Дей Кин
Комната со шкафом

– Я так и думал. Судя по тому взгляду, который он на тебя бросил, вы расстались отнюдь не друзьями?

– Но они так держались, что никто не заподозрил их в какой-либо связи… – сказал Эрл и потянулся за сигаретой. – Нет, она не англичанка, так как говорит скорее с итальянским акцентом… хотя и рыжая.

– И она, конечно, назначила тебе свидание? – снова вступила в рискованный разговор Нэнси, тоже закуривая.

Соммерс не терпел подобных разговоров. Он притворился, что ничего не слышал, вышел из-за стола и подошел к бару.

– Сейчас мы выпьем немного по случаю избавления от неминуемой смерти, которая мне грозила вчера… а также за успешное окончание нашего дела.

– За наши успехи! – сказал Байкинс.

– За успех! – повторила Нэнси.

Они выпили. Марк углубился в чтение газет, потом поднял голову и сказал:

– Тут пишут, что пилота временно отстранили от полетов и поместили в клинику под наблюдение врачей-психиатров… Как ты думаешь, Эрл, что же все-таки произошло? Может, он наглотался наркотиков?

– Не думаю, об этом бы написали… Скорее всего, это хулиганство, озорство, наконец… Ведь он так ловко посадил самолет, что доказывает его вменяемость. Тут пишут, что он сам ничего понять не может, что с ним произошло.

– Ну а что ему еще остается говорить?

В этот момент в приемной зазвонил телефон. Нэнси бросилась к себе и плотно закрыла за собой дверь.

– Ну а что ему еще остается говорить?

Марк пристально посмотрел на Соммерса и чуть заметно ему подмигнул.

– Ревнует тебя к этой девчонке? Как ее? Леди Джен…

Эрл ничего не ответил. Они долго молчали, потягивая виски.

Когда в кабинет снова вошла Нэнси, мужчины уже курили. На их лицах было написано благодушие и удовлетворенность.

– Ты сегодня же зайди к нашим соседям в фирму по продаже машин. Поговори, может, тебе предложат что-нибудь подходящее, – сказал Эрл, глядя на Марка.

– Ладно. Я и сам думал, что мне пора уже обзавестись собственной машиной. Вот только неизвестно, во сколько она мне обойдется, и еще, что скажет мама…

– Мама скажет о'кей. Кто звонил, Нэнси?

– Звонила какая-то миссис Флеминг. Она требует, чтобы кто-нибудь из «Сфинкса» приехал к ней немедленно, и назвала свой адрес. Я записала на всякий случай.

– Что хочет эта миссис Флеминг? – спросил Марк, подходя к бару и наливая вторую порцию. – Тебе налить? – обратился он к Соммерсу.

Тот отрицательно покачал головой и подошел к своему столу.

– Вот, возьми, почитай! – Он нашел среди почты письмо миссис Флеминг и протянул Марку.

Прочитав его, тот усмехнулся.

– Кто-то терроризирует старуху. Что бы это значило?

– Пойди и узнай, – сказал Эрл совершенно серьезно, – и захвати с собой бланк договора.

– Ты что, серьезно? – поразился Марк, чуть не захлебнувшись виски.

– Вполне. Дети и старики требуют повышенного внимания. Если ты увидишь, что она совсем выжила из ума, успокой ее как-нибудь, впрочем, судя по письму, которое она нам прислала, она владеет хорошим слогом и вполне логично выражается. В общем, действуй по обстановке.

– Идти прямо сейчас? – уныло спросил Марк.

– Да. А вечером мы все трое пойдем развлекаться в какой-нибудь балаган… Не возражаете?

По сияющим глазам Нэнси Эрл понял, что это ей понравилось. Марк кивнул, допивая виски. Нэнси сунула ему листок с адресом миссис Флеминг.

– Вот, возьми… И желаю успеха! – сказала она.

Он взял листок, прочитал и ахнул.

– Бруклин?! О, господи! Будем искать анонимщиков, ухлопаем на это уйму времени и в результате получим 50 долларов, – проворчал он, надевая шляпу.

Нэнси улыбнулась.

– Ты что, решил работать только на миллионеров?

– Дело не в деньгах, – сказал Эрл, – а в тайне. Может, за этим кроется нечто более серьезное, чем простое озорство.

