Джоанна Линдсей
Подарок

Джоанна Линдсей
Подарок

Всем поклонникам Мэлори, любящим это семейство так же искренне, как я.

Этот подарок – для вас.


Глава 1

Англия, 1825 год

У многочисленного и дружного клана Мэлори давно вошло в привычку проводить рождественские праздники в Хаверстоне, родовом поместье, где родились и выросли старшие члены семьи. Но это было много лет назад. Теперь же они разъехались, и постоянным обитателем замка оставался лишь Джейсон Мэлори, третий маркиз Хаверстон, первенец своих родителей, а значит, наследник. Волею судеб ставший главой семейства в шестнадцать лет, он вырастил остальных детей: троих братьев, двое из которых славились своими скандальными похождениями на всю страну, и красавицу сестру.

Господь благословил Мэлори, наделив богатством, удачливостью в делах и плодовитостью, и теперь сам Джейсон затруднялся перечислить всех отпрысков, а также близких и дальних родственников этого семейства. Неудивительно, что под Рождество в Хаверстон съехалось большое и шумное общество.

Первым за неделю до праздника прибыл Дерек, единственный сын Джейсона и будущий четвертый маркиз Хаверстон, вместе со своей женой Келси и двумя светловолосыми зеленоглазыми детишками, первыми внуками Джейсона, которыми тот немало гордился.

Почти сразу же за ним явился самый младший из братьев, Энтони. Тони, как его звали родные, откровенно объяснил несколько удивленному столь поспешным приездом Джейсону, что у третьего брата, Джейми, имеются к нему некоторые претензии и поэтому он вынужден скрываться. Иными словами, Джейми точит зубы на невинного бедняжку Тони, и тот защищается как может, не желая отвечать ударом на удар и перенося испытания с христианским смирением.

Не знай Джейсон брата получше, возможно, и поверил бы. Но правда заключалась в том, что любимым занятием Тони было всячески досаждать брату и тот почти привык быть козлом отпущения. Однако на этот раз шутка, вероятно, перешла все границы, и Джейми жаждал крови, поэтому Энтони счел за лучшее переждать в укромном уголке, пока гнев брата немного остынет.

Между Энтони и Джейми был всего год разницы, но оба слыли заядлыми и азартными кулачными бойцами, и хотя Энтони мог ткнуть носом в землю любого соперника, Джейми не только превосходил его весом, но и кулаки у него были что твои булыжники. Короче говоря, Энтони имел все шансы встретить Рождество с разукрашенной синяками физиономией и фонарями под глазами.

Энтони сопровождали его супруга Рослин и две дочери. Шестилетняя Джудит взяла от родителей лучшее – роскошные материнские волосы цвета червонного золота и кобальтово-синие отцовские глаза: сочетание, буквально бьющее наповал и весьма опасное, поскольку не так уж и далек был тот день, когда Джудит Мэлори, признанная красавица и предмет поклонения молодых людей, станет беззаботно разбивать мужские сердца, как стеклянные вазы. Отец, бывший, но давно остепенившийся повеса и ветреник, знаменитый когда-то своими откровенно непристойными похождениями, не слишком радовался такой перспективе. Но и младшая дочь Джейми обещала в будущем расцвести подобно розовому бутону.

Занятый встречей гостей и предпраздничной суматохой, Джейсон не преминул, однако, заметить подарок, появившийся в гостиной, пока семья завтракала. Да и трудно было не увидеть пакет, водруженный на узкий столик у камина. С первого взгляда сверток в золотой бумаге, обвязанный красной бархатной лентой с огромным вычурным бантом, было нетрудно принять за толстую книгу, если бы не странный круглый выступ наверху. Неудивительно, что он привлек внимание хозяина. Тот с любопытством потрогал выступ, обнаружив, что он подвижен, но не слишком, поскольку, если наклонить сверток, непонятная выпуклость оставалась на месте. Весьма странно, разумеется, но еще более странным показалось то, что к подарку не была приложена карточка. Никто не мог сказать, кому предназначен таинственный подарок.

