю, чего ты придираешься! Тебя накормили, одели, перевезли по воздуху… Это ли не шик?

– Знаешь, бесплатный сыр бывает только в мышеловке!

Эта фраза осторожной Леси рассердила Владу необычайно. Она даже остановилась. И, уперев руки в свои крутые бедра, возмущенно поинтересовалась:

– Мне кажется, что тебе не нравится твой Стас!

– Я его почти не знаю! Как он может мне нравиться?

– А что тут знать? Чертовски красивый мужик приглашает тебя в свой замок. А ты выделываешься. То ей не так, это ей не этак!

– Просто все необычайно странно.

– Можно подумать, с тобой никогда ничего подобного не происходило!

– Никогда!

– И мне очень тебя жаль!

Леся фыркнула:

– Только не рассказывай мне, что тебя каждую ночь на самолете возят в чужую страну.

– На самолете, врать не буду, не катали. Но на лимузине – бывало. И те виллы тоже были под стать этому замку!

– И что? Где те лимузины? И где те виллы?

– Стоят, где им и положено!

Больше на эту тему Влада не стала распространяться. Да оно и понятно, кому охота признаваться, что лимузины и роскошные виллы остались там, а ты в другом месте.

– Но ничего! – встряхнулась Влада. – Если у меня не получилось остаться на тех виллах полновластной хозяйкой, это вовсе не значит, что у тебя не получится. Те олигархи слишком заняты своим бизнесом, чтобы я могла быть с ними счастлива. А этот Стас – он совсем другой.

– Какой?

– Похоже, денег у него столько, что он уже не затрудняет себя их добычей. И просто весело их тратит. Это ли не сокровище?

К этому времени подруги спустились вниз по широкой лестнице, застеленной толстым ковром. Пушистый ворс заглушал их шаги. Поэтому двое мужчин, стоящие у подножия лестницы, не услышали приближения подружек. И продолжали самозабвенно ругаться.

Они стояли спинами к девушкам, поэтому их лиц они не различали. А вот слова они отлично понимали, благо ругались мужчины, как это ни странно, по-русски.

– Зачем ты их привез? – спрашивал один.

– Они тебе не помешают!

– Это не тебе судить. И ведь мы же договорились: никого постороннего! Только те, кто нам нужен для дела!

– А эти девушки как раз нужны!

– Ты не можешь это решать один!

– Ну, конечно! Только ты все можешь! Ты у нас тут Босс – Всемогущий. А я так, на подхвате!

Подруги уже поняли, что второй мужчина – это Стас. А кто же первый? Его добрый брат?

– Не понимаю, зачем они тебе?

– Они мне понравились.

– Обе сразу?

Стас заколебался.

– Вообще-то, только одна.

– Ну вот и привез бы ее сюда! Или еще лучше, развлекался бы у себя дома.

– Дома я не могу. Дома – Альбина.

– Ты же с ней расстался.

– Да. Но она не уходит.

– Так выгони!

– Не могу. Дом наполовину принадлежит ей. Ты же помнишь, мы купили его вместе.

– И что теперь?

– Она требует свою половину.

– Проклятие! И ты хочешь сказать, что будешь жить здесь со своими девками, пока Альбина не выкатится ко всем чертям из твоего дома?

– Могу уйти! – оскорбился Стас.

– Нет уж! Оставайся!

В этот момент наверху хлопнула дверь. И оба мужчина повернулись на звук, одновременно показав подругам свои лица.

– Оба-на! – выдохнула Влада. – Ни фига себе близнец!

Брат Стаса в самом деле был очень похож на него. Только вместо длинных собранных назад волос у него была стильная короткая стрижка. Он был чуть выше брата, но заметно худощавей, и кожа у него была светлей. Видимо, Любуш не так много времени проводил на свежем воздухе. Но Влада глаз не могла оторвать от него.

– Слушай, ты как хочешь, а я тут остаюсь, – прошептала она Лесе, спускаясь вниз.

Так как девушек рассекретили, то притворяться, будто бы они не слышали разговора братьев, было бесполезно.