Глава 3

Когда Эрл вышел из банка, было около 12 часов. Сев в машину, молодой детектив решил взять курс на Парк-авеню, но, не доезжая до своей конторы, он свернул в маленький переулок, поискал глазами стоянку и остановился. Пройдя через улицу, он медленным шагом вошел в небольшой уютный ресторанчик «У Луи Марселини». Подойдя к стойке бара, Эрл внимательно оглядел помещение. В баре было почти пусто. За двумя столиками сидело человек пять и все они потягивали пиво.

Эрл повернулся в сторону двери, ведущей наверх, и решил, что ему лучше подняться на второй этаж, чтобы спокойно побеседовать с хозяином, который изредка добровольно поставлял ему некоторые нужные сведения.

Луи Марселини, симпатичный старик, седовласый и смуглый, с глазами-маслинами, вознегодовал на весь преступный мир после того, как банда рэкетиров разгромила его ресторанчик. Он решил тогда хоть чем-нибудь, но вредить оголтелым и бессовестным скотам.

Увидев Эрла, он широко улыбнулся ему.

– Хэлло, мистер Соммерс… Я давно не видел вас у себя…

– Да, я был в отъезде… Дела.

– Надеюсь, дела у вас процветают?

– Милый Луи, так же, как и у тебя – то пусто, то густо! Подай мне наверх шотландского с содовой…

– Сию минуту, сэр!

Соммерс поднялся наверх. Но как только он перешагнул через порог, он слегка отпрянул. В верхнем зале в совершенном одиночестве сидел за столиком и пил пиво Портос. Эрл узнал его со спины. Подобная встреча не входила в его планы, и он поспешно спустился вниз.

– Извини, Луи, я передумал… Я сяду за стойку, подай мне еще сэндвич с курицей.

Эрл обернулся, но посетители, сидевшие за столиками, не обратили на него никакого внимания.

Луи быстро обслужил Эрла, но он никак не мог приступить к еде и питью, он был огорошен своей неожиданной реакцией на встречу с совершенно незнакомым ему человеком.

Что это? Я испугался? – подумал он, пораженный этим фактом. Он поспешил приложиться к стакану с виски, сделал большой глоток и нервно улыбнулся, глядя на Луи. Ему было неловко даже перед самим собой.

В этот момент, когда Эрл вынул из кармана бумажник, чтобы побыстрее рассчитаться, входная дверь в бар распахнулась и на пороге появился еще один гигант, но уже совершенно другой породы. Он был лохмат и сед, лицо загорелое, обветренное, костюм не отличался опрятностью и был несколько мешковат, грубые ботинки, в которые он был обут, были не менее 45 размера. Раскачивающейся походкой и держа в руке дымящуюся трубку, он приблизился к стойке и вопросительно посмотрел на Луи.

– Он здесь?

Луи слегка кивнул ему головой. Он поднял глаза на потолок. Соммерсу удалось расшифровать эту мимическую сцену. Новый клиент интересовался Портосом.

Когда гигант скрылся из виду, он сказал:

– Держу пари, что это моряк…

Марселини пожал плечами.

Эрл протянул ему пятидолларовую банкноту.

– Оставь сдачу себе, а мне скажи, с какого судна?

Луи прищурил глаза, немного побледнел и наконец решил взять деньги.

– С «Эльдорадо», сэр.

– Что за судно? Кому принадлежит?

– Не знаю, мистер Соммерс, клянусь…

– А его имя ты знаешь?

– Нет, но у него есть кличка.

– Какая?

– «Косолапый».

– А как зовут того племенного быка, который хлещет твое пиво там, наверху? – упрямо и настойчиво шел к своей цели Эрл.

Увидев, что Луи Марселини мнется, желая увильнуть от ответа (он был трусоват, этот итальянец), Эрл достал еще одну бумажку и показал ее Луи.

– Поверьте мне, мистер Соммерс, я действительно не знаю, как его зовут.

Эрл начал сердиться.

– Но я знаю его кличку, сэр.

– Опять кличка?

– Да, сэр.

– Так что это за кличка? – спросил он, вспоминая в то же время, что сам недавно дал ему кличку «Портос».

– «Фазан», сэр. Только, мистер Соммерс, чур, я вам ничего не говорил, они очень опасны и лучше с ними не связываться… – сказал взволнованный старик и начал нервно вытирать тряпкой прилавок, который и без того блестел чистотой и опрятностью.

