Эрл Стенли Гарднер
Дело мифических обезьян

Погода была словно создана для лыжных прогулок, а Эдгар Карлайл действительно оказался молодым и красивым мужчиной, и его не смутило даже то, что мисс Мид не смогла приехать. Очевидно, он считал, что обо всем можно договориться с секретаршей. Более того, он не скупился на расходы, и Глэдис Дойл очень весело провела время.

Вопреки предостережениям мисс Мид Карлайл не производил впечатление человека, бегающего за каждой встречной юбкой. Он вел себя корректно и внимательно, и Глэдис было с ним так хорошо, что она даже и не помышляла о том, чтобы вернуться раньше времени.

В воскресенье, в четыре часа, небо внезапно заволокло тучами и пошел мокрый снег. Мисс Дойл решила возвращаться в город по главной магистрали, но вскоре заметила, что в машине нет цепей для колес. В конце концов, это было не так уж и страшно, но она знала, что в такую погоду дорожная полиция не пропустит ее на главную магистраль без цепей. Однако Глэдис это не смутило – есть ведь и другой путь. Поэтому она беззаботно села в машину и поехала. Доехав до почты, она свернула направо. Дорога действительно вела вниз, извиваясь и петляя среди скал. Временами девушке даже приходилось притормаживать, чтобы не развивать слишком большую скорость.

Снег усилился. Хорошо, что на этой дороге почти не было движения. За все это время ей встретилось лишь две машины, да и то в начале пути, а после вообще никого не было видно.

Между тем снег сменился сильным дождем с порывистым ветром.

Добравшись до второй развилки, Глэдис остановилась в нерешительности. Насколько ей помнилось, мисс Мид говорила о том, что нужно сворачивать направо, но стрелка на карте показывала левый поворот.

После некоторого раздумья она выбрала левую дорогу. Первые же несколько сотен ярдов показали, что путь будет нелегким. Дождь продолжал хлестать в стекла машины. За окном совершенно стемнело, а дорога ухудшилась. Это была не дорога, а настоящая топь. В конце концов Глэдис добралась до глубокого каньона, по дну которого бежал хотя и узкий, но стремительный поток.

Продолжая осторожно ехать вдоль каньона, Глэдис подумала, что карта подвела ее, надо было ехать по правой дороге, а не по левой. Она пыталась вспомнить, что говорила ей по этому поводу мисс Мид, но так ничего толком и не вспомнила.

Глэдис слегка растерялась.

Дорога, шедшая вдоль каньона, была настолько узкой, что развернуться и поехать назад было практически невозможно, а двигаться в темноте задним ходом очень опасно. И если сначала она боялась кого-нибудь встретить, то теперь, наоборот, мечтала об этом. Ведя машину под проливным дождем и пронизывающим ветром, она почувствовала себя одинокой.

В свете фар она увидела поворот направо. Глэдис свернула, но почти сразу же дорога вообще исчезла.

Она в отчаянии нажала на газ, надеясь, что, проехав несколько метров, снова увидит колею, но тут случилось самое страшное: машина забуксовала и остановилась. Ни вперед, ни назад.

Фонарика у нее не было, а темнота вокруг сгущалась с каждой минутой. Дождь лил не переставая, и когда Глэдис на секунду высунулась из машины, она почувствовала, что он очень холодный. В нескольких сотнях ярдов выше в горах наверняка шел не дождь, а снег.

Она захлопнула дверцу машины, выключила двигатель и фары, прекрасно понимая, что без фонарика ничего не сделаешь и, таким образом, ей скорее всего придется дожидаться рассвета, потому что на постороннюю помощь надежды мало.

Глэдис поудобнее устроилась на сиденье, но уже минут через пятнадцать почувствовала, что замерзает. Она вновь включила мотор, хотя и понимала, что это опасно. Но было необходимо согреться, иначе она наверняка подхватит воспаление легких.

Минут через пять, согревшись, она выключила мотор. Машина сразу же начала охлаждаться. А еще через двадцать минут Глэдис подумала, что надо что-то делать, иначе она рискует окончательно замерзнуть в машине. Девушка вылезла и чуть не по колено утонула в грязи.

