Дженнифер Крузи
Приглашение к искушению

Эми ничего не ответила. Она напряженно вглядывалась в даль и вдруг воскликнула:

– Софи, ты только посмотри! Кажется, водонапорная башня. Ну и ну!

Софи проследила за взглядом сестры и заметила вдалеке весьма странное сооружение. То есть ничего странного в башне не было, но телесный цвет, в который она была выкрашена, вызывал определенные двусмысленные ассоциации. От изумления Софи даже перестала машинально теребить серебряные колечки на пальцах.

– Вот это да! Верх оригинальности! Эми, признайся, это сооружение телесного цвета ничего тебе не напоминает? Кому, интересно, пришло в голову выкрасить башню в такой цвет?

– Да… Мне определенно нравится Темптэйшен! – рассмеялась Эми, включая видеокамеру. – Похоже, древний старикан Финис Т. Такер подобным образом скрашивает свои дни на закате жизни. Можно понять и посочувствовать: а что ему остается делать, как не тешить себя таким вот весьма сомнительным способом? Классный дед!.. Софи, – попросила она, – ты садись за руль, а я начну снимать изумительные достопримечательности города.

Эми остановила машину, и сестры поменялись местами.

– Как ты думаешь, в этом городке есть еще на что полюбоваться?

– Вряд ли, – поморщившись, отозвалась Софи. – Башня – это предел. Я уверена, что китайские рестораны здесь отсутствуют, а если они и есть, то кормят там отвратительно. А уж о бильярде нечего и мечтать.

– Ну вот, опять заворчала! Давай немного вернемся назад, я должна непременно запечатлеть все эти ржавые вывески и указатели. Вдруг пригодятся для будущего фильма?..

– Слушай, а если для съемок в этом городе нужно специальное разрешение местных властей? – спросила Софи, надевая солнцезащитные очки.

Она посмотрела в зеркальце заднего обзора, убедилась, что дорога пуста, и круто вывернула руль.

– А мы ни у кого и спрашивать не будем! – Эми беспечно махнула рукой. – И вообще, никто ничего не узнает, – добавила она, и в ее голосе Софи послышались так хорошо знакомые интонации их отца. Он тоже всегда так говорил…

Эми высунулась из окна машины, выставила видеокамеру и сказала сестре:

– Ты следи за дорогой, а то вдруг какой-нибудь придурок неожиданно выскочит и врежется в нас. Скорость не должна превышать пяти миль в час, Софи, иначе мы точно с кем-нибудь столкнемся.

Машина медленно двигалась назад, приближаясь к дорожным указателям, которые произвели на сестер столь сильное впечатление. Внезапно откуда-то сбоку на дорогу вылетел бежевый «кадиллак». Софи не успела ни затормозить, ни увернуться. Раздался визг тормозов, лязганье металла, грохот, Софи сильно тряхнуло, а солнцезащитные очки Эми ударились о приборную панель и разбились.

Несколько секунд Софи сидела неподвижно, тяжело дыша и облизывая кровь с нижней губы. Из магнитофона раздавался бодрый голос Дасти Спрингфилда, как ни в чем не бывало напевавшего «Я мечтаю попробовать все». Софи осторожно повернулась и с опаской взглянула на сестру, которая сидела, наклонившись вперед.

– Эми… С тобой все в порядке?

Та медленно подняла голову, глубоко вздохнула и тихо ответила:

– Кажется, да. – Затем посмотрела на видеокамеру. – С камерой тоже все нормально. Это – главное. А вот очки от солнца придется торжественно похоронить.

– Да черт с ними! Главное, что мы остались живы и невредимы!

– Да… ничего не скажешь, хорошенькое начало, – вздохнула Эми. – А какие приветливые люди живут в этом милом городке! Так и норовят угробить приезжих.

Софи выключила магнитофон и выглянула из окна, чтобы посмотреть на этого приветливого горожанина, помявшего крыло их автомобиля. Седоватый высокий, внушительных размеров представитель славного городка Темптэйшен, с красным от ярости лицом и злобным взглядом, неумолимо приближался к их машине.