– Гм… «Фазан», надо же… – задумчиво проговорил Соммерс. – Он что, мафиози?

– Не знаю! Больше я ничего не знаю, мистер Соммерс, и вам уже пора уходить.

– Не беспокойся, Луи, я уже ухожу. Ты держи язык за зубами. Пока!

Вручив обещанную банкноту нервничающему старику, Эрл взглянул на часы и чуть не свистнул. Было около часа. Марк, наверное, уже заждался. Засунув бумажник обратно в карман и надев шляпу, Эрл быстрыми шагами направился к выходу.

Я попросту сбежал, черт возьми! С каких это пор я стал таким осторожным? – со стыдом подумал про себя Соммерс. Сев в свой «бьюик», он в несколько минут достиг Парка-авеню, проехал по улице в сторону наиболее скромного района и ровно в час появился на пороге своей конторы.

Нэнси, видимо, тоже только что пришла. На ее столе в некотором беспорядке валялись свертки с покупками. Девушка не успела привести свое рабочее место в порядок до прихода Эрла и поэтому чувствовала себя несколько неловко. Но Эрл ничего этого не замечал, он был хмур совсем по другой причине.

– Ты уже перекусила, Нэнси? – спросил он девушку.

– Я взяла с собой несколько сэндвичей.

– Отлично! Я тоже не прочь что-нибудь пожевать, – сказал он, проходя в свой кабинет.

Два сэндвича и бутылка колы тут же появились на его столе. Эрл довольно улыбнулся.

Он любил, когда Нэнси о нем заботилась. У него наконец снова появился аппетит.

– Если тебе этого мало, – сказала она, – возьми мою порцию, а я поем мороженого.

Через полчаса после того, как Эрл попросил Нэнси дать ему справку о владельце трехмачтового судна «Эльдорадо», она уже лежала у него на столе. Луиджи Финелли.

Соммерс задумался, припоминая, что он знает об этом человеке. Да почти ничего… кроме того, что он очень богат и влиятелен.

Ему принадлежит фешенебельный ночной клуб «Седьмое небо», доступ в который очень ограничен. В его владении так же находятся многоквартирные жилые дома, отели, питейные заведения, бары, рестораны и прочие доходные предприятия. Он финансирует нью-йоркскую полицию и на короткой ноге с сенатором из Белого дома.

Эрл раскрыл свой блокнот и на одной из страниц которого вывел: «Леди Джен», Билл, «Косолапый», «Фазан» – он же Билл, так я думаю, и знак вопроса.

Взяв свою шариковую ручку, он снизу дописал еще одно имя: Луиджи Финелли и восклицательный знак. Потом, подумав, он дописал еще одно слово: «Эльдорадо». В этот момент в комнату ввалился Марк Байкинс. Его лицо порозовело от июльского солнышка, он был несколько возбужден и нервозен, поэтому Эрл поспешил ему сказать:

– Отдышись, старина. Выпей колы и садись в кресло…

– Привет, Эрл! – буркнул Марк, плюхаясь в одно из кресел и вытягивая ноги. – Я принес не очень утешительные вести. Эта старая матрона заявила, что мы ее грабим, а я-то попросил всего 500 долларов в качестве гонорара. Разве это много?

Соммерс расхохотался.

– Это, конечно, немного, но для старухи слишком, старина.

– Но за 100 долларов я не намерен носиться в Бруклин, мои ботинки стоят дороже, – сказал Марк и поболтал ногами.

Обувь была на нем безукоризненна. Этим он гордился.

– И тебе удалось уговорить ее? – спросил он.

– Сначала я предложил ей дать объявления во все газеты в адрес анонимного автора, в котором она сообщила бы, что плюет с высокой колокольни на все эти угрозы и оскорбления, а его письма читает с удовольствием вместо бестселлеров, настолько они забавны. Она взяла и проконсультировалась во всех редакциях газет о том, во что обойдутся подобные объявления. Оказалось, что такой маневр обойдется вдвое дороже, чем наш гонорар. Тогда она сдалась, даже обещала заплатить за непредвиденные издержки… На все это потребовалось чуть ли не полдня, и я уже был готов все бросить и сбежать.

– Она богата? – спросил Эрл.

– Не знаю… Если бы ты видел, среди какого хлама она живет! Не комната, а антикварная лавка. Я чуть не задохнулся там от духоты и пыли.

