Эрл Стенли Гарднер
Дело о неосторожном котенке

Глава 2

Джеральд Шор никогда не обладал талантом делать деньги, как его брат. Вернее, удерживать их у себя. Богатство Франклина постоянно увеличивалось, он целенаправленно шел к осуществлению своих целей и умел сказать «нет», если требовалось. Джеральд же всегда легко их тратил, руководствуясь теорией «дешево досталось – легко потерялось». До тысяча девятьсот двадцать девятого года он считал себя богатым человеком, а тут он за несколько недель лишился всего своего имущества. У него осталась только адвокатская практика, превратившаяся в единственный источник средств к существованию.

Переход оказался болезненным. До этого времени он не брался за дела, в которые вовлечены небольшие суммы, требовал от клиентов заранее договариваться о встрече, занимался только случаями, которые его интересовали. А теперь сложилась такая ситуация, что он готов был взяться за что угодно, лишь бы получить гонорар.

Прижимая котенка к себе и чувствуя, как судороги сотрясают маленькое тельце, Хелен с благодарностью думала о дяде Джеральде, наиболее понимающем и полном сочувствия человеке из всех, кого она знала. Интересно, а он всегда был таким? Он не ожесточился после неудач и трудностей. Казалось, что после трагедии двадцать девятого года он даже стал более мягким и терпимым, чем раньше. В то время как тетя Матильда хотела поскорее избавиться от котенка, дядя Джеральд мгновенно понял, что животному необходима помощь, и забыл о правилах дорожного движения. Через несколько минут Эмберайс оказался в руках опытного ветеринара.

Доктор Блейкли быстро осмотрел котенка и протянул руку за шприцем.

– Он… он случайно не впал в бешенство? – с беспокойством спросила Хелен.

– Скорее всего, это яд, – ответил ветеринар. – Подержите его голову. Крепко держите шею и плечи. Не отпускайте, если начнет вырываться.

Доктор Блейкли ввел иглу, впрыснул нужное количество лекарства, вынул иглу и заявил:

– Мы временно поместим его вот в эту клетку. Его сейчас вырвет – выйдет все, что есть в желудке. Таким образом мы избавимся от оставшегося яда. Вы давно заметили первые симптомы?

– Пять или десять минут назад. Дорога сюда отняла минуты три… Наверное, десять минут назад.

– Тогда у нас неплохие шансы, – решил доктор. – Какой хорошенький. Надеюсь, что нам удастся его спасти.

– Вы считаете, что это яд?

– Думаю, да. Процедура лечения крайне неприятна. Вам покажется, что животное страдает еще сильнее, чем раньше. Наверное, вам лучше подождать в приемной. Если мне потребуется ваша помощь, я вас позову.

Ветеринар достал пару толстых резиновых перчаток.

– Вы уверены, что мы не можем как-то помочь? – уточнила Хелен.

Он покачал головой.

– Через несколько минут я сам выйду к вам. Котенок играл во дворе?

– Нет. Вернее, я точно не помню. Однако мне кажется, что он все время оставался в гостиной.

– Выйдите, пожалуйста, в приемную, – повторил свою просьбу доктор Блейкли.

Джеральд Шор опустился в кресло в приемной, вынул сигару из кармана жилетки, откусил кончик и зажег спичку. Пламя, прикрываемое ладонью, осветило черты его лица: высокий лоб, изрезанный морщинами, добрые глаза, в уголках которых тоже было много морщинок, и резко очерченную линию губ.

– Пока мы ничего предпринять не в состоянии, Хелен, – обратился он к племяннице. – Сиди и жди.

Они молчали несколько минут. Мысли Хелен перескакивали со странного телефонного звонка на Эмберайса, а затем снова на дядю Франклина. Несмотря на то что дядя Франклин просил ее молчать, девушке страшно хотелось поделиться с дядей Джеральдом, но она колебалась. Дядя Джеральд ушел в себя, явно размышляя над какой-то проблемой, для чего требовалась полная внутренняя концентрация.

Внезапно он поднял глаза на девушку.

– Хелен, как я тебе уже говорил несколько дней тому назад, нам необходимо что-то немедленно сделать в отношении завещания Франклина. Матильда и так уже слишком долго не отдает нам то, что причитается.

– Может, следует подождать – совсем чуть-чуть, – неуверенно возразила Хелен.

– Мы и так уже давно ждем.

Дядя Джеральд заметил, что племянница колеблется, размышляя, сказать что-то или промолчать.

– Ну, в чем дело? – подбодрил он ее.

Внезапно Хелен решилась.

– Со мной сегодня произошла странная вещь, – сообщила девушка.

– Какая?

– Звонил мужчина.

Джеральд усмехнулся.

– Я посчитал бы странным, если бы мужчина, у которого есть твой телефонный номер, не позвонил бы. Если бы я не был твоим дядей…

– Не смейтесь! Мужчина заявил… О, я не могу в это поверить! Это не так!

– Постарайся объяснить несколько подробнее, – попросил дядя Джеральд.

– Он представился как Франклин Шор, – прошептала Хелен. – Похоже, он узнал мой голос, и спрашивал, узнала ли я его.

На лице Джеральда Шора появилось удивление.

– Ерунда! – воскликнул он наконец.

– Это правда.

– Хелен, ты возбуждена. Ты…

– Дядя Джеральд, клянусь!

Последовало молчание.

– Когда он звонил? – наконец спросил дядя Джеральд.

– За несколько минут до вашего появления.

– Какой-то самозванец. Выдает себя за…

– Нет. Это был дядя Франклин.

– Послушай, Хелен… Голос показался тебе знакомым?

– Не знаю. Насчет голоса я не уверена. Но это на самом деле был дядя Франклин.

Джеральд Шор нахмурился, глядя на кончик сигары.

– Это невозможно! – воскликнул он. – А что он сказал?

– Он хочет, чтобы я сегодня вечером встретилась с ним в гостинице «Ворота замка». Я должна спросить Генри Лича, а он приведет меня к дяде Франклину.

Джеральд Шор расслабился.

– Это решает вопрос. Самозванец определенно хочет денег. Мы сообщим в полицию и поставим капкан.

Хелен покачала головой:

– Дядя Франклин попросил меня также встретиться с известным адвокатом Перри Мейсоном, рассказать ему всю историю и просить поехать вместе со мной в гостиницу.

Дядя с недоверием уставился на Хелен.

– Чертовщина какая-то. Самая невероятная история, которую я когда-либо слышал. Что ему нужно от Перри Мейсона?

– Понятия не имею.

– Послушай, Хелен, ты ведь не знаешь, на самом ли деле звонил Франклин, не так ли?

– Ну…

– В таком случае прекрати называть звонившего Франклином. Это может осложнить ситуацию с юридической точки зрения. Ты просто слышала мужской голос по телефону. Мужчина представился Франклином Шором.

– Он привел ряд примеров, подтверждающих это.

– Например?

– Кое-что из моего детства, о чем было известно только дяде Франклину: о том, как котенок залез на крышу и не мог спуститься, а дядя Франклин его снял оттуда; о праздновании Нового года, когда мне было тринадцать лет, и как