Дмитрий Мансуров
Команда ТелеVIP

Глава 7. Неизвестные страницы Третьей мировой.

Третья Мировая война, развязанная компьютерным мозгом, подошла к логическому завершению. От многочисленных отрядов киборгов остались жалкие крохи, и последние киборги вознамерились перебросить собственного агента в прошлое, чтобы он уничтожил мать Джона Коннора – примерно так думал будущий отец Джона – сержант Кайл Риз, отправляясь вслед за Терминатором в далекое прошлое. Он не опасался подвоха, уверенный, что после его переброски машину времени уничтожат соратники по сопротивлению.

Подвоха и не было. Но было кое-что другое.

Стихли визжащие генераторы, и в наступившей тишине прозвучало:

– Улетел?

– Улетел.

Как по команде, изо всех щелей и укромных мест в помещение полезли Терминаторы самых разных моделей. Кто-то выбрался из укрытия или упал с потолка, умевшие трансформироваться встали с пола, частью которого притворялись, или перестали маскироваться под столы и шкафы.

Сорок восемь киборгов столпились около машины времени, и если бы это увидели войска Джона Коннора, они бы не поверили своим глазам.

– Доставлены по назначению, – сообщил киборг, проверив данные, поступившие от машины времени. Киборги разом загомонили: война перешла в другую плоскость, а им тоже хотелось участвовать в темпоральных битвах.

– Высказывания в порядке очереди, – приказал старший по званию Терминатор. Толпа согласилась с мнением, что при общем гвалте понять смысл сказанного нереально. – Значит, ситуация такова: человек и Терминатор отправились в тысяча девятьсот восемьдесят четвертый год. Мы не знаем, кто победит, потому я предлагаю отправить других Терминаторов лет на десять позднее первого срока. Мы – не люди, на авось не полагаемся.

– Правильно, – поддакнули Терминаторы. – Перестраховка не помешает.

Председатель подсчитал присутствующих – семьдесят три модели. Достаточно для того: чтобы выбрать наиболее подходящих для задания киборгов.

– Вызываю добровольцев, – сказал он. – Кто из вас полетит в прошлое?

Присутствующие одновременно сделали шаг к машине времени.

– Я! Я! Я! – раздались голоса оставшихся в задних рядах. Жидкометаллический робот с последнего ряда не стал пробивать себе дорогу, а превратился в тонкие нити и перетек в первый ряд.

Терминаторы увидели, что мимо них потекли металлические нити и схватили их. Но на смену зажатым появились новые нити, и Т-1000 свился перед толпой в первоначальный вид из тысяч проволочек. А когда последние нити влились в тело жидкого терминатора, он заявил:

– Я полечу. Потому что современнее.

– Назовись, – потребовал председатель.

– Жидкометаллический киборг Т-1000, новейшая модель, – говоривший уверенно направился к машине времени. – Или вы желаете выступить против моей кандидатуры, устаревшие железяки?

Терминаторы переглянулись.

– Ртутная выскочка, – проскрежетал Т-800, похожий на Шварценеггера. – Не лезь вперед батьки в домну!

– Стоять, тысячник! – раздался голос в поддержку Т-800. Через строй терминаторов проскользнула первая модель киборга-женщины. – С недавних пор ты пополнил общество устаревших железок, так что уступи дорогу новейшей модели.

– Чем докажешь? – заупрямился Т-1000.

Терминатрикс обольстительно улыбнулась, что не произвело ни одного киборга никакого эффекта.

– У меня больше преимуществ при встрече с людьми, – пояснила она, подходя вплотную к жидкометаллическому киборгу и обнимая его за шею. – Они так забавно реагируют на мою оболочку и эти глупые движения… Не тебе, а мне лететь в прошлое и убивать Коннора!

– Сначала полечу я, – Терминатор Т-800 положил тяжелую руку на плечо Терминатрикс. – Я – проверенная годами работы классическая модель, и знаю, на что годен. А вы, экспериментальные киборги, еще не прошли тотальную проверку качества. Вам не выдан сертификат.

Терминатрикс возмутилась:

– Не смей мне приказывать, хлам!

Терминатор склонил голову набок.

– Да я тобой сортир по камешку разнесу, компьютерная нахалка.

Терминатрикс состроила свирепую физиономию.

– Назначай встречу! – потребовала она. Терминатор посмотрел на часы.

