Дмитрий Мансуров
Команда ТелеVIP

Дмитрий МАНСУРОВ
КОМАНДА «ТЕЛЕVIP»

Часть первая. Игорь

Глава 1. Преступление и наказание

Если бы Игорь заранее знал, чем в этот раз обернется его желание пожарить котлеты, то приготовил бы любимый с детства бутерброд с колбасой, а не стал экспериментировать на кухне во время трансляции футбольного матча. Но он не умел смотреть в будущее и потому резво взялся за дело.

Горячее масло забрызгало, когда Игорь положил в сковороду котлеты. Он торопливо накрыл ее стеклянной крышкой – прозрачная поверхность моментально запотела, а шкворчание стало на порядок слабее. Игорь засек время по наручным часам и отправился в комнату. Он намеревался вернуться на кухню через пять минут, чтобы перевернуть котлеты, но напрочь забыл о еде, увлекшись футбольными баталиями, и спохватился, когда легкая пелена сизого дыма вползла в комнату из коридора и заполнила пространство между ним и телевизором.

– Черт! – Игорь вскочил с дивана и бросился на кухню спасать будущий обед. Но опоздал: котлеты успели почернеть и на пару с потемневшим жиром превратиться в идеальное средство для тех, кто хочет убить в себе неумеренный аппетит, но еще не знает, с помощью чего.

– Да провалитесь вы к чертовой матери! – в сердцах бросил Игорь, не зная, что теперь делать. В следующую секунду он не знал, что и думать: сковородка выполнила его желание и вопреки выученным в школе законам физики исчезла.

Подозрительно вежливое покашливание за спиной вывело его из оцепенения. Игорь почувствовал, как по спине пронесся леденящий холодок: в квартире он жил один. Медленно повернувшись, Игорь во все глаза уставился на таинственного гостя – рослого двухметрового черта со знакомой сковородкой в левой руке.

– Твоя? – глубоким стальным голосом поинтересовался черт, указывая на сковородку с частично обкусанными котлетными угольками. Игорь растерянно моргнул и кивнул. Черт смял сковородку двумя ладонями – темное масло закапало на пол – и, бросив комок к ногам кулинара, схватил того за грудки и приблизил его нос к своему. – Я не исключаю, что извращенцам вроде тебя нравятся обуглившиеся снаружи и сырые внутри котлеты, но если ты еще раз отправишь подобную гадость моей матери – узнаешь, что чувствуют котлеты при жарке!

Черт разжал ладони и исчез. Игорь без сил рухнул на стул, пытаясь понять, что это было, как появившаяся перед ним штуковина из ночных кошмаров инженеров-конструкторов упала на пол и с грохотом разбилась на три части. Следом за ней из воздуха выпал разорванный ботинок, старые игрушки и разбитая посуда.

Игорь в прострации смотрел на происходящее, но пришел в себя из-за ударившего по ушам грохота и поспешил в комнату.

Количество хлама, появившегося непонятно откуда, поражало: на полу в беспорядке лежали обломки мебели и горы разобранной аппаратуры, а украшал вершину старенький «Москвич», в который врезались не только спереди и сзади, но и чем-то протаранили сверху.

Древние пластинки на семьдесят восемь оборотов посыпались на покореженную машину, рассыпались осколками и спугнули материализовавшихся и орущих до одурения котов. На середину комнаты свалились питон и дрессировщик в униформе. Коты, увидев дальнего родственника Каа, закончили концерт и молнией выскочили на открытый балкон, бесстрашно сиганули на ближайшее дерево и разбежались по окрестным дворам.

– …сам пошел! – прокричал дрессировщик непонятно кому. Лицо его вытягивалось от удивления, но он закончил речь. – Корми его, чем хочешь, а не то он из тебя обед сделает!

Питон проводил котов голодным взглядом и пристально взглянул на Игоря. Тот восьмым чувством сообразил: неизвестный оппонент дрессировщика останется в живых на неопределенный срок, потому что питон уже выбрал претендента на роль обеда…

Закричав и насмерть перепугав дрессировщика, озадаченно разглядывающего квартиру, Игорь выскочил в коридор, захлопнул дверь и прирос к полу, увидев, во что превращается некогда чистый подъезд. Стены сами собой покрывались пятнами от сгоревших спичек и неприличными по форме и приличными по количеству фразами и картинками, а с верхних этажей пошла лавина из тонн окурков, пивных банок, разбитых бутылок и шелухи от семечек.