– Пожалеть тебя? – усмехнулся Эрл и, взяв пачку с сигаретами, протянул ее Марку. – Покури, – сказал он, продолжая улыбаться.

– Понимаешь, Эрл, у нее в комнате стоит огромный допотопный шкаф, ну просто настоящий гиппопотам, и я заметил, что все время со страхом посматриваю на него… Уверяю тебя, что в нем могла бы отлично разместиться рота солдат.

– Современная мебель малогабаритная, и ты просто не привык…

– О нет! Этот шкаф чересчур огромный! Мне мама всегда говорит: хочешь узнать человека, присмотрись к его вещам, ко всему, что его окружает. Вот, например, бумажник… Держу пари, старина, что мой гораздо меньше твоего! – Ты так думаешь? – спросил ошеломленный подобной философией Эрл, и вынул бумажник.

Два бумажника лежали на столе.

– Ну что я тебе говорил?

Эрл даже смутился, потом сказал:

– Это потому, что я забочусь не только о себе, но о вас с Нэнси тоже…

– Позаботься, старина, обо мне и налей мне немножечко виски, за целый день я не выпил ни глотка.

Эрл встал, подошел к бару, взял стакан и почти наполовину наполнил его виски.

– А сам? – спросил Марк.

– Пока не хочу, – ответил Эрл и подошел к окну. Выглянув наружу, он глубоко вдохнул прохладный воздух наступающего вечера. Улица была запружена народом, кое-где начали зажигаться неоновые разноцветные рекламы и вывески.

– Ты мне вот что скажи, дружище, – обратился Эрл к Байкинсу, – что же ты все-таки выходил? В чем там собственно дело?

Марк раскрыл свой портфель и вынул оттуда груду бумаг. Он положил их на стол и снова уселся на прежнее место.

– Мы заключили соглашение по всей форме…

– Как? Ты же сказал, что она отказалась платить?

– Да, сначала. Но я не даром провел там более пяти часов. Она выписала чек на 500 долларов и обязалась уплатить непредвиденные расходы.

– Ты взял у нее чек?

– Да, но только он не подписан. Я взял потому… Мало ли что случиться может? Или она даст дуба, или сделает так, что когда мы провернем это дельце, то с нее будут взятки гладки…

– Мы обычно так не делаем, Марк. Надо было взять задаток и только.

– Ага! Ты еще не знаешь, что это за фурия! Нет, только так надо действовать с теми, кто хранит в своем жилище подобные шкафы!

– Дался тебе этот шкаф, Марк, – засмеялся Эрл. – Ты думаешь, что он полон золота?

– Точно. Он вполне сойдет за пещеру Али-Бабы…

Но Эрл больше не слушал его, он стал просматривать анонимные письма, которые не отличались друг от друга большим разнообразием, но содержали в себе такой большой поток ругательств, какой ему и не снился!

– Ты сам читал, что тут написано?

– Не правда ли, виртуозно? – рассмеялся Марк.

Эрл стал приглядываться к бумаге, на которой были написаны все эти не письма, а скорее коротенькие записочки, наподобие вот этой: «Сегодня ты подохнешь, скотина! Так и знай!» Эрл понюхал ее, наконец, посмотрел на свет.

– Тебе не кажется, что этой бумаге уже сто лет, а?

– А тебе не кажется, что автору сего эпистолярного искусства не меньше, а? – ответил, улыбаясь, Марк. – Ты только взгляни на эти неровные строчки, на эти прыгающие буквы. Писал эти письма явно старый, больной человек. Согласен?

– Да, и притом скорее всего женщина.

– Шерше ля фам.

– Вот уже полдела сделано, – рассмеялся Соммерс, вставая и потягиваясь. – Интересное выражение… не находишь? Вот тут… «Дохлое испражнение, вот ты кто!»

Громкий смех друзей заставил Нэнси войти к ним.

– Ах, как вам весело!

– Нэнси, рабочий день закончен! Вы можете идти домой!

Вернувшись домой после довольно напряженного дня, Эрл решил больше никуда не ходить. Ему надо было хорошенько отдохнуть и выспаться. Вчера он лег поздно, потому что они здорово гульнули втроем, шатались всю ночь по каким-то ночным барам и довольно-таки крепко набрались.

