Дарья Александровна Калинина
Великосветский сходняк

– Эта лестница ведет в подвал, – заявил он. – Но там, кроме труб, ничего интересного нет. Я не понимаю, что вашей знакомой могло там понадобиться.

– Это сейчас не важно, – буркнул врач. – Нужно выяснить, что с ней случилось. Посветите мне.

Директор быстро щелкнул настенным выключателем, и на лестнице загорелась слабая лампочка в сорок ватт. Но и ее света оказалось достаточно, чтобы разглядеть все вокруг. И в первую очередь прислоненное к стене женское тело в красном облегающем платье. Лида сидела в том же положении, в которое ее усадила Мариша. И в этом было что-то жуткое.

Крови на красной ткани платья Лиды видно не было. Но пол и стены вокруг девушки были перепачканы красным. Длинные волосы Лиды, забранные недавно в красивый пучок с воткнутым в него цветком, сейчас растрепались и закрыли ей лицо и грудь. И хорошо делали. Потому что стоило врачу откинуть мешающую ему прядь волос, как Мариша всхлипнула и закусила костяшки пальцев. На груди Лиды пониже левой ключицы зияла глубокая резаная рана, из которой и натекло столько крови.

– Она мертва? – выдавила Мариша из себя.

Врач посмотрел на девушку с какой-то даже жалостью. Как смотрят на умственно неполноценных людей.

– А вы бы смогли жить с такой раной? – сердито спросил он у Мариши.

– Я нет, но вдруг…

И Мариша замолчала. Потому что внезапно поняла, что никакого вдруг не будет. Лида мертва. И даже хуже того. Не просто мертва, а убита самым зверским способом. Марише даже трудно себе было представить образ мыслей человека, который мог так поступить с девушкой. Ну, дать сзади по голове кочергой, выстрелить, даже ударить ножом в приступе ярости – это еще как-то укладывалось у нее в голове. Но чтобы вот так, подойти, ударить ножом в грудь и долго поворачивать нож в ране, добиваясь нужной глубины. Нет, это в голове не укладывалось.

– Значит, так, – начал распоряжаться врач. – Вызывайте ментов. Мне тут уже делать больше нечего. Это уже не моя пациентка.

И тут Мариша, до того внимательно разглядывающая мертвую Лиду, внезапно почувствовала толчок сердца, а потом оно вдруг перестало биться. Какое-то время она еще прислушивалась, надеясь, что оно вновь забьется, но увы. И Мариша тихо сползла на пол, устроившись в луже крови.

Джип мчался по Лиговскому проспекту. В темноте было не различить, в какой цвет он окрашен. Во всяком случае, это было что-то темное. В салоне сидело трое парней и девушка в белом подвенечном платье. Платье уже изрядно помялось, фаты не было вовсе, а прическа растрепалась и испортилась. Вдобавок у девушки на ногах, почти как у Золушки, осталась только одна туфелька.

Но не внешний вид волновал сейчас похищенную невесту. Ее больше беспокоили наручники, которыми похитители старательно сковали ее руки сразу же, едва она оказалась в машине. Такого обращения не любит никто. И глаза невесты под прядями рассыпавшихся волос горели злым кошачьим блеском.

– Мерзавцы! – прошипела она. – Вы еще ответите за это! Что вы задумали? С какой стати вы нацепили на меня наручники?

– Молчи, дура, – равнодушно посоветовал ей парень, сидящий на переднем сиденье рядом с водителем. – Или рот пластырем заклеим.

Невеста пошевелила скованными за спиной руками. Сковали ее профессионально. Тут возразить было нечего.

– Кто вы вообще такие? – зло спросила она. – Что вам от меня нужно? Где Ящерица? Она должна была меня встретить.

– Встретитесь еще, – успокоил ее все тот же парень.

Но его слова против ожидания отнюдь не утихомирили невесту.

– Где она? Почему я в наручниках? Что происходит? – почти прорычала невеста. – Немедленно отвечай, кобель поганый!

Изловчившись, она пнула ногой, обутой в белую модельную туфельку с жестким лакированным носом, своего похитителя. Она попала ему в ухо. Увы, удар оказался не так силен, как бы ей хотелось. Помешали пышные юбки, в которых невеста слегка запуталась. Но тем не менее ее противник временно вышел из строя, схватившись за ухо и завывая самым дурным голосом.

Второй парень, который сидел рядом с невестой, навалился на нее всем телом. Но девушка казалась почти стальной. Она легко проскользнула под парнем и уже обеими ногами врезала по затылку ничего не подозревающего шофера. Несмотря на то что затылок у парня был покрыт слоем мяса и жира, а обута была лишь одна нога девушки, удар все-таки оказался ощутимым. И водитель на несколько секунд утратил контроль над машиной.

Джип повело в сторону, и он своим левым крылом сшиб светофор, стоящий возле пешеходного перекрестка. В последний момент шоферу удалось вывернуть руль, и машина лишь слегка царапнула бампером стену дома. После чего шофер выругался и остановил машину.

– Да задави ты ее! – завопил он, оборачиваясь к своему приятелю, пыхтящему над невестой. – Ты что, с девкой справиться не можешь?

