Елена Анатольевна Коровина
Знаем ли мы свои любимые сказки? Скрытый смысл, зашифрованный сказочниками. Читаем между строк

Но ведь сказки про героя-дурака есть практически у всех народов! Почему же они не считают этих героев настоящими дураками, даунами и идиотами, а мы считаем?!

• У датчан есть сказка «Ганс-дурень», ее вариант «Ганс Чурбан» записал даже Андерсен, правда по-датски, а не в переводах, как у нас, имя героя будет звучать «Ханс», как, впрочем, и сам Ганс Христиан Андерсен по-датски будет Ханс Кристиан.

• У немцев – множество вариаций на тему «Ганс-дурак».

• У итальянцев – «Пьетро-болван».

• У французов – «Жан-идиот».

• У англичан много сказок про глупого Джека, который все равно остается в выигрыше.

То есть разные народы всегда пропагандируют «новаторский» подход к жизни, посмеиваясь, объясняют, что именно Ганс-дурень или Джек-глупец могут достигнуть результата там, где умник сойдет с дистанции. Ведь все эти «дурни и болваны» видят мир своим собственным свежим взглядом, который всегда приводит их к творчеству, позволяя парадоксальной мысли понять и достичь куда большего, нежели мыслям, погрязшим в привычных представлениях быта.

Так почему же, в отличие от других, мы соглашаемся, что наши Иваны – реальные глупцы?! У Андерсена Ганс Чурбан подается смешливым и находчивым, а наш Иван – дурнем. Почему?!

Да только потому, что неверно воспринимаем героев наших сказок!

Какой-то умник из литературных критиков, аналитиков-толковатей сказал, что Емеля – дурак, а мы и поверили. Но как можно этим толкователям верить-то?! Они же сами ничего не пишут, не творят, не сочиняют, не изобретают, а только критикуют других!!! Вот им и надо объявить дураками да неудачниками тех, кто САМ создает хоть что-то. Это же известный «принцип дурака»: не потому я сам – умный, а потому, что другой – дурак. А вот датчане не поверили, что их Ганс или Ханс – Чурбан и, между прочим, даже поставили ему несколько памятников. Потому что видят в нем неунывающего весельчака, никогда не теряющего оптимизма и умеющего находить выход из самых глупых и безвыходных положений, в которых любой умник давно бы уже пошел ко дну.

А мы почему-то выискиваем в наших героях один сплошной негатив. Благодаря нашим горе-толкователям уверяемся в нем сами. И никак не хотим понять, что наши исконные герои – хоть Емеля, хоть Иван, хоть Васька, – сидя на печи, вовсе не впадают в спячку, а мечтают и раздумывают над тем, как воплотить свою мечту в жизнь. Взять хотя бы печку-самокатку или «безлошадный экипаж». И пока мы на весь мир кричим, что «ленивый на печи – наш национальный идеал», кто-нибудь из новых Емелей, сидя на своей «печи», уже выдумывает, как бы создать портал перемещения или телепортирующее устройство. А мы его дураком обзываем…

А может, в глубине души мы все-таки верим, что наши Ваньки-Васьки не глупей Эйнштейна будут? Его ведь тоже в детстве дурачком считали. А теперь его фото с высунутым языком – признак гениальности. И может, социологический опрос выявил, что народ считает своим героем Емелю вовсе не потому, что сам народ наш мечтает лежать на печи, ничего не делая, а потому, что верит: оглядится Емеля вокруг непредвзятым творческим взглядом да и поймет наконец, как жить надо, а может, и формулу всеобщего счастья выдумает. Емели – они такие…

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА, КОРОЛЬ-ЛЯГУШОНОК,

или Утро вечера мудренее

Как услышишь стук да гром, не пугайся. Спросят тебя, скажи: «Это моя лягушонка в коробчонке едет!»

В прошлом году в одной из детских библиотек Москвы было проведено небольшое исследование: какие сказки больше всего любят дети?

