Джоанна Линдсей
Милая плутовка

– Да ты в своем уме, девочка? Его подарил тебе твой отец. Он привез его из…

– Ну и что? – строптиво возразила Джорджина. – А вы что, намерены промышлять разбоем? У нас нет другого способа добыть деньги на билеты. Я не собираюсь оставаться здесь, пока их удастся заработать. И потом, кольцо всегда можно выкупить назад, когда мы доберемся до дома.

– Ты слишком скоропалительно решила приехать сюда. Надо учиться на ошибках, а не повторять их.

– Не надо призывать меня к терпению. Я терпела целых шесть лет, и в этом как раз и заключалась моя самая большая ошибка. Отныне я буду во всем проявлять нетерпение.

– Джорджи, – начал было Мак.

– Зачем вы спорите со мной? Пока мы не отплывем, рядом с вами будет находиться постоянно рыдающая женщина! Мне казалось, что вы терпеть не можете женских слез!

«Женское упрямство – это еще хуже», – подумал Мак.

– Ну, если ты так ставишь вопрос, – сказал он со вздохом.

Глава 7

Лес мачт без парусов на фоне неба в Лондонском порту отнюдь не служил гарантией того, что из этого огромного количества судов хоть одно в ближайшее время возьмет курс на Америку. Конечно, можно считать, что такое судно найдется, можно даже биться об заклад. Но Джорджина проиграла бы пари, если бы вздумала его держать.

Большинство из тех кораблей, которые прибыли в прошлом месяце и на одном из которых приплыла Джорджина, уже покинули порт. Если сбросить со счета те суда, которые не брали пассажиров, то оставалось всего несколько американских кораблей, которые должны были уйти в плавание не раньше следующего года, что никак не могло устроить нетерпеливую Джорджину. В порту находилось судно, следующее прямым курсом в Нью-Йорк, что очень близко от Бриджпорта, но, по словам первого помощника, оно вряд ли выйдет в море в ближайшее время. Капитан судна вел осаду одной английской девицы и поклялся, что не поднимет паруса до тех пор, пока не женится на ней. Услышав об этом, Джорджина разорвала два своих платья и выбросила в окно ночной горшок.

Она отчаянно хотела немедленно покинуть Англию и готова была согласиться на восьми– или даже десятимесячное путешествие на любом из американских кораблей, лишь бы он вышел в море не позже чем через неделю. Когда она на третий день сказала об этом Маку, он через несколько часов назвал три английских корабля, которые выходили в море на следующей неделе. Раньше он не решался называть их Джорджине, полагая, что она сразу же отвергнет их по той простой причине, что они английские и укомплектованы английской командой, а неприязнь ко всему английскому у нее была не менее сильна, чем желание попасть поскорее домой. Поэтому даже сейчас Джорджина решительно и резко отказалась иметь дело с английскими судами. После этого, не без колебаний, Мак сообщил об альтернативном варианте:

– Есть одно судно, которое утром во время прилива выходит в море. Пассажиров капитан не берет, но им нужен боцман и… юнга.

В глазах Джорджины зажегся огонек, свидетельствующий о том, что ее это заинтересовало.

– Вы думаете, что на нем можно быстро добраться домой?

– Конечно, путешествие займет месяц или чуть больше, но все же это лучше, чем болтаться по морю полгода вместе с девчонкой, для которой главный жизненный принцип – проявлять нетерпение.

При этом Мак настолько выразительно закатил глаза, что Джорджина захихикала. Кажется, впервые после предательства Малкольма ей хоть что-то показалось смешным.

– Может, я не буду выражать нетерпение столь сильно, если мы будем на пути домой… Знаете, Мак, по-моему, это отличная идея! – с неожиданным энтузиазмом проговорила она. – А это американский корабль? Он большой? А куда направляется?

– Не торопись, девочка. Это совсем не такой корабль, как ты себе представляешь. Это «Дева Анна» из Вест-Индии, быстроходная трехмачтовая шхуна. Настоящая красавица! А по виду похожа на военный корабль, хотя и принадлежит частному лицу.

– Торговому кораблю из Вест-Индии нелишне иметь на борту оружие, у них наверняка случаются встречи с пиратами. В Карибском море постоянно нападают на корабли компании «Скайларк лайн».

– Это верно, – согласился Мак. – Но «Дева Анна» не торговое судно, по крайней мере в этом рейсе. На ней не будет никакого груза. Только балласт.

– Что это за капитан, который совершенно не заботится о прибыли? – спросила Джорджина, желая поддразнить Мака, тридцать пять лет плававшего на торговом судне.

Мак нетерпеливо фыркнул:

– Он из тех людей, которые плывут туда, куда их влечет душа. Так сказал один из членов его команды.

– Стало быть, он владелец судна и, значит, богат, если может держать его для собственного удовольствия?

– Похоже, что так, – согласился Мак.

– А какая нам разница, идет шхуна с грузом или без него? Главное, чтобы она доставила нас домой.

– Да, но тут есть закавыка. Судно идет на Ямайку, а не в Америку.

