Эрл Стенли Гарднер
Кошки бродят по ночам

Эрл Стенли Гарднер
Кошки бродят по ночам

Глава 1
Затруднительное положение

Берта Кул, подняв с кресла-качалки свои сто шестьдесят пять фунтов, обошла письменный стол и распахнула дверь кабинета частного агентства.

Из-за двери доносился стук пишущей машинки, на которой работала Элси Бранд. Берта Кул остановилась в дверях, ожидая, когда Элси оторвется наконец от работы и поднимет голову.

Элси Бранд быстро закончила печатать письмо, выдернула лист из пишущей машинки, отложила его в сторону, наклонилась к нижнему ящику стола, чтобы достать конверт и надписать адрес, и тогда только увидела стоящую в дверях Берту.

– Вы что-то хотели, миссис Кул?

– Что ты печатаешь?

– Письма к юристам.

– Заканчивай.

– Больше никаких писем?

– Совершенно верно.

– Почему же… Я думала…

– Знаю, что ты думала, – сказала Берта Кул, – я тоже думала, что мы могли бы направить ходатайство относительно свидетелей, о которых забыли, или что-нибудь в этом роде.

– Но почему же нет? – удивилась Элси Бранд. – Думаю, это великолепная идея. Это дает вам шанс вступить в будущем в контакт с клиентами, которые располагают большими деньгами и…

– Вот об этом и речь, – прервала ее Берта. – Я устала не от самих денег, а от больших сумм. От напряжения и нервотрепки, которые неотлучно следуют за этой давящей массой.

Я как-то не привыкла к значительным делам, связанным с огромными суммами. Я управляла тихим, уютным, маленьким агентством, занимающимся расследованием дел, за которые остальные агентства не стали бы и браться. По большей части это были дела о разводах. Потом ко мне в контору пришел Дональд Лэм, вынудил меня предоставить ему работу и приложил все усилия к тому, чтобы эта контора стала товариществом. Не прошло и тридцати минут, как он начал здесь работать, а уже все приняло другой оборот. Мои доходы подскочили, а вместе с ними подскочило и мое кровяное давление. В конце года правительство заберет пятьдесят процентов доходов, но никто не возьмет половину моего давления… Ну и черт с этим. Сейчас Дональд в отпуске, и мне предстоит взять дело в свои руки.

Берта бросила на Элси Бранд воинственный взгляд, словно ждала возражений с ее стороны.

Элси Бранд бесшумно открыла ящик стола, опустила туда список адвокатов, которых Берта выбрала из судебных протоколов, достала кучу писем в два дюйма толщиной и сказала:

– А что делать с письмами, которые я уже написала? Нужно ли отослать их?

– Порви и выброси в мусорную корзину… Нет, подожди минутку. Черт возьми, напечатать эти письма стоило мне денег – канцелярские принадлежности, время, износ пишущей машинки… Хорошо, Элси, мы их отправим. Принеси их мне, я подпишу, но больше мы не пошлем ни одного письма.

Берта повернулась, прошла обратно к себе в кабинет, поудобнее устроилась в кресле-качалке и расчистила перед собой на столе место, чтобы можно было подписать письма, которые принесла Элси Бранд.

Элси положила письма на стол, остановилась рядом с миссис Кул, чтобы промокнуть каждую подпись. Глядя на открытую дверь, Элси внезапно произнесла:

– Только что в приемную вошел мужчина.

– Что он собой представляет? – поинтересовалась Берта. – Черт его возьми, я испортила это письмо. Я не могу разговаривать и писать одновременно.

– Я посмотрю, что ему нужно, – сказала Элси.

– Да. И закрой за собой дверь.

Выходя в приемную, Элси прикрыла за собой дверь. Берта Кул снова начала подписывать письма и аккуратно промокать подписи, в промежутках поднимая взгляд на дверь, ведущую в приемную.

Берта была занята последними несколькими письмами, когда в кабинет вернулась Элси, плотно закрыв за собой дверь.

– Как его имя? – спросила у нее Берта.

– Эверетт Белдер.

– Что ему нужно?

– Он хочет видеть Дональда Лэма.

– Ты сказала ему, что Дональд в Европе?