Завершил картину мусорной катастрофы натужный гул работающего двигателя: на лестницу, сминая перила и царапая стены, въехал черный «Гранд Чероки». Проехав восемь ступенек, автомобиль застрял и, натужно погудев, заглох. Водитель подергался, безуспешно пытаясь открыть двери, тоскливо вздохнул и с обреченным видом выбил остатки лобового стекла. Высунул голову, посмотрел по сторонам и изрек:

– Куда меня занесло на пьяную голову?

– На третий этаж, – ответил Игорь, разглядывая автомобиль большими-большими глазами. Водитель нахмурился, осмысливая услышанное и пытаясь понять, когда он умудрился заехать в подъезд.

– Надо же так высоко забраться, – пробормотал он.

– Не забраться, – Игорь оторвался от осмотра жестоко поцарапанного и местами разорванного бока автомобиля. – Ты спускался.

Водитель охнул.

– Помоги выбраться, браток, – попросил он. – Петр.

– Игорь.

Внизу изумленно вскрикнули, следом послышался звук упавшего тела: в подъезд вошла впечатлительная уборщица – жильцы скидывались за уборку подъезда частной бригаде пенсионерок.

– Что у вас произошло? – полюбопытствовал Петр, осматривая стены и полы. – Неделя борьбы с чистотой?

Дверь в квартиру открылась, и в коридор выглянул дрессировщик. Увидев людей, он потребовал объяснений:

– Где я нахожусь?

Водитель вытаращил глаза и проворно сиганул за джип: из квартиры в сторону Игоря выползал питон.

– Хорошая змейка, – пролепетал Игорь, повторяя путь водителя. К дрессировщику он обратился уже из-за укрытия. – В комнате есть телефон, звоните в цирк! И уберите вашего питона!

Дрессировщик посмотрел на пол, только сейчас обратив внимание на то, что цветастый шланг передвигается по полу без чьей-либо помощи. Побледнев, как свежевыпавший снег, дрессировщик поднял на водителя большие глаза и охрипшим голосом ответил:

– Он не мой! Я львами занимаюсь…

Дверь захлопнулась, едва не прищемив питону кончик хвоста. У Игоря отвисла челюсть.

– Пойду-ка посмотрю, как я спускался и, главное, откуда? – не скрывая переполнявший его ужас, скороговоркой выпалил Петр и, не откладывая дело в долгий ящик, пулей метнулся наверх. Игорь не отставал, передвигаясь синхронно с водителем и так же старательно огибая покореженные автомобилем перила.

Проскочив через шесть этажей, спринтеры в замешательстве остановились на последнем: люк на крышу был закрыт допотопным замком сорок седьмого года выпуска и покрыт толстым слоем паутины и пыли.

– У меня галлюцинации, – растерянно пробормотал водитель. – Как я въехал в подъезд?

– Какая теперь разница? – воскликнул Игорь, замечая, что питон уже на восьмом этаже. – Главное – выбраться отсюда!

Петр надавил на ближайший звонок и не отпускал палец с кнопки до тех пор, пока в коридор не выскочил разгневанный хозяин квартиры.

– Сейчас по зубам понажимаю! – угрожающе прокричал он, но Игорь и Петр проигнорировали угрозу и, отодвинув его, молча юркнули в квартиру. – Эй! Вы ку…

Перед ним выросла голова питона, тяжелым взглядом рассматривающая нового кандидата на ужин. Хозяин квартиры позабыл, что хотел сказать, и сглотнул, с трудом соображая, что за монстр маячит перед глазами? Но додумать не успел: Петр втянул хозяина в квартиру за воротник затрещавшей рубашки, а Игорь надавил на дверь, захлопнув ее перед питоньей головой.

– Кто, кто, кто, кто, кто это? Кто? – истерическим голосом выпалил хозяин.

– Мужик, тебя заело, – заметил Петр.