– На Ямайку? – разочарованно переспросила Джорджина. Но уже через мгновение радостно воскликнула: – Но на Ямайке есть представительства «Скайларк лайн»! Ведь это один из портов, куда заходит Томас. Мы можем оказаться там в одно время с ним. А если не успеем и его там уже не будет, найдутся другие суда «Скайларк лайн» – например, суда Бойда, Дрю, не говоря уж о моих. – Джорджина снова заулыбалась. – Это задержит нас самое большее на несколько недель. Но ведь не на полгода! Ведь это лучше, чем оставаться здесь хотя бы еще на один день.

– Не знаю, девочка… Чем больше я думаю о такой возможности, тем больше жалею, что сказал тебе о ней.

– А я наоборот: чем больше думаю об этом, тем больше мне нравится эта идея. Лучшего выхода не придумаешь.

– Но тебе придется работать, – напомнил ей Мак. – Тебе придется быть связным у капитана, подавать еду, убирать каюту и выполнять любые его поручения. Ты все время будешь занята.

– Ну и что? Или вы хотите сказать, что я не в состоянии выполнить элементарные поручения? Ведь я драила палубу, прочищала пушки, лазала по канатам…

– Это было столько лет назад, девочка! Тогда ты еще не была такой леди, как сейчас. Твой отец и братья, когда возвращались в порт, позволяли тебе делать на судне все, что хочешь. Они даже требовали, чтобы ты училась выполнять на судне работу, которую ты не должна делать. А здесь это будет твоя обязанность, и находиться ты будешь среди незнакомых людей. Это работа не для девчонки, тебе придется забыть, что ты девушка, если решишься ее выполнять.

– Я все отлично поняла, Мак. Мне нужно выбросить платья и надеть брюки. А когда наденешь брюки… Обрядите мальчика в женское платье, и вы увидите перед собой страшненькую девчонку. А девушка в брюках похожа на симпатичного мальчишку. Видно, я очень кстати разодрала вчера платья.

– Да тебе стоит только открыть рот или посмотреть кому-то в глаза, и твой маскарад сразу раскроется, – сурово напомнил Мак.

– Да, но в тот раз я пыталась выдать себя за мужчину, что было очень неумно с моим-то лицом. Да погодите вы! – пресекла Джорджина возможные возражения Мака. – Не надо все усложнять и запутывать! Тут дело обстоит иначе, и вы это понимаете. Юнга – это мальчик, а у мальчика могут быть тонкие черты лица. Так часто бывает. А по своему росту, фигуре, тембру голоса и… – Она бросила взгляд на свою грудь. – Если здесь туго забинтовать, я могу сойти за мальчика лет десяти.

– Да тебя выдает то, что ты слишком умна для десяти лет! – возразил Мак.

– Ну ладно, пусть я стану двенадцатилетним умненьким мальчиком с замедленным физическим развитием! – И совсем твердо добавила: – Я смогу это сделать, Мак. И если бы вы сами не верили в это, вы бы и не стали говорить мне о такой возможности.

– Я сделал большую глупость, теперь нисколько не сомневаюсь в этом. И как ты думаешь, кому отвечать за это?

– Ну-ну, успокойтесь! – улыбнулась Джорджина. – Завтра я стану маленьким парнишкой, и вы посмотрите на все с другой стороны. И к тому же чем быстрее я доберусь до дома, тем быстрее вы освободитесь от меня.

Мак крякнул.

– Все не так просто. Тебе придется играть эту роль месяц или даже больше. Проблема будет уже в том, чтобы найти место, где справить естественную нужду, когда вокруг мужчины.

– Мак! – Джорджина покраснела. Находясь в постоянном общении с пятью братьями, которые иной раз забывали о ее присутствии, она, случалось, сталкивалась с вещами, не предназначенными для глаз и ушей девушки. – Я не говорю, что не будет трудностей, но у меня хватит ума их преодолеть. Не в пример большинству девчонок, я знаю корабль как свои пять пальцев, знаю и те места, которые матросы стараются избегать. Меня не испугает трюм, облюбованный крысами. И потом, даже если обман раскроется… Ну что может случиться? Неужто вы всерьез думаете, что они меня выбросят за борт посреди океана? Да не сделают они этого! Скорее всего меня запрут в каюте, а когда судно зайдет в какой-нибудь порт, меня просто высадят на берег. Что ж, так мне и надо, если я не сумею хорошо сыграть свою роль.

Они спорили довольно долго, но в конце концов Мак сдался и со вздохом сказал:

– Ладно, будь по-твоему, попробую договориться с капитаном о работе в качестве боцмана бесплатно, но с условием, что возьму с собой брата.

Брови Джорджины полезли вверх, затем она расхохоталась:

– Брата? Без шотландского акцента?

– Ну, пусть единокровного брата, – скорректировал себя Мак, – который рос вдали от меня. Это снимает все вопросы, в том числе и по поводу разницы в возрасте.

– Но я поняла, что им требуется именно юнга! Они могут настаивать на этом. Я знаю, мои братья никогда не плавали без юнги.

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 16 >>