Приняв душ и переодевшись, он прошел в кухню, приготовил себе яичницу с беконом, открыл банку с пивом и хорошенько закусил. Потом он поднялся обратно в гостиную, включил телевизор и сел перед ним в огромное мягкое кресло, потягиваясь и позевывая.

Фильм, который показывали, ему не нравился, все эти сногсшибательные трюки и неправдоподобные ситуации раздражали его. Он не выдержал и выдернул из розетки шнур. Воцарилась тишина.

Неужели спать? – подумал он, взглянув на часы. Было без пяти двенадцать. Да, пора. Завтра надо встать пораньше, – и с этими мыслями он выключил в гостиной свет и прошел в спальню.

В этот момент зазвонил телефон.

– Черт возьми! – воскликнул он и повернул обратно.

– Я слушаю, – сказал он, взяв трубку.

– Мистер, Соммерс?

Эрл удивился. Это был женский голос, совершенно ему незнакомый.

– Да. Кто это?

– Какое это имеет значение. Мне просто пришло в голову позвонить вам и справиться о вашем самочувствии.

– Мое самочувствие таково, что я хочу спать, – резко ответил Эрл и повесил трубку.

Но не успел он дойти до двери, как телефон снова громко затрезвонил. Он вернулся.

Сейчас я ей выдам, – подумал он и схватил трубку.

– Миссис или мисс, как вас там… Взгляните на часы, не грех вам нарушать покой своих сограждан. Вы должны представиться, иначе я снова брошу трубку. Я отрицательно отношусь к анонимным звонкам.

– Не сердитесь так, мистер Соммерс, все-таки я женщина…

– Что вы хотите? – еще более грубо спросил он.

– Ничего, абсолютно ничего… Просто я хотела пожелать вам спокойной ночи!

– Спасибо! Но больше не звоните!

Он услышал, как на том конце провода повесили трубку. Он вдруг опомнился, почувствовав себя заинтригованным. Он пожалел, что так грубо обошелся с женщиной. Но кто она, черт возьми? Может быть, она была одна из скучающих одиноких девиц, которые не прочь завести интрижку по телефону? По крайней мере, все это было очень странно.

Набрав номер Гарри Мортона, Эрл решил попросить у него помощи. Гарри откликнулся тут же. Он как раз дежурил по управлению и давно уже скучал от безделья. В городе пока было спокойно.

– Гарри, ты можешь мне помочь?

– Чем?

– Только сейчас ко мне звонили. Я хотел бы знать, кто звонил и откуда.

– Ты звонишь из дома?

– Да. Я уже собирался лечь, как раздался очень странный звонок.

– Хорошо, подожди немного. Я могу узнать, откуда тебе звонили, тебя это устраивает?

– О'кей, я жду, дружище.

Минут через пять Гарри Мортон сообщил Эрлу, что звонок был из ночного клуба «Седьмое небо».

– Из клуба «Седьмое небо»? – переспросил еще раз Соммерс. – Да я там никого не знаю. Этот клуб посещают только толстосумы да знаменитости… Для таких, как я, вход туда заказан.

– Ты думаешь, что меня туда пустят, хоть я и полицейский? – засмеялся в ответ Гарри Мортон. – Во всяком случае, поздравляю тебя…

– С чем?

– Ну, хотя бы с тем, что тобой начали интересоваться высшие мира сего.

– Это была женщина…

– Тем более.

– Тебе все шуточки, а я сгораю от любопытства. Во всяком случае, спасибо тебе, дружище, остальное я попытаюсь разузнать сам. Счастливого дежурства.

– Спасибо. Рад был помочь, – и Гарри повесил трубку.

Эрл еще долго не вешал свою, настолько ошарашила его эта новость.

Разве он теперь уснет? Кто эта женщина и что она хотела от него?

Он перебирал в уме всех тех девиц, с которыми у него были кратковременные связи. Но ни одна из них не могла быть клиенткой такого фешенебельного ночного клуба, как «Седьмое небо».

Эрл курил одну сигарету за другой, сидя на краю постели, потом, приняв окончательно какое-то решение, встал и пошел в маленький холл, где стоял его шкаф.

Никаких тайн! Никаких загадок!

Достав из шкафа парадный костюм, он быстро оделся, подошел к зеркалу и критически взглянул на себя. Надо было бы еще побриться, но на это нет времени, подумал он. Выбежав из дома, он бросился к гаражу, где стояла его безропотная машина, всегда готовая к его услугам.