– Меня зовут Арсений! – рявкнул мужик.

– Куда зовут? – не понял Петр.

– Чего?!… Тьфу! Я спрашиваю, кто это?!

– Дождевой червяк-мутант, – с серьезным видом сообщил Игорь. – Сам понимаешь – экология ни к черту… Но это мелочи – в новостях сказали, что скоро трехметровые медведки из-под земли попрут, и тогда начнется настоящая катастрофа.

Глаза Арсения квартиры ощутимо увеличились в размерах.

– Здесь есть телефон? – тем же голосом спросил Игорь.

– У меня есть, – сказал Петр. – И пистолет тоже, на случай, если эта змеюка пробьет дверь. Куда звонить?

– В Министерство культуры.

Петр и Арсений забыли о питоне и в немом изумлении уставились на Игоря.

– Зачем в министерство?! – выдавил растерянный Петр.

– В милицию звони!!! – взорвался Игорь. – Ты чего, в самом деле, глупые вопросы задаешь?

– Так, они же психушку вызовут! – воскликнул пришедший в себя Арсений.

– А что, пусть вызывают, – одобрил Петр. – Главное, чтобы приехали, а мы посмотрим, кто кого скрутит – санитары питона или он их. Делаю ставку на санитаров – они даже на разъяренную гориллу смирительную рубашку наденут.

– Ставлю сто рублей на питона, – решил Арсений.

– Народ, вы в своем уме? – заподозрил неладное Игорь.

– А что такого?.. Ой… – Арсений посмотрел в глазок и отшатнулся: питон собирался в кольца, не отрывая взгляд от двери. – Быстрее звоните: он собрался на таран!

– И чего ему дома не ползалось? – пробормотал Петр, набирая номер. Питон ударил, проверяя дверь на прочность, и пришел к тем же выводам, что и люди: дверь хлипкая, долго не выстоит. Он ударил вторично – дверь заходила ходуном, треснули хлипкие филенки. Арсений прислонился к ней спиной и слезливо запричитал:

– И почему я не поставил металлическую, пока за полцены предлагали?

– Я не психолог, чтобы поговорить об этом, – буркнул Петр, набирая второй номер. – Алло, Катюша? Срочно купи маленького питончика, приеду в офис – придушу эту тварь собственными руками! И еще «Оку» купи… Две!

Игорь бросил на него вопросительный взгляд. Петр пояснил:

– Если я снова заеду в подъезд, то не застряну между этажами.

Замок не выдержал третьего удара и вырвался из двери. Арсений исчез в глубине квартиры, дверь со скрипом отворилась, и питон уверенно заполз в квартиру. Игорь и Петр отступали, не отрывая от него взгляда, питон сворачивался кольцами, готовясь к финальному прыжку.

– Стреляй! – шепотом скомандовал Игорь.

– Рано, – ответил Петр, не спуская глаз с пресмыкающегося. – Пусть подползет поближе.

Действия нового русского мало походили на храбрость, и Игорь не мог понять – для чего питон должен подползти ближе? Еще ближе – это практически столкнуться с ним нос к носу и… Игорю представилось, что Петр выстрелит, когда питон нападет на Игоря и проглотит его по пояс сверху. Внезапно до него дошло.

– Так ты близорукий? – воскликнул Игорь. – Так бы стразу и сказал, чего волынку тянул? Давай пистолет, я выстрелю!!!

– Сам справлюсь! – Петр не дал Игорю дотянуться до пистолета, а когда питон собрался прыгнуть, выстрелил шесть раз подряд. Питон дернулся и забился в агонии – полка для обуви разлетелась щепками, туфлями и ботинками, а вешалка погнулась и сорвалась со стены. Игоря и Петра словно ветром сдуло.

Минут через пять после того, как в коридоре воцарилась тишина, хозяин квартиры осторожно выставил из кухни небольшое зеркало – видел, что солдаты в кино поступают точно так же – и посмотрел на притихшего питона. Выглядывать лично он побоялся.

– Ну, как? – шепотом спросил Игорь.

– Мертв, – так же тихо ответил Арсений.