Да, тут есть над чем поломать голову!

– Рановато для раздачи подарков, не находишь? – заметил Энтони, ввалившись в комнату и увидев брата, стоявшего у стола в некоторой растерянности. – Еще и рождественскую елку не принесли. Это ты постарался?

– Разумеется, нет! Кстати, ты просто подслушал мои мысли! Я как раз думал о том же, – недоуменно отозвался Джейсон, снова переворачивая пакет.

– Не ты? Кто же тогда?

– Понятия не имею, – пожал плечами Джейсон.

– Но для кого он? – потерял терпение Энтони. – Неужели не успел выяснить?

– Хотел бы это знать.

Энтони недоуменно поднял брови:

– Никакой карточки?

– Абсолютно. Я сам только что обнаружил его на столике, – пробормотал Джейсон, кладя сверток на место. Энтони тут же его подхватил и стал вертеть в руках.

– Хм-м, кто-то не пожалел расходов на обертку. Модная штучка. Бьюсь об заклад, детишки станут рвать его друг у друга, пока не допытаются, кому он послан.

Энтони оказался пророком. Но и взрослые сгорали от любопытства, тем более что выяснить, кто положил его в гостиной, так и не удалось. Наиболее дотошные осматривали сверток со всех сторон, тыкали пальцами, едва ли не принюхивались, но все попытки оказались безуспешными: подарок хранил свою тайну.

Однажды, когда все дружно коротали вечер в гостиной, на пороге появилась Эми с одним из своих близнецов на руках.

– Не спрашивайте, почему мы так поздно! – раздраженно начала она, отмахнувшись от лакея, который попытался взять у нее ребенка. – Сначала колесо у дормеза[1]1
  Большая дорожная карета, приспособленная для сна в пути. – Здесь и далее примеч. пер.


[Закрыть]
отвалилось. Потом, в миле отсюда, одна из лошадей потеряла сразу две подковы! И наконец, когда все вроде бы уладилось и мы почти добрались, чертова ось переломилась! Воображаете? Можно подумать, сам сатана и слуги его сговорились, чтобы преградить нам дорогу! Я уж думала, Уоррен собирается разнести на кусочки злосчастный экипаж и вдобавок прикончить кучера! Пинал дормез и сыпал страшными проклятиями! Не догадайся я поспорить с ним, что мы все-таки приедем сегодня, вряд ли бы стояла здесь сейчас. Но всем известно, что я никогда не проигрываю пари, так что… Кстати, дядя Джейсон, что это за безымянная могила на живописной полянке к востоку отсюда? Та, что совсем близко от дороги, которая проходит через твои владения. Нам пришлось последний отрезок пройти пешком, и, поскольку так короче, мы пересекли поляну. Снег был совсем неглубокий, так что ног мы не промочили.

Всю эту тираду она выпалила на одном дыхании и так громко, что просто оглушила собравшихся. Те никак не могли прийти в себя от столь энергичного натиска. Наконец Дерек, немного опомнившись, пробормотал:

– Верно, кузина, я и сам помню эту могилу. В детстве мы с Реджи часто там играли. Все время хо тел расспросить тебя, отец, да как-то не собрался, а потом и вовсе запамятовал.

Присутствующие вопросительно поглядывали на Джейсона, к немалому смущению последнего.

– Дьявол меня побери, если знаю, – вздохнул он, беспомощно пожав широкими плечами. – Эта могила появилась здесь еще до моего рождения. Припоминаю, как однажды стал расспрашивать отца, но тот так мялся и заикался, что я предположил, будто и он ничего не знает и старается отделаться от меня. Так все и заглохло. Честно говоря, мне просто не до этого. Судите сами: откуда у меня время исследовать какие-то захоронения? Да и у вас своих дел полно.

