Эрл Стенли Гарднер
Дело о позолоченной лилии

Эрл Стенли Гарднер
Дело о позолоченной лилии

Глава 1

Стюарт Бедфорд вошел в свой кабинет, повесил шляпу, прошел за большой письменный стол орехового дерева, который подарила ему жена на день рождения год назад, и сел во вращающееся кресло.

Он сразу обратил внимание на утреннюю газету, оставленную секретарем Эльзой Гриффин и развернутую таким образом, чтобы в глаза бросился портрет миссис Бедфорд. Это была удачная фотография Анны Роан Бедфорд, хорошо передававшая блеск ее глаз и живость натуры.

Стюарт Бедфорд не без основания гордился своей женой. К этой гордости примешивался радостный трепет обладания и чувство, что он, пятидесятилетний мужчина, тем не менее сумел сделать ее счастливой. Бедфорд славился своим здоровьем, деловыми связями и влиятельными друзьями, не забывая при этом утверждать свое и без того солидное общественное положение. Его первая жена умерла почти двенадцать лет назад. После ее смерти многие его друзья были бы рады вернуть приятеля к холостяцкой жизни, но Бедфорда такая перспектива не устраивала. Первое время он действительно погрузился в дела, продолжая добиваться финансового успеха, и гордился влиянием, которым пользовался в деловом мире, как гордился бы сыном, если бы он у него был.

Позднее он познакомился с Анной Роан, его жизнь стала подобна урагану, который не затих и после свадьбы в Неваде.

Анна была очень довольна своим новым общественным положением. Бедфорд по-прежнему главным образом интересовался своим бизнесом, но теперь не это было его основным занятием. Он хотел, чтобы Анна вела такой образ жизни, который сделал бы ее счастливой, и поэтому старался изо всех сил. Однако ее непосредственность и столь явная благодарность заставляли его чувствовать себя почтенным родителем.

Бедфорд уселся за стол и стал читать газету, когда в кабинет тихо вошла Эльза Гриффин.

– Доброе утро, Эльза, – сказал он. – Хорошо, что ты обратила мое внимание на отношение прессы к приему, который устроила миссис Бедфорд. Спасибо. – Улыбка подтвердила его благодарность. Это была милая улыбка.

Для Стюарта Эльза была прежде всего удобной вещью, как пижама или шлепанцы. Она работала у него уже пятнадцать лет и знала все его желания и прихоти так, как будто читала мысли.

После смерти первой жены между ними были романтические отношения. Он даже собирался жениться на ней, но то было до знакомства с Анной.

Бедфорд понимал, что своей женитьбой наносит тяжелый удар Эльзе, но мог контролировать свершившееся не больше, чем вода, которая вдруг захотела бы остановиться на краю водопада. Он вступил в брак.

Эльза Гриффин, поздравляя его, пожелала счастья и снова отступила в тень, заняв место доверенного секретаря.

– Вас ждет человек, – сказала Эльза.

– Кто он и что ему нужно?

– Он назвался Денхемом. Он сказал, что Бинни Денхем хочет видеть вас и подождет.

– Бенни Денхем? – удивился Бедфорд. – Я не знаю никакого Бенни Денхема. Как получилось, что он захотел увидеть меня? Отправь его к кому-нибудь из моих заместителей…

– Он не Бенни, а Бинни, и он говорит, что у него личное дело, – поправила Эльза, – и будет ждать, пока вы не сможете его принять. Я не думаю, что он уйдет. Он действительно намеревается дождаться вас.

В ответ Бедфорд презрительно фыркнул:

– Я не в состоянии принимать каждого Тома, Дика и Гарри, которые будут являться сюда и настаивать на разговоре со мной по личному делу.

– Я это знаю, – отозвалась Эльза, – но мистер Денхем… в нем что-то… это трудно описать… какая-то настойчивость и… ну, что-то вроде испуга.

– Испуга? – удивился Бедфорд.

– Не совсем. Впечатление такое, что у него какое-то страшное нетерпение. Хочет, чтобы его, несмотря ни на что, приняли. Он сидит неподвижно на стуле и ждет. Мне кажется, он смотрит на меня каким-то странным взглядом. Я бы хотела, чтобы вы приняли его.

– Хорошо, – сдался Бедфорд. – Черт возьми! Надо узнать, чего он хочет, и выгнать к чертовой матери! Личное дело! А он не похож на старого школьного друга?

