Джордж Рэймонд Ричард Мартин
Грёзы Февра

– Свиной жир, капитан? О, я подозревал, что вы хитрец! – По переговорной трубе он прокричал в машинное отделение распоряжение капитана.

Оба парохода неслись теперь нос к носу. У Марша от напряжения, с которым он охватил свою трость, онемела рука. Тем временем внизу подсобные рабочие пытались согнать с бочек с жиром устроившихся на них иностранцев. Жир следовало доставить в машинное отделение. Марш сгорал от нетерпения. Он был разгорячен, как тот жир, которому предстояло расплавиться. Хороший свиной жир дорог, но на пароходе он бывает полезен. Вот и сейчас он должен сослужить им добрую службу. Его мог бы пустить в дело кок. При плавлении жир чертовски горячий, именно по этой причине он и понадобился им в эту минуту. Хорошая порция горячего пара под высоким давлением, которую они не могли получить, сжигая в топке дрова и уголь.

Когда в топках закипел свиной жир, сомневающихся в рулевой рубке больше не оставалось. Из выпускных клапанов с громким шипением вырвались тонкие струи белого пара, в небо из высоких труб устремились клубы дыма, «Грезы Февра», изрыгая искры, слегка вздрогнул, и его гребные лопасти заработали с утроенной силой, отбивая ритм, как колеса паровоза. От ударов поршня палуба вибрировала. Пароход с легкостью вырвался вперед и вскоре опередил «Южанина» на корпус. Как только судно оторвалось от соперника на безопасное расстояние, Китч подал его вправо, перерезав путь второму пароходу. Тому ничего не оставалось, как следовать у противника в кильватере.

На капитанском мостике началось невообразимое. Все безбилетные матросы и лоцманы, без цента в кармане, пришли в возбуждение. Они хлопали друг друга по плечам, передавали из рук в руки курево и на все лады расхваливали пароход под названием «Грезы Февра». Что до Эбнера Марша, то он улыбался, как последний идиот.

В Каир, где чистые воды Огайо сливаются с грязной Миссисипи, они пришли на целых десять минут раньше «Южанина». К этому времени Эбнер Марш почти начисто забыл о незначительном эпизоде, связанном с Джошуа Йорком.

Глава шестая

Плантация Джулиана

Июль 1857 года

Мрачный Билли находился перед домом, где метал нож в большое сухое дерево, возвышающееся перед посыпанной гравием дорожкой, когда к нему приблизились всадники. Стояло раннее утро, но было уже жарко, как в пекле. Мрачный Билли исходил потом и подумывал о том, чтобы бросить метать нож и спуститься к реке поплавать. Тут он заметил, как из-за поворота старой дороги, в том месте, где она выходит из леса, выехали всадники. Мрачный Билли подошел к сухому дереву и, вытащив нож, сунул его в ножны, которые носил на пояснице. От желания поплавать не осталось и следа.

Всадники приближались медленным шагом, но достаточно уверенно, как если бы не вторглись в чужие частные владения средь бела дня, а жили здесь. Мрачный Билли сразу заключил, что они не из местных, поскольку все соседи в округе знали, что Джулиан терпеть не может, когда нарушают его покой. Когда они находились еще на слишком большом расстоянии, чтобы можно было разглядеть лица, Мрачный Билли подумал, уж не приятели ли Монтрейля пожаловали, желая устроить заварушку. Если так, то креолам придется горько пожалеть об этом.

Когда Мрачный Билли увидел, почему их передвижение столь медлительно, у него отлегло от сердца. За двумя мужчинами на лошадях, еле передвигая ногами, плелись два скованных цепями негра. Он скрестил на груди руки и, прислонившись спиной к дереву, ждал, когда процессия окажется рядом.

Самоуверенные с виду, всадники смело направили лошадей к дому. Один из верховых осмотрел строение с его облупившейся краской и полусгнившим крыльцом парадного подъезда и, сплюнув на землю табачную жвачку, повернулся к Мрачному Билли.

– Это плантация Джулиана? – спросил крупный мужчина с красным лицом и бородавкой на носу, одетый в кожу. Голову его украшала неряшливая фетровая шляпа.

– Да, это она, – ответил Мрачный Билли.

Но смотрел он мимо всадника и его спутника, худого розовощекого юноши, который, по всей видимости, был его сыном. Ленивой походкой он подошел к двум несчастным неграм в оковах, изможденным и понурым. На его губах промелькнула улыбка.

– Как, – произнес Мрачный Билли, – неужто это Лили и Сэм? Вот уж не думал, что придется свидеться с вами вновь. Должно быть, не меньше двух лет прошло с тех пор, как вы сбежали. Мистер Джулиан по-настоящему обрадуется, узнав, что вы отыскались.

Сэм, мужчина крупного телосложения и сильный на вид, пристально посмотрел на Мрачного Билли. Вызова в его глазах не было, а только страх.

– Мы обнаружили их в Арканзасе, мой мальчик и я, – сказал краснолицый. – Пытались выдать себя за свободных негров… Меня не провести вокруг пальца. Я не поверил им ни на йоту, сэр.

Мрачный Билли посмотрел на охотников за рабами и кивнул:

– Продолжайте.

– Ужасно упрямые. Долго мы не могли заставить их сказать нам, откуда они сбежали. Что мы только ни делали: и пороли их, и я применял еще кое-что из своего арсенала. Обычно негров стоит только чуточку припугнуть, как они тут же раскалываются. Только не эти. – Он сплюнул. – Но нам удалось вытянуть из них правду. Покажи-ка ему, Джим.