– Похоже, мы все так или иначе натыкались на эту могилу, по крайней мере те, кто здесь рос, – вставил Энтони, ни к кому в особенности не обращаясь. – Странное местечко для могилы, не находите? И отнюдь не заброшенное. Ухожено на со весть. Кто же там упокоился? И почему в лесу? Ведь поблизости два сельских кладбища, не считая родового, что находится в поместье.

Родственники возбужденно загомонили, и в общей суматохе Джудит, которая до сих пор разглядывала таинственный подарок, подошла к Эми и протянула руки, чтобы взять у кузины двухлетнего малыша. Высокая для своих лет девочка обожала ребятишек, а они, со своей стороны, платили ей тем же.

Не дождавшись приветствия, удивленная Эми спросила:

– Где же мой поцелуй, киска?

Огромные синие глаза недовольно воззрились на нее, уголки нежных губ упрямо опустились. Эми обратила изумленный взгляд к отцу малышки. Энтони театрально закатил глаза к небу, но счел за лучшее пояснить:

– Дуется, потому что Джек еще не прибыла.

Джек, старшая дочь Джейми и Джорджины, была закадычной подругой Джудит. Каждый знал, что девочки, почти ровесницы, не желали разлучаться и обожали друг друга. Поэтому родители старались, чтобы они почаще бывали вместе, особенно потому, что в разлуке обе начинали капризничать и ныть.

– Вовсе нет, – мрачно промямлила Джудит, шагнув к столику.

Джейсон, единственный из всех, заметил, что внимание Эми приковано к таинственному свертку, и не придал бы этому значения, если бы хмурое лицо племянницы не подсказало ему, что на Эми снова «нашло». Эми Мэлори славилась необычайной удачливостью, помогавшей ей выигрывать любое пари, удачливостью, которую та приписывала своим, как она выражалась, «предчувствиям». Эти самые предчувствия посещали ее с завидной регулярностью и весьма ею ценились. Джейсон, со своей стороны, считал их чрезвычайно странными, чтобы не сказать больше, и терпеть не мог, когда племянница начинала распространяться на эту тему. Поэтому он с облегчением вздохнул, когда лоб Эми постепенно разгладился.

– Значит, дядя Джейми еще не приехал, – заключила она из последнего замечания Энтони. Того в буквальном смысле слова перекорежило.

– Нет, и надеюсь, не явится, – с искренней надеждой вздохнул он.

– О Боже! Вы снова принялись за свое? – охнула Эми. – Как вам не надоест непрестанно грызться?

– Я? Чтобы я пальцем тронул дорогого брата? – поразился Энтони. – Да мне бы это в голову не пришло! Упаси Господи! Но кто-нибудь непременно должен напомнить ему, что сейчас самое время хорошенько повеселиться и заодно прощать обиды. Не к лицу такому человеку держать камень за пазухой!

Он скорчил жалобную гримасу, но ничуть не тронутый Дерек ехидно хмыкнул:

– Ходят слухи, что дядя Джейми поклялся содрать с тебя шкуру. С чего это он вдруг на стенку полез? Признавайся, кто его так довел?

– Честное слово, я здесь ни при чем и, знай я, как обезвредить его, давно бы так и сделал. Но будь я проклят, если понимаю, в чем тут дело! В глаза не видел Джейми добрую неделю, с тех пор как привез Джек с прогулки.

– Уж поверь, Джейми прибудет вовремя, иначе наверняка предупредил бы, – вмешался Джейсон. – Поэтому, когда он появится, будьте добры выяснять отношения во дворе. Молли терпеть не может чистить залитые кровью ковры, а мне ее душевное спокойствие куда дороже ваших свар.

