Джоанна Линдсей
Скажи, что любишь

– Со мной, оказывается, тепло!

– Ну вот, видите? – произнесла она и принялась обмахивать веером пунцовые щечки. – Жарко, как летом.

– Полагаю, летом вас сложнее вогнать в краску, – сухо заметил Дерек, хотя и понимал, что раз она умеет краснеть по желанию, то это скорее всего не так. Как бы то ни было, ему не хотелось разрушать создаваемый Келси образ невинности, и он добавил: – Ну что, будем собираться, пока я не передумал насчет номера?

Справедливости ради следовало отметить, что Келси не вскочила и не кинулась к дверям, хотя и была близка, очень близка к подобному поступку. Выходя следом за ней из гостиницы, Дерек покачал головой. До чего же странная девушка! Если бы ему пришлось оценивать Келси по внешнему виду, он бы окончательно запутался. Но Дерек достаточно хорошо знал женские хитрости и понимал, что все это лишь игра, забавные выдумки, истинная цель которых – доставить радость мужчине.

* * *

До наступления темноты оставался всего час, когда они добрались наконец до принадлежащего Дереку коттеджа. Он состоял из одной комнаты, служившей также и кухней. В середине ее стоял обеденный стол, а в противоположном от плиты углу – огромное кресло, что позволяло считать этот участок комнаты гостиной. К основному помещению прилегала крошечная спальня с туалетом, где ванную с успехом заменяла круглая бочка. Благоустройством домика никто не занимался.

Убранство коттеджа составляла убогая мебель, покрытая толстым слоем пыли, из чего Келси сделала вывод, что домом давно не пользовались. На стене у раковины висели несколько проржавевших кастрюль, у стола стояли два покосившихся стула, с огромного кресла свисало пыльное одеяло, а в спальне, кроме кровати, вообще ничего не было. Между тем само строение было сработано на совесть. В нем не было треснувших или гнилых досок, в щели не задувало. Оставалось немного прибраться и завести кое-что из хозяйства.

Вздохнув при виде убогого состояния коттеджа, Дерек вытащил из вязанки несколько поленьев и растопил камин. Отряхнув руки, он повернулся к Келси.

– Мне надо заглянуть в дом, – сказал он. – Объявить о своем прибытии. Я не заинтересован, чтобы все знали, кто вы такая и зачем сюда пожаловали. Поэтому чем меньше людей будут вас видеть, тем лучше. Раньше я никогда не приезжал сюда с женщиной, слуги весьма удивятся, и слух, чего доброго, дойдет до папаши, а этого я определенно не хочу. Тем не менее я распоряжусь, чтобы вам прислали белье и все необходимое. Я скоро вернусь. Не возражаете, если придется немного побыть в одиночестве?

– Нисколько, – ответила Келси.

Он широко улыбнулся, довольный тем, что девушка не стала жаловаться на убогость обстановки.

– Ну и прекрасно. Как насчет обеда в городе после моего возвращения? Здесь есть несколько приличных мест, а до города всего одна миля. – Дерек произнес эти слова, приближаясь к сидящей у стола Келси. Затем он наклонился и поцеловал ее. – С нетерпением ожидаю ночи, милая. Надеюсь, вы тоже.

Румянец не заставил себя долго ждать, но Дерек уже вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Келси тяжело вздохнула. Сегодня? Нет, только не сегодня. Чтобы не думать о предстоящем, она принялась за уборку, предварительно обследовав помещение. В одном из стоящих в прихожей ящиков хранилась битая посуда, в другом – корзина и старые тряпки.

Тряпки тут же пошли в дело. Келси протерла мебель, после чего вымыла подоконники и пустые кухонные полки. Больше без мыла и хорошей метлы она ничего не могла сделать. Оставалось только ждать возвращения Дерека и прибытия вещей, необходимых для придания коттеджу жилого вида.

Вскоре, однако, опустились сумерки. После утомительного дня девушку охватила усталость. Келси было гораздо удобнее на коленях у Дерека, чем на сиденье напротив, где ей пришлось провести большую часть путешествия. Самым неприятным было то, что он все время пристально на нее смотрел и она никак не могла расслабиться. Теперь же она была одна, переутомление после долгого, трудного дня вновь за явило о себе, и задолго до возвращения Дерека Келси уснула прямо в кресле. От холода ее спасали единственное одеяло и тлеющие в камине поленья.

Глава 11

Проснувшись, Келси не знала, что и думать. В коттедже ничего не изменилось. Дерек либо вообще не возвращался, либо решил ее не тревожить. Как бы то ни было, он определенно ночевал в другом месте, поскольку рано утром его здесь не оказалось. Не было также и необходимых предметов, которые он обещал прислать.

Несколько часов она тревожно размышляла о том, что же могло изменить его планы. Ничего не приходило в голову. Оставалось только ждать. Лорд ясно дал понять, что не желает видеть ее на своем пороге. Келси не имела даже возможности выяснить, что произошло.

Хорошо хоть корзинка, которую собрала для нее миссис Хершал, оказалась в коттедже. Вчера она так до нее и не добралась.

Сняв крышку, Келси пришла в отчаяние. В корзинке лежали завернутая в полотенце тарелка с печеньем, а также банка джема и нож.

Четыре успевших засохнуть печенья смогли бы, пожалуй, заменить так и не состоявшийся вчера завтрак. Сегодня же, после пропущенного накануне ужина, они способны лишь на пару часов притупить чувство голода. Келси пожалела, что проснулась в такую рань, разбуженная пробившимися в окна без штор лучами солнца.