– Я понимаю, наше присутствие может вас раздражать, – сладко пропела Влада и стрельнула глазом в сторону Любуша. – Если так, то мы уедем!

Но Любуш уже тоже рассмотрел девушку. И, судя по выражению его лица, ее симпатия была не безответной.

– Так нам уехать?

– Ни в коем случае! – воскликнул Любуш. – Вы – мои гостьи!

– Обе?

– О, да! И я прошу вас, останьтесь! Останетесь?

Влада усмехнулась, приподняв плечики. Мол, ничего другого я бы так не желала, но вот обстоятельства и моя подруга… И вопросительно посмотрела на Лесю.

– Понимаете, мы бы с удовольствием, но наши вещи…

– Они остались в Париже!

– Вы можете приобрести все необходимое в деревне. Лотта отвезет вас туда и покажет, что и где можно купить. Разумеется, все покупки будут записаны на мой счет.

Что тут скажешь в ответ? Нет, мы вернемся в сырой Париж, где до сих пор наверняка идет дождь и где нас ждет унылый номер в дешевой гостинице? А вы, красивые и свободные мужчины, оставайтесь тут в шикарном замке в гордом одиночестве?

Ну уж нет! Судьба послала подругам потрясающее приключение. И они не собирались от него отказываться.

Одним словом, первый день подруг в замке прошел великолепно. Они побывали в деревне, где с помощью Лотты приобрели в местном магазинчике все, что им было нужно. Затем Стас показал подругам замок, их накормили чудесным обедом и не менее чудесным ужином. При свечах! В парадной зале замка! В окружении пылающих факелов!

Но напрасно подруги надеялись на романтическое продолжение ужина. После ужина братья отвели их в отведенную девушкам комнату, пожелали им доброй ночи, целомудренно приложились к их ручкам и откланялись.

Едва войдя в комнату, Влада сразу же кинулась к зеркалу.

– Ничего не понимаю, – озадаченно произнесла она. – Вроде бы я выгляжу совсем неплохо! Во всяком случае не хуже, чем обычно. В чем дело?

– И что тебе не нравится?

– Почему они ушли?

– А чего бы ты хотела? Чтобы они набросились на нас и воспользовались бы нашей слабостью и уязвимым положением?

– Нет, но попытаться они все же могли бы!

– Они благородные люди! Поэтому и ушли!

Но Владу такой ответ не устроил.

– Я же видела, какими глазами смотрел на меня Любуш! Он меня чуть было не съел за ужином вместо куропатки! И твой Стас тоже!

– Ну да. Смотрел! Но они умеют держать себя в руках.

– Это издевательство какое-то!

Но Леся думала о другом. Она подошла к груде шмоток, которые они приобрели сегодня, и задумчиво перекладывала их.

– Что ты там ищешь?

– Смотри, как странно, – произнесла в ответ Леся. – Вот эти джинсы и толстовки, которые принесла нам утром Лотта, их не было в местной лавочке.

– Что?

– Да. Я специально обратила внимание. Рукава у куртки были мне чуточку коротки. И я хотела ее обменять.

– И что?

– Ничего похожего я в магазинчике не обнаружила. А я ведь специально смотрела.

– Подумаешь! Куртка была одна. И она досталась тебе.

– Может быть. Но тогда получается, что и все другие вещи, которые принесла нам Лотта, были в местном магазинчике в единственном экземпляре! Именно они и никакие другие!

– К чему ты клонишь? – недовольно спросила у нее Влада. – Не пойму я что-то!

– Сама не понимаю. Но подумай, как странно. Только те вещи, которые мы получили из рук Лотты, были в местном магазине якобы в единственном экземпляре и размере. Все остальные вещи были широко представлены. От маленьких размеров до больших. И не по одной вещи на каждый размер.

– Наверное, Лотта купила уценку.

– И вся уценка была именно нашего размера? Такого везения даже в крупных универмагах на рождественской распродаже я что-то не припомню. А тут совсем маленький сельский магазинчик. Нет, это невозможно!

– Господи, к чему ты ведешь?

– Мне кажется, Лотта не ездила в магазин. Она принесла нам вещи, которые хранились прямо тут, в замке.