– Да. Я сказала, что вы – партнер Дональда. Думаю, если вы сможете принять его прямо сейчас, он побеседует с вами. Однако он огорчился, узнав, что Дональда нет.

– Как он выглядит? – спросила Берта.

– Ему лет тридцать пять, высокий, выдающиеся скулы, рыжеватые волосы. У него очень милые печальные глаза. Он торговый агент.

– Значит, опять деньги?

– Я бы сказала – не без этого. Он производит такое впечатление.

– И много денег?

– Похоже на то. На нем очень приличное пальто.

– Хорошо, – сказала Берта. – Пригласи его. Я выясню, что ему нужно. Если он приятель Дональда Лэма, то он наверняка азартный игрок. Он может оказаться… Что ты застыла на месте и уставилась на меня?

– Я ждала, пока вы закончите.

– Черт бы побрал эту дурацкую вежливость. Когда потенциальный клиент, который выглядит так, будто у него есть деньги, ожидает в приемной, не позволяй вежливости мешать продуктивности. Пригласи его сюда.

Элси поспешно открыла дверь и произнесла:

– Миссис Кул, главный партнер, сможет уделить вам сейчас несколько минут, если вы будете столь любезны пройти сюда.

Берта снова стала подписывать письма. До тех пор пока она не закончила и не промокнула последнюю подпись, она не поднимала головы, затем взглянула на Элси:

– Элси, отправь эту пачку писем на почту. Проверь, все ли содержат пометку «Лично и конфиденциально» и чтобы на каждом была проставлена печать.

– Да, миссис Кул.

Берта перевела взгляд на мужчину:

– Итак, ваша фамилия Белдер?

Его выразительный рот сложился в улыбку.

– Совершенно верно, миссис Кул. – Он протянул через стол руку. – Эверетт Дж. Белдер.

Берта подала ему руку, и в этом жесте не ощущалось ни тени энтузиазма.

– Вы хотели видеть Дональда. Он в отпуске, в Европе.

– Ваша секретарша сказала об этом. Для меня это настоящий шок.

– Вы знаете Дональда?

– Только по его репутации. Мне говорил о нем один человек, дело которого Лэм когда-то вел. По его словам, в этом парне энергии хоть отбавляй, он моментально соображает, перемещается с быстротой урагана и смелый. Тот человек сказал, что ему никогда раньше не приходилось встречать ничего подобного. Он передал свои чувства одним разговорным выражением, которое грубовато, но все же точно отображает истинную картину.

– Что же он сказал?

– Это не совсем благозвучно, миссис Кул. Я бы не хотел повторять его слова. Я…

Берта Кул с раздражением прервала его:

– Вы думаете, что знаете слова, которых не знаю я? Что он сказал?

– Он сказал, что Дональд – это смесь мозгов и воли.

– Хм! – изрекла Берта и через несколько секунд натянуто прибавила: – Его сейчас здесь нет. Может быть, вы расскажете мне, в чем заключается ваше дело?

– Вы его партнер?

– Да.

Эверетт Белдер принялся внимательно изучать ее, словно она была новым автомобилем, который он собирался приобрести.

– Знаете, вам не обязательно на мне жениться. Если у вас есть какое-то дело, то расскажите, в чем оно заключается. А если нет, убирайтесь отсюда ко всем чертям и дайте мне наверстать время, которое я на вас потратила, – сказала Берта.

– Я как-то не думал нанимать детектива-женщину.

– Тогда не делайте этого.

Берта Кул взяла телефонную трубку.

– Но вы произвели на меня впечатление человека, действия которого приносят результаты.

– Давайте решайтесь на что-нибудь.

– Миссис Кул, вам когда-нибудь приходилось вести дела, основанные на случайности?

– Нет.

Белдер неуклюже задвигался на стуле.

– Миссис Кул, я торговый агент. У меня очень большие расходы и…

– Напомните мне, в чем заключаются обязанности торгового агента? – прервала его Берта.

Он улыбнулся:

– В данном случае это хороший торговец, у которого крепкие нервы и достаточно денег, чтобы просчитать все до того дня, когда наступает пора платежей, и не просить при этом кредитов.

– Я вас поняла. Какие у вас сложности?

Белдер снова переменил позу; руки и ноги плохо его слушались и делали совсем не то, что хотел их хозяин.