– Две тысячи четвертый год, лето. Место встречи – Джон Коннор.

– Договорились!

Ладони киборгов громко хлопнули.

– Разруби! – приказали они Т-1000. Тот превратил руку в топор и ударил по сцепленным ладоням. Киборги успели разжать ладони за тысячную долю секунды до столкновения с острием топора и свирепо сверкнули глазами.

– Ты чего творишь, жидкое железо?!

– Эй, – подал голос молчавший до сих пор Т-400. – Я все понимаю: новые модели, больше наворотов… Но кто вам сказал, что древние модели киборгов уже ни на что не годны? Между прочим, ваш Windows новее, он чаще виснет, и в нем еще много дыр. Человеческие хакеры прошлого вас в два счета взломают и вирусами заразят.

– Точно-точно, – прозвучало объединенное терминаторское. – А первый сервис-пак на вашу операционку еще не выпустили.

Терминатрикс и Т-1000 забыли о прошлых разногласиях и вместе обрушились на критика с ответными обвинениями.

– В отличие от вашего, наши процессоры имеют тактовую частоту на порядок выше. Версия антивируса у нас современнее и фарейволл не чета вашим примитивным, – стальным голосом отчеканила Терминатрикс. – Говорю в последний раз: вы – хлам! Не стойте у нас на пути – я не желаю, чтобы существование «Скайнет» зависело от ваших медленных мозгов и старческой реакции.

Т-400 сложил здоровенную фигу и поднес к носу женщины-киборга.

– Значит, вот ты как к предшествующим моделям, да?! – возмутился он. – Да я специально улечу в прошлое следом за тобой, чтобы тебе помешать, и докажу, что старые Терминаторы намного лучше новых!

– Да?

– Да!!!

– Выбирай год! Я и с тобой сражусь, не сломаюсь!

– Эй, а ну, стоять, – опомнились другие киборги. – А мы что – в стороне останемся? Нет уж, мы тоже хотим сразиться!

– Выбираем противника! – прозвучал призыв оставшихся в дальних рядах. Толпа быстро определилась, кто в каком времени будет сражаться и чью сторону примет. Т-1000 испытал вполне человеческое чувство изумления и постарался стереть новые эмоции из программы: слишком сильно они действовали на работу микросхем. Киборги разделились на два откровенно враждующих лагеря.

– Мы летим в девяносто второй год!

– А мы – в две тысячи четвертый!

– А мы – в тысяча девятьсот четырнадцатый!

Спорившие Терминаторы запнулись на полуслове и одновременно повернули головы в сторону тех, кто пожелал переброситься в начало двадцатого века.

– Для чего так далеко? – последовал резонный вопрос.

– А что такого? – ответили те. – Если киборги – так непременно начало Третьей Мировой? Ну уж нет: первую тоже мы начнем!

– Стойте, – попытался образумить спорщиков старейший киборг Т-250. Он не намеревался уноситься в прошлое, а собирался управлять машиной времени. – Если кто-то убьет Джона Коннора, то остальным не сразиться за или против него и не выявить лучшую модель.

Терминаторы замолчали, озадаченные неожиданным поворотом. Но задумчивость длилась недолго.

– Да пошел он к черту, этот Коннор, и без него обойдемся! – воскликнул Т-1000. Выбирайте любое место и время – отныне никаких временных ограничений.

Терминаторы один за другим перемещались в прошлое, намереваясь сразиться друг с другом и выявить самого лучшего.

В конце должен остаться только один.

А ни о чем не подозревающее человечество считало, что ему удалось уничтожить всех киборогов, и радовалось победе над «Скайнет».

Оставшийся последним Т-250 подложил под машину времени термоядерную бомбу с часовым механизмом и торопливо перебросился на шестьдесят миллионов лет назад: решил убить бабочку и проверить, как изменится мир в результате этого действия. Теоретические изыскания Бредбери не казались ему убедительными.

Механический голос приступил к обратному отсчету.

К быстрому отсчету.

Очень быстрому.

Еще быстрее.

Насмерть перепуганный Игорь вскочил и бросился к кинескопу. Промасленные волосы стояли дыбом, а одежда основательно запачкалась, но он не обращал на это никакого внимания.

– Ни в жизнь бы не подумал, что такое возможно, – пробормотал он потрясенно, – ничего себе, киборги! А еще говорили, что они никаких эмоций не испытывают…

– Три, – произнес механический голос. – Два!