При этих словах Влада напряглась.

– Другими словами, обноски?

– Нет, вещи все новые. Мы же сами срезали с них ярлыки.

– Тогда какая разница, где она их взяла?

Влада была права. И Леся призвала свою разыгравшуюся фантазию к порядку. И чтобы окончательно успокоиться, она позвонила Кире. Лучше бы она этого не делала. Видимо, подруга уже успела заразиться бациллой занудства от своего ненаглядного Мишеньки. Во всяком случае, вместо того, чтобы прийти в бурный восторг, она впала в не менее бурную тревогу.

– Леся, почему ты не в Париже?! – допытывалась она у нее. – Что ты такое городишь?

– Понимаешь, – объясняла ей Леся. – Тут такое дело приключилось.

Но Кира не желала понимать. И знай себе кричала:

– Какой Стас? Какой самолет? Влада с тобой? Вас похитили?

Леся пыталась объяснить, но чувствовала, что Кира ее не понимает.

– Как это в замке? – допытывалась она. – В каком еще замке? Ах, дом вроде замка. Ну, хорошо, а где находится этот дом-замок? В горах? В каких горах? Снова не знаешь? Господи, вас держат под арестом? Никуда не выпускают? Не разрешают иметь связь с внешним миром? Я помогу тебе, Леся! Ау! Ты где? Я тебя спасу! Уже мчусь!

Эти вопросы и выводы, к которым пришла Кира, наконец довели Лесю до белого каления.

– У меня все в порядке! – отрезала она. – Никуда тебе мчаться не надо! Я просто позвонила тебе, чтобы ты за меня порадовалась. Но, похоже, тебе такое простое объяснение недоступно.

И она сердито отключила телефон.

А за много километров от замка Кира, озабоченно глядя на экран замолчавшего телефона, нахмурилась. Ох, не к добру этот странный поздний звонок от Леси! Что за странный человек встретился ее подругам? Какой самолет? Какой замок? И если бы еще с Лесей был кто-то другой, а не Влада!

– Понимаешь, – пыталась объяснить Михаилу свою тревогу Кира. – Эта Влада вечно впутывается в какие-то неприятности.

Михаил кивнул, но особой заинтересованности не проявил. Его рациональный ум считал, что для паники еще слишком мало оснований. Но он ведь не знал Владу. А вот Кира знала!

Когда Влада была еще совсем мелкая, то связалась с бандитом по имени Денис и по кличке Харлей. Владу и Харлея свела романтическая привязанность к мотоциклам. Но оказалось, что, кроме сверкающего мотоцикла, у Харлея и в нем самом не было ничего прекрасного. И Влада провела с ним ужасные полтора года, еле от него потом отвязавшись.

– Он ее лупил, изменял ей направо и налево, а ее чуть ли не на цепи дома держал. Как мы радовались, когда его во время очередной разборки пристрелили!

Михаил покосился на Киру с заметным недовольством. У его идеальной невесты не должно быть таких шальных подруг. Но погрузившаяся в свои воспоминания Кира его взгляда не заметила. И продолжала:

– Когда его пристрелили, Владка ударилась во все тяжкие. Ночи не проходило, чтобы она не отмочила какой-нибудь штуки в очередном ночнике. Все журналюги ее знали, вся тусовка замирала от предвкушения нового скандала, когда в клубе появлялась Владка.

– Мне кажется или ты в самом деле восторгаешься этой своей странной подругой?

– Восторгаюсь? Вот уж нет!

– Другая твоя подруга произвела на меня куда лучшее впечатление.

– Леся? Да, она совсем другая.

– И я уверен, что она окажет благотворное влияние на Владу. В любом случае, мы с тобой ничего поделать не можем. Они взрослые самостоятельные девушки. И сами знают, что им делать и как им жить.

И, сделав это в высшей степени мудрое и справедливое замечание, Михаил отправился в ванную – чистить зубы. Этому занятию он ежедневно уделял не меньше десяти минут. Пять утром и пять вечером перед сном. Последний прием пищи у Михаила всегда был в шесть вечера. И после этого он уже не ел ничего, кроме стакана кислого кефира на ночь.