– Миссис Кул, я нахожусь в дьявольски затруднительном положении. И не знаю, что делать, куда податься. Каждое мое действие встречает непреодолимое препятствие. Я сломал себе голову над тем…

– Не стоит тратить столько сил на предисловия, – успокаивающим тоном произнесла Берта. – Многие из тех, кто приходит сюда, чувствуют себя точно так же. Продолжайте, выкладывайте все, что у вас накопилось. Дайте выход тому, что вас тяготит.

– Приходилось ли вам когда-нибудь выполнять работу, связанную со сбором денег?

– Каким сбором?

– Неправильные счета, судебные решения… такого рода?

– Нет.

– Могу я спросить – почему?

– Это невыгодно.

Белдер снова переменил позу на своем стуле и продолжал:

– Предположим, что есть решение суда относительно двадцати с лишним тысяч долларов, которые должны быть собраны, и вам будут предоставлены гарантии, что время, которое вы на это потратите, будет оплачено и вам будет выплачена премия за удовлетворительно выполненную работу.

В глазах Берты мелькнул интерес.

– Против кого возбуждено дело на двадцать тысяч долларов? – спросила она.

– Скажем так: A начал судебное разбирательство против B. B является обвиняемой стороной, против которой суд не может найти определенных доказательств, тогда C…

Она подняла руку.

– Прервитесь на этом месте. Меня не интересует вся эта околесица про ABC. От этого проклятого алфавита у меня разболелась голова. Если вы хотите что-то сказать мне, тогда выкладывайте.

– Это очень трудно выразить словами, миссис Кул.

– В таком случае вам далеко до торгового агента.

Он нервно рассмеялся.

– Я хочу, чтобы вы занялись этим судебным делом относительно двадцати тысяч долларов. Вам не надо будет собирать все решения суда по этому вопросу. Вам нужно пойти на компромисс, договориться о процентах и…

– Против кого возбуждено дело? – оборвала его Берта.

– Против меня.

– Вы хотите сказать, что собираетесь нанять меня для того, чтобы я по решению суда забрала у вас деньги?

– Да.

– Я вас не понимаю.

– Я – та самая обвиняемая сторона.

Берта сказала с оттенком раздражения в голосе:

– Итак, все выглядит просто. Вы хотите, чтобы я по решению суда взяла у вас деньги, потому что вы являетесь обвиняемой стороной… Всего лишь заурядный, хорошо знакомый случай.

Белдер улыбнулся, словно извиняясь:

– Понимаете, миссис Кул, несколько лет тому назад, когда было много товаров, которыми можно было торговать не на таком оживленном рынке, как теперь, – тогда для торговых агентов, кто был на вершине удачи, открывалась великолепная возможность сорвать большой куш.

– И что вы сделали? – с любопытством спросила Берта.

– Я сколотил себе небольшое состояние.

– И где оно сейчас?

– Я перевел его на имя жены.

Берта быстро моргнула, что указывало на высшую степень заинтересованности. Жесткий взгляд ее прищуренных глаз пригвоздил Белдера к стулу, как коллекционер булавкой прикалывает мотылька.

– Думаю, – сказала она, тщательно расставляя ударения, – что я начинаю понимать, в чем дело. Теперь расскажите мне всю историю целиком. Начните с тех вещей, о которых вы решили мне не рассказывать. Так мы сэкономим время.

– У меня был партнер, Джордж К. Нанли. Мы с ним не очень ладили. Я думал, что Нанли попросту использует меня. У меня до сих пор еще такое чувство, и оно никогда не пройдет. Он руководил внутренней частью дела. Я занимался внешней его стороной. К несчастью, я ничего не мог доказать, но решил, что даже с ним буду вести дела так, как считаю нужным. Нанли был очень умным, он подмечал все. Он нанял адвокатов и обратился в суд. Он мог доказать в суде свою правоту, и я бы проиграл дело. Я же против него не мог доказать ровным счетом ничего. Он начал дело об этих двадцати тысячах долларов.

С того времени события приняли совершенно иной оборот, и я не заработал и десяти центов. И не мог заработать. То, что я лез из кожи вон, не имеет значения, так что у меня в распоряжении нет текущих доходов, я… В общем, миссис Кул, я перевел абсолютно все на имя жены.

