Дмитрий Львович Казаков
Война призраков

Главное, что поезд на Москву, на который обязательно нужно успеть, отправляется через десять минут…

17 мая 2217 года летоисчисления Федерации Земля,

Москва

Сто двадцать минут в мягком кресле скоростного поезда, и ты уже в Москве. Виктор с ужасом думал о бедолагах давно минувших времен, которым приходилось добираться до тогдашней столицы государства Россия или СССР много часов или даже дней.

Выбравшись из вагона, он тут же стал объектом атаки многочисленных частных перевозчиков. Они наперебой осаждали потенциального клиента, дергая его за рукава.

– Такси не желаете?.. Куда угодно, низкие цены!..

– Поэхали, дарагой! Пракачу с вэтерком! – басом восклицал колоритный усатый дядька, одетый в национальную одежду горских народов Москвы – кепку, кожаную куртку и штаны того покроя, который когда-то называли спортивным. В древние времена двадцатого века так одевались кавказские торговцы, сейчас же в подобных одеяниях щеголяют представители всяческих фольклорных ансамблей да еще вот такие оригиналы. Виктору дядька понравился.

– Поехали, – сказал он, – в аэропорт. За двадцать минут успеешь!

– Обижаэшь, дарагой! – возликовал дядька, оскорбленно топорща усы. – Пайдем быстрээ!

Через пять минут одно из десятков аэротакси, припаркованных у Восточного вокзала, стремительно поднялось в воздух и ринулось на север с такой прытью, словно вздумало преодолеть первую космическую скорость…

Внутри Виктор изо всех сил держался за подлокотники кресла, выпученными глазами наблюдая, как совсем рядом мелькают стены домов и летательные аппараты.

– Не бойся, дарагой! – успокаивающе сказал усач, уклоняясь от очередного неизбежного столкновения маневром, который более подобал летчику-истребителю. – Я – джигит! Ещэ нэ разу в авария нэ был!

Виктору оставалось только в это поверить.

17 мая 2217 года летоисчисления Федерации Земля,

Квебек

Стратоплан мчался в воздухе, опережая время, падал на Квебек, точно коршун на жертву. Город с высоты выглядел лужицей расплавленного золота. Рядом с ним тускло блестела река Святого Лаврентия.

Не успел Виктор как следует насладиться зрелищем, как в проходе появилась стюардесса, призывающая пассажиров пристегнуть ремни с целью благополучного приземления.

Посадка прошла буднично. Вскоре Виктор выбрался из чрева громадной стальной птицы, умеющей забираться на такую высоту, где молекулы воздуха можно пересчитывать поштучно…

Таксисты здесь почти не отличались от московских, разве что колорит проявлялся не в кепках и горском акценте, а в ковбойских шляпах и клетчатых рубахах.

– Поедем быстро, мистер? – спросили Виктора.

– Поедем, – согласился он и назвал адрес.

Но в том, что касается скорости, «ковбою» до московских коллег оказалось далеко. Такси неторопливо двигалось в потоке транспорта, и пассажир мог даже рассмотреть город. По большому счету, он ничем не отличался от Нижнего – те же небоскребы, спешащие летательные аппараты, светящиеся рекламные надписи на интерлинге.

Теперь, когда мир давно един, экзотику найти куда сложнее, чем двести или даже сто лет назад…

– Вы уверены, что мне сюда? – удивленно спросил Виктор, когда такси с мягким шипением приземлилось в пригороде у двухэтажного особняка из розового камня.

– Так точно, мистер, – отозвался «ковбой». – Не забудьте карточку!

Выхватив из рук водителя идентификационную карточку (сумма, накапавшая по счетчику, уже была перечислена со счета пассажира на счет таксиста), Виктор выбрался из машины. Та стартовала со скоростью оленя, заприметившего голодного волка.

Зеленский остался один.

Он огляделся. Вдоль улицы тянулись ряды особняков – обиталища явно очень богатых персон, на севере лесом исполинских светящихся деревьев из бетона, стекла и металла вырастал центр города. Роем мух казались кружащиеся вокруг зданий летательные машины.

Небосклон темнел. Медленно накатывался вечер, давно наступивший на берегах Волги.

Преодолев приступ нерешительности, Виктор сделал шаг, вступив на выложенную мрамором дорожку. По сторонам от нее простирался аккуратно подстриженный газон, сладкий запах источали цветущие розы необычного голубого оттенка.

Дверь распахнулась, едва он встал на первую из трех ведущих к ней ступеней.

– Прошу вас, мистер Зеленский, – сказал открывший ее невысокий мужчина. – Вас ждут.

Проглотив удивление, Виктор проследовал через просторный холл, украшенный старинными зеркалами в бронзовых рамах, и оказался в гостиной. Тут на диванах и стульях расположилась дюжина мужчин.

Головы тут же повернулись к вошедшему.

– Добрый день, – промямлил изумленный Виктор. Он-то ожидал увидеть разве что Эрика Фишборна. Но тот не заставил себя ждать.

– Итак, все в сборе, – сказал он, открыв дверь в противоположной стене и внимательно оглядев присутствующих. – Рад, что никто из вас не отказался, джентльмены.

«Джентльмены» представляли собой самую пеструю компанию, в которой Виктору только доводилось бывать. Тут оказались обитатели всех регионов Земли, от Европы до Австралии и Восточной Азии. Конечно, в двадцать третьем веке различия между расами и народами в некоторой степени стерлись, но кое-какие национальные черты можно было уловить.

– Садитесь, мистер Зеленский. Виктор послушно завертел головой и плюхнулся на первый же попавшийся стул.

– Итак, – повторил Эрик Фишборн, обводя взглядом разношерстную компанию. – Сейчас каждый из вас получит электронную анкету. Заполнить ее нужно будет в течение часа, искренне и максимально подробно отвечая на каждый вопрос. Вы поняли чистосердечно и детально! От искренности будет зависеть ваше будущее в нашей организации. Второе важное условие – при заполнении нельзя советоваться с соседями. Я понимаю, что каждому человеческому существу свойственно стадное чувство. Постарайтесь избавиться от него хотя бы на час. Все ясно, джентльмены?

Недогадливых не оказалось.

– Отлично. – Фишборн кивнул. – Мистер Джикс, прошу вас.

С неслышностью крадущейся кошки в комнате возник тот самый тип, что открыл Виктору дверь, и принялся раздавать листки электронных анкет. Каждый листок являлся обыкновенным жидкокристаллическим экраном, на котором один за другим появлялись вопросы. После того как анкетируемый с помощью карандаша-сенсора излагал ответ и нажимал «Ввод», вопрос вместе с ответом исчезал, уступая место следующему.

– Время пошло, джентльмены, – объявил Фишборн, когда каждый из находящихся в комнате получил это нехитрое приспособление. – И помните, что советоваться нельзя!

Дверь тихо стукнула. Низкорослый мистер Джикс покинул комнату еще ранее. Испытуемые оказались пре– доставлены сами себе, хотя за их действиями наверняка наблюдали видеокамеры.

Виктор покрутил головой, пытаясь обнаружить следящие устройства, но заметить ничего не смог.

Вопросов в анкете оказалось очень много, и поначалу ни один не вызывал особенных трудностей: полное имя, национальность, место и время рождения, места учебы и работы…

За пределы стандарта анкета соскочила на пятнадцатом пункте, где спрашивалось о наличии живых родственников и хороших друзей на любой из планет Федерации. Потом последовали задачки позаковыристее, посыпались вопросы: «Какой стиль одежды Вы предпочитаете?», «В какое время обычно ложитесь и встаете?», «Каковы Ваши любимые и нелюбимые блюда?»

Составителей анкеты интересовало буквально все, вплоть до мельчайших подробностей. Виктор вспотел, припоминая, что именно вызывало у него страх в детстве и какие книги он прочитал за последний год…

Его товарищи по несчастью (или, наоборот, по счастью?) испытывали схожие мучения. Один из них, светловолосый и светлоглазый, типичный швед или финн, все бурчал что-то себе под нос, а анкета в его мощных руках опасно гнулась и потрескивала. Другой, невысокий и узкоглазый, равномерно раскачивался на стуле, уставившись в стену, пока не выуживал из недр мозга ответ, затем принимался лихорадочно его записывать.

Многие косились на соседей, глазели по сторонам и, судя по всему, были не прочь обсудить содержание анкет, но мысль о камерах лезла в голову не только Виктору. До конца часа продержались все.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 22 >>