– Нет, нет! Ничего подобного. Здесь что-то другое и, как мне кажется, очень важное.

– Хорошо, – улыбнулся Бедфорд. – Я доверяюсь твоей интуиции. Мы избавимся от него прежде, чем примемся за почту. Пусть войдет.

Эльза вышла из кабинета, и через несколько мгновений в дверях появился Бинни Денхем. Он вошел с поклоном и извиняющейся улыбкой, но глаза его смотрели твердо и оценивающе, как будто речь шла о жизни и смерти.

– Я рад, что вы приняли меня, мистер Бедфорд, – начал он. – Я боялся, что у меня будут неприятности, если я вас не повидаю. Дельберт сказал мне, чтобы я обязательно повидал вас, ждал как угодно долго, а Дельберт очень тяжелый человек, и мне не хотелось бы перечить ему.

Какое-то внутреннее чувство подсказало Бедфорду, что нужно быть настороже.

– Садитесь, – предложил он. – А что за черт этот Дельберт?

– Он мой коллега.

– Партнер?

– Нет, нет. Я не партнер. Я коллега. Он мой товарищ.

– Хорошо, садитесь же. Расскажите мне, что вам угодно. Но вы должны говорить кратко. У меня несколько деловых встреч сегодня утром, и еще надо посмотреть почту.

– Да, сэр. Большое спасибо, сэр.

Бинни Денхем осторожно присел на краешек стула перед столом. Он снял шляпу и прижал ее к животу. Он не мог скрыть, что у него дрожат руки.

– Ну? – торопил его Бедфорд.

– Речь идет о капиталовложении. – Денхем шумно выдохнул. – Дельберт, кажется, нуждается в деньгах для финансирования своего предприятия. Ему нужно всего двадцать тысяч, и он сможет вернуть их…

– Что это значит, черт возьми? – воскликнул Бедфорд. – Вы сказали моему секретарю, что хотите видеть меня по личному делу. Я не знаю вас. Я не знаю Дельберта, и меня не интересует его предприятие стоимостью в двадцать тысяч. Если это все…

– Вы не поняли меня, сэр, – запротестовал этот несносный человек. – Видите ли, тут замешана ваша жена.

От подступившей ярости Бедфорд вспыхнул, но какое-то внутреннее чувство снова подсказало ему, что он должен быть осторожен.

– Моя жена? – переспросил он.

– Что-то в этом роде, сэр. Вы, конечно, понимаете, какой сейчас спрос на такие вещи. Эти журналы… Я уверен, что вы любите их не больше, чем я. Я никогда не читаю подобных вещей и уверен, что вы тоже не читаете ничего подобного. Но вы, видимо, знаете, что они очень популярны.

– Ладно, – сказал Бедфорд. – Бросьте крутить, выкладывайте все начистоту.

– Да, конечно… Видите ли, мистер Бедфорд, вы не знаете Дельберта. Он очень настойчив. Когда он чего-нибудь хочет, то действительно…

– Хорошо, продолжайте, – огрызнулся Бедфорд. – Что там насчет моей жены? Почему вы впутываете ее имя?

– О, я только упомянул ее имя… Видите ли, я знаю Дельберта и, хотя я прощаю ему его идеи…

– Какие идеи?

– Ему нужны деньги.

– Хорошо, ему нужны деньги. А дальше что?

– Он думает, что вы сможете предоставить ему их.

– А моя жена? – спросил Бедфорд, испытывая страстное желание схватить этого человека за шиворот и вышвырнуть из своего кабинета.

– Сведения о вашей жене…

– Какие сведения?

– Уголовные сведения, отпечатки пальцев, – Денхем сообщал все это спокойным, извиняющимся тоном.

Наступило ледяное молчание.

Бедфорд был отличным игроком в покер и великолепно разбирался в делах, он отлично понимал, куда клонит Денхем. Но что он знал об Анне Роан? У нее был несчастливый брак до него, и она не любит говорить об этом. Там было что-то вроде трагедии. Самоубийство ее мужа явилось признанием его никчемности и финансовой несостоятельности. После него осталась небольшая страховка, которая давала возможность молодой вдове вести весьма скромный образ жизни. Она два года путешествовала за границей, а потом встретилась с ним.