Они облегченно выдохнули, но в этот момент на кухне появилось черное облако, быстро принявшее знакомые Игорю очертания. Троица вскрикнула от ужаса: перед ними стоял мрачный черт. Сложив руки на груди, он с нескрываемым любопытством рассматривал сжавшихся от ужаса людей.

– Ну, все… точно допился… – сделал вывод Петр, но на всякий случай вскинул на черта пистолет и попытался выстрелить. Оружие неизменно давало осечку. Черт отрицательно покачал головой:

– Еще не допился, но финал не за горами, – невозмутимо пояснил он и сделал шаг вперед. Петр и Арсений быстро-быстро расползлись по углам, а черт встал напротив мысленно попрощавшегося с жизнью Игоря. – Ну, что скажешь?

Игорь попытался ответить достойно и патетично – как умирающие герои перед казнью, но сумел выдавить всего лишь слабый стон с весьма неопределенными интонациями.

– Понятно, – усмехнулся черт. – Так и быть, смертный, на этот раз прощаю. Но в следующий раз хорошенько подумай, прежде чем отправишь посылку моей матери!

Игорь моргнул, и черт пропал, оставив слабый запах серы.

Прошла долгая минута молчания, прежде чем Игорь почувствовал обращенные на него взгляды.

– Ничего себе новости, – выпалил потрясенный Петр. Он уже не знал, чему удивляться больше: произошедшим событиям или действиям Игоря. – Ты отправил им посылку? По какому адресу? Ее, что, и на почте приняли?

– Не совсем… – напустил туману Игорь, не желая продолжать тему.

– Вот моя визитка, – Петр протянул ему карточку. – Если понадобится помощь – звони, не раздумывая: ты перевернул мои представления о жизни. Надо же, отправить посылку самому черту! В честь чего, друг?

– Черти попутали… – Игорь вытер пот со лба.– Здесь вода есть? Пить хочется страшно…

Арсений открыл кран и подставил стакан. Мутная, но сильная струя светло-коричневой пены в один миг наполнила стакан и обрызгала его самого. Арсений отскочил, недоверчиво принюхался, поморгал, приблизил стакан к носу и восхищенно воскликнул:

– Пиво, мужики! Настоящее! – радостно глотнул и скривился от отвращения. – Кислятина…

Джип вытащили из подъезда, сломав верх кабины и срезав остатки перил – иначе он не проходил. «Москвич» вытолкали через открытое окно, приставив к подоконнику длинные и толстые доски, оказавшиеся среди квартирного хлама. Вопреки ожидаемому, доски оказались отличными. Игорь подумал, что владельцы намеревались послать их по другому, вполне земному адресу, но в процессе загрузки досок некий рабочий уронил одну на ногу и произнес ключевую фразу. В результате непредумышленного посыла полтора кубометра древесины очутились далеко от изначально запланированного места, хотя Игорь сильно сомневался в том, что рабочий послал доски именно к черту.

Изувеченный автомобиль упал с высоты в десять с лишним метров, но хуже от этого стал выглядеть только асфальт.

Как-то одновременно дом окружили журналисты из разных газет и телекомпаний, словно заранее сговорились взять жильцов в двойное оцепление и никого не выпускать без интервью. Корреспонденты засыпали присутствующих вопросами о том, как автомобили попали в подъезд, но столпившиеся в отдалении ответственные люди с умным видом молчали: мол, нечего глупые вопросы задавать, и так всё понятно. Водитель вместо ответа лаконично щелкнул себя по горлу, а страховой агент и команда экспертов и вовсе отзывались матерными словами: тут пытаешься составить правдоподобный отчет о причинах аварии, а журналисты уже все уши прожужжали бесконечными глупыми вопросами о паранормальных рисках и страховках от полтергейста. Высыпавшие из подъезда жильцы вместо ответов на прямые вопросы с маниакальной настойчивостью жаловались на беспорядки в стране и требовали доложить о безобразиях президенту. Дрессировщик и вовсе ушел по-английски, ни с кем не попрощавшись.

Уставшая журналистка местной телекомпании отошла от толпы переговаривающихся жильцов и присела на оставшееся от джипа переднее сиденье: ничего существенного выяснить не удалось. Вдобавок, жильцы обвинили ее в продажности чиновникам и неправильном освещении материалов. Рывком сорвав с головы крохотные наушники, она мрачно заявила:

– Меня никто не любит.