– А Нанли не пытался задержать эту передачу?

– Разумеется, пытался. Он уверял, что цель этой передачи заключалась в обмане кредиторов.

– Вы оформили ее после того, как он начал против вас дело?

– О нет. Я не так глуп, чтобы допускать подобные оплошности. Не думаю, что мне следовало бы уделять слишком много внимания в разговоре с вами этому пункту, потому что, если бы Нанли даже сейчас удалось установить, что действительной целью передачи являлся обман кредиторов… В общем, миссис Кул, давайте примем вещи такими, какие они есть. Состояние находится у моей жены.

– И в суде она должна была подтвердить, что это ее собственное и независимое состояние?

– Да.

– А что заявили вы?

– То же самое.

– Что сделал суд?

– Суд постановил, что, поскольку я занят рискованным предприятием и с учетом того, что деньги приходили неравномерно, а иногда доходов не было вовсе, не только моим правом, но и прямой обязанностью было обеспечить семью материально, в связи с чем я составил данную передачу. Это было желание оградить жену от нужды. – Белдер криво улыбнулся. – Это было очень милое решение.

Берта в ответ не усмехнулась.

– И как много? – спросила она.

– Двадцать тысяч долларов плюс проценты и…

– Я говорю не о судебном разбирательстве, а о состоянии.

– Вы имеете в виду то, которое я перевел на имя жены?

– Да.

– Это была… значительная сумма.

– Я могу это выяснить, обратившись к судебным документам.

– Больше шестидесяти тысяч долларов.

– У вас хорошие отношения с женой?

Вопрос Берты Кул, по всей очевидности, нащупывал слабое место в нервной системе ее посетителя. Белдер мгновенно переменил позу на стуле.

– Это одна из тех вещей, которые меня беспокоят.

– В чем дело?

– Я полагаю, что здесь слишком усердно трудится теща.

– Где она живет?

– В Сан-Франциско.

– Как ее зовут?

– Миссис Тереза Голдринг.

– У нее есть еще дети?

– Дочь, Карлотта… поистине испорченная девчонка. Она живет здесь, в Лос-Анджелесе. Она работала секретаршей, но никогда долго на одном месте не задерживалась. Последние несколько недель она живет у нас.

– Она сестра вашей жены или сводная сестра?

– На самом деле она вообще не имеет никаких родственных связей с моей женой.

Берта ждала, пока он объяснит.

– Ее удочерили, когда она была еще совсем ребенком. До недавнего времени она ничего об этом не знала… Это случилось несколько месяцев назад.

– Она старше вашей жены или младше ее?

– Младше.

– Она знает, что ее удочерили, и что дальше?

– Она пытается выяснить у миссис Голдринг и у моей жены, кто ее настоящие родители.

– А они знают?

– Думаю, что да.

– И не расскажут ей?

– Нет.

– Почему?

– Они думают, что было бы лучше оставить все как есть.

– Сколько лет Карлотте?

– Двадцать три.

– А вашей жене?

– Тридцать. Но о чем я хотел поговорить с вами, миссис Кул, так это о судебном деле. Все эти остальные проблемы только… – Белдер смущенно рассмеялся. – Ну, они только подкрадываются к нам, миссис Кул… подкрадываются как бы случайно.

– Пусть убираются со своими повадками к черту, – сказала Берта. – Я их уже приняла к сведению.

– Ну да, я догадываюсь.

– И вы хотите уладить с Нанли эту тяжбу?

– Да.

– Почему?

– Я хочу, чтобы она перестала меня беспокоить.

– Тогда вы сможете отозвать деньги из-под контроля жены?

– В общем, здесь надо принять во внимание мою тещу.

– А что она собирается делать?

– Много чего.

– Вы хотите сказать, что ваша жена не отдаст эти деньги?

Белдера передернуло от этих слов.

– Миссис Кул, ваша привычка принимать к сведению буквально все прямо-таки приводит в замешательство. Я не намеревался рассказывать вам все это.

– А что же вы намеревались мне рассказать?

