Джоанна Линдсей
Любят только раз

Ей понравилось, как он произнес ее имя.

– Значит, вы поверили, что я та, за кого себя выдаю?

– А что мне остается делать?

– Похоже, вы разочарованы, – колко заметила она.

– Я в отчаянии. – Он осторожно притронулся к ее щеке. – Мне бы не хотелось, чтобы ты была невинной. Ты должна ясно понимать, о чем идет речь, когда я говорю, что хочу заняться с тобой любовью, Регина.

Сердце у нее заколотилось.

– Ты этого хочешь? – еле слышно прошептала она и тут же испугалась. Она не должна поддаваться соблазну. – Конечно, хочешь, – лукаво добавила она, – по глазам видно.

– Как ты догадалась?

– Ну вот, вы опять сердитесь, – невинно улыбнулась она.

– Черт побери! – вспылил Николас. – Да можешь ты побыть серьезной хотя бы минуту?

– Если я стану серьезной, лорд Монтьет, нам с вами не избежать неприятностей.

Он заглянул в ее загадочные темно-голубые глаза. Боже правый, сколько тайн скрыто за этой невинной оболочкой.

Реджи прошла на середину комнаты, а когда снова обернулась, на ее губах уже играла лукавая улыбка, а в глазах вспыхивали искорки смеха.

– Это мой второй сезон. Мне приходилось видеть и более дерзких мужчин, – заметила она.

– Не верю.

– Что существуют мужчины, подобные вам?

– Нет, что это второй сезон. Вы замужем?

– Вы полагаете, мне следует быть замужем, так как я уже два года выезжаю в свет? Увы, должна вас огорчить. Несмотря на все старания родных, они не могут найти подходящего жениха. Все это крайне утомительно, смею вас уверить.

Николас засмеялся:

– Как жаль, что в прошлом году я вынужден был поехать в Вест-Индию по делам. Иначе я бы встретился с вами.

– И просили бы моей руки?

– Я бы сделал предложение… другого рода.

Реджи вспыхнула:

– Вы забываетесь, сэр. Это непростительная дерзость с вашей стороны.

– И все же я не так дерзок, как хотел бы быть.

Он действительно опасен, этот красивый, порочный обольститель. Почему же тогда она не боится оставаться с ним наедине? Рассудок давно уже твердит, что ей следует быть осторожнее.

Затаив дыхание, она смотрела, как он подходит к ней. Реджи не двинулась с места, и он улыбнулся. На нежной шее у нее пульсировала тоненькая жилка, и ему ужасно захотелось прикоснуться к ней губами.

– Интересно, вы на самом деле так невинны, как кажетесь, Регина Эштон?

Твердо решив не поддаваться чувствам, она холодно произнесла:

– Зная мою семью, лорд Монтьет, вы не должны были бы в этом сомневаться.

– А почему же вы не чувствуете себя оскорбленной? Я вас похитил, отвез в свой дом. – Он внимательно изучал ее лицо.

– О, мне это показалось забавным, – призналась Реджи и добавила: – Конечно, я боялась, что дядя Тони узнает, кто меня увез, и разнесет ваш дом прежде, чем вы вернетесь. Вот был бы переполох! Такой секрет не удалось бы долго сохранить, вам пришлось бы на мне жениться. И это было бы ошибкой. Мы совершенно не подходим друг другу.

– Вы так считаете? – спросил Николас, явно заинтересованный.

– Разумеется! – воскликнула она с наигранным ужасом. – Я буду любить вас как сумасшедшая, а вы тем временем будете продолжать распутную жизнь и разобьете мне сердце.

– Вы совершенно правы, – вздохнул он, продолжая игру. – Из меня получится никудышный муж. Особенно если меня силой притащат к алтарю.

– И вы не согласились бы на это, даже погубив мою репутацию?

– Нет.

Ей совсем не понравился его ответ. Николас и сам был недоволен своей откровенностью. Янтарные глаза стали еще ярче, как будто в них вспыхивали золотые язычки пламени. Реджи невольно вздрогнула: интересно, каков он в гневе?

– Вам холодно? – спросил Николас.

«Неужели он осмелится обнять меня?» – в смятении подумала Реджи. Она взяла со стула плащ и накинула на плечи.

– Думаю, мне пора…

– Я вас испугал, – мягко сказал он. – Поверьте, у меня и в мыслях не было…

– Боюсь, сэр, мне слишком хорошо известны ваши намерения, – заметила Реджи.

Она наклонилась, чтобы завязать ленты на туфлях, а когда выпрямилась, то очутилась в его объятиях. Все произошло слишком быстро, она даже опомниться не успела, как он уже целовал ее. Она чувствовала на своих губах вкус бренди. О, она и не знала, что это так приятно!

Никогда ее не целовали с такой страстной дерзостью, она впервые ощутила, каким захватывающим может быть мужское желание. Ошеломленная, возбужденная своим открытием, она едва дышала, а Николас еще крепче прижал ее к себе. Что с ней творится? Какое новое чувство пробуждается в ее теле?

Его губы скользнули по ее шее к впадинке у горла, прикоснулись к бьющейся жилке, и поцелуй опалил ее кожу.

– Вы не должны… – прошептала Реджи, не узнавая собственного голоса.

– О нет, любовь моя, должен, – возразил он, сжимая ее в объятиях.

Реджи вздрогнула. Это уже перестает быть забавным. Его губы вновь коснулись ее шеи, и она застонала.

– Отпустите меня, – выдохнула она. – Дерек вас возненавидит.

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 >>