Никто не подумал удивиться тому, что он называет экономку по имени. Что ни говори, а Молли Флетчер занимала этот почетный пост более двадцати лет. Однако далеко не все знали, что она была давней любовницей Джейсона и к тому же матерью Дерека. Честно говоря, только двое или трое Мэлори знали или предполагали правду. Даже самому Дереку Джейсон поведал истину всего лет шесть назад. Тогда тоже было Рождество, и Джейсон, ненавидевший скандалы, могущие опорочить доброе имя Мэлори, был готов пойти на все и дать своей жене Фрэнсис развод, которого та так добивалась. Он ни за что не согласился бы, не грози Фрэнсис открыть всем и каждому, кем стала для него Молли, разоблачить тайну рождения Дерека. Этого Джейсон допустить не мог. Не мог и не хотел. Но Фрэнсис добилась своего, а Молли по-прежнему оставалась домоправительницей. И не потому, что так пожелал хозяин дома. Наоборот, Джейсон из кожи вон лез, чтобы уговорить Молли выйти за него замуж, но та упорно отказывалась.

Происхождением Молли похвастаться не могла: она появилась на свет в семье простых фермеров. Поначалу служила в Хаверстоне младшей горничной, но любовь побеждает все, и сын маркиза без памяти влюбился в простолюдинку. И хотя теперь пошел бы на все и не побоялся бы ни сплетен, ни осуждения света, Молли не собиралась ему это позволить.

Джейсон тяжело вздохнул. Последнее время он все чаще убеждался, что она никогда не согласится дать ему давно заслуженное счастье. Правда, это еще не означало, что он сдается. Ни в коем случае.

К действительности его вернула очередная жалоба Эми:

– Ума не приложу, что делать с близнецами! Ведут себя как-то непонятно! Когда Стюарт желает привлечь внимание Уоррена, я для него не существую, и наоборот, если он ластится ко мне, Уоррен становится чужим. То же самое и с Глори.

– Иногда они вытворяют это одновременно, – поддакнул появившийся наконец Уоррен, вручая Глориану Эми и беря на руки Стюарта.

– Хорошо, что дядя Джейми все-таки приедет. Я намеревалась узнать у тети Джордж, творится ли с их близнецами то же самое, – вздохнула Эми.

– Он уже привык к ним? – осведомился Джейсон у Энтони, который куда чаще виделся с братом. Джейсон весьма редко бывал в Лондоне и радовался каждой весточке от родственников.

– Еще как! – заверил тот.

Вся семья помнила, как рвал и метал Джейми, узнав, что Эми родила близнецов. Джорджина, его жена, будучи сестрой Уоррена, не знала, куда ей деваться.

– Клянусь всеми святыми, Джордж, тебе следовало предупредить меня, что близнецы в вашем роду появляются на свет через поколение! Я не потерплю ничего подобного в своей семье, слышишь? И не надейся! – бушевал он.

Джорджина, которая в то время была беременна, осмелилась ослушаться мужа и преспокойно произвела на свет прекрасных мальчиков-двойняшек.

Да, что ни говори, а семейка Мэлори – истинная отрада для глаз, решил Джейсон. И для полноты счастья ему не хватало лишь одного.

Глава 2

Как экономка и домоправительница, Молли обычно не присутствовала в столовой во время обеда, но сегодня ей пришлось последить за новой горничной и отвертеться не удалось. Как она не любила такие минуты!

Лишь благодаря давней привычке она сумела отвести глаза и не таращиться на красавца хозяина, восседавшего во главе стола. И дело было совсем не в том, что окружающие заметят, что она глаз не сводит с Джейсона, хотя и такая возможность не исключалась. Иногда она просто не могла скрыть свои чувства, а во всем, что касалось Джейсона, чувств было хоть отбавляй.

Нет, она не беспокоилась, что выдаст себя. Дело в том, что это он не был способен ничего утаить, когда смотрел на нее и, казалось, совершенно не обращал внимания на окружающих. Неужели ему безразлично, что другие заметят? И без того дом полон народа, а ведь еще далеко не все гости съехались!