– Джордж Нанли испытывает сейчас неприятности, связанные с работой. Он перекачивал деньги из другой ассоциации, и на этот раз не был достаточно умен, или другой человек оказался проворнее его. Во всяком случае, он поймал Нанли как раз там, где и хотел поймать.

– Ну и что это должно для вас означать?

– Нанли нужны две с половиной тысячи долларов, иначе он отправится в исправительный дом. Он должен получить эти деньги в течение двух или трех дней.

– И вы хотите, чтобы я пошла к нему? – спросила Берта. – И помахала бы перед его носом пачкой наличных?

– Совершенно верно.

– Чтобы уладить это дело?

– Да.

– Вы полагаете, что он согласится уладить дело, которое стоит двадцать тысяч долларов, за две с половиной тысячи?

– Я в этом уверен.

– Тогда почему вы не позвоните ему и не устроите все сами?

– Здесь есть небольшое затруднение, миссис Кул.

– Какое?

– Никто не знает, что у меня есть деньги. Если я предложу уладить дело, будет ясно, что у меня есть деньги. Мой адвокат предупредил меня, чтобы я этого не делал. Считается, что я полностью уничтожен.

– А это так?

– Да.

– Почему бы тогда вашей жене не сделать предложение относительно урегулирования этого дела?

Белдер потер пальцами подбородок.

– Видите ли, миссис Кул, это персональное дело.

– Я ничего не вижу, – поспешно произнесла Берта. – Но я не знаю, нужно ли мне это. Вы хотите, чтобы я применила какой-нибудь особый подход?

– Я абсолютно все рассказал вам, миссис Кул.

– Вам не стоило так утруждать себя, – заметила Берта. – Я забыла из всего этого много больше, чем вы можете предположить. Истца уже тошнит от усталости, вызванной мыслью, что ответчик отделался слишком легко. Если я предложу ему две с половиной тысячи долларов за то, чтобы он согласился уладить дело в двадцать тысяч долларов, не важно, за какую сумму он жаждет уладить его, у него будет такое чувство, что вы слишком легко отделываетесь. Но если я скажу ему, что могу забрать у вас пять тысяч и собираюсь оставить себе половину, а половину предложить ему, он в два раза быстрее согласится с моим предложением. И, таким образом, закрытие этого дела будет стоить вам пять тысяч наличными.

Глаза Белдера сверкнули.

– Это блестящая идея, миссис Кул, блестящая идея. Я могу сказать, что вы – женщина с большим опытом и проницательностью.

Берта отмела его похвалы в сторону. Ее кресло скрипнуло, когда она качнулась, ее тяжелый, напряженный взгляд гипнотизировал сидящего напротив клиента.

– А теперь, – спросила она, – что в результате всего этого получу я?

Глава 2
Краткий, но неприятный визит

Секретарша Джорджа К. Нанли выглядела робко, как новая служащая, которая боится сделать ошибку.

– У вас назначена встреча с мистером Нанли? – спросила она.

Берта Кул долгим пристальным взглядом посмотрела на девушку, размышляя, не слишком ли слаба оборона. Затем она сказала:

– Скажите мистеру Нанли, что миссис Кул желает встретиться с ним по поводу перевода его сомнительного состояния в осязаемые наличные доллары. Передайте ему мою визитную карточку. Скажите, что я не работаю до тех пор, пока мне не заплатят, но я не прошу платы, пока не представлю результаты. Полагаю, вы все поняли?

Девушка взглянула на визитную карточку.

– Вы… частный детектив, миссис Кул?

– Да.

– Одну минутку.

Не прошло и секунды, как секретарша вернулась.

– Мистер Нанли ждет вас.

Берта проплыла к двери, которую секретарша открыла перед ней. Человек, сидящий за столом, даже не поднял глаз. Он подписал письмо, промокнул подпись, открыл ящик стола, вынул ежедневник, взяв со стола ручку, что-то записал в него. Каждое движение было холодным и неспешным, он все делал ровно и без колебаний.

Берта Кул с любопытством наблюдала за ним.

Прошла почти минута, пока он методично промокнул запись, которую сделал в ежедневнике, закрыл его; осторожно положил обратно в стол, закрыл ящик так же неторопливо, как делал все с того момента, как Берта вошла в кабинет, потом поднял глаза и посмотрел на нее с холодным выражением вежливого игрока в покер.