– Выкладывайте карты на стол! – приказал Бедфорд и сам был поражен своим голосом. – Что это? Шантаж?

– Шантаж?! – воскликнул человечек с ужасом. – О бог мой! Нет, мистер Бедфорд! Боже мой, конечно нет. Элвин Дельберт не стал бы делать ничего подобного.

– Так что ж это? – допытывался Бедфорд.

– Мне представился удобный случай вложить эти деньги в предприятие. Я думаю, и вы согласитесь, что это звучит солидно, и ваши двадцать тысяч долларов вернутся к вам. Ну, скажем… Дельберт считает, через шесть месяцев. Я лично думаю, что это будет примерно через год.

– А что там насчет сведений о моей жене? – упорно гнул свое Бедфорд, едва сдерживаясь от ярости.

– О, это точка зрения, сэр. Дельберту нужны деньги, и он считает, что вы можете дать ему взаймы. Ну и конечно, эта информация, а он знает, сколько журналы готовы заплатить за подобные материалы. Я разговаривал с ним. И уверен, что больше двадцати тысяч они ему не заплатят, но Дельберт считает, что они заплатят ему больше, если информация будет подтверждена.

– Подтверждена?

– О, конечно, сэр! Иначе я не сидел бы здесь.

– Что значит – подтверждена?

– Ну, полиция может проверить отпечатки пальцев и сделать несколько проверочных фотографий.

– Разрешите мне взглянуть.

– Я больше предпочитаю разговаривать о капиталовложениях, мистер Бедфорд. И только таким путем представить вам их. Однако я вижу ваше нетерпение…

– Что насчет информации? – спросил Бедфорд.

Человечек прижал к себе шляпу левой рукой, а правой достал из кармана большой конверт.

– Я действительно не собирался разговаривать с вами таким образом, – сказал он с сожалением.

Он положил конверт на стол и подвинул его.

Бедфорд открыл конверт и заглянул внутрь.

Или это была дьявольски тонкая работа с фото, или это действительно была Анна Роан… Фото Анны, сделанное несколько лет назад. Это была она, ее блеск глаз, ее посадка головы, ее изгиб губ… а под фото значился кодовый тюремный номер, располагались отпечатки пальцев.

Как будто издалека до него донесся голос Денхема:

– Этот номер означает, что ее посадили за мошенничество, мистер Бедфорд. Знаю, вам любопытно узнать это. Я и сам заинтересовался, когда впервые увидел это фото.

– В чем ее обвинили?

– У нее были драгоценности, которые она застраховала. Но совершила ошибку, заложив их прежде, чем сообщилось о краже. Она получила страховку, а потом обнаружилось, что драгоценности были заложены. Ну а в таких делах полиция работает весьма эффективно.

– Чем все это кончилось? Она отсидела срок или ее приговорили условно? Снято ли обвинение сейчас?

– Боже мой! Да откуда мне знать! Я не уверен, что даже Дельберт знает, – торопливо говорил Денхем. – Это все, что он мне дал. Он сказал, что если отнесет это в журналы, то они хорошо ему заплатят. Я сказал, что журналы не заплатят ему суммы, которая необходима для вложения в дело, и, откровенно говоря, мне не нравятся такие дела. Я не люблю журналы, которые суют нос во все…

– Понимаю, – мрачно прервал его Бедфорд. – Понимаю.

Он внимательно разглядывал фотокопию полицейского досье на свою жену: данные роста, веса, приметы внешности. Это, несомненно, шантаж. Он слышал о таких вещах. Этот маленький человечек, прижимающий дрожащими руками шляпу к животу, с постоянно извиняющейся улыбкой, шантажист, а он, Бедфорд, объект этого шантажа.

Бедфорд по опыту знал, что необходимо делать в таких случаях. Ему хотелось как следует вздуть этого человека, вышвырнуть его из кабинета, наконец, отдать в руки полиции. Конечно, он может это сделать, да и полиция поможет ему. Но кто знает, что это за таинственный Дельберт?

Может, и в самом деле этот материал и это дело он и в глаза не видел? А если он отнесет материал в журнал и там в самом деле ухватятся за него… Они падки до сенсаций подобного рода.

Настоящие ли это полицейские документы или липовые – одинаково будет плохо: пока в журнале разберутся, гласность повредит ему.

– Мне нужно время подумать, – сказал он.