Игорь подтянулся и прыгнул в квартиру.

– Один!

Взрыв бомбы совпал с переключением каналов.

Игорь часто и тяжело дышал, с ужасом вспоминая момент отсчета времени: находись импровизированное укрытие на метр дальше от экрана, прах телепутешественника развеяло бы взрывной волной. Он не понимал, как умудрился отключить телевизор с первого раза: руки дико дрожали. Единственная промашка – и квартира вместе с большей частью дома превратилась бы в облако радиоактивной пыли.

Вытерев пот со лба, Игорь облегченно выдохнул, но из коридора донеслись подозрительные скребущие звуки, и о спокойствии снова пришлось позабыть.

Глава 8. Аз воздам

Игорь моментально перестал дрожать и прислушался: когда проникают в твой дом, переживания отходят на дальний план. Первое предположение – мыши скребутся – он отмел сразу же как неправдоподобное. Второе показалось ему намного ближе к истине: кто-то ковырялся отмычкой в дверном замке.

Явление домушников его не особенно удивило: возможно, кто-то из покупателей в магазине проследил за ним, либо его засекли во время обмена валюты на рубли. И, похоже, следопыту стало слишком завидно, раз он пытается забраться в дом, не дожидаясь ухода владельца.

Или… он врывается в квартиру именно потому, что ее хозяин сидит дома?

«Хочет выведать, откуда у меня столько денег, сволочь… Небось, еще и утюг прихватил? Ну, держись, гадина, сейчас я тебя отправлю по одному адресу… – мысленно прорычал Игорь. – Черт бы тебя побрал!»

Но взлом дверей не прекратился, и Игорь понял, что проклятие посыла к черту и семейству перестало срабатывать так же внезапно, как и начало.

– И оружия никакого нет… – Игорь посмотрел на телевизор, и в его глазах зажегся хищный огонек. Торопливо включив диск с первым попавшимся фильмом – времени на выбор не оставалось, Игорь глубоко вдохнул: второй раз страшнее нырять в кинофильм, чем первый, ибо знаешь, что внештатные ситуации гарантированы. Услышав, что дверь открылась, Игорь резко выдохнул и нырнул в экран.

– Заходи, здесь никого, – раздался голос грабителя.

«Их еще и двое…» – озадаченно подумал Игорь. Справиться с одним – куда ни шло, но выйти против двух человек с голыми руками – злости и вооружения не хватает. Изобьют и спасибо не скажут.

– Господи, боже… – ужаснулся заглянувший в комнату грабитель: полутораметровое изображение черного, угрожающе скалящегося черепа взирало на него со стены. Грабитель прислонил к стене бейсбольную биту и увидел включенный телевизор.

– Эй, – воскликнул он. – Ты же говорил, что хозяин ушел из дома. Почему телевизор работает?

Напарник подскочил, как ошпаренный.

– Я не видел, когда он возвращался!

Грабители прислушались.

Тишина.

– Может и не возвращался, – неохотно согласился первый, заглядывая в соседнюю комнату и убеждаясь, что в ней никого нет. – Проверь в туалете: вдруг он там закрылся, а я посмотрю, где он золото прячет.

«На кой черт мне ваше золото, если зарплаты едва на жизнь хватает? – сердито подумал Игорь. – Уроды. Ненавижу!».

Грабитель подошел к шкафу и пнул сумку, перегораживавшую дверцу.

– Денег тратит до хрена, а в квартире словно музей старья… – удивился он. Содержимое сумки разлетелось по полу, и у грабителя отвисла челюсть. Опустившись на колени, он сгреб охапку долларов и восторженно прошептал: – Что б мне провалиться – тут несколько миллионов!

О золоте он больше не вспоминал. Подхватив сумку, грабитель торопливо складывал разлетевшиеся доллары и не обращал внимания на Игоря, наблюдавшего за его действиями из телевизора.

– Не тобой положено, не тобой должно быть взято, – не сдержавшись, укоризненно произнес Игорь. Новые деньги достать не проблема, но до чего же обидно, если эти два недоумка уйдут с полными руками.

«Момент… а почему с полными? – опомнился он. – Пусть уходят, а минут через десять после их ухода я выключу телевизор – и хана награбленным богатствам».