– Мне этот тип совсем не нравится, – шепнула Софи сестре. – Сейчас начнет качать права и доказывать, что все произошло по нашей вине. Знаю я этих аборигенов…

Она раскрыла сумку, достала карточку страховки и поблагодарила Бога за то, что авария произошла не по их вине, поскольку количество дорожных правонарушений, допущенных ее сестрой Эми в последнее время, уже давно превысило все мыслимые и немыслимые пределы.

– Ты сиди тихо, я сама буду разговаривать с ним, – попросила Софи. – Сейчас мы разберемся, вызовем представителя страховой компании и потом…

– Авария произошла по нашей вине, – прошептала Эми. – Мы не заметили дорожный знак, запрещающий…

– Что? – похолодев, изумленно спросила Софи. – Мы…

– Я же тебе говорила, чтобы ты следила за дорогой и ехала со скоростью не более пяти миль в час! А теперь…

Славный представитель славного городка Темптэйшен, которого Софи мысленно уже назвала Шкафом, тяжелой поступью подошел к машине и, наклонившись к раскрытому окну, возмущенно произнес:

– Юные леди, вы не знакомы с правилами дорожного движения? Вы превысили скорость! Где ваша страховка?

Софи пристально оглядела с головы до ног мужчину в темно-синем костюме и решила, что связываться с ним – себе дороже выйдет. Шкаф действительно выглядел весьма внушительно, даже грозно. Тяжелое лицо, злобные маленькие глазки, массивная нижняя челюсть, огромные руки трясутся…

– Мы не превышали скорость! – возразила Эми. – Мы ехали пять миль в час, не более. Это вы врезались в нас и помяли нам крыло, папаша!

– Эми, замолчи, – прошептала Софи, держа в руках карточку страховки. – Я сама разберусь. – Она снова окинула мужчину внимательным взглядом и попыталась изобразить самую любезную улыбку. – Извините, – вежливо произнесла она. – Извините.

Водитель «кадиллака», увидев очаровательную улыбку Софи, вдруг смутился.

– Ну, вообще-то…

– Дело в том, папаша, что…

– Эми! Прекрати! – бросила Софи и, обращаясь к Шкафу, пояснила: – У моей младшей сестры речь часто опережает мыслительный процесс, так что вы не обращайте на нее внимания, пожалуйста!

– Ладно, не буду… – удивленно протянул Шкаф.

– Мы впервые оказались в вашем милом городе, – очаровательно улыбаясь, продолжила Софи. – И понимаете, так бывает, когда приезжаешь в незнакомое место… Дороги не знаешь, ориентируешься плохо…

– Да, я понимаю, – кивнул водитель «кадиллака», и на его лице появилось подобие улыбки, но он вовремя спохватился и строгим голосом сказал: – Однако это не означает, что вам можно…

– Конечно, вам проще: вы, несомненно, опытный водитель! – перебила его Софи. – И вы всегда хорошо ориентируетесь в незнакомых местах.

– Ясное дело, головы не теряю ни при каких обстоятельствах! – с гордостью подтвердил Шкаф.

– Мы сожалеем, что доставили вам неприятности и волнение, но, думаю, все можно легко уладить. Зачем нам стоять тут посреди дороги на жарком солнце и дожидаться полиции? Давайте запишем наши данные и распрощаемся, – продолжала Софи, мило улыбаясь. – Вас устраивает такой вариант?

Водитель «кадиллака» глубокомысленно наморщил лоб, долго молчал и наконец пробурчал:

– Устраивает, потому что если мы будем торчать тут на солнцепеке до тех пор, пока Уэс или Дан соизволят прибыть сюда, то мы изжаримся.

«Так… Абориген называет полицейских по именам, – отметила Софи. – Это уже хуже. Пора прощаться, пока не поздно». Она посмотрела на сестру и, не переставая улыбаться, произнесла:

– Надо записать сведения о машине.

Шкаф тоже перевел взгляд на Эми, держащую в руках видеокамеру. Внезапно он переменился в лице и строго спросил:

– А это еще что такое?

– Видеокамера, – с невинным видом объяснила Эми.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 20 >>