Ближе к полудню она встревожилась настолько, что предупреждение Дерека уже не могло ее удержать. Ее больше не волновало, пришлет ли он в коттедж хозяйственную утварь. Беспокоило отсутствие еды и средств, чтобы ее купить. Нет ни денег, ни экипажа. Если Дерек не появится в ближайшее время, Келси окажется в нелепом и глупом положении.

Разумеется, рано или поздно он придет. В этом Келси не сомневалась. Очевидно, он просто запамятовал, что не оставил ей еды. Как бы то ни было, но в полдень, забыв о всех наставлениях Дерека, Келси отправилась на его поиски.

Идти, однако, далеко не пришлось. Едва Келси приоткрыла дверь, на пол упало его письмо. Разумеется, она узнала, что письмо от Дерека, только после того, как взломала печать и прочла:

«Дорогая Келси.

Отец срочно вызывает меня в Хаверстон. Я не могу терять ни минуты, поэтому и посылаю вам это письмо вместо того, чтобы объясниться лично.

Я не знаю, с чем все связано, но рассчитываю вернуться через день-два. Если не получится, пришлю вам весточку. Надеюсь, вам будет здесь хорошо. До встречи.

    С уважением, Дерек».

Значит, ей должно быть хорошо день-два?.. При этом он забыл прислать ей самые необходимые в хозяйстве вещи. Как скоро негодник сообразит, что не оставил насчет нее никаких распоряжений? Похоже, его гораздо больше встревожило приглашение отца. О ней он даже не подумал. И хорошо, если вспомнит хотя бы через неделю.

Как нелепо все получилось! Как бессмысленно!.. Успев к тому времени страшно проголодаться, Келси швырнула письмо в камин, в который с удовольствием затолкнула бы самого Дерека Мэлори.

Минут через тридцать она добралась до его дома, действительно оказавшегося самым большим строением во всей округе. Келси ожидала увидеть обычный деревенский особняк, но перед ней предстало настоящее поместье, с конюшнями и многочисленными хозяйственными пристройками.

Девушка попросила позвать домоправительницу, которой объяснила, что лорд Мэлори снял для нее коттедж, пообещал должным образом его благоустроить и завезти продукты, чего не сделал. Она надеется, что недоразумение можно уладить очень просто.

Домоправительница, однако, считала иначе.

– Я не имею никакого отношения к постояльцам лорда Джейсона… лорда Дерека, миледи. Мне и без них хватает забот с этим поместьем и лентяем помощником. Гостями занимается управляющий лорда Дерека, который следит, чтобы у них всего хватало. Как только он вернется, а произойдет это в конце недели, я сразу же его к вам пришлю. Он и решит все ваши вопросы.

– Вы не понимаете, – попыталась объяснить Келси. – Я уже рассчиталась за жилье. Но у меня не осталось ни денег, ни одежды, поскольку я была уверена, что все необходимое мне предоставят на месте.

Домоправительница нахмурилась:

– Позвольте тогда взглянуть на ваш договор. Мне приходится отчитываться за все, включая продукты. Я не могу раздавать их направо и налево без специального указания лорда Дерека. А насчет вас он ничего мне не сказал, хотя вчера был здесь.

Никакого договора, разумеется, у Келси не было. Единственным доказательством знакомства с лордом Дереком могло бы послужить письмо, которое она швырнула в камин.

Поэтому девушка произнесла как можно спокойнее:

– Ладно. Я договорюсь насчет кредита в Бриджуотере, если вы расскажете, как туда добраться.

– Разумеется, миледи. – Успокоившись, что никаких расходов не предвидится, домоправительница снова подобрела. – Вот по этой дороге, все время на восток.

Келси покинула поместье в смятенных чувствах. Если бы она не солгала про аренду коттеджа, возможно, ей бы и помогли. Но она постаралась скрыть характер своих отношений с лордом Дереком, как он того хотел, и нажила себе лишние неприятности. Наглая домоправительница не предложила ей даже чаю с печеньем!

В коттедж девушка вернулась еще более расстроенная и голодная. Разумеется, никаких способов получить кредит у нее не было. Попросить в долг она могла лишь в качестве любовницы Дерека Мэлори. Любой банкир выдал бы ей деньги прямо в кабинете.

Между тем у Келси было несколько вещей, которые она могла бы продать в городе и хотя бы на время обеспечить себя едой. В день четырнадцатилетия родители подарили ей карманные часы – великолепную вещь с двумя бриллиантами. Оставалось также и это ужасное красное платье. С часами расставаться не хотелось, но выбора не было.

Келси запихнула платье в корзинку миссис Хершал. В ней же она планировала принести домой купленную в городе еду. В коттедже не хватало элементарных вещей, но вода из крана на кухне текла исправно, и в дровах недостатка не было. Да и банка с джемом была почти полной.

Отправляясь в долгий путь до Бриджуотера, Келси почувствовала себя лучше. Но ненадолго. Крохотный запас оптимизма быстро иссяк, когда ювелиры один за другим отказались покупать у нее часы. К наступлению темноты Келси отчаялась пристроить часы и решила продать платье.

Портниха миссис Лафлер уже собиралась закрывать заведение, когда появилась Келси и вытащила из корзинки свое сокровище. Едва девушка объявила, что хочет его продать, миссис Лафлер повела себя так, словно ее оскорбили.

– В моем магазине? – завопила она, глядя на платье, как на ядовитую змею. – Подобная клиентура меня не интересует, мисс. И никогда не будет интересовать, можете не сомневаться.

– Простите, – с трудом выговорила Келси. – Возможно, вы знаете место, где им заинтересуются?

<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 >>