В этот вечер традиционный кефир был уже выпит. Остались зубы. И спать. Сексуальные утехи у Михаила были запланированы на субботнюю ночь. Тогда он мог позволить себе и пошалить. В среду вечером утехи тоже имели место быть. Но как бы в сокращенном варианте. Ведь на следующий день нужно идти на работу. А перед работой необходимо хорошо выспаться.

Прислушиваясь к тому, как льется в ванной вода и скрипит своей усовершенствованной зубной щеткой Михаил, Кира почувствовала скрытое раздражение. Он что, автомат? Как он может чистить зубы всегда ровно в десять тридцать вечера? У него что, внутри встроенный хронометр? И это он, а не сердце определяет, когда Михаил будет ее целовать, когда обнимать, а когда говорить комплименты?

Раньше Киру такое положение дел даже устраивало. Скучно, конечно, но по крайней мере точно знаешь, когда и что тебе предстоит получить из удовольствий. Никаких неожиданностей, никаких сюрпризов. Ни приятных, ни неприятных.

Но сегодня Кира забастовала. Сегодня ей хотелось, чтобы Михаил не надраивал свои и без того блестящие зубы, а находился рядом. И еще раз хорошенько объяснил бы, что волноваться не надо. Что с Лесей все будет в порядке. И с Владой, в виде исключения, тоже.

Однако ничего этого не могло случиться. И Кира это прекрасно знала. Ведь после чистки зубов по внутреннему распорядку у Михаила значился глубокий спокойный сон. Именно так, здоровый сон, а не Кирины тревоги.

Михаил уже давно спал. А Кира все еще не могла сомкнуть глаз. Пришел кот Фантик. Похоже, его тоже снедала тревога. Он укоризненно глянул на хозяйку и мяукнул:

– Ну что? Нашла себе красавца? Довольна теперь?

– Миша очень внимательный!

– Только ему плевать на твоих подруг, – ответил кошачий взгляд. – И на тебя тоже по большому счету плевать. А тревожит его только его собственное здоровье и спокойствие. Он хочет протянуть до ста или даже до ста десяти лет. И считает всех, кто ему в этом мешает, кровными врагами.

Фантик давно уже высказался и ушел. А Кира все не могла заснуть. Глаза не смыкались, хоть ты тресни! А едва она их закрывала, как в воображении начинали возникать замки, самолеты, братья-близнецы брюнеты. И Влада. Нет, Влада просто не могла не притянуть к себе неприятности! В этом Кира была совершенно уверена. И поэтому, не дожидаясь утра, она прокралась к компьютеру и вышла в Интернет.

Монитор засветился молочным блеском. И Кира испуганно оглянулась на Михаила. Не потревожил ли его свет? Михаил очень бережно относился к своему ночному отдыху, считая, что только полноценный сон может помочь организму полностью восстановить свои силы. Но нет, Михаил не проснулся. Он вообще вопреки всяким там диетам отличался богатырским здоровьем и крепким сном. Даже то, что спать он ложился почти натощак, не могло помешать ему уснуть. А крепкий беспробудный сон в свою очередь не мешал полноценному завтраку.

Сама Кира по утрам могла впихнуть в себя только чашечку кофе и крохотный бутербродик. Да и то с трудом. И поэтому каждое утро она со все возрастающим отвращением наблюдала, как Михаил поглощает овсянку на воде, стакан кипяченого молока с отвратительными пенками и какое-нибудь питательное мясное блюдо. Не сосиски, сардельки или, боже упаси, пельмени. Только полноценный белок, который Кире поручалось готовить с вечера собственными руками.

– Почему нельзя промолоть фарш на электромясорубке? – недоумевала Кира.

Про то, чтобы купить фарш в магазине, нечего было даже и заикаться. Один раз она попробовала, за что и была награждена двухчасовой лекцией на тему здорового питания. По словам Михаила получалось, что лежащий на прилавках магазинов фарш почти что отрава. Оставалось только удивляться, как же выживают все те доверчивые граждане, которые ежедневно с аппетитом потребляют этот удобный и быстрый в приготовлении продукт.