Но тому и в самом деле приходилось несладко. Из комка белого тюля слышались чьи-то сдавленные стоны. Водитель кинулся на выручку приятелю. К ним присоединился и третий. Наконец парням удалось одержать верх над своей пленницей, врезав ей пару раз по голове. Девушка затихла и больше не шевелилась. Водитель перебрался обратно к себе на сиденье.

– Эй! – обратился он ко второму парню, все еще барахтающемуся в женских юбках. – Ты там чего?

Как только голова второго парня показалась из пены тюля и атласа, сразу стало ясно, что стонал именно он.

– Т… мать! – присвистнул водитель. – Это она тебя, что ли, так изукрасила?

– А кто еще? – злобно рыкнул на него приятель. – Что, здорово изуродовала?

– Посмотри сам, – предложил водитель, поворачивая к парню зеркало.

Тот посмотрел и горестно охнул. Поперек щеки багровел явный отпечаток ровных крепких зубов невесты. Хоть протезы с такого отпечатка лепи. Но это отчего-то не порадовало парня. Не переставая материться, он продолжал изучать урон, нанесенный пленницей его внешности. Если забыть о том, что теперь у него не хватало куска носа и солидной части правого уха, все, в общем-то, было не так уж и плохо.

– Тварь!.. – ругнулся парень. – А если бы она без наручников оказалась! Ну, тварь! Жаль, что нельзя ее убить! Убил бы, честное слово. И рука не дрогнула бы. Это же не баба, а кусок железа.

К этому времени первый парень уже отпустил свое ухо. Второй немного унял кровь, обильно текущую из его уха и прокушенного носа. А водитель перестал тереть шею, на которой выступало синее пятно от удара шпилькой. И все трое парней растерянно посмотрели на похищенную ими невесту.

– Надо ей связать ноги, – наконец принял решение водитель. – Иначе мы далеко не уедем. Она нас всех угробит. У кого веревка есть?

– Она что, ненормальная? – с опаской спросил парень с прокушенным носом.

– Я слышал, что у человека в экстремальной ситуации высвобождается какая-то особая энергия, – пробормотал водитель. – Бывает и еще похлеще.

– Так чего же ты не предупредил! – взвыл страдалец.

– Слышать-то я слышал, но думал, брехня! Не представлял, что такое возможно.

– А чего она теперь тихо лежит? – спросил у него первый парень. – Мы ее не убили? Нам за это деньги не плачены. На мокруху я не подписывался.

– Нет, такую девку просто так не убьешь. Она сейчас вроде как бы в себя ушла, – сказал водитель. – Вроде как змея, когда силы перед охотой копит. Давайте искать веревку. А то у меня мурашки по спине бегут, когда я на нее смотрю.

Веревки у парней не оказалось, зато они с радостью пожертвовали свои брючные ремни. Опутав ими пленницу, они немного успокоились. Но по-прежнему поглядывали на нее с опаской.

– Знал бы, что эта девка такая бестия, ни за что бы в это дело не ввязался, – сказал парень с травмированной щекой, когда они закончили вязать пленницу.

– Ничего, сейчас довезем ее до места, а там пусть хоть всех святых зовет, – ответил водитель. – Никто ей не поможет.

Трое парней забрались обратно в порядком помятый джип и тронулись дальше. Ехали они в молчании. Пленница, скованная по рукам и ногам, тоже молчала.

– Так ты говоришь, что у людей особая энергия под действием стресса обнаруживается? – наконец нарушил молчание укушенный за щеку. – И это так специально можно натренировать?

– Ага, фиг бы нам удалось ее из ресторана уволочь, если бы она знала, что ее ждет, – хмыкнул водитель. – Она бы нам такое устроила – только держись. Она и сейчас нас чуть не раскидала. И это со скованными руками. А в ресторане всех бы положила. Нет, молодец Ящерица. Голова у нее здорово варит. И ведь предупреждала, чтоб мы поосторожней с этой невестой. Теперь всегда буду ее слушать.

– Угу, – хмыкнул укушенный за нос. – Поехали. Как думаешь, нужно мне заехать в больницу? Укол, что ли, какой-нибудь сделать? Вдруг у нее слюна ядовитая?

Приятели заржали. И ни один из них не заметил, что их пленница всего лишь делает вид, что валяется без сознания. А из-под спутавшейся гривы ее волос синим огнем полыхают глаза. И в тот момент, когда похищенная девушка услышала, что ее предали и никакая Ящерица ее не встретит, глаза девушки внезапно погасти, а тело перестала сотрясать дрожь.

Она затихла, и лишь где-то в глубине затаилась тугая пружина, готовая развернуться и поразить всякого, кто потеряет бдительность. Оставался лишь маленький вопрос, дождется ли она этого момента или смерть настигнет ее раньше.

Мариша открыла глаза и увидела склоненное над ней знакомое лицо. Откуда оно могло быть ей знакомо, Мариша не помнила. Но явно они встречались при самых скверных обстоятельствах, потому что Мариша никаких теплых чувств у себя в душе к этому лицу не обнаружила. Пошарила внутри и не нашла.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 17 >>