Юноша спешился, подошел к женщине и поднял ее правую руку. На руке недоставало трех пальцев. Третий обрубок еще не вполне зажил.

– Мы начали с правой, потому что заметили, что она левша, – сказал мужчина. – Не хотели калечить ее сильно, вы же понимаете нас, но мы ничего не могли выяснить, не было никаких объявлений ни в газетах, нигде, так что… – Он развел руками. – Когда мы добрались до ее третьего пальца, мужчина не выдержал и сказал нам. Женщина обругала его последними словами. – Он грубо расхохотался. – В любом случае вот они, голубчики. Два раба, как эти, должны что-то стоить, раз уж мы их поймали. Мистер Джулиан дома?

– Нет, – ответил Мрачный Билли и посмотрел на солнце. До полудня оставалось еще около двух часов.

– Ладно, – сказал тогда краснолицый. – Вы, должно быть, надсмотрщик, верно? Тот, кого называют Мрачным Билли?

– Точно, это я. Сэм и Лили говорили обо мне?

Охотник за рабами снова расхохотался:

– О да, как только нам стало известно, откуда они, бедолаги стали говорить без умолку. Нам пару раз приходилось затыкать им рты. Но через некоторое время они начинали болтать снова. Наслушались мы их россказней.

Мрачный Билли смерил беглых рабов холодным злобным взглядом; те старались не встречаться с ним глазами.

– Может, вы сами позаботитесь о них и выплатите нам вознаграждение? Мы бы поскакали обратно, – высказал мужчина свое соображение.

– Нет, – возразил Мрачный Билли Типтон. – Вам придется подождать. Мистер Джулиан захочет отблагодарить вас лично. Это не займет много времени. Он вернется к сумеркам.

– К сумеркам? – переспросил старший мужчина. Они с сыном обменялись взглядами. – Странно, мистер Мрачный Билли, эти два негра говорили нам то же самое. Они рассказывали нам невероятные истории о том, что происходит здесь после захода солнца. Мой мальчик и я предпочли бы получить деньги скорее и смотаться отсюда, вам-то все равно.

– Мистеру Джулиану не все равно, – сказал Мрачный Билли. – К тому же я не могу дать вам денег. И вы еще верите глупым байкам, которые рассказывали вам два старых негра?

Мужчина нахмурился, продолжая задумчиво жевать свою табачную жвачку.

– Негритянские байки – это одно, – сказал он наконец. – Но я знаю, что негры иногда говорят правду. Ладно, поступим так, мистер Мрачный Билли: будем ждать возвращения вашего мистера Джулиана. Только не воображайте, что вам удастся нас надуть. – На боку у него висел револьвер, и он похлопал по нему рукой. – Пока мы будем ждать, приятель мой будет со мной, и мальчик тоже имеет такого же дружка. К тому же мы оба хорошо владеем ножами. Вам понятно? Эти негры просветили нас о маленьком ножичке, который вы прячете за спиной, так что в нашем присутствии не пытайтесь воспользоваться им, а то и у нас руки могут зачесаться. Давайте все мы будем просто ждать и постараемся сохранить дружеские отношения.

Мрачный Билли перевел взгляд холодных глаз на ловца беглых негров, но тот был так глуп, что не заметил таившейся в нем угрозы.

– Будем ждать в доме, – сказал Мрачный Билли, стараясь держать руки на виду.

– Очень хорошо, – согласился охотник за рабами и спрыгнул с лошади. – Меня зовут Том Джонстон, а это, между прочим, мой сын Джим.

– Мистер Джулиан будет рад познакомиться с вами, – сказал Мрачный Билли. – Привяжите лошадей и приведите негров в дом. Будьте осторожны на ступеньках. Кое-где они совсем прогнили.

Женщина, когда их повели к дому, начала тихонько всхлипывать, но Джим Джонстон звонко шлепнул ее по губам, и она тотчас умолкла.

Мрачный Билли проводил их в библиотеку. Там он отодвинул тяжелые пыльные занавески, чтобы в сумрачное помещение мог проникнуть свет. Рабы опустились на пол, а поймавшие их люди расположились в массивных кожаных креслах.

– Ну вот, – сказал Том Джонстон, – здесь совсем другое дело.

– Все прогнило и покрыто пылью, папа, – заметил юноша. – Негры говорили нам то же самое.

– Так-так-так, – сказал Мрачный Билли и посмотрел на беглецов. – Так-так-так, – повторил он. – Мистеру Джулиану совсем не понравится, что вы распускаете сплетни о его доме. Вы, двое, заслуживаете хорошей порки.

Чернокожий детина Сэм, собравшись с духом, поднял голову и сердито пробормотал:

– Никакая порка меня не пугает.

Мрачный Билли краешком рта улыбнулся:

– Что ж, Сэм. Есть вещи и пострашнее порки. На самом деле есть.

Для женщины, которую звали Лили, этого оказалось больше чем достаточно. Она посмотрела на юношу:

– Он говорит правду, масса Джим, истинный Бог. Вам нужно прислушаться к нему. Уведите нас отсюда до темноты. Пусть лучше нашими хозяевами станете вы и ваш батюшка, мы будем работать на вас, мы будем работать, как волы, вот увидите, и убегать не станем. Мы хорошие негры. Мы бы никогда не убежали, если бы не… не… Не дожидайтесь темноты, масса, умоляю. Тогда будет слишком поздно.

<< 1 ... 8 9 10 11 12 13 14 15 16 ... 20 >>