– Милый, сейчас продавцам невыгодно готовить фарш из отходов, – пыталась объяснить Михаилу Кира. – Магазинов много. Товара тоже полно. Если они будут предлагать товар плохого качества, покупатель уйдет к конкурентам.

Но Михаил все равно покупному фаршу не доверял. И требовал, чтобы Кира молола фарш сама. Руками. На ручной мясорубке.

– Это тяжело! – пыталась сопротивляться Кира. – Есть полезная вещь – прекрасная электрическая рубка.

Однако электрическая почему-то не годилась. По словам Михаила, у фарша появлялся какой-то специфический привкус. Готовить в микроволновке тоже было нельзя. И подсолнечное масло брать нельзя. Только кукурузное. К тому же фарш должен быть свежим. То есть намолоть сразу на несколько дней, а потом заморозить готовый фарш отдельными брикетами в морозилке тоже нельзя.

И каждый вечер Кира размораживала мясо, потом молола его, потом лепила котлеты, фрикадельки или ежики, а утром быстро тушила, варила или жарила их. Чтобы Михаил мог вкушать свежую, только что приготовленную пищу.

– Запомни, дорогая, – важно вещал Михаил, – очень важно, чтобы пища не перестаивалась. Все питательные свойства улетучиваются из овощей в течение часа, из супов в течение полутора часов, а из мяса в течение двух часов.

– А как же борщ? – удивлялась Кира. – Его всегда варят огромными кастрюлями, чтобы хватило как минимум на два дня. И час после варки он только настаивается, приобретая свой настоящий вкус.

– Это чудовищная ошибка! Ученые доказали, что такая пища мертва!

С «мертвым» борщом Кира смирилась. Но вот вид кипяченого молока с пенкой, один запах которого она ненавидела с детства, неизменно вызывал у нее приступ тошноты.

– Почему ты не разрешаешь варить тебе овсянку сразу на молоке? – удивлялась она каждый раз, когда наблюдала эти налипшие на губы Михаила пенки. – Так же будет вкуснее.

– Ты не понимаешь принципа раздельного питания, – важно отвечал тот.

Кира в самом деле не понимала. Какие тут принципы, если в животе потом все равно все смешается? И молоко, и каша!

Но спорить с Михаилом, Кира это уже поняла по собственному опыту, себе дороже. Легче уж сделать, как он считал нужным. И поэтому сейчас Кира больше всего боялась, как бы не потревожить сон Михаила. Иначе он будет ворчать на нее весь завтрашний день. А потом еще в течение недели, а то и двух припоминать ей, как она невозможно легкомысленно относится к его драгоценному отдыху.

Но Михаил спал, очень правильно повернувшись на правый бок, чтобы, не приведи господи, не перегрузить сердце.

Успокоившись насчет своего возлюбленного, Кира снова отвернулась к компьютеру, чтобы тот успокоил ее теперь уже относительно подруги.

– Так, так, – бормотала она себе под нос, поджимая под себя босые ноги и пытаясь унять нервную дрожь. – Значит, замки, брюнеты и братья-совладельцы.

Она провела в Интернете целых три часа. У нее разболелись глаза. Она замерзла. И у нее начался насморк. Завтра Михаил будет ворчать на нее. А когда поймет, что она рассопливилась всерьез, не придет ночевать. Больше всего на свете, даже больше нарушения распорядка дня, Михаил боялся всевозможных вирусов и инфекций.

Но даже несмотря на вероятность потери секса в среду, Кира не жалела о том, что сделала. Насморк – это ерунда. Ведь кое-что про таинственный замок она в Интернете все же нашла. Правда, этого было слишком мало. И ровным счетом не пролило никакого света на то, что же происходит сейчас с Лесей и Владой. И также зачем неведомые Кире владельцы замка «Сердце мира» пригласили к себе в гости двух ее подруг.

На душе у Киры стало удивительно неприятно. Словно она наступила в грязную лужу, обрызгала свое светлое пальто, но пока что об этом еще не знала. И узнать об этом предстояло на улице, от других людей, не всегда ей сочувствующих.

<< 1 2 3 4 5 >>