Джоанна Линдсей
Скажи, что любишь

– Успокойся, старик, – едва сдерживая смех, вмешался Дерек. – Похоже, наш друг настроен совершенно серьезно.

– Именно так, – для пущей убедительности кивнул Перси. – Говорят, здесь можно удовлетворить любой, самый безумный каприз. После того как я увидел у входа экипаж лорда Эшфорда, я готов в это поверить. Не иначе здешние девушки любят, чтобы их приковывали цепями.

При упоминании имени Эшфорда благодушное настроение Дерека и Джереми пропало. Им уже доводилось сталкиваться с этим типом. Несколько месяцев назад трое друзей прогуливались по берегу, когда из окна таверны раздались дикие женские вопли.

– Уж не его ли я не так давно избил до бесчувствия? – поинтересовался Джереми.

– Позволь сделать небольшое уточнение, приятель, – откликнулся Перси. – До бесчувствия этого малого избил Дерек. Причем так разошелся, что нам не дал даже подойти. Хотя, если не ошибаюсь, после того, как Эшфорд потерял сознание, ты пару раз его пнул. Верно?

– Приятно слышать, – пробурчал Джереми. – Здорово же я, очевидно, набрался, если забыл такие детали.

– Мы все тогда были хороши. И слава Богу, а то бы точно прикончили этого негодяя.

– Лучшего он и не заслуживал, – пробормотал Дерек. – Мерзавец окончательно спятил. Нормальный человек не способен на подобную жестокость.

– Полностью с тобой согласен, – сказал Перси и шепотом добавил: – Я слышал, что без крови он не может даже… ну, ты меня понял.

Дерек разразился хохотом. Лучший способ поднять настроение – послушать Перси.

– Опомнись, дружище! Мы в самом скандальном борделе города. Здесь не пристало церемониться с выражениями.

Перси залился краской и пробормотал:

– Как хотите, а я до сих пор не пойму, что мы здесь делаем. Услуги этого заведения меня не интересуют.

– Меня тоже, – кивнул Дерек. – Но как я уже говорил, здесь можно получить все. Сюда захаживают всякие психи, однако это не значит, что здешние девочки не оценят доброго отношения и откажутся нормально покувыркаться, если от них не потребуют ничего больше. Кроме того, Джерри выяснил, что сюда перебралась его ненаглядная блондинка Флоренс из заведения Анджелы. Я пообещал Джерри, что он проведет с ней целый час, прежде чем мы отправимся на бал, на котором нам необходимо появиться. Могу поклясться, я уже об этом говорил, Перси.

– Не помню, – покачал головой Перси. – Не утверждаю, что нет, просто не помню.

Джереми, однако, нахмурился:

– Если это настолько ужасное место, я не верю, что моя Флоренс здесь работает.

– Перевези ее назад к Анджеле, – резонно предложил Дерек. – Крошка будет тебе благодарна. Она могла и не знать, что ее здесь ожидает. Скорее всего беднягу заманили повышенной оплатой.

Перси согласно кивнул:

– И постарайся побыстрее, дружище. Мне тут даже играть не хочется. Противно находиться под одной крышей с Эшфордом. – Тем не менее он подошел к дверям и заглянул в игорный зал. Заметно повеселевшим тоном Перси добавил: – Постойте-ка! Здесь такая лапочка! Не откажусь провести с ней часок даже в этом логове. Только, похоже, нам она не по зубам. Жаль… хотя… Нет, вряд ли. Слишком дорого.

– Перси, что ты там бормочешь?

Перси бросил через плечо:

– Судя по всему, идет аукцион. В моем возрасте постоянная любовница не нужна. Зачем, когда вопрос решается при помощи пары монет?

Дерек вздохнул. Похоже, вразумительного ответа от Перси добиться не удастся, и в этом не было ничего нового. В половине случаев его реплики представляли собой сплошные головоломки. Но сейчас Дерек не собирался тратить время на их распутывание. Он вполне мог сделать несколько шагов и собственными глазами оценить поразившую друга картину.

Поэтому он подошел к дверям. Так же поступил и Джереми.

Они увидели ее сразу. Не заметить взобравшуюся на стол красавицу было просто невозможно. Во всяком случае, именно такой она показалась молодым людям, хотя достоверно оценить внешность девушки мешали пятна яркого румянца. Фигура по крайней мере была замечательная. Просто замечательная.

Теперь понятно, почему Перси так разволновался.

Донеслись слова хозяина:

– Из этого сокровища получится великолепная любовница. К тому же, господа, вам будет легко воспитать никем не тронутую крошку в своем духе. Итак, готов ли кто-нибудь заплатить за нее двадцать две тысячи?

Дерек презрительно хмыкнул. Нетронутую? Как же она здесь оказалась? Невероятно. С другой стороны, дураков можно заставить поверить во что угодно. Торг, как бы то ни было, шел вяло, цена была явно абсурдной.

– Похоже, эта глупость не даст нам сегодня спокойно поиграть в вист, – проворчал Дерек. – Только взгляните, на карты никто и внимания не обращает.

– Я их понимаю, – улыбнулся Перси. – Я бы тоже предпочел посмотреть на эту куколку.

Дерек вздохнул:

– Джереми, поторопись со своими делами. Я все-таки хочу приехать на бал пораньше. Тащи свою девчонку, закинем ее по дороге к Анджеле.

– Я хочу эту.

Поскольку Джереми на сводил глаз со стоящей на столе девушки, Дереку не пришлось уточнять, кого он имеет в виду. Поэтому он просто сказал:

– Она тебе не по карману.

– Если ты мне одолжишь, денег хватит.

Перси захохотал, а Дерек, напротив, нахмурился. Слово «нет» он произнес тоном, исключающим дальнейшее обсуждение. Только Джереми, отпетый шалопай, не собирался сдаваться.

– Послушай, Дерек, – принялся канючить он. – Для тебя это не деньги. Я же знаю, сколько отвалил тебе дядя Джейсон на окончание колледжа. У тебя несколько доходных имений, не говоря уже о дядюшке Эдварде, который вбухал в тебя столько, что все вместе раза в три превышает…

– В шесть раз превышает, но это не означает, что я вы брошу такие деньги, повинуясь первому похотливому импульсу. Тем более что это не мой похотливый импульс. Я не могу одолжить тебе так много. К тому же такую красотку надо и содержать по высшему классу. И ты, братец, ее не потянешь.

Джереми самоуверенно улыбнулся:

– Зато со мной она будет счастлива.

– Любовницу больше волнует содержимое твоих карманов, а не то, что находится между ними, – изрек Перси и тут же покраснел от собственного афоризма.

– Не такие уж они продажные, – возразил Джереми.

– Убедишься.

– А ты откуда знаешь? У тебя же никогда не было любовницы.

– Перестаньте, – вмешался Дерек. – Еще не хватало, чтобы вы здесь поссорились. Ответ отрицательный, таким он и останется, так что угомонись, Джереми. Твой отец голову мне оторвет, если я позволю тебе залезть в такие долги.

– Мой отец как раз бы меня понял.

В этом Джереми был прав. По слухам, Джеймс Мэлори откалывал в юности лихие номера, в то время как на отца Дерека, маркиза Хаверстона, старшего из четырех братьев Мэлори, с ранних лет легло бремя ответственности за всю семью. Но это не означало, что гнев Джеймса не падет на их головы, случись Дереку уступить просьбам своего кузена.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 13 >>