– Я тебя люблю! – воодушевленно ответил оператор, намереваясь ее поддержать: иначе злость журналистки обрушится на него же, едва они отъедут с места событий. Не впервой.

Журналистка поймала его на слове:

– Женишься?

Прозвучало так, словно раздался выстрел из пушки в приговоренного к смерти. Народ неподалеку умолк и повернул головы в их сторону.

– Нет, спасибо, – отказался оператор: ему хватало профессиональных скандалов и на работе, и выслушивать обвинения бесплатно после работы он не намеревался. Толпа отвернулась и снова загомонила о личном. Журналистка сжала наушники, те сломались с глухим щелчком. Оператор поднял руки. – Ладно, сдаюсь: тебя никто не любит.

Журналистка отбросила сломанные наушники в урну и сердито выпалила:

– Ты просто невозможен!

– А ты – абсолютно нереальна, – ухмыльнулся оператор. – Хорош дуться, работы полно. Поехали!

Журналистка мрачно посмотрела на оказавшегося рядом Игоря.

– А ты чего тут улыбаешься? – рявкнула она. Мало того, что основной участник событий не желает отвечать на поставленные вопросы свободной прессы, так еще и на нервы действует.

– Я знаю, почему вас не любят, – ответил тот, старательно стирая с лица улыбку. Улыбка упрямо не исчезала. – Хотите, расскажу об этом в камеру?

– Тоже мне, тайна, – буркнула журналистка. – Сволочи потому что, вот и не любят. Короче, молчел, вот моя визитка. Надумаешь рассказать, что у вас произошло, звони.

Игорь сунул визитку в нагрудный карман рубашки.

– Непременно позвоню, – сообщил он. – В будущем апреле, первого числа. Раньше – никак.

– Да хоть тридцатого, – ответила журналистка: что день смеха, что Варфоломеевская ночь – один хрен, сенсации в любое время нужны.

Дверца редакционного джипа захлопнулась, автомобиль рванул с места и вскоре затерялся в потоке машин.

Когда деформированные «Чероки» и «Москвича» загрузили в кузов грузовика, Игорь попрощался с Петром и зашагал домой. Предприимчивый Арсений к этому времени разрубил на куски и разделал «матерого червяка» – чего зря свежему мясу пропадать? Тем более, что не так давно по одной программе показывали, как их правильно готовить. Игорю, исполнившему роль наживки, тоже перепал приличный кусок, и еще немного досталось коту с восьмого этажа – надоело слышать его требовательное мяуканье.

История закончилась вполне мирно, если не считать гибели питона, изувеченного подъезда и…

– …и кучи хлама в родной квартире, – мрачный, как грозовая туча, вслух закончил мысль Игорь. Избавление жилья от мусора растянется месяца на полтора, не меньше. Теоретически, навести порядок можно и за один день при помощи команды гастарбайтеров из ближнего зарубежья, но лучше проделать уборку собственными силами: дешевле и надежнее. Ведь посторонним не скажешь, что, к примеру, сберегательная книжка на предъявителя – это частная собственность, а не подлежащий выносу мусор. Как и музыкальный центр, телевизор, видеомагнитофон и куча нужных вещей, появившихся в квартире без помощи потусторонних сил.

Пробираясь сквозь кучи хлама к засыпанному дивану и радуясь, что черт не выслал продуктовые отходы недельной давности, Игорь сбросил его с половины дивана и лег около кучи исписанных бумажек.

– Господи… что за барахло? – устало пробормотал он, рассматривая листки и по одному сбрасывая их на пол. Тысячи страниц с никому не нужными записями – им самое место в костре или мусорном контейнере, а не на диване в малогабаритной квартире. И если начать выбрасывать их прямо сейчас, то к концу лета квартира снова примет чистый вид.

Игорь пробормотал невнятную фразу и закрыл глаза: уставший организм требовал перерыва на дневной сон.

Глава 2. Находка

Уборка продолжалась четвертый час.