– Доброе утро, миссис Кул. Записка, которую вы передали моей секретарше, была очень неожиданной для меня. Могу я спросить, чем обязан?

Под холодным, почти безразличным рентгеном его бледно-зеленых глаз Берта сразу поняла, что будет довольно сложно осуществить ее планы относительно этой компании. Затем она дернулась, словно стряхнула его влияние, и сказала:

– Как я поняла, вам нужны деньги.

– Деньги нужны всем, разве не так?

– И вам лично.

– Могу я спросить об источнике вашей информации?

– Это маленькая птичка.

– Вы ожидали, что я выкажу интерес или негодование?

Темперамент Берты Кул вырвался наружу, чтобы расплавить своей силой лед этого человека:

– Меня вовсе не интересует, на что и как вы реагируете. Когда дело мне по какой-либо причине подходит, я беру и занимаюсь им.

– Интересно.

– Я открою свои карты. В суде у вас не закрыто дело против человека по имени Белдер. Вы это дело не выиграли и не можете выиграть. Адвокаты, которые вели дело, вас обескровили. Они не могут вернуться к первоначальному варианту. Я не могу позволить себе поделить выигрыш с адвокатами и не собираюсь подносить на серебряной тарелочке добрую часть снятых мною сливок кому-то из них. Если вы займетесь этим делом вместе со мной и уволите своих адвокатов, то я смогу нарисовать вам некоторую сумму.

– Каковы ваши предложения?

– У вас дело на двадцать тысяч долларов. Вы не сможете его выиграть.

– С этим утверждением можно поспорить.

– Спорить можно. Вы вместе с вашими адвокатами держите в этом споре одну сторону, а другой человек со своими адвокатами – противоположную. Вы платите своим адвокатам, и он платит. То, что платит он, не удерживается из двадцати тысяч, которые он должен, а то, что платите вы, – это вода, утекающая в крысиную нору. Вы думаете, что у вас имущества на двадцать тысяч, но может оказаться, что вы тратите его на гонорары адвокатам.

– Очень интересная точка зрения на данную проблему, миссис Кул. Могу я спросить, что вы предлагаете?

– Я не располагаю всеми двадцатью тысячами. Но вы можете получить определенную часть денег. Я могла бы уладить это дело, если бы у меня были свободны руки. Вы тогда получите определенную сумму.

– Сколько?

– Много… И тогда я возьму свою долю.

– Думаю, что нет, миссис Кул.

– Обдумайте мое предложение. Настоящее положение дел стоит денег. Я могу заставить Белдера заплатить приличную сумму. Вы получите то, что вам причитается, и все благополучно завершится.

– Сколько вы можете отсудить?

– Пять тысяч.

Нанли смотрел на Берту Кул, его лицо не выражало никаких эмоций. Он только медленно опустил и поднял веки.

– Это нетто, приходящееся на мою долю? – спросил он.

– Брутто, – ответила Берта.

– Ваша доля?

– Пятьдесят процентов.

– Вы оставляете мне чистыми две с половиной тысячи?

– Да.

– Это меня не интересует.

Берта Кул вскочила со стула.

– У вас есть моя визитная карточка, – сказала она. – В любое время, когда вы измените свое решение, позвоните мне.

– Подождите минутку, миссис Кул. Мне хотелось бы побеседовать с вами.

Берта прошла по устланному мягким ковром полу роскошного кабинета к выходу. В дверях она обернулась и сделала прощальный выстрел:

– Я сказала все, что хотела. Вы могли произнести «да» или «нет». Вы выбрали «нет». Больше нам разговаривать не о чем. Если вы передумаете и захотите сказать «да», то позвоните мне.

– Я хотел задать вам один вопрос, миссис Кул. Вас прислал ко мне мистер Белдер? Вы представляете его интересы?

– Он хочет задать один вопрос относительно двух с половиной тысяч наличными! – выпалила Берта и захлопнула дверь.

Она прошла через приемную, чувствуя на себе любопытный взгляд секретарши, распахнула следующую дверь, ведущую в коридор, попыталась громко хлопнуть и раздраженно нахмурилась, когда резкий толчок был смягчен автоматическим ограничителем.

1 2 3 4 >>