С трудом достав из багажника брезентовую накидку, она решила вернуться к подножию гор и поискать какую-нибудь доску или слегу, чтобы подложить под колеса. Она понимала, что чем выше она будет карабкаться в гору, тем меньше шансов кого-нибудь встретить. И решила двигаться по седловине горы: должна же там быть хоть тропинка!

Глэдис было ясно, что она ошиблась – от развилки нужно было ехать направо! Здесь не было никаких признаков цивилизации, машин слышно не было, лишь шум дождя, завывание ветра и грохот разбухшей от дождя реки в каньоне.

Тьма кромешная. Глэдис буквально нащупывала дорогу. Не видно даже деревьев. Вообще ничего не видно.

Ее охватило чувство, близкое к панике, но она продолжала двигаться вперед. Трудно было сказать, сколько времени Глэдис шла, когда вдруг заметила впереди мерцающий огонек. У нее даже перехватило дыхание. Сперва она подумала, что это фары какой-нибудь машины, но вскоре убедилась, что источник света не движется и находится не очень далеко.

Глэдис кинулась бежать навстречу этому огоньку, но потом подумала, что осторожность не помешает, и, наоборот, замедлила шаг.

Когда девушка наконец добралась до коттеджа, в окне которого горел свет, она уже основательно промокла. Свет исходил от электрической лампочки, и было видно, что в доме кто-то есть: за окном несколько раз промелькнула чья-то тень.

Наконец она решилась. Подбежав к двери, она постучала в нее и крикнула:

– Эй, есть там кто-нибудь? Выручайте!

Она услышала чьи-то шаги. Сперва скрипнула дверь внутри, потом открылась и наружная. В проеме возник силуэт мужчины. Она увидела только, что он высокий, широкоплечий и довольно молодой. Когда он заговорил, голос его прозвучал неожиданно резко:

– Кто там еще? И что вам здесь нужно?

– Прошу вас, помогите мне! – взмолилась она. – Я сбилась с пути. Я выехала сегодня из «Саммит-Инн», и в трехстах ярдах отсюда моя машина завязла в грязи…

Человек так долго не отвечал, что Глэдис даже испугалась. Наконец он сказал:

– Ну ладно, входите. Во всяком случае, здесь вы можете обогреться.

Он отступил в сторону, и она вошла в дом, где ее сразу окутало тепло и запах ароматного табака.

– Устраивайтесь у печки, – предложил он, – там вы быстрее высохнете.

Она благодарно улыбнулась ему:

– Если ваша жена не будет…

Он покачал головой:

– У меня нет жены.

– Ах, вот как.

Она внимательно посмотрела на него. На вид лет двадцать восемь – тридцать, прямой нос, волевой подбородок, суровые черты лица.

– Нет ли у вас телефона? – спросила она.

– Боже мой, откуда ему здесь взяться?

– Но ведь у вас есть электричество.

– Электричество дает аккумулятор, точнее, батарея, работающая от ветряной мельницы, так что приходится экономить.

От печурки, топившейся соляркой, исходило приятное тепло. Она увидела, как от ее одежды пошел пар.

– Послушайте, – жалобно проговорила она. – Я должна вернуться в Лос-Анджелес сегодня вечером. Я уже сейчас должна быть там. Как вы думаете, вы не могли бы…

Он покачал головой, даже не дождавшись конца ее фразы.

– Почему? – спросила Глэдис. – Я готова заплатить. Я буду…

– Дело совсем не в деньгах, – ответил он. – В любом случае надо дождаться рассвета. Сейчас, в такую погоду, дороги не разглядеть даже с фарами.

– Вы правы, – согласилась Глэдис, глядя на свои грязные ноги. – А куда ведет эта дорога? Под гору?

– Да.

Внезапно она снова почувствовала надежду.

– У вас наверняка есть машина. Можно зацепить мою тросом и вытащить из грязи. Там есть местечко, где я смогу развернуться, а потом…

<< 1 2 3 4 5 6 ... 13 >>