А что значит – какие? Оказывается, сказки наши делятся на различные типы. Есть сказки про животных (например, та же «Курочка Ряба»), есть бытовые сказки (рассказывающие о жизни простых людей, как в «Репка»), а есть сказки волшебные – в них действуют герои, умеющие ворожить, колдовать, случаются волшебные события. Конечно, часто сказки многослойны. Как, например, определить – какая сказка «Гуси-лебеди»? С одной стороны, действие происходит в деревенской среде, герои – обычные сестра и младший братишка. То есть это – бытовая сказка. Но, с другой стороны, появление мистических гусей-лебедей и Бабы-яги превращают сказку в волшебную.

Так вот, оказалось, чем больше волшебства и чудес в сказке, тем больше любят ее дети. А самой любимой из волшебных сказок оказалась – как думаете, какая? – «Царевна-лягушка»!

Что ж, в этой сказке и сама героиня – абсолютно волшебное существо, и начинается история невероятно. В некотором царстве, в некотором государстве царь решил женить сыновей. Было их конечно же трое, ну два умных, а третий – ну, может, и не дурак, но тоже какой-то неудачный. Женить же сыновей царь решил самым фантастическим способом: сыновья должны были выпустить по стреле из лука. К какой девице попадет стрела – та и станет женой царского сына. Старшим, конечно, повезло. Одному досталась знатнейшая родовитая девица – боярская дочь. Среднему – богатейшая купеческая дочка. Ну а младшему… Ну, это все знают – лягушка-квакушка.

Но почему ж лягушка-то?!

Это самый первый вопрос, который возникает. Почему, зеленое склизкое болотное существо, а не, например, лебедь белая или хоть бабочка прелестная? Может, в этом сказочном выборе героини есть какая-то заповедная тайна? Точно есть!

ГЛАВНАЯ ТАЙНА ЦАРЕВНЫ-ЛЯГУШКИ

И в самом деле – кто она такая, почему выбрана нашими предками в героини?

Оказывается, с древнейших времен лягушка воспринималась как существо не «противно-противное», а самое что ни на есть необычайно-волшебное. Ведь квакуша живет в двух мирах – головастик в воде, в иле (то есть в подземном царстве), а сама лягушка на земле (в царстве земном). То есть это удивительное существо осуществляет посредничество между миром Яви (земным, посюсторонним) и Нави (подземным, потусторонним).

Вот и действие сказки развивается в двух мирах. Поиск невесты, свадьба, испытание невест происходит во вполне реальном мире, ну а потом, когда Иван-царевич идет искать свою пропавшую жену, события перемещаются в мир волшебства – туда, где обитают Баба-яга и Кощей Бессмертный.

И между прочим, стоит упомянуть, что именно лягушка считалась у славян существом бессмертным, ведь она возникала из воды и уходила под воду. То есть становилась покровительницей и олицетворением воды, ну а вода – вечна. Так что именно лягушка вполне могла соперничать с бессмертным Кощеем.

Еще славяне считали, что лягушка – покровительница деревень и селений. Это она вытягивает из воды и ночами разносит по домам разные дары – кому какие. В один дом приносит ребенка, в другой дом – достаток. Ведь лягушка являлась символом плодородия, достатка и богатства (вспомним, в Китае и сегодня жабка с тремя монетками во рту считается олицетворением денег). И опять можно соотнести – лягушка раздает (она – сама щедрость), Кощей же собирает (помните, как у Пушкина «царь Кощей над златом чахнет»?), но никому ничего не дает, а только скрывает в своих сундуках (он – отъявленный эгоист, скряга и жадина).

А как звали нашу Царевну-лягушку?

Кто ответит правильно, тому достанется самая лучшая жена (самый лучший муж) в мире.