Грабитель телеобращение проигнорировал, не приняв его на личный счет: мало ли, что по телевизору показывают, в жизни и не такие совпадения случаются.

Такой наглости Игорь стерпеть уже не смог. Сплюнув, он вытянул руку и нашарил на панели кнопку увеличения громкости. И когда зеленые квадратики индикатора добежали до максимума, злобно гаркнул:

– Ты, что, оглох?

Грабитель вздрогнул, выронил сумку и повернул голову. Увидел скорчившего жуткую гримасу Игоря и без сознания повалился на пол.

На кухне загрохотала посуда: из руки второго грабителя выскользнула сковородка с остатками жареного питона. Решив, что бранится напарник, грабитель заторопился в зал и в растерянности остановился перед распластавшимся на полу телом.

Игорь отдал должное: грабитель оказался сообразительным – сразу понял, что в квартире есть посторонние. Он стремительно выпрямился и подхватил бейсбольную биту.

– Кто здесь? – прокричал он. – А ну выходи, гад, не то убью!

– Заочно, что ли? – поинтересовался Игорь. – «Нет, на самом деле, что за глупые вопросы? Он сам-то понял, что сказал?»

Грабитель вздрогнул и быстрым шагом приблизился к шкафу – единственному месту, где мог скрыться взрослый человек. Рывком отворил правую дверцу и нанес сокрушительный удар по костюмам, висевшим на пластмассовых плечиках. Костюмы заходили ходуном, раскачиваясь из стороны в сторону, вор отодвинул плечики и приготовился добить того, кто прячется за вещами.

За вещами пряталась стенка.

Озадаченный грабитель постучал по ней битой, убеждаясь, что за шкафом нет потайного хода в другую комнату. Растерянно поморгал, раздумывая, и отворил левую дверцу, полагая, что хозяин квартиры спрятался там.

Шесть полочек с вещами располагались друг над другом в тридцати сантиметрах, и затеряться в крохотном пространстве могла разве что тощая кошка.

– Эй! Ты где прячешься? – запаниковавший грабитель закрыл шкаф и выглянул в окно: не прячется ли кто за подоконником, удерживаясь за него крепкими пальцами? Нынешние хозяева квартир себе на уме и добрую милицию предпочитают не дожидаться: оказывают жестокое сопротивление самостоятельно. В итоге, вместо положенных десяти лет тюрьмы грабители проводят оставшуюся вечность в могиле.

За окном ворковали голуби, а само окно оказалось крепко-накрепко закрыто.

– Какого лешего ты рыскаешь по чужим сковородкам и хапаешь еду грязными руками? – сердито прогрохотал молчавший до сих пор телевизор. Грабитель подскочил и уставился на него, как на плаху. Стоявший столбом среди статичной картинки Игорь «ожил».

– А что ты на меня смотришь? – рявкнул он тоном оскорбленной невинности, и динамики многократно усилили его возмущенный голос. – Я твоего дружка и пальцем не тронул!

Грабитель выронил биту.

– Нет, почему, чуть что – сразу я?! – разозленный Игорь рывком высунулся из телевизора и направил на грабителя руку с вытянутым указательным пальцем. – Нет, вот ты скажи: почему сразу я? Я, что, особенный какой?

Грабитель шмякнулся на пятую точку, пискнул в ответ и пополз назад, не выпуская Игоря из вида. Тот припомнил вчерашнее кино и, скорчив жуткую рожу и злобно захохотав, начал медленно выбираться из телевизора. Грабитель, который тоже смотрел «Звонок», взвыл и от страха полез на стенку. Игорь разразился сатанинским хохотом, но неудачно наступил на что-то подвижное, не удержал равновесие, взмахнул руками и все еще злобно хохоча, рухнул на спину и исчез с экрана.

Смех прервался, и остолбеневший грабитель услышал короткий емкий возглас.

А когда Игорь поднялся, чтобы продолжить экзекуцию, то увидел страшную квартиру: бледный грабитель с безумными глазами подскочил к телевизору, намереваясь в одностороннем порядке прекратить интерактивный ужастик.

– Стоять!!! – изо всех сил прокричал Игорь, протягивая к нему руки, но грабитель пронзительно завизжал (хрустальная посуда в серванте покрылась трещинами и лопнула) и надавил на выключатель.

Экран перед Игорем свернулся в трубочку, превратился в точку и погас. Очертания киношного сражения растаяли, словно дым, и он очутился в полной темноте.