Глава 4

Соммерс гнал свой «бьюик» на предельной скорости. Ему хотелось как можно быстрее добраться до места, но в глубине души он сознавал свои действия ничем не оправданными, а скорее чисто рефлекторными.

Куда и зачем он несется как угорелый?

Какое ему дело до этой таинственной женщины, этой беззастенчивой интриганки, дурившей головы мужчинам?

И все же что-то такое во всей этой истории настораживало его. Ему казалось, что это был не простой интерес к нему. За этим что-то таилось. Ночной клуб «Седьмое небо» – это Луиджи Финелли, а ночной звонок к нему – крючочек… Но кому интересен Эрл Соммерс, скромный частный детектив с мизерным счетом в банке?

В голове Эрла был такой сумбур из догадок и предположений, что в конце концов он решил просто положиться на свою интуицию, а она его никогда не подводила.

Он мчался уверенно, время от времени поглядывая на часы, он упрямо несся к той цели, которую наметил. Он терпеть не мог загадок.

Клуб «Седьмое небо» находился на 42-й улице, сразу после поворота с 9-й авеню. Это было шестиэтажное здание, ничем особенно не примечательное, разве только тем, что оно занимало почти целый квартал. Стоянка находилась за одним из углов здания около небольшого скверика. Вход в помещение был очень скромно освещен, по обеим сторонам его на тротуаре стояли два электрических столба: ни ярких неоновых огней, ни красочных реклам и щитов, только на самом верху, на крыше, сверкало синими огнями название «Седьмое небо».

Поставив машину у скверика, он спокойным шагом пошел пешком, поглядывая на освещенные окна, раскрытые настежь, откуда неслись звуки бравурной музыки и приглушенные голоса гостей.

Подойдя к центральному входу, он заметил высокую фигуру швейцара, который тут же загородил вход, подозрительно взглянув на него.

– Прошу прощения, сэр, у вас имеется пригласительный билет?

Эрл вынул из кармана удостоверение и показал его швейцару.

– Я по делу, – сказал он.

Швейцар прочел и возмущенно фыркнул.

– Вход только по пригласительным билетам, сэр.

– Меня пригласил мистер Финелли, – сказал Эрл, не моргнув глазом, доставая из кармана пятидолларовую банкноту.

– Убирайтесь! – вдруг прорычал швейцар. – Не хватало тут еще ищеек!

– Мистер Финелли… – начал снова Эрл, но швейцар заорал на него во всю глотку:

– Вам что, непонятно, о чем я говорю?

– Тише, приятель, и захлопни свою форточку, – спокойно ответил Эрл, бледнея от обиды. – Так нельзя… Так и быть, приду попозже.

Он поспешно отошел в сторону, остро ощущая в душе горечь поражения. Ему не хотелось затевать историю и привлекать к себе чье-нибудь внимание, поэтому он решил вернуться на стоянку, сесть в машину и подумать над тем, каким образом попасть в клуб.

Пока он сидел и ломал себе голову, к подъезду подкатил огромный черный «роллс-ройс». Он стал смотреть во все глаза. Кто же сейчас появится из машины?

Но когда огромная тучная фигура появилась в свете уличных фонарей, он даже вздрогнул. Вот уже второй раз за один день судьба сталкивает его с этим загадочным феноменом-гигантом по кличке «Фазан».

Неужели человек с подобной внешностью может быть желанным гостем ночного клуба, где собираются только сливки общества? Неужели он беспрепятственно пройдет туда, куда ему, Эрлу Соммерсу, вход заказан? Сердце Эрла сжалось от подобной несправедливости.

– Черт возьми! – выругался он, внимательно следя за действиями Фазана, которые последовали после того, как он вылез из машины. Эрл видел, как швейцар подобострастно поклонился Фазану, потом он что-то ему сказал, красноречиво жестикулируя.

Фазан оглянулся и посмотрел в сторону, где стояли машины гостей. Швейцар продолжал что-то говорить возбужденно, после чего Фазан ленивый походкой двинулся к стоянке.

