Джоанна Линдсей
Скажи, что любишь

Хватит с нее того, что день придется закончить чьей-то любовницей!.. Эту мысль Келси старательно отгоняла, иначе она давно бы лишилась чувств. Главное – не таращиться на молодого Джереми, как полоумная девчонка. Хотя к этому он наверняка давно привык.

– В Кеттеринге я знавал одного графа по имени Лэнгтон, – неожиданно произнес третий. – Добрый был малый, хотя, по слухам, плохо кончил. Разумеется, вы не имеете к нему ни малейшего отношения.

Хорошо, что он произнес это утвердительно и Келси не пришлось лгать. Но в тот момент, когда он упомянул отца, девушка испытала настоящий ужас. О чем она думала, называя свое настоящее имя? Очевидно, вообще не думала, а теперь уже поздно что-либо изменить.

– Чего же ты его вспомнил, если она не имеет к нему ни малейшего отношения? – сухо поинтересовался Дерек.

Перси пожал плечами:

– Имя этой девушки напомнило мне весьма любопытную историю, вот и все. Кстати, ты обратил внимание на лицо лорда Эшфорда, когда он проходил мимо нас?

– Трудно было не заметить, старина.

– Тебе не кажется, что нам следует ожидать неприятностей?

– Эшфорд – мерзавец и трус. Жалко, что он не затеял ссоры. Черт, как жалко! Был бы повод еще разок протереть им полы. Проблема в том, что такие подлецы задирают только тех, кто не может дать им отпора.

Келси вздрогнула, ощутив исходящую от Дерека угрозу. Ей показалось, что они говорят о голубоглазом лорде, который торговался за нее, а потом в ярости покинул зал. Если так, то этим господам приходилось сталкиваться с ним и раньше.

Как бы то ни было, спрашивать она не собиралась. Напротив, она тихонько пробралась к стулу, надеясь, что про нее хоть на время забудут. В этом Келси ошиблась, ибо мужчины тут же на нее уставились. Ей стало неловко, после напряженного, нервного дня ее подташнивало.

С ноткой гнева в голосе она произнесла:

– Не обращайте на меня внимания, джентльмены. Продолжайте, если это доставляет вам удовольствие.

Перси растерянно моргнул. Глаза Дерека сузились.

Келси тут же поняла, что совершила очередную ошибку. Она мало походила на леди в своем крикливом красном платье, а между тем говорила как настоящая леди. И с этим Келси ничего не могла поделать. Лицемерие не было ее коньком. Даже если бы ей удалось какое-то время изъясняться, как простолюдинка, рано или поздно она бы себя выдала, и объяснить ситуацию стало бы сложнее.

О том, чтобы сказать правду, не могло быть и речи, и Келси пошла ва-банк. Обведя мужчин невинным взглядом, она поинтересовалась:

– Я что-то не так сказала?

– Вопрос не в том, что вы сказали, но в том, как, – ответил Дерек.

– И как же? Вас удивила моя речь? О, иногда это случается. Видите ли, моя мать была гувернанткой, и я получала то же воспитание, что и ее подопечные. Весьма полезный опыт, должна заметить.

Келси улыбнулась собственной смелости, не заботясь о том, как к этому отнесутся ее собеседники.

Перси расслабился, объяснение его устраивало. Дерек, напротив, нахмурился.

– Верится с трудом, поскольку большинство лордов старой школы считают, что низшему сословию ни к чему пожинать плоды образования.

– Да, только никакого лорда у нас и в помине не было. А вдове, на которую работала моя матушка, было начхать, чем занимаются дети ее слуг. По правде говоря, она даже нам разрешала учиться.

При этих словах Перси кашлянул, после чего искоса взглянул на собеседника.

– Оставь, дружище. То, о чем ты подумал, совершенно невозможно.

– Как будто и тебе это не пришло в голову, – презрительно хмыкнул Дерек.

– Разве что на мгновение.

– О чем, позвольте поинтересоваться, идет речь? – спросила Келси, изображая полное непонимание.

– Ничего особенного, – зловеще проворчал Дерек, сунул руки в карманы и повернулся к ним спиной.

