Эрл Стенли Гарднер
Дело лошади танцовщицы с веерами

Дело лошади танцовщицы с веерами
Эрл Стенли Гарднер

Перри Мейсон #29
Десяток очень похожих друг на друга брюнеток, окровавленный веер, самурайский меч, необычное седло, фальшивый чек, ручка стартера автомобиля, журнал объявлений о знакомствах… Обилие подобных странностей не способно смутить адвоката Перри Мейсона, проводящего расследование очередного запутанного уголовного дела.

Эрл Стенли Гарднер

Дело лошади танцовщицы с веерами

Глава 1

В Империал-Вэлли стояло нестерпимо жаркое утро.

Следом за машиной, которую вел Перри Мейсон, со скоростью восемьдесят миль в час пронесся огромный лимузин, подняв за собой потоки воздуха и заставив автомобиль адвоката покачнуться на рессорах.

– Интересно, как у него выдерживают тормоза? – спросил Перри Мейсон свою секретаршу Деллу Стрит. – Они сейчас расплавятся.

Делла Стрит подалась вперед на своем сиденье, чтобы сухой горячий воздух мог овевать ее плечи, высушивая выступавшие на них капельки пота.

– Возможно, скоро он притормозит… О-о! Кажется, он собирается разбить машину!

Мейсон инстинктивно нажал на тормоза, увидев, как идущая впереди машина слегка вильнула влево, пытаясь обогнать другой автомобиль, шедший в том же направлении. Встречная машина заставила водителя большого лимузина увернуться прямо перед ее носом. Крылья автомобилей, казалось, только на мгновение мягко соприкоснулись, но водитель встречной машины не смог совладать с управлением. Накренившись, автомобиль вылетел с шоссе на горячий песок и перевернулся.

Облако пыли, скрывшее то, что происходило, все еще висело в воздухе, когда Мейсон резко затормозил и выскочил из машины.

Перевернутый автомобиль представлял собой сильно облупившуюся развалюху на старомодных колесах. Она послушно лежала на песке, как будто слишком долго сопротивлялась превратностям судьбы и это последнее несчастье отняло у нее оставшиеся силы.

Дверца медленно открылась, и Мейсон, приблизившись, увидел, как из машины попыталась выбраться старая мексиканка, выискивая негнущимися от возраста пальцами, за что можно было бы ухватиться.

Мейсон помог ей выбраться из машины, заметив, что одна рука у нее беспомощно свисала. Она стукнулась об угол дверцы, и женщина резко вскрикнула от боли. Но голос ее был тихим, он свидетельствовал об учтивости представительницы воспитанной нации.

Она произнесла:

– Gracias, se?or![1 - Спасибо, сеньор! (исп.)]

– Вы повредили еще что-то, кроме руки? – спросил Мейсон.

Старая мексиканка с видом человека, который научился воспринимать жизнь такой, какая она есть, спокойно смотрела на него.

– Я не говорить по-английски, – сказала она.

Водитель другой машины, который остановился из любопытства, предложил:

– Может быть, я могу чем-нибудь помочь? Я вырос на границе. По-ихнему говорю свободно. Меня зовут Ньюелл. Тот большой лимузин проскочил мимо меня на скорости миль восемьдесят в час. Я так полагаю, вся вина на нем.

– Да. Давайте попытаемся понять, что с ней.

Ньюелл начал спрашивать женщину по-испански, почти не получая ответов, затем обратился к Мейсону:

– Она говорит, что пострадала только рука. Думает, рука сломана.

– Нам бы следовало доставить ее к доктору, – сказал Мейсон. – Как ее зовут?

– Мария Гонзалес.

– Где она живет?

– Она говорит, с племянницей.

– Где?

Женщина взмахнула здоровой рукой, описывая полукруг.

– Здесь, в Вэлли, – ответил за нее Ньюелл.

Мейсон улыбнулся:

– Это все весьма неопределенно. Давайте-ка взглянем на ее водительские права.

– Боюсь, что так вы мало что узнаете, – сказал Ньюелл. – У них есть манера ставить вас в тупик такими жестами. Очень мило и благородно, но жесты мало что объясняют.

– Но почему она не хочет сказать, где живет?

– О, возможно, она просто плохо понимает вопросы или ей кажется, что вы хотите кому-нибудь причинить вред. Минуту, я спрошу у нее о водительских правах.

Он обратился к женщине по-испански и улыбнулся, переводя ответ:

– Она говорит: «Я не вожу машину».

– Но она вела машину, – возразил Мейсон.

Ньюелл перевел. Старая женщина указала на машину, которая лежала на боку, сказала что-то по-испански.

Ньюелл перевел:

– Машина не на шоссе. Она не может ехать. В ней никого нет. Поэтому никаких водительских прав не нужно.

– У нее должны быть права, – настаивал Мейсон.

Ньюелл усмехнулся:

– Она говорит: «Но я не могу вести машину одной рукой, сеньор».

– Ну хорошо, – сдался Мейсон. – В таком случае должно быть регистрационное удостоверение на машину. Это, в общем, ничего не меняет. Где ближайшая клиника?

Остановилась еще одна машина, шедшая в противоположном направлении, и к ним приблизился мексиканец с лицом, лишенным всякого выражения, в возрасте около сорока пяти лет.

– Кому-то плохо? – вежливо поинтересовался он.

1 2 3 4 5 ... 17 >>