– Сколько вам нужно времени? – спросил Денхем. Впервые его голос звучал твердо и властно и даже руки перестали дрожать.

– Я хочу убедиться в правдивости этих фактов.

– Вы не верите документам?

– Вы знаете, что я имею в виду. А теперь убирайтесь и дайте мне подумать.

– О, но я хочу еще кое-что сказать вам, – заметил Денхем. – Дельберт уверен, что вы получите назад все свои деньги до последнего цента. Весь вопрос упирается в оборот капитала, мистер Бедфорд, и…

– Знаю, знаю, – перебил его Бедфорд. – Дайте мне время на размышление.

Бинни Денхем незамедлительно встал.

– Простите, что потревожил вас без предупреждения, мистер Бедфорд. Я знаю, насколько вы заняты. Я ухожу.

– Одну минуту. Как мне связаться с вами?

Повернувшись к нему, Денхем вежливо и тихо ответил:

– О, я сам свяжусь с вами, сэр, если вы не возражаете. И конечно, поговорю с Дельбертом. До свидания, сэр!

И маленький человечек исчез.

Глава 2

В этот вечер они обедали вдвоем. Бедфорд избегал встречаться взглядом с Анной и презирал себя за это. А после ужина он удалился в свой кабинет. Поднос, на который Анна поставила бокалы с коктейлем, унес с собой. В кабинете он засунул поднос в коробку из-под рубашек, которые недавно купила ему Анна.

Утром, провожая мужа на работу, Анна увидела у него в руках коробку с рубашками. Он объяснил, что ему не понравился цвет рубашек и он решил обменять их. Разумеется, этим займется Эльза. На мгновение он почувствовал неловкость, глядя в серые открытые глаза жены, но она лишь испытующе посмотрела на него и ничего не сказала. Он, как обычно, поцеловал ее и отправился на работу.

Войдя в кабинет, Бедфорд решил приняться за дело, о котором не имел пока ни малейшего представления.

Он спустился вниз и купил в магазине древесный уголь и кисточку. Вернувшись в кабинет, посыпал углем поднос и обрадовался, обнаружив на нем несколько отпечатков пальцев жены. Теперь оставалось сравнить эти отпечатки с теми, которые принес вчерашний посетитель.

Стюарт Бедфорд был так занят этой работой, что не заметил, как в кабинет вошла Эльза Гриффин. Она остановилась за его спиной и с любопытством следила за действиями шефа. Наконец он заметил ее.

– Я не хочу, чтобы мне мешали, – резко сказал он.

– Я знаю, – понимающе кивнула она, – и надеюсь, что смогу вам помочь.

– Не сможешь.

– Детективы пользуются более совершенными методами, – сообщила она. – Например, у них есть специальная целлофановая пленка, с ее помощью удобно не только снимать отпечатки пальцев, но и сравнивать их между собой.

С нескрываемым удивлением Бедфорд повернулся к ней.

– Послушай, ты понимаешь, о чем ты говоришь?

– Вы, видимо, забыли, что оставили включенной внутреннюю связь, когда принимали вчера мистера Денхема.

– Черт возьми, неужели?

Кивком она подтвердила оплошность шефа.

– Черт возьми, – повторил он. – Я был уверен, что выключил.

– Не выключили.

– Ладно, – согласился он. – Достань мне такую пленку.

– У меня есть немного, заодно я принесу и ножницы.

Она принесла все, что нужно, и принялась за дело. Он с удивлением следил за ее умелыми действиями.

– Кажется, ты неплохо разбираешься в этом деле, – сказал он.

Эльза рассмеялась.

– Хотите верьте, хотите нет, но я прошла заочные курсы детективов.

– Зачем?

– Сама не знаю, – весело отозвалась она. – Просто мне нечего было делать, а методика детективных расследований всегда интересовала меня. Я думала, что сумею развить свою наблюдательность.

– Да ты молодец. – Он довольно улыбнулся. – Действуй!

Эльза Гриффин действовала со знанием дела, и через пятнадцать минут, к своему ужасу, Бедфорд убедился, что отпечатки пальцев, снятые с подноса, полностью идентичны отпечаткам на копии полицейского досье.

– Ну, поскольку ты все знаешь, Эльза, – сказал Бедфорд, – что ты могла бы предложить?

С минуту она стояла молча, лишь взглядывая на Бедфорда, затем сказала:

– Эту проблему вы должны решить сами. Начнете платить – конца этому не будет.