Подойдя к «бьюику», он пригнулся и посмотрел в окошко на Соммерса. Тот в этот момент прикуривал от зажигалки сигарету, потом бросил быстрый взгляд на Фазана и сказал с усмешкой:

– Мир тесен, приятель, не так ли? Такой глыбе, как ты, место где-то в другом измерении…

– А-а-а… Эрл Соммерс! Что тебе тут понадобилось? Что ты тут вынюхиваешь, поганый сыщик, черт тебя подери! Давай-ка, вылазь, поговорим…

У Соммерса мелькнула мысль включить зажигание и дать тягу, но по какой-то неясной причине, касающейся мужского достоинства, он открыл дверцу и вышел.

Жаль, что я не взял с собой оружие, – подумал он, снова взглянув на стоявшего перед ним великана. – Мне с ним не справиться.

– Что ж, давай поговорим, Фазан! – сказал он вслух и несколько иронично.

– Фазан? Ты уже разнюхал мою кличку? Я же говорю, что ты тут что-то разнюхиваешь, гнида?

– А тебе откуда известно мое имя и чем я занимаюсь? Ты тоже где-то все это вынюхал, а?

Эрл затянулся сигаретой и выпустил дым в глаза Фазана. Только он это сделал, как тот гикнул и огромной лапищей вышиб из рук Эрла сигарету. Он так сильно зашиб пальцы Эрла, что тот даже слегка застонал.

От негодования и злости, переполнившими его до краев, Эрл изо всех сил пнул Фазана правой ногой в низ живота. Болезненный удар разъярил того, и он бросился на Соммерса. Не ожидавший ничего подобного, Эрл отклонился в сторону, и тот врезался в «бьюик». Машина сдвинулась с места, а Фазан растянулся прямо на земле, изрыгая самые скверные ругательства и проклятия на голову «вонючего сыщика».

– Если ты еще раз поцелуешь мою машину, мне придется ходить пешком, так как на вторую я еще не заработал… – сказал Эрл, не покидая поля боя и став в стойку.

Фазан с легкостью, неожиданной для человека своего веса, вскочил с земли и пошел на Эрла, яростно сверкая глазами.

– Ну держись, парень! Я тебя сейчас прихлопну как муху, и на этом кончатся твои остроты!…

Он убьет меня, – подумал Эрл, отскакивая в сторону. Но Фазан, предугадав его маневр, сделал шаг в ту сторону и, вложив в удар всю свою силу, нанес Эрлу удар в грудь. Эрл полетел в сторону, как тряпичная кукла, и остался лежать на земле без всяких признаков жизни.

Фазан подошел к распростертому телу и, пнув его несколько раз ногой, с любопытством и удивлением нагнулся и посмотрел на дело своих рук.

– Слабачок! – сказал он вслух и начал тревожно оглядываться по сторонам в поисках случайного флика, который был бы нежелателен в данной ситуации. Не обнаружив никого, он начал очищать свой костюм от пыли и грязи. Что-то заставило его испуганно оглянуться. У «роллса» стояла и смотрела в его сторону девушка, по-видимому, уже теряющая терпение, Фазан, стараясь как можно быстрее привести себя в порядок, быстрым шагом направился в сторону девушки.

– Где вы болтаетесь, Билл? Сколько можно вас ждать? – крикнула она на Фазана, гневно глядя на него.

– Простите, мисс… Я тут встретил старого дружка, и… мы поговорили…

– И вы его убили, чудовище?

– О, что вы, мисс! Я просто преподал ему урок! – ответил он и открыл перед девушкой дверцу машины.

Тем временем подул довольно прохладный ветерок и начал накрапывать дождь. Природа как бы пришла на помощь Эрлу, он открыл глаза, мало что соображая.

Острая боль заставила его ощупать затылок. Голова невыносимо болела, но, кажется, крови не было. Он приподнялся, ища глазами противника, с которым предполагал сражаться и дальше, но, не увидев возле себя Фазана, он с трудом встал на ноги и посмотрел в сторону ночного клуба. Именно сейчас, когда девушка, стоя у машины, собиралась садиться в нее, Эрл увидел и узнал ее.

Леди Джен!

Удар головой об асфальт не замедлил сказаться. Очнувшись наутро от тяжелого сна в своей собственной постели, Эрл никак не мог припомнить, каким образом этой ночью он добрался до дома? Голова кружилась, все плыло перед глазами, тошнота подступала к горлу. Он успел только заметить, что лежит на неразобранной постели в своем единственном выходном костюме, вид которого привел его в ужас. Преодолевая невыносимую боль во всем теле, он все-таки поднялся и, пошатываясь из стороны в сторону, доплелся до гостиной и снял трубку.

