Эрл Стенли Гарднер
Дело о ленивом любовнике

– У него был дружественно к нему расположенный акционер, поистине дурак; Оллред обвинил его в мошенничестве, заявил, что акции ничего не стоят, и потребовал назад свои деньги. Тогда этот болван отправил письма всем другим держателям акций, утверждая, что возбуждено судебное дело, что Оллред с этой шахтой смошенничал, что если остальные акционеры будут действовать согласованно, то, возможно, удастся спасти все их капиталы, но что Оллред, несомненно, начнет тянуть время, чтобы успеть растратить имущество компании. Спустя два дня Оллред лично написал каждому акционеру, что, по его мнению, шахта баснословно богата, что вновь сделанные открытия намного повысили ценность акций, что каждая проданная доля акций – это личные акции Оллреда, что он хочет, чтобы акционеры на них колоссально разбогатели, и что его совет – держаться за эти акции и не пытаться вернуть свои деньги, что, по его мнению, шахта теперь много богаче, чем в то время, когда он продавал им эти акции.

Можешь догадаться, какой эффект произвело это письмо. Оно заставило акционеров понять, что они смогут вернуть свои деньги, если предпримут объединенные действия. Вы продаете людям акции горнорудной компании, а потом пытаетесь эти акции снова скупить – и каждый хочет получить по крайней мере в десять раз больше, чем заплатил. Вы предлагаете ему ровно столько, сколько он заплатил, – и он смеется вам в лицо. Но если вы ему говорите, что есть возможность, предприняв согласованные действия, «вернуть свои деньги», – эти слова звучат в его ушах музыкой. Он хочет вернуть свои деньги.

Что ж, в результате всего этого Оллред скупил все свои акции точно за ту цену, за какую он их продал. Позже, когда некоторые пожаловались, что их одурачили, Оллред просто-напросто предъявил письмо, которое он им написал, где говорилось, что, по его мнению, шахта баснословно богата, что последние исследования показывают ее несомненное богатство. Другими словами, он писал им чистую правду, прося и умоляя их не требовать возвратить им деньги. Разумеется, моральный эффект этого письма заключался в том, чтобы они с ума посходили, пытаясь вернуть свои деньги, но юридический эффект свелся к тому, что Оллред вышел из воды полностью сухим.

– Он, должно быть, умен, – заметила Делла.

– Он хитер, – поправил Мейсон. – Есть еще Оллреды?

– Больше ни одного.

Мейсон сказал:

– Просто чтобы исключить случайность, Делла, позвони-ка на квартиру Оллреда.

– И кого мне спросить?

Мейсон поколебался, потом сказал:

– Я сам буду говорить. Набери только номер, Делла, а потом я возьму трубку.

Делла Стрит сняла трубку с городского аппарата. Ее натренированные пальцы ловко покрутили диск. Она кивнула Мейсону:

– Я набрала номер.

Мейсон взял трубку, подождал. Через минуту ответил женский голос:

– Квартира миссис Оллред.

– Миссис Оллред дома? – спросил Мейсон.

– Скажите, пожалуйста, кто хочет с ней говорить?

– Мистер Перри Мейсон, адвокат.

– Она ждет вашего звонка, мистер Мейсон?

Мейсон рассмеялся и сказал:

– Сейчас выясним. Скажите мне, ее полное имя – Лола Фэксон Оллред?

– Так и есть, – подтвердил голос на другом конце линии.

– Тогда, я думаю, – сказал Мейсон, – можно считать, что она ждет моего звонка.

– Не вешайте трубку, пожалуйста.

Мейсон подождал у телефона секунд десять, затем мужской голос произнес:

– Алло, мистер Мейсон!

– Да.

– Это Бертран С. Оллред. Вы хотите говорить с моей женой?

– Да.

– В данный момент ее нет.

– Понятно.

– Не могли бы вы мне сказать, в чем дело – то есть что вы хотели с ней обсудить? Возможно, я смогу ей все передать немного позже.

– Ничего важного, – сказал Мейсон. – Просто передайте ей, пожалуйста, что я звонил.

– Я это сделаю, но, быть может, вы объясните…

– Просто я кое-что уточняю, – объяснил Мейсон. – Вот и все. Можете передать вашей жене, что я кое-что суммирую – просто суммирую, и я хотел бы, чтобы она позвонила мне в связи с одной суммой. Я достаточно понятно выразился? Заранее благодарю.

– Что же вы такое суммируете? – поинтересовался Оллред.

– Так, это просто формальность, – сказал Мейсон. – Весьма вам благодарен, мистер Оллред. До свидания.

Он повесил трубку и посмотрел на Деллу Стрит:

– Я, наверно, зря впутался в это дело. К телефону подошел ее муж. Он любопытствует. Хотел бы я знать, что за письмо было прикреплено к этому чеку.

– Он что, слишком много интереса проявил? – спросила Делла.

– Да. Теперь придется поиграть в ожидание.

– А чек?

– Мы его у себя подержим и посмотрим, что будет.

– А почта?

Мейсон вздохнул:

– Ах да. Думаю, я ее прогляжу. Возьми свой блокнот, Делла, и начнем.

В девять сорок Герти, секретарша из приемной, положила на стол Деллы срочное письмо. Делла Стрит распечатала его. Тонкий конверт содержал только сложенный продолговатый листок бумаги.

Этот чек был сложен ровно посередине, как раз так, как, по словам Перри Мейсона, складывают чек, если к нему не приложено никакого письма. Он был выписан на Первый национальный банк в Лас-Олитасе, на имя Перри Мейсона, на сумму две с половиной тысячи долларов за подписью: Лола Фэксон Оллред.

Письмо отправили в тот же день рано утром.

Делла Стрит заметила:

<< 1 2 3 4 5 6 ... 17 >>