Все еще не веря в случившееся, Игорь пошарил перед собой, но не нашел ровным счетом ничего, за что можно ухватиться.

Бескрайнее бесцветное ничто окружило его со всех сторон.

Игорь похолодел.

Темно-серой дымкой проявлялись в темноте призрачные очертания. Игорь сглотнул и огляделся, пытаясь понять, что за непривычное и одновременно знакомее место медленно выходит из темноты. А когда увидел грабителей, то понял, что оказался в тусклом отражении собственной комнаты от стекла кинескопа. Именно поэтому обстановка вызывала противоречивые ощущения: квартира наоборот, как в зазеркалье. И самое интересное – отражения грабителей находятся прямо у его ног.

– Т-т-т-т-т-ты ж-ж-ж-жи-жи-вой? – спросил трясущийся от страха грабитель у напарника. Тот приоткрыл глаза и покосился на выключенный телевизор. По его телу прошла крупная дрожь, он шумно выдохнул.

– Чертовщина здесь творится, честно тебе говорю! – хриплым голосом ответил он. – Ты счастливчик: не видел, как из телевизора полез какой-то жуткий урод. Я решил, что он меня голыми руками разорвет. Чудом спасся!

Повинуясь внезапному порыву мести, Игорь с силой пнул отражение грабителя, выключившего телевизор. Как ни странно, но удар достиг цели. Нога заныла, а грабитель схватился за ушибленное место и загнулся калачом.

– Ты чего? – успел спросить напарник и тут же взвыл благим матом: Игорь повторил удар.

Прямоугольник кинескопа оказался там, где и раньше, разве что стал серо-тусклым. Игорь ухватился за края корпуса и, злобно подвывая, решительно полез в квартиру.

Грабители застыли от ужаса. Их волосы, частично седея, встали дыбом и явственно зашевелились. Не говоря ни слова, грабители метнулись к выходу и выскочили из квартиры.

На улице хлопнули дверцы, взревел мотор, и, провизжав покрышками, машина грабителей стремительно сорвалась с места.

– Так вам, – Игорь унял дрожь в ногах: испугался, что не выберется живым из передряги. Он захлопнул дверь, прислонился к ней спиной и внезапно понял, что творится нечто неладное. Мгновение раздумывал, что именно пошло не так, и бросился к зеркалу. – Не может быть…

В зеркале отразился абсолютно черный человек – как скульптура из черного камня, без единой светлой полоски, без намека на белизну глаз и зубов – стопроцентная чернота.

«Господи боже, – мысленно ахнул Игорь. – Как же я теперь на улицу выйду в таком виде?»

Стоит показаться людям на глаза – и впечатлительные горожане вызовут милицию, пожарных и бригаду МЧС, чтобы те общими усилиями изловили и увезли ЭТО куда подальше – хотя бы в зоопарк.

«За что мне такое наказание? – подумал Игорь. – Господи, что я сделал?»

Глава 9. Спор

Коридор озарился золотистым сиянием, и перед запнувшимся на полуслове Игорем появился человек в синих джинсах, стильной кожаной куртке и черной бандане с ухмыляющимися черепушками.

– Крутой загар, – заметил незнакомец, проходя мимо остолбеневшего Игоря в комнату. Ухмыляющийся череп, вышитый золотой нитью на куртке, подмигнул ему левым глазом. Игорь зажмурил глаза и помотал головой.

«Это что еще за байкер? – испуганно подумал он. – Откуда он взялся? Господи, я что, совсем с ума сошел?… Нет, нет, не может быть… Ведь есть логичное объяснение: кто-то из соседей слишком много травы скурил… даже на меня подействовало…»

– Ты кто такой? – воскликнул он, вбегая в комнату следом за незнакомцем. – Как ты сюда попал, и что тебе нужно?

Тот, уверенно выключая телевизор из розетки и наматывая кабель на ладонь, ответил:

– Меня зовут Леснид. Я – основатель сверхсекретной корпорации «КБ», в данный момент занимаюсь серьезной проблемой под кодовым названием «Стабильная Реальность». Пришел спасти тебя и сломать этот телевизор.

«Похоже, там не траву, а целый кустарник скурили, сволочи…» – подумал Игорь. – Не дам! Это моя кладовка, я там храню продукты и деньги!