– А если я не стану? – спросил он.

Она пожала плечами.

Бедфорд поглядел на поднос, испытывая полную беспомощность. Он знал, чем это будет для Анны Роан, когда все откроется. Разве она не была веселой и счастливой? Бедфорд почти зрительно представил ее состояние, если какой-либо журнал опубликует эти сведения. Обманщица, авантюристка, сумевшая хитростью женить на себе бизнесмена! Нет, выбора у него нет, он не должен допустить, чтобы это случилось.

Он знал, что некоторые сразу же откажут ей в знакомстве, другие будут сочувствовать и жалеть ее, но все они станут судачить за ее спиной. Круг замкнется… вынуждая уехать куда-нибудь за границу… Но у нее случится, ко всему прочему, нервное расстройство… Она никогда не вернется назад, он потеряет ее!

Эльза Гриффин, казалось, читала его мысли.

– Вы должны немного поиграть с ними, – посоветовала она. – А тем временем попытаться узнать о них. Должны же они иметь слабости. Помнится, я читала один роман, где герой был в подобном положении… и…

– Что «и»? – спросил Бедфорд.

– Конечно, это только роман.

– Говори.

– Он не мог отказаться от платежа, и ему грозила опасность. Но он был достаточно умным человеком… Конечно же это роман. Там их было двое, как и в вашем случае.

– Продолжай! Что же он сделал?

– Он убил одного из шантажистов и устроил так, что все улики пали на другого шантажиста, и того обвинили в убийстве. Этот шантажист пытался рассказать в суде правду, но присяжные только смеялись над ним и отправили беднягу на электрический стул.

– Ну, это слишком, – буркнул Бедфорд. – Такое могло быть только в романе.

– Я знаю, – согласилась она. – Это всего лишь роман… Но он так убедительно написан, что все кажется правдоподобным. Я хорошо запомнила его. Он просто поразил меня.

Бедфорд с изумлением посмотрел на нее, он даже не подозревал о таких чертах ее характера.

– Я никогда не знал, что ты такая кровожадная, Эльза, – заметил он.

– Это был всего лишь роман.

– Но он запал тебе в душу. И с каких это пор ты стала интересоваться детективными романами?

– Это началось с чтения журнала, в котором описывались подлинные уголовные дела.

– Тебе они нравились?

– О да.

Он снова испытующе посмотрел на нее.

– Они заставляют ум работать, – сказала она с серьезным видом.

– Я полагаю, что у тебя есть занятия.

– Девушка должна чем-нибудь занимать свой ум, когда остается одна, – ответила она, защищаясь, но все же с оттенком вызова.

Не выдержав ее взгляда, Стюарт торопливо отвел глаза.

– Нам остается только ждать, Эльза. Когда бы ни позвонил Денхем, постарайся отделаться от него. Если он будет до предела настойчив, я поговорю с ним.

– А что делать с этим? – Она кивнула на отпечатки пальцев.

– Уничтожить. Надо избавиться от них, но только не оставляй в корзине для мусора. Порежь на кусочки и сожги.

В этот день от Денхема не было известий. Очевидно, он пытался воздействовать на нервы Бедфорда. Дважды Бедфорд вызывал Эльзу.

– Есть что-нибудь от Денхема?

По выражению лица Эльзы он тут же понимал, что новостей нет.

– Не стоит препятствовать ему, – изменил тактику Бедфорд. – Это ожидание куда хуже. Если он позвонит, немедленно соедини со мной. Если придет сюда, сразу же веди его ко мне в кабинет. Лучше выяснить все до конца.

– Может быть, нанять частного детектива? – предложила Эльза. – Он проследит за ним, как только тот выйдет из дома.

– К черту! – воскликнул Бедфорд. – Откуда я знаю, что можно доверять частным детективам? Они могут проследить его и узнать то, что знает он. Тогда вместо одного шантажиста я буду иметь двух. Лучше оставить все как есть… Вдруг тот парень и в самом деле нуждается в займе. Возможно, этот его партнер – Дельберт или как его там – сумасброд, которому нужен капитал, чтобы подняться на ноги. Может быть, он и в самом деле колеблется между мной и журналом и не знает, что лучше – продать информацию журналу или попросить у меня денег в долг. Эльза, если Денхем позвонит, немедленно соедини меня с ним. Я хочу поговорить с этими людьми, пока они не обратились в журнал.