Ну, и много ли счастливчиков? А почему вдруг пошли споры? Не можете решить, как же правильно звали нашу зелененькую магическую героиню? Справа кричат, что была она Еленой Прекрасной. А слева вспоминают Василису Премудрую. И кто же прав? Тихо, тихо – все правы!

Как это – все?!

А так!

У сказки есть несколько народных вариантов, и в одних героиня – Елена Прекрасная, а в других – Василиса Премудрая. Возьмем, например, сборник сказок нашего великого отечественного собирателя А.Н. Афанасьева – там есть разные варианты. В первом – у героини вообще нет имени. Во втором – это Елена Прекрасная, а в третьем – Василиса Премудрая. То есть оба имени двух героинь – не только самые распространенные в русских сказках, они еще и подчеркивают два наиглавнейших символа настоящей героини – прекрасная и премудрая. Заметим, кстати, что Елена – имеет прозвание не Красивая, а именно Прекрасная. В старину «красным» называли не только красивое, но и основное – главное. Недаром же главная площадь страны именуется Красной. Ну а в человеке ценилась не только внешняя красота, но и внутренняя. Если же использовать приставку «пре», возникало слово «еще более красивое, чем красота». Именно так говорят о «прекрасной душе», «прекрасном сердце» – при таких сочетаниях не скажешь «красивое сердце» или «красивая душа». Ведь ни сердца, ни души нам не видно на внешнем плане, зато, когда в человеке проявляются их внутренние качества, мы говорим «у него прекрасная душа, прекрасное сердце». Вот и Елена Прекрасная (а не просто Красивая) – прекрасная не одним лицом и статью, но и душой, добротой, умениями своими.

Ну а Василису Премудрую не стоит ассоциировать с глаголом «перемудрить». Она именно – Пре (очень) мудрая. Кстати, мудрость ценилась в народе сильнее красоты. Поэтому Елена Прекрасная иногда получает в сказках имя Елены Премудрой. А вот Василиса остается Премудрой всегда.

Вопрос, интересный всем:

Что означают сами имена героинь?

Оба имени – греческие, то есть считающиеся по далеким «сказочным» временам благородными. Елена – от «хелос», «хеленос» – свет, светлая, солнечная, ведь Гелиос, как известно, бог Солнца. Но Елена – это и Селена, богиня Луны. То есть Елена – связующая нить всего света – и Солнца, и Луны. Отсюда и тайное значение имени – «избранная», недаром Елена – это еще и факел, разгоняющий тьму. Василиса – от базилевса (правителя, царя) – в женском роде базилесса – царственная, властительница, возвышенная. В тайном значении – всеведущая, и в этом своем всеведении призванная помогать людям. Словом, оба имени героинь наших сказок глубоко символичны.

Итак, действие сказки начинается в явном, реальном мире с обычных людских забот – надо сыскать повзрослевшим сыновьям по невесте. Вот только способ отыскания невест нетрадиционен и по-настоящему волшебен. Каждый из трех царевичей выпускает по стреле.

А что такое стрела – наверное, тоже символ?

Верно! Стрела – символ послания, причем послания заостренного (стрела же остра), то есть направленного только одной девице. К тому же это послание мистическое, ведь стрела – мистический проводник, благодаря которому можно отправить человека в мир мертвых (убить), но, по древнему поверью, можно и возродить, вывести человека из мира Нави в живой мир, оцарапав его особой каленой стрелой. В данном случае посредством стрелы невеста приходит из мира неизвестности в мир жениха. И заметьте – в русской сказке никаких фей, как во французской «Золушке» или в английской «Фата Моргане». В русской сказке герой – сам себе и волшебник, и фея. Натянули братья свои луки и выстрелили – на кого Бог пошлет. Бог и послал первому брату – боярскую дочь, второму – купеческую, ну точно героинь по сословной лестнице. Только вот младшему выпала невеста фантастическая, волшебная.