Недавно Молли не без оснований заподозрила, что Джейсон проделывает все это специально, в надежде, что их разоблачат и его суженая наконец даст согласие на свадьбу. Похоже, он воображал, что это заставит Молли изменить решение. И совершенно напрасно. Потому что ее ничто и никто не вынудит передумать. Ни за что на свете. Пусть не надеется! И нужно как можно скорее объяснить это ему, если он не будет вести себя, как прежде, в присутствии посторонних. Они всегда были так осторожны, никогда не обменивались лишним взглядом или словом на людях. Пока их сын не узнал правду, единственной, кто застал их врасплох, была племянница Джейсона Эми. Как-то она вошла и увидела их целующимися. И этого не случилось бы, не будь Джейсон под хмельком.

Она всегда считала, что важнее всего держать их отношения в секрете. Что ни говори, а происхождение у нее незавидное. И к тому же она слишком сильно любила Джейсона, чтобы опозорить и оконфузить перед высокородными господами. Именно поэтому она и убедила Джейсона не говорить Дереку, кто его истинная мать, хотя тот вовсе не собирался ничего скрывать от сына. Правда, тогда он вовсе не мыслил жениться на ней, поскольку был слишком молод и, как все представители его класса, убежден, что господа не женятся на любовницах-простолюдинках.

Вместо этого он повел к алтарю дочь графа, только с тем, чтобы дать мать Дереку и своей племяннице Реджи. Из этой затеи ничего хорошего не вышло. Фрэнсис, его молодой жене, вовсе ни к чему были дети. Тощая бледная особа не желала выходить за Джейсона, и к браку ее принудил отец. Лишь по его настоянию девушка дала согласие, но не выносила прикосновений мужа и ни разу не легла с ним в постель. Супруги почти с самого начала жили раздельно, каждый шел своей дорогой, и все бы так и продолжалось до конца жизни, если бы Фрэнсис не нашла себе достойного, по ее мнению, поклонника и не потребовала развода, не гнушаясь даже шантажом, чтобы добиться цели.

Фрэнсис была второй после Эми, кто узнал правду о Молли и Дереке. Женщина пригрозила все рассказать Дереку, если Джейсон не согласится отпустить ее. Семья с достоинством вынесла скандал, и теперь, шесть лет спустя, о прошлом почти не упоминалось. Да и высшему свету все это давно приелось, и теперь лишь самые заядлые сплетницы еще помнили о случившемся. Джейсон мог бы легко положить конец слухам, поскольку Дерек уже все знал, но он и пальцем не шевельнул. Да и зачем?

– Это следовало сделать с самого начала, – бросил он Фрэнсис в пылу ссоры. – Мало того, нам не нужно было жениться. Но исправлять ошибки юности не всегда легко. Уходи с глаз моих!

Причины, по которым он женился, были достаточно вескими. Причины, по которым он решил сбросить с себя узы, оказались не менее достойными. Еще до того как развод был получен, Джейсон просил Молли выйти за него и, несмотря на все отказы, не собирался снимать осаду. Однако Молли была тверже скалы. Она не желает быть причиной очередного громкого скандала, еще одного пятна на репутации Мэлори. Не так ее воспитывали! И потом она и без того была истинной и единственной женой Джейсона, если не перед людьми, то перед Богом!

Но Молли отлично сознавала, что упорное нежелание выйти за него или хотя бы позволить рассказать остальным членам семьи об их любви изнуряет и изводит Джейсона. Поэтому и опасалась. Кажется, он неосознанно надеялся, что правда выплывет наружу! Не то чтобы он окидывал ее слишком откровенными взглядами или давал повод слугам сплетничать, нет, ничего подобного. Но его семья – дело другое. Они слишком хорошо знают Джейсона… и скоро соберутся здесь. Все.