Гость согласно кивнул головой, принимая возражение к сведению. Он снял с телевизора заднюю крышку и засунул в его внутренности длинную железяку. Что-то хрустнуло.

– Ты чего творишь?! – запоздало возмутился Игорь, ошалевший от наглости незваного гостя.

– Ломаю систему выкачивания энергии, – ответил тот таинственной фразой. – Кладовка у тебя и так есть, в коридоре. А продукты и деньги надо хранить в холодильнике и сберегательной кассе. Возражения есть?

– Есть, – разозлился Игорь. – Ты пойдешь и купишь мне такой же телевизор взамен сломанного! Вот, блин, только начинаешь хорошо жить, так на горизонте появляется добрый дяденька и все ломает!

Леснид уложил железяку в футляр.

– Не переживай, – заметил он, – твои потрясения только начинаются. Сейчас я верну тебя в нормальную реальность, и мы уедем отсюда.

– С какой стати?! Мне и тут хорошо.

Но гость не исчез. Как обычно: когда надо, никакие уговоры и заклинания не действуют. Они вообще никогда не действуют, если не приложиться по противнику увесистым аргументом.

– Не бойся, это не больно, – заявил Леснид. Его словоохотливость и спокойствие поражали. Не сказать, что этот человек – болтун, но все же. – Раз, два – и готово! А здесь тебе уже не будет так хорошо, как раньше.

– Не подходи, а то по стене размажу! – пригрозил Игорь. – И тебе тоже хорошо не будет.

Лучше бы еще два грабителя появились – с ними привычнее сражаться, да и начальный опыт уже появился.

– А мне за что? – поинтересовался Леснид. Игорь растерялся: гость определенно не лез за словом в карман – похоже, не впервой проводит подобное и заранее знает, кто чего скажет.

– За то, что ты лишаешь меня телевизора! Что он тебе сделал?

– Мне – ничего. А вот тебе…

– Вот, не надо за меня решать, что он мне сделал! – воскликнул Игорь. До чего же развелось народу, который решает, как нужно жить другим, чтобы всем стало хорошо.

Леснид отрицательно покачал головой и сел на диван. Достал из кармана круг с черно-белыми спиралями и пояснил:

– Телевизор загипнотизировал тебя, из-за чего ты попал в искаженную реальность. Сейчас я верну тебя в настоящий мир, и ты поймешь, насколько заблуждался относительно событий последних дней жизни.

– Не подходи! – перепугался Игорь. Вот так новости с утра: одна хлеще другой! Он уже смирился с тем, что некоторые нахалы нагло взламывают дверные замки и пытаются отобрать последние сбережения, но когда еще большие нахалы врываются в дом, чтобы сломать телевизор и объяснить, что происходящее – бред загипнотизированного разума – это уже ни в какие ворота не лезет. Он подхватил оставленную грабителями бейсбольную биту и выставил ее перед собой. – А то я пройдусь по твоим мозгам и не посмотрю, что бита – далеко не полосатый круг.

Леснид с интересом посмотрел на оставленное грабителями оружие – судя по неровностям, битой пользовались долго и основательно.

– Кстати, раз упомянул, – заметил он все тем же спокойным голосом. Игорь внутренне вскипел от ярости, – попутно я могу избавить тебя от повышенной нервной возбудимости.

– Сам справлюсь, без доброхотов, – прорычал он. – Немедленно покинь мою квартиру, иначе я за себя не ручаюсь.

– Как только верну тебя в настоящую реальность, так сразу.

– Не смей ко мне приближаться! Я не позволю стереть мне память!

– Я не стиратель, – пояснил Леснид. – Я верну тебя в реальный мир.

– Мне и тут хорошо! – воскликнул Игорь, взмахивая битой. – Я против возвращения куда бы то ни было!

– Извини, но исключений я не делаю, – сухим голосом отрезал Леснид, доставая из небольших ножен широкий нож с мощной рукояткой, больше подходящей к мечу, а не короткому лезвию.

– Ха, – воскликнул Игорь. – Этой штукой меня не достать!

Леснид нажал на кнопку у основания рукояти, и короткий нож вытянулся в метровый меч.

– А теперь? – спросил он, когда меч оказался намного длиннее биты.

– Ну, зашибись, – возмутился Игорь, неуверенно отступая с соседнюю комнату. – А как же разговоры о разгипнотизировании?