– Хорошо, – пообещала она. – Я немедленно сделаю это, как только он позвонит.

Но Бинни Денхем в этот день не позвонил, и Бедфорд отправился домой, чувствуя себя осужденным, ожидающим помилования от губернатора.

Анна Роан встретила его в красивом платье с глубоким декольте и с тщательно уложенными волосами. Он с тоской подумал, что еще один вечер им придется обедать вдвоем. Но она предупредила, что у них будет обед с друзьями, и он приободрился. Уйдя в свой кабинет, развернул пакет и, достав из него поднос, незаметно отнес на место.

Обед в узком кругу друзей прошел великолепно. Анна держала себя отменно, и Бедфорд с удовольствием наблюдал восхищенные взгляды мужчин, обращенные на жену.

Потом дворецкий позвал его к телефону. Он сказал, что звонит некий мистер Д., который нуждается в совете мистера Бедфорда.

– Скажите ему, что в такое время я не подхожу к телефону, – мрачно ответил он. – Передайте, что он может позвонить мне завтра в контору или пусть оставит номер телефона, куда я смогу позвонить часа через два.

Дворецкий с поклоном удалился. На мгновение Бедфорд почувствовал себя счастливым и решил, что он выиграл. Он покажет этим негодяям, что значит иметь с ним дело. Снова появился дворецкий.

– Прошу прощения, сэр, – не совсем уверенно обратился он. – Мистер Д. сказал, что у него крайне важное сообщение для вас. Он говорит, его помощник вышел из-под контроля, а потому позвонит вам через двадцать минут. Это лучшее, что он может сделать.

– Хорошо, – отпустил дворецкого Бедфорд. Он старался держаться спокойно, но чувствовал, как его постепенно охватывает паника. – Я поговорю с ним, когда он позвонит еще раз.

После этого, весело перебрасываясь шутками с гостями, он бессознательно и часто поглядывал на часы, пока не перехватил недоумевающий взгляд Анны. Нет, ему все же следовало немедленно подойти к телефону. Из гостей, кажется, никто не обратил внимания на его состояние. Только глубокие глаза Анны неотрывно следили за ним.

Ровно через двадцать минут после первого звонка дворецкий показался в дверях. Он поймал взгляд Бедфорда и кивнул. Бедфорд, стараясь сохранить спокойствие, распорядился:

– Хорошо, Гарвей, я возьму трубку у себя в кабинете. Когда я начну разговаривать, вы положите трубку внизу.

– Хорошо, сэр. – И дворецкий удалился.

Бедфорд извинился перед гостями, торопливо поднялся в кабинет и схватил трубку:

– Да, хэлло! Говорит Бедфорд.

Он услышал полный извиняющихся ноток голос Денхема.

– Мне очень жаль, что беспокою вас так поздно, но я подумал, что вам лучше все узнать. Видите ли, сэр, Дельберт разговаривал с кем-то, кто связан с журналами, и у него, кажется, не возникает трудностей в помещении материала…

– С кем он говорил? – спросил Бедфорд.

– Я не знаю, сэр, ей-богу, не знаю. Это был кто-то, имеющий связи с журналами. Оказывается, они платят довольно хорошо…

– Чепуха! – воскликнул Бедфорд. – Ни один идиот не платит больших денег за такие вещи. И кроме того, если они опубликуют этот материал, я буду преследовать их в судебном порядке.

– Да, сэр, я знаю. Вы хотели бы поговорить с Дельбертом? Я думаю, вы сумеете убедить его. У меня это не получилось. Утром он собирается сходить в какой-то журнал. Мне кажется, он думает, что там сразу выложат денежки. Вот это я и хотел вам сообщить.

– Послушайте, – убеждал Бедфорд, – Дельберт не получит от них много денег. Скажите ему, чтобы он лучше связался со мной.

– О, Дельберт не пойдет на это, сэр. Дело в том, что он вас очень боится.

– Боится меня?

– Конечно, сэр. Поэтому я… думал, вы поняли, сэр. Я думал, мы говорили вам… Видите ли, Дельберт хочет получить деньги, но боится, что вы можете заманить его в ловушку. Он вообще хотел сразу отдать материалы в журнал и официально получить от них сумму. Даже пытался отговорить меня обращаться к вам. Он боится, как бы вы…

– Ваш Дельберт – дурак, – не сдержался Бедфорд. – Я не хочу, чтобы мне указывали, как и что делать.

