Эрл Стенли Гарднер
Доступен каждому

Доступен каждому
Эрл Стенли Гарднер

Дональд Лэм и Берта Кул #25
Знаменитым частным детективам Берте Кул и Дональду Лэму по плечу любые дела, особенно если за них хорошо платят, а провернуть их нужно тихо и тактично. На этот раз они оказывают помощь страховой компании в разоблачении хитрого мошенника.

Эрл Стенли Гарднер

Доступен каждому

Глава 1

Секретарша Элси Бранд вскочила с кресла, едва я переступил порог.

– Дональд, – сказала она, – Берта психует.

– Опять?

– На этот раз она просто рвет и мечет.

– А в чем дело?

– Новый клиент. Какой-то большой начальник и не желает ждать. Они хотят поговорить с тобой.

– Позвони ей, скажи, что я пришел.

– Нет-нет, она просила, чтобы вы зашли к ней сразу, как только придете.

– Что там за персона? Ты его знаешь?

– Выглядит очень представительно. Похож на банкира или очень богатого брокера.

– О’кей, пойду взгляну на него.

Я вышел из своего кабинета и через приемную подошел к двери с табличкой: «Б. Кул. Частный детектив».

Буква «Б» была начальной в имени Берта, а Берта представляла собой энергичную даму весом сто шестьдесят пять фунтов, с твердыми, как алмаз, глазами и фигурой, напоминающей цилиндр большого диаметра. У нее были челюсти бульдога, двойной подбородок и толстые щеки, если, конечно, она не задирала подбородок и не втягивала щеки, когда хотела произвести надлежащее впечатление.

Берта Кул сверкнула на меня глазами:

– Тебе давно пора быть здесь! Где ты пропадал?

– Был занят, – коротко ответил я.

– Познакомься с мистером Брекинриджем, – сказала она. – Он ждет тебя уже почти двадцать минут.

– Здравствуйте, мистер Брекинридж.

Мужчина поднялся. Высокий, стройный, седой, лет примерно сорока пяти, с короткими седыми усиками и насмешливыми серыми глазами. Ростом он был чуть больше шести футов (дюймов на шесть выше меня), равномерный загар на его лице явно свидетельствовал о пристрастии к игре в гольф.

Берта сказала:

– Мистер Брекинридж – глава Универсальной страховой компании. Он ищет частного детектива, который сможет выполнять весьма ответственную работу. Он считает, что ты для него подходишь.

Брекинридж улыбнулся теплой радушной улыбкой:

– Я навел о вас справки, прежде чем прийти сюда, Лэм. Я искал вас довольно долго и тщательно.

Я промолчал.

Под Бертой Кул заскрипело кресло. Она обратилась к Брекинриджу:

– Вы ему скажете или, может, я?

– Я сам.

– О’кей, – проговорила Берта таким тоном, из которого явствовало, что она могла бы это сделать куда лучше, но уступает из уважения к солидному клиенту.

Брекинридж сказал:

– Вот моя визитная карточка, Лэм.

Он подал мне оформленную красивым рельефным узором визитную карточку, в которой указывалось, что его имя Гомер и что он является президентом и главным управляющим Универсальной страховой компании.

– Нам нужен человек, – сказал он, – который существенно отличается от других частных детективов. Большинство клиентов хотят иметь в качестве детективов верзил с огромными мышцами и бычьей шеей, а нам нужен молодой человек смышленый, сообразительный, привыкший работать головой, а не бицепсами. Мы предлагаем стабильную выгодную работу.

– Дональд – тот человек, который вам нужен, – вставила Берта, и ее кресло вновь скрипнуло.

– Я тоже так думаю, – откликнулся Брекинридж.

– Постойте, – встрепенулась вдруг Берта, – надеюсь, вы не хотите навсегда забрать его у меня? – В ее голосе прозвучало подозрение.

– Нет, что вы. Поэтому я и пришел в агентство, но я уверен: у нас найдется много работы для мистера Лэма.

– Пятьдесят долларов в день плюс расходы – и он ваш, – сказала Берта. – Это наша ставка.

– Прекрасно. Мы будем платить шестьдесят.

– В чем суть дела? – спросил я.

Несколько елейным тоном Брекинридж проговорил:

– Дело в том, что порядочных людей в этой стране становится все меньше и меньше.

Мы с Бертой промолчали.

– И в страховом бизнесе все чаще приходится сталкиваться с мошенниками, симулянтами, людьми, которые ради денег чрезмерно преувеличивают тяжесть своих телесных повреждений. И кроме того, – продолжал Брекинридж, входя во вкус своего рассказа, – все больше появляется адвокатов, которые научились влиять на впечатлительных присяжных и убеждать их в том, что их клиенты испытывают сильнейшую физическую боль и страдание, в то время как это весьма далеко от истины. Допустим, у человека болит спина. А как об этом повествует адвокат? Он встает перед присяжными и начинает живописать: день, дескать, состоит из двадцати четырех часов, час из шестидесяти минут, минута из шестидесяти секунд, и вот его клиент испытывает мучительную боль каждую секунду каждой минуты каждого часа.

Берта холодно заметила:

1 2 3 4 5 ... 10 >>