Келси ожидающе посмотрела на Перси, но тот лишь робко улыбнулся, после чего тоже засунул руки в карманы и принялся раскачиваться с пятки на носок.

Келси едва не расхохоталась. Разумеется, они не могли признаться в том, что подумали, будто она – леди. Людям их класса претит даже намек на подобную возможность. И в этом заключалась ее защита. Семья Келси уже пережила один скандал. Она не собирается стать причиной другого, если только этого можно избежать.

Глава 5

– Хочешь, я буду твоим должником всю жизнь?

– Начинаем помаленьку жадничать, а? Я думал, мы покончили с этой темой.

– Это было до завершения торга, – сказал Джереми с многозначительной улыбкой.

Келси не понимала, о чем они говорят. Ей было все равно. По мере того как экипаж, судя по всему, приближался к ее новому дому, девушка начала нервничать. Скоро придется начать продажную жизнь и…

Келси охватила дрожь. Закончить эту мысль она была не в состоянии.

Ее посадили в роскошную, обитую бархатом карету, принадлежавшую, как ей показалось, Дереку. Карета стремительно неслась по улицам. Теперь их было пятеро. Джереми вернулся в кабинет Лонни в обнимку со светловолосой девушкой, одетой столь же безвкусно, как и Келси. Ее представили как Флоренс; спустя несколько секунд стало ясно, что она обожает Джереми Мэлори. Флоренс не могла оторвать от него взгляда, без конца трогала молодого человека и даже умудрилась забраться к нему на колени.

Келси отметила, что ее это совершенно не волнует. И дело было не в том, что между ней и Джереми еще не установилось никаких отношений. Она хорошо понимала, что в любом случае не имеет права требовать от него верности. Он взял на себя заботу о ее благосостоянии. И в более простой ситуации материальная поддержка предполагает полную и безоговорочную преданность со стороны женщины. Мужчины же не связаны подобными обязательствами. Отнюдь. В конце концов, большинство из них просто женаты.

Джереми и Дерек продолжали спор о пожизненном долге, а Келси изо всех сил старалась не обращать на них внимания. Тем не менее ее удивляло, что Джереми сумел выплатить такую огромную сумму. Как правило, молодые люди его возраста жили на еже квартальные выплаты со стороны родителей и скромные отчисления с имений, отходящих к ним по праву наследования.

Очевидно, Джереми был независим в финансовом отношении, чему она должна только радоваться. Если бы не это, сейчас бы ехать ей с тем, другим лордом, а не с этими джентльменами, везущими ее… неизвестно куда.

Вскоре карета остановилась. С мест поднялись только Флоренс и Джереми. Келси ничего не сказали. Как бы то ни было, спустя несколько минут Джереми вернулся уже без виснущей на нем Флоренс. Никто не спросил его, что сталось с девушкой, и Келси рассудила, что это было известно заранее.

Экипаж тронулся с места и минут через пятнадцать снова остановился.

Келси совершенно не знала Лондона. До позавчерашнего дня она не была здесь ни разу. Взглянув в окно, девушка увидела красивый особняк, окруженный столь же роскошными домами, в которых проживала городская знать. Теперь понятно, откуда такие деньги…

Однако она ошиблась, решив, что ее привезли именно в этот дом. Из экипажа вышел не Джереми, а Дерек. Выходит, он здесь и жил. Келси подумала, что теперь они завезут Перси, после чего отправятся к Джереми, но снова ошиблась. Дерек вернулся к экипажу и протянул руку, чтобы помочь ей выйти. Келси настолько удивилась, что безропотно последовала за Дереком к огромным двойным дверям. И лишь на полпути она опомнилась и спросила:

– А почему меня провожаете вы, а не Джереми?

Он застыл, пораженный ее вопросом.

– Вы пробудете здесь недолго. Только одну ночь. Завтра мы закончим необходимые приготовления.

Келси кивнула и густо покраснела. Джереми был так молод, что скорее всего жил с родителями и, разумеется, не имел возможности привезти ее к себе. Дерек предложил на одну ночь свое госте приимство, что, безусловно, весьма мило с его стороны. Она очень надеялась, что больше в доме никого не окажется и ей не придется ничего объяснять.

– Значит, вы живете здесь?

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 13 >>