– Да, сэр.

– Я не хочу, чтобы на меня давили.

– Да, сэр.

– Я знаю, что эти материалы липовые. Я уверен, здесь что-то не так.

– Мне жаль это слышать, сэр, потому что Дельберт…

– Одну минуту, – перебил его Бедфорд. – Не спешите. Я вам сказал свою точку зрения, но я, конечно, не хочу, чтобы у меня были неприятности. А для этого я готов делать то, что говорят другие. Вам ясно?

– О да, сэр! Очень ясно! Если я сумею втолковать ему это, все будет по-другому. Конечно, он боится вас, он думает, что вы нас перехитрите, и тогда…

– Никаких тогда! Когда я занимаюсь делами, я веду их честно и по доброй воле. Мое слово твердо. Я не намерен устраивать ловушек, так и передайте Дельберту. Позвоните мне завтра в контору, и пусть он будет рядом с вами.

– Боюсь, что это надо сделать сейчас, сэр!

– Ночью! Но это невозможно!

– Тогда у меня все, – сказал Денхем. – Если вы считаете, что так будет лучше…

– Подождите, подождите минутку! – торопился Бедфорд. – Не вешайте трубку! Я только хотел сказать, что ночью невозможно что-либо сделать.

– Ну, я не знаю, сумею ли удержать Дельберта.

– Я дам вам чек.

– О боже, нет, сэр! Никаких чеков! Дельберт и слышать не захочет об этом! Это же попытка поймать его. Деньги нужны наличные, наличные деньги невозможно проследить. Дельберт очень подозрителен, мистер Бедфорд. А вас он считает хитрым бизнесменом.

– Давайте не будем играть в прятки, – предложил Бедфорд. – Завтра утром я пойду в банк, получу деньги и передам вам…

– Одну минутку, – перебил его Денхем. – Дельберт не возражает против этого. Одну минутку.

Бедфорд услышал на другом конце линии мужские голоса. Один – извиняющийся голос Денхема, другой – грубый бас. Потом он снова услышал голос Денхема.

– Я вам вот что скажу, мистер Бедфорд. Сделаем так. Завтра утром вы прямо к открытию пойдете в банк и получите двадцать тысяч долларов в чеках для путешествий. Каждый чек должен быть на сто долларов. Вы возьмете чеки и вернетесь в контору. Мне очень жаль, мистер Бедфорд, что так поздно побеспокоил вас. Я знаю, нам не следовало этого делать. Я говорил Дельберту, что это мошенничество. Но он очень нетерпелив и подозрителен. Видите ли, для него это означает многое и… ну, вы должны понять его. Я пытался сделать все как можно лучше, сэр, и попал в ужасное положение. Мне очень жаль, что позвонил вам.

– Ничего, – сказал Бедфорд. – Теперь слушайте меня, Денхем. Вы не должны упускать из виду этого Дельберта. Завтра утром вы получите деньги. Только не упустите его из виду. Оставайтесь с ним.

– Да, сэр.

– Вы можете пробыть с ним всю ночь? Не упускайте его из виду. Я не хочу, чтобы он осуществил свою дурацкую затею.

– Хорошо, я попытаюсь.

– Сделайте это. Завтра утром увидимся. До свидания.

В раздумье он держал трубку в руке и услышал щелчок – это отсоединился Денхем, – но тут же последовал другой. В таких звуках не ошибаются. Потрясенный, он попытался вспомнить, слышал ли щелчок, когда его дворецкий должен был положить трубку, но не мог этого сделать. Возможно ли, что телефон внизу не был отключен? Значит, его подслушивали? Кто?

Давно ли у них служит этот чертов дворецкий? Его наняла Анна Роан. Кто этот проклятый Дельберт? Черт возьми, да существует ли он вообще? Кто знает, с кем он, кроме Денхема, связан? Мысли роились в голове Бедфорда, путались до отчаяния, но ответа не было.

Бессознательно Бедфорд открыл ящик своего стола, достал тупоносый голубоватый пистолет тридцать восьмого калибра и сунул его в портфель. Что ж, если эти проклятые шантажисты затеяли грязную игру, они ее получат.

1 2 3 >>