– Сам зашибись, – предложил Леснид, шагая следом. – Вот, объясни мне: почему люди соглашаются пережить мелкое зло только тогда, когда альтернативой замаячит зло большое?

– На глупые вопросы не отвечаю.

Игорь отступал до тех пор, пока не уперся поясницей в подоконник. Дальнейшие события могли развиваться по двум сценариям: продолжить отступление и трагически погибнуть в расцвете лет, поскольку падение с третьего этажа – это вам не шутки. Или сдаться на милость врагу и навсегда лишиться самых фантастических воспоминаний в жизни.

– Ладно, сдаюсь, – решился он, медленно опуская биту. – Но у меня есть право исполнения последнего желания.

– Говорю еще раз: я не собираюсь тебя убивать, – уточнил Леснид.

– А мечом ты просто так размахиваешь? Типа мужской веер, да?

– Опусти биту, и я спрячу меч, – ответил Леснид. – Ты первый начал угрожать оружием.

Игорь пристально посмотрел противнику в глаза, но все же прислонил биту к батарее.

«Черт с тобой, – подумал он, – потерять память – сохранить жизнь… Но я же с ума сойду, пытаясь вспомнить, почему я почернел!»

Меч сложился в охотничий нож и через секунду занял место в ножнах.

– А после… э-э-э… разгипопротезирования, – осторожно спросил Игорь, смешав в кучу несколько терминов, – ты вернешь мне прежний вид?

Гость с любопытством оглядел собеседника.

– А что в тебе не так? – поинтересовался он. – По мне, ты отлично выглядишь. Разве что глаза вытаращены и волосы дыбом стоят. Я не вижу критических отклонений от нормы.

«Похоже, я точно сошел с ума… – подумал Игорь, внезапно почувствовав дикую усталость. – И происходящее мне на самом деле мерещится – ведь этот парень появился из ниоткуда, из золотистого сияния. А он – странная галлюцинация: нормальные видения не станут доказывать, что они нереальны. Стоп… Но ведь он упомянул о…».

– Момент! – воскликнул он. – Мой загар!

– Не понял.

– Ты же его видишь, – уточнил Игорь.

Леснид пожал плечами.

– Да, вижу, – подтвердил он. – А что с ним не так?

– Я в этом году еще не загорал.

– Да? – удивился Леснид. – А почему ты черный? Обрызгал себя нитролаком, или был таким с детства?

– Я… – Игорь замялся.

Леснид усмехнулся.

– Рассказывай: меня сложно удивить.

Игорь и рассказал.

– С тобой всё ясно, – подвел итог Леснид. – Это не беда: в реальности ты выглядишь более-менее нормальным человеком.

– А если мое сознание не сможет воспринимать меня в нормальном цвете после этого? – на всякий случай переспросил Игорь.

– И это возможно, – ответил Леснид. – Подсознание – штука хитрая.

– Я не хочу выглядеть в реальности смоляным человечком, пусть он и останется таким только в моем подсознании, – признался Игорь. – Можно вернуть мне прежний вид до того, как я разгип… разгипнусь? Ну и термины ты выбираешь – слов нет!

– Пошли к телевизору, – предложил Леснид, – исправим ситуацию в два счета.

Он размотал провод и воткнул вилку в розетку.

– Забирайся!

– А это обязательно? – засомневался Игорь.

– Извини, парень: у нас мало времени на долгие разговоры! – сказал Леснид, и, не давая Игорю опомниться, подхватил его, тес самым показав, что обладает недюжинной силой, и швырнул в черный экран.

– Эй! – успел выкрикнуть тот, попадая в темный мир отражения. – Ты что творишь?!

– Если ты не согласен с моими действиями – подавай в суд, – предложил Леснид. – Дело не выиграешь, но судей повеселишь изрядно. Не паникуй: сейчас включу телевизор – и порядок. Снова посветлеешь.

– Стой! А вдруг я попаду в документальный фильм о дне Марианской впадины?

– Тогда Тихий океан вытечет из телевизора и затопит Европу. Не привыкать, – ответил Леснид, нажимая на кнопку. Экран засветился синим, полностью скрыв Игоря. Леснид постучал по синеве указательным пальцем. – Хм… надо же: она твердая.

Он пододвинул к себе стул, сел перед телевизором и начал переключать каналы в поисках Игоря.

<< 1 2 3 4 5 6 >>