Гости продолжали прибывать. Еще до конца обеда в столовой появились племянница Джейсона Реджи и ее муж Николас вместе с младшим сыном. Энтони немедленно насторожился, готовясь дать бой. Пусть Реджи его любимая племянница, в число приятелей Энтони ее муж не входил. Ничто не спасало Николаса от насмешек, уколов, попреков, а иногда и драк. Если можно так выразиться, Николас стал его постоянной «боксерской грушей» для словесных выпадов, острот и оскорблений, а поскольку его брат Джейми, с которым он непременно затеет перепалку и обменяется «любезностями», еще не приехал, Энтони ужасно не хватало мишени для его остроумия.

Молли едва не воздела руки к небу, но вовремя воздержалась. Она знала семейку Мэлори не хуже, чем сам Джейсон, поскольку последний делился с ней всеми тайнами, секретами и сплетнями.

Поэтому она не удивилась, услышав, как Энтони сказал Николасу, усевшемуся напротив:

– Рад видеть тебя, дорогой малыш! Последнее время зубы у меня немного притупились. Не на ком было точить.

– Старость сказывается? – ухмыльнулся Ник.

Молли заметила, как жена, подтолкнув Энтони локтем, прошипела:

– Вспомни про Рождество и угомонись, хотя бы для разнообразия! Пора быть хоть немного повежливее с родными!

Темные брови Энтони взлетели к самым корням волос.

– Для разнообразия? Да человека, более воспитанного и сдержанного, чем я, во всем мире не сыскать! Я всегда мил и добр. Просто терпения не хватает с негодяями вроде Идена, вот и все. Стоит ли меня винить? Вечно я у тебя козел отпущения!

Молли вздохнула. Как ни хорошо относилась она к семейству Джейсона, особенную слабость питала к Николасу Идену, потому что тот хорошо относился к ее сыну в школьные годы, когда на Дереке лежало клеймо незаконнорожденного и остальные мальчишки его дразнили и избегали. С тех пор Николас и Дерек стали лучшими друзьями. Стоило ли удивляться, что Дерек немедленно вмешался, стараясь отвлечь внимание дядюшки от Николаса?

– Реджи, помнишь ту безымянную могилу на поляне, которую мы отыскали много лет назад? – осведомился он у кузины. – Ты, кажется, хотела спросить одного из садовников, чья она. Узнала? Или, как я, все на свете забыла?

Реджина недоуменно похлопала ресницами.

– Господи, с чего это ты вдруг заговорил об этой старой могиле? С тех пор целая вечность прошла!

– Эми наткнулась на нее вчера вечером, – пояснил Дерек. – Отец понятия не имеет, чья она.

Реджи ошарашенно воззрилась на Эми.

– Что ты делала на той поляне вчера вечером?

– Не спрашивай, – промямлила Эми.

Уоррен, очевидно, успокоившийся и склонный считать все вчерашние несчастья довольно забавными, пояснил:

– Небольшая неприятность с экипажем.

– Небольшая! – неделикатно фыркнула Эми. – Говорю я вам, этот дормез проклят! У кого, говоришь, купил его, Уоррен? Тебя явно надули, если не хуже! Растяпа!

Но Уоррен невозмутимо усмехнулся и погладил жену по руке.

– Не забивай свою хорошенькую головку эти ми глупостями, сердечко мое. Я уверен, что парни, которых я послал сегодня разобрать карету, найдут достойное применение щепкам и доскам.

Эми кивнула и вновь обратилась к Реджи:

– Кончилось тем, что нам пришлось добираться сюда пешком через эту поляну. Я просто удивилась, что захоронение так далеко от фамильного кладбища и все же в границах усадьбы.

– Да, теперь я припоминаю, что это и нас с Дереком заинтересовало. Много лет мы приходили на ту могилку, – задумчиво протянула Реджи. – Но, Дерек, я оказалась такой же раззявой, как ты, и так и не расспросила садовников. Да к тому же поляна довольно далеко от сада. Наверное, тот, кто ухаживал за ней, не живет в Хаверстоне, так что не было смысла наводить справки. Но все же неплохо бы что-нибудь придумать.