Игорь заполнил три мусорных бака из шести, но ощущал себя так, словно выполнил двойную норму по добыче угля с помощью отбойного молотка. Он не знал, насколько устают шахтеры после смены, но подозревал, что они согласятся с его сравнением.

Усевшись на рыболовный стульчик, Игорь складывал исписанные листки в кипы, перевязывал их бечевкой и переносил в коридор, сожалея о том, что в начале двадцать первого века вместо пионеров, собирающих макулатуру, по квартирам ходят воры, собирающие драгоценности, или коммивояжеры, за деньги всучивающие завернутый в красочную упаковку хлам с той же помойки.

Не желая вставать, он кое-как дотянулся до большой кучки из старых журналов и дернул ее на себя. Потревоженная горка пошатнулась и скатилась с серого ящика, веером рассыпавшись по полу. Изумленный Игорь понял, что его сумрачную жизнь осветил лучик света: ящиком оказался телевизор с диагональю в семьдесят два сантиметра.

– Что б мне провалиться на голову соседям! – пробормотал он. Если это шутка черта, то она довольно странная. Но теперь он приготовился ко всему, даже к тому, что следом за телевизором из-под кучи мусора выкарабкаются его хозяева и затребуют технику обратно. Но это вряд ли, конечно: какой идиот попрется к черту на Кулички за лично посланным туда же телевизором? – Интересно мне знать, чем же он не угодил владельцам?

Ни единой царапины и никакого запаха сгоревших деталей. По всему выходило, что телевизор исправен, и на ум приходило единственное предположение: прежние владельцы запутались в настойках и сгоряча сказанули заветную фразу.

Мучиться в догадках Игорь не стал – чего гадать о причинах, если включение в сеть даст ответы на все вопросы. Поставив средней тяжести телевизор на старинную тумбочку с сотней слоев облупившейся краски, он воткнул шнур в розетку. Телевизор засветился яркой синевой и зашипел на манер погибшего питона, но не полыхнул и не заискрился. Игорь заранее приготовился швырнуть телевизор в открытое окно, если тот задымится (не ровен час, искра упадет на мусор – такое пламя возгорится, что тепло почувствуют на противоположной стороне дома), или, на крайний случай, выпрыгнуть лично, успокоился и вставил в гнездо штекер от антенны. Экран засиял яркими красками рекламы шампуня. На Игоря уставилась восхищенная вымытыми волосами фотомодель. Судя по выражению ее лица, шампунем она мылась впервые в жизни, и до сегодняшнего дня о его наличии даже не подозревала. С языка Игоря сорвался ехидный комментарий по данному поводу, и в следующую секунду из экрана вылетел поток благоухающей воды и окатил Игоря с головы до ног: реклама шампуня уступила место рекламе духов. Следующий комментарий оказался куда более емким и эмоциональным. Ошарашенный Игорь провел ладонью по лицу, избавляясь от капель ароматной воды, открыл глаза и в ужасе отскочил от телевизора: на него обрушилась фруктовая волна из рекламы леденцов. Апельсины и яблоки, ананасы и персики сбили его с ног и засыпали с головой. Игорь с трудом поднялся, преодолевая тяжесть фруктов и пьянея от смеси концентрированных запахов, как на него спикировала стая крылатых памперсов. Моментально впитав ранее вылившуюся из телевизора ароматизированную воду, памперсы безбожно раздулись и объевшимися поросятами развалились на полу. Для полноты картины им не хватало разве что поросячьх хвостиков и пятачков.

Отлично зная, что рекламная пауза длится в два раза дольше стандартного перекура, Игорь выбрался из груды растолстевших памперсов и поспешил переключить канал.

Два накачанных мужика зверски мутузили друг друга всем, что попадалось под руку, не давая противнику дотянуться до гранатомета. Один из них после смертельного в реальной жизни удара ломом упал недалеко от экрана, второй дотянулся до гранатомета и хладнокровно выстрелил в противника. Но тот откатился, а снаряд вылетел из телевизора, пролетел сбоку от Игоря и, юркнув в открытую форточку, унесся в ночную темноту. Игорь большими глазами проводил снаряд в первый и последний путь. Теперь он понял, почему прежние владельцы послали телевизор к чертовой бабушке.