Что такой фантастической девице (хоть Елене Прекрасной, хоть Василисе Премудрой) все невестины испытания?! Она и хлеб лучше всех испечет, и рубашку сошьет красоты неописуемой, и ковер соткет парадный, узорочный. Можно и другие варианты испытания невест взять – они в сказках разные. Но главное остается – волшебная лягушонка со всем справится. Что сама не умеет – для того своих мамок-нянек кликнет. «Откуда они берутся?» – спросите вы. Неужто не знаете? Тогда начнем сначала.

Вопрос на засыпку:

А как наша красавица-волшебница очутилась в лягушачьей шкурке, да еще на болоте?

Неужто не помните? Ответ таков: Василиса (Елена) прогневала чем-то своего батюшку-волшебника да чародея. Тот и наказал строптивую дочь – быть тебе в лягушачьем облике и сидеть на болоте, пока… Думаете, пока принц не поцелует? Ну да, все так думают.

Но в народной сказке – народная мудрость. Ну не верит народ в принцев, да еще прибежавших с поцелуями! Это же не придворная аристократическая сказка про Спящую красавицу. Тут обычное болото, и выход из даже самого сказочного наказания – обычный. В обычной жизни родители ставят ребенка в угол, а вот батюшка Василисы отправил свое строптивое чадо на болото. Пусть прочувствует в склизкой шкурке свою явную не-красу лягушачью, а потом еще и сумеет угодить-потрафить будущему мужу, чтоб тот остался доволен. Тогда и наказание снимется.

Хотя на самом-то деле все было несколько не так. Мудрый старичок потом объяснит Ивану-царевичу, что папаша осерчал на Василису понапрасну. «Василиса Премудрая хитрей, мудреней своего отца уродилась; он за то осерчал на нее и велел ей три года квакушею быть». Словом, попала дочь просто отцу под горячую руку.

Но, как бы ни вышло, пришлось Василисе постараться вовсю. Когда сама чего не умела, мамок-нянек из дворца свого батюшки звала. Те и хлеб пекли, и рубашки шили, и ковер ткали. Не самой же царской дочери в золе копаться и белы рученьки иголками колоть?! Так что и тут сказка не соврала: не царское это дело – хлеба печь. Недаром же сказка «Царевна-лягушка» называется, а не просто «Лягушка». Зато вот поколдовать – вполне дело царское. Так что говаривала лягушка муженьку Ивану-царевичу: «Ложись спать. Утро вечера мудренее!» А сама колдовством своих мамок-нянек для помощи вызывала. И ведь действительно, сколь умная поговорка: «Утро вечера мудренее!» Пожалуй, самый блистательный бриллиант русских сказок. Ведь коли беда – так с ней надо заснуть, со всех сторон ее обдумать. Если же радость – с ней тоже обжиться требуется, а то ведь от особо резкой радости и помереть можно. Ну а коли думы туманные – так поутру туман рассеется, и решение проблемы само придет в голову.

Еще в сказке есть преотличный образ – «как услышишь стук да гром – лягушонка в коробчонке едет». Сколь красочно – от крошечного коробка да лягушки – стук да гром до небес. Это ж курам на смех! И никто не догадывается, что «коробчонка» из золота с бриллиантами, а «лягушонка» – краса-девица, да еще и умница. То есть это образ тайного секрета – не все такое, каким видится.

А вот как думаете, отчего на празднике в царском дворце царевна Василиса махнула одной рукой – появилось перед дворцом прекрасное озеро, махнула другой – поплыли по озеру белые лебеди? Думаете, это от того, что в один рукав Премудрая героиня налила воды (вина), а в другой положила косточку от жареного лебяжьего крылышка? Так, да не только! Поглядим в корень. Кто такая наша Царевна-лягушка? Некий оборотень. Не пугайтесь – добрый, из тех, что просто умеют превращаться из одного вида в другой. Как Царевна Лебедь из «Сказки о царе Салтане» А.С. Пушкина. Помните —

Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>