– А что, если кого-то из садовников специально просили приводить могилу в порядок? – нашелся Энтони. – Я даже знаю, кого именно. Старый Джон Маркус был совсем дряхлым, еще когда я здесь жил, и работал в Хаверстоне едва ли не с сотворения мира. Если кто и знает эту тайну, так только он. Не знаешь, Джейсон, где он сейчас? Жив ли или уже отправился на небо? Вряд ли Маркус до сих пор остается в Хаверстоне.

Молли, как и все остальные, уставилась на Джейсона и едва не отшатнулась, пораженная его нежным взглядом. Щеки женщины загорелись огнем. Он все-таки добился своего! И на глазах у едва ли не половины семьи!

Но паниковала она напрасно. Джейсон сразу же опустил веки, и никто ни о чем не догадался. К тому же сейчас родных куда больше интересовал его ответ.

– Нет, разумеется, нет, – откликнулся наконец Джейсон. – Он ушел на покой лет пятнадцать назад. Но я не слышал о его смерти, значит, вероятнее всего, он до сих пор жив и живет со своей дочерью в Хаверс-Тауне.

– Пожалуй, отправлюсь-ка я сегодня туда и засвидетельствую свое почтение мистеру Маркусу, – решил Дерек.

– И я с тобой, – вызвалась Реджи. – Все равно я купила еще не все подарки к Рождеству, так что нужно заехать в Хаверс.

Уоррен недоуменно покачал головой:

– Никак не пойму. К чему весь этот шум и суета? Подумаешь, какая-то заброшенная могила. К чему столь нездоровое любопытство и неприличный интерес к покойникам? Очевидно, тот, кто там лежит, не имеет никакого отношения к Мэлори, иначе тело похоронили бы в фамильной усыпальнице.

– Боюсь, тебе было бы совершенно все равно, если бы кого-то закопали на твоем собственном заднем дворе и при этом не позаботились тебя известить ни об имени, ни о причинах! – обрушился на него Энтони. – Должно быть, у вас в Америке так и принято, янки, верно? Оставлять на твоей земле безымянные могилы? Ну и народец! Ну и нравы! Клянусь, не хотел бы я жить в тамошних местах! Погребут, как скотину, и таблички не поставят!

– Думаю, в свое время хозяевам было все известно. И разрешения у них спросили, – невозмутимо заметил Уоррен. – А может, ее и собирались когда-нибудь перенести в более подходящее место. Как я уже сказал, со временем. Одно ясно – все это происходило еще до вашего рождения, поскольку никто из вас не ведает, как она появилась и кто в ней.

– Это меня и возмущает! – вмешалась Реджи. – Как печально видеть, что о ком-то совершенно и навсегда забыли. Навеки. Это ужасно! По крайней мере могли бы написать имя и прибавить скромную эпитафию, ну хотя бы «Да почиет с миром».

– Пожалуй, возьмите и меня с собой, – напросилась Эми. – Правда, я хотела помочь Молли достать с чердака рождественские украшения, но это подождет до вечера.

Молли была уверена, что обязательно узнает обо всех сделанных молодыми людьми открытиях, но сейчас это волновало ее меньше всего на свете. Приложив ладони ко все еще пылавшим щекам, она незаметно выскользнула из комнаты. В голове складывалась возмущенная речь, которую она непременно произнесет перед Джейсоном, когда поймает его одного. Уж она ему покажет! Он так просто от нее не отделается! Сегодня она едва вышла сухой из воды! К счастью, все члены семьи были слишком заняты разговором, чтобы обратить внимание на взгляды хозяина, иначе все бы открылось! И к чему бы это привело? Молли все равно ни за что не согласилась бы выйти за Джейсона, хотя желала этого всем сердцем. Как грустно, что ей так и не удастся соединиться с любимым! Но высший свет отвергает подобные браки. Ее просто не приняли бы в обществе, посчитав этот брак очередной скандальной выходкой Мэлори.

1 2 3 4 >>