– Мисс Абнер?

– Да, это я… Прошу вас, приезжайте скорее ко мне или пошлите кого-нибудь другого… Скорее! – и он повесил трубку.

Все последующее происходило как во сне. В его неясном сознании мелькали какие-то обрывки мыслей… смутные картины… непонятные разговоры. Он понимал, что с ним что-то происходит, раз Нэнси пришлось пригласить врача.

Его раздевали, осматривали, давали что-то пить. Он нисколько не удивился, когда услышал возле себя приятный тенорок Марка, потом сознание снова померкло и через какое-то время снова выплыло на поверхность.

Он очнулся ночью. Открыв глаза, он не сразу осознал, где он и что с ним. Повернув голову в сторону ночного столика, он увидел ночник, а возле кровати в кресле сидела Кэрри и, кажется, дремала.

– Кэрри, это вы? – слабым голосом спросил он.

Добровольная сиделка чуть заметно вздрогнула и, поспешно поднявшись с кресла, подошла к кровати.

– Мистер Соммерс! Слава богу, вы очнулись… Как вы себя чувствуете?

– Какая ерунда! Что со мной? – спросил он ее раздраженно.

– Ничего серьезного, сэр… Вам уже лучше, не правда ли? Не хотите ли что-нибудь выпить или поесть? Может быть, кофе?

– О да! Я выпил бы чашечку кофе… А что, Кэрри, вы давно вот так возле меня дежурите?

– Нет, нет… Сегодня только третий день. У вас небольшое сотрясение мозга, и Нэнси попросила меня поухаживать за вами, поскольку ей было бы не совсем удобно делать это самой. Вы не находите?

– Гм-м-м, – произнес он, отводя глаза в сторону.

– Мистер Соммерс, вы не беспокойтесь, для меня это не составляет никакого труда… сэр. Ведь во время войны я была санитаркой. Я рада быть вам полезной.

Этот поток слов обрушился на бедного Эрла, но он сумел не показать ей своего нетерпения.

– Кэрри, дорогая, вы незаменимый человек на свете! Что бы делала Нэнси без вас?

– Быть может, быстрее бы вышла замуж, сэр! – ворчливо ответила она и вышла из спальни, чтобы приготовить кофе.

Откинувшись на подушку, Эрл постепенно начал приходить в себя. Он припомнил все, что с ним произошло в тот вечер, когда он решился проникнуть в святая святых нью-йоркских богачей. Он потерпел фиаско… Да, конечно. Просто психологически он не был тогда подготовлен к схватке с врагом, превосходящем его в силе. Он получил свое… но не проиграл. Он видел Леди Джен и понял, что это она звонила ему на квартиру тогда ночью… и еще понял, что Фазан и Леди Джен – связаны друг с другом и оба прекрасно осведомлены, кто он такой и чем занимается.

Почему они заинтересовались им? Безусловно, не им лично, а его делами. Где-то скрестились их интересы?

Кэрри принесла кофе.

Поблагодарив ее, он с наслаждением выпил густое черное варево. Мысли его постепенно обретали ясность и логику.

Почему Фазан был так агрессивен к нему? Что он ему сделал? У них ведь кроме маленькой перепалки в самолете ничего другого и не было, чтобы так ожесточиться. Кто он такой этот Фазан или эта Леди Джен? Теперь ясно, что Фазан служит ей, охраняет ее. Ясно еще, что он явно мелкая сошка, кто-то повыше и поважнее стоит за всем этим… Я прищемил им нос? Но когда? Где? Чем? Я только что вернулся из Фриско, а до этого был в Голливуде, Лос-Анжелесе по делу мистера Арчибальда. Это было частное дело, оно не должно было касаться еще кого-то. Однако Леди Джен тоже возвращалась в Нью-Йорк из Фриско, этот факт о чем-нибудь говорит? Неясно… вообще ничего неясно.

Вернувшись, я ничем серьезным не успел еще заняться, кроме этой глупой истории с письмами. Эта миссис Флеминг просто сумасбродная старуха, и кто-то просто решил ее разыграть, погибая от скуки… Кстати, надо поинтересоваться, как идут дела у Марка. 500 долларов на полу не валяются. Вероятнее всего, он уже нашел этого анонимщика. Незаметно для себя он крепко уснул сном выздоравливающего.

<< 1 2 3 >>