Далеко от дома появился огненный столб огня, и слегка запоздавший грохот взрыва с силой ударил по стеклам. Одновременно с собаками взвыли сигнализации автомобилей.

Игорь очнулся, и пока драчуны не перешли к использованию танков и авиации, вновь переключил канал. От яростных криков из телевизора заложило уши. Испугавшийся Игорь отпрянул и только на вторую секунду понял, что пламенная речь предназначалась не по его душу: гости программы ожесточенно ругали друг дружку, а ведущий тщетно пытался унять разгоряченных спорщиков. Игорь скривился от отвращения, и метко запущенный им фрукт влетел в телевизор, чтобы с сочным хлюпаньем распластаться на лице яростно ругавшегося гостя студии.

– Да!!! – воскликнул Игорь, восторженно потирая руки: о подобном развлечении он мечтал всякий раз, когда натыкался на эту программу. В студии наступила мертвая тишина: присутствующие уставились на сползающее с лица гостя студии абрикосовое пюре с косточкой. Очки ведущего сами собой поднялись на лоб, а пюре сорвалось и хлюпнулось на новенький костюм побагровевшего крикуна.

Телевизионные страсти вышли на новый уровень.

– Кто запустил ананас, уроды? – вскричала неграмотная жертва покушения, устремив на зрителей убийственный взгляд.

– Хорошая идея! – обрадовался Игорь, отмечая, что его возглас, кажется, услышали… Но осмыслить не успели: в телевизор полетели рекламные ананасы, яблоки, бананы и апельсины. – Да я вас памперсами закидаю!

Ведущий, спорщики и зрители в прострации уставились на камеру, откуда, как из рога изобилия, выбрасывалось фруктово-памперсное разнообразие. Оппоненты обрадовались бомбардировке противников, но отчего-то вознегодовали, когда волна фруктовых ароматов накрыла с головой их самих.

Игорь вошел во вкус и закидал студию оставшимся после знакомства с чертом хламом. Магнитофоны полетели вслед за памперсами, и участники шоу, смешавшись со зрителями и прикрываясь стульями как щитами, быстро разбежались, кто куда. Звукорежиссер программы на всякий случай включил беспрерывное «пииии», не без основания подозревая, что не сумеет полностью заглушить доносящиеся из студии эпитеты.

А когда Игорь швырнул в телевизор двухметровую доску, изображение сменилось технической рамкой с извинениями. Доска стукнулась о строчки и упала на пол, сбитые буковки рассыпались по полу разноцветным конфетти.

– Ага, получили! – возликовал Игорь. Отбросив зверски исцарапанную дощечку для кошек, он переключил телевизор на следующий канал и задумчиво хмыкнул: изображение оказалось не особо четким, но почему-то знакомым. Какой-то миг он вспоминал, где мог увидеть каменный колодец, и почему черно-белая картинка с кучей помех вызвала из глубин души панический ужас. А когда под мрачные симфонические подвывания из колодца на центре поляны высунулась девочка с длинными, скрывающими лицо черными волосами, Игоря затрясло от ужаса: показывали «Звонок» – американскую версию знаменитого фильма ужасов. Сердце сдавила ледяная когтистая рука, и прошло две длиннющих секунды, пока Игорь нашел в себе силы выйти из окаменения и выдернуть шнур из розетки. Девочка подошла к экрану настолько близко, что ее волосы вытянулись из кинескопа. Еще секунда, и она сама бы выбралась в реальный мир.

Игоря трясло как в лихорадке. Теперь он понимал, что идея прежних владельцев телевизора послать чудо-технику к черту не такая глупая, как ему показалось в начале. С таким телевизором придется крайне осторожно выбирать программы для просмотра. Риск – дело благородное, но не настолько, чтобы выводить из телевизора призрака-убийцу в настоящий мир. Киношному кошмару без разницы, куда выкарабкиваться, но в реальной жизни и без него ужасов хватает.

Пронзительно зазвенел телефон.

– А-а-а! – выкрикнул Игорь. Его передернуло от вернувшегося ужаса, ослабевшие руки мелко затряслись. Звонок повторился. – Господи, за что?

Вспомнилась фраза из фильма: «Через семь дней ты умрешь!»

Дзынь!

Игорь кое-как встал и на ватных ногах подошел к телефону.

Дзынь!! – надрывался телефон. – Дзынь!! Дзынь!!

Он дотронулся до трубки: но дрожащие пальцы никак не могли ее ухватить.

Дзынь!!!

«Неделя жизни – это так мало… – пронеслось в голове. – А ведь я еще столько не успел, ничего не увидел… Я… я… я… кстати-кстати!» – вынырнувшая из подсознания мысль заставила его возликовать. Игорь схватил трубку и прокричал:

– Я не смотрел кассету! Ты не имеешь права меня убивать!

В трубке раздалось испуганное «глунк!».

– А что, за это уже убивают? – не на шутку перепугался невидимый собеседник и обратился к кому-то у себя. – Катюша, срочно вырубай видик: в городе видеоманьяки! Вот дожили, а, нормальное кино нельзя посмотреть! Ладно, я завтра домашний кинотеатр с DVD куплю.

Игорь сглотнул: кажется, обошлось.

– Кто это? – переспросил он полушепотом. Внутренний голос облегченно вздохнул за обоих.

– Свои, – убеждающе произнес незнакомец.

– В полпервого ночи? – возмутился Игорь. – Вы в курсе, что «свои в такую погоду дома сидят и телевизор смотрят»?

– А я что делал, по-твоему? – возмутился собеседник. – Это Петр, не узнал, что ли?

– Петр?

– Ну, водитель «Чероки» в твоем подъезде!

– Тьфу ты, господи… – Игорь вытер набежавший пот со лба. Руки еще тряслись, но трубку держали крепко. – Слушай, я тут немного того, так что…

– Да я сам такой же после сегодняшнего, – по своему понял волнение Игоря Петр. – До сих пор в себя прийти не могу.

Они немного помолчали, вспоминая прошедшее.

– Что случилось? – спросил Игорь.

Петр прокашлялся и, немного смущаясь, что вообще-то новым русским не свойственно, произнес:

– Да, понимаешь, никак не могу понять одну вещь. Скажи мне как другу, в честь чего ты отправил посылку чертовой матери? Тебе на Земле некому подарки отправлять? Или она – твой дальний родственник?

Игорь в полном изумлении посмотрел на трубку телефона.

«Зашибись, вопросы, – подумал он. – Простенько так, с детской наивностью».

– Нет у меня там никаких родственников, – сухо отрезал он. – Еще чего не хватало! Прости, Петр, но я хочу спать. Давай завтра обо всем поговорим.

– Договорились! – не стал спорить Петр. – Я перезвоню.

Игорь положил трубку и еще раз выдохнул. Киношные кошмары так и остались киношными, но во избежание новых неприятностей от телевизора необходимо избавиться. Но к черту лучше не посылать – как бы хуже не стало. Телевизор можно выключить, нажав на кнопку или выдернув шнур из розетки, а если черта дернуть за хвост, то он не выключится, а еще более озвереет.

Решение проблемы пришло быстро. Отыскав среди бумаг чистый лист и старый, но еще не высохший маркер, Игорь написал большими буквами: «Супертелевизор! Даром только сегодня!», прикрепил бумагу тонким скотчем, вынес телевизор в коридор и поставил его перед соседней квартирой. Здесь жил сосед, с которым он постоянно ругался, так что доставить ему несколько неприятных минут – это дело чести.

На всякий случай приложив ухо к двери и прислушавшись – вдруг сосед не спит, Игорь требовательно позвонил, не убирая палец с кнопки секунд пятнадцать. Но, услышав бурчание приближавшегося соседа, быстро юркнул в родную квартиру, тихо-тихо закрыл дверь и прильнул к глазку, чтобы полюбоваться дальнейшим развитием событий.

Сосед с гневно-убийственной руганью и мухобойкой в руке выскочил в коридор, споткнулся о телевизор и едва не кувыркнулся вниз по лестнице. Ругань не прекратилась, но после изумленного вздоха и прочтения соседом короткой записки плавно перешла с гневно-убийственной интонации на восторженно-ликующую. Сосед внес телевизор в квартиру и захлопнул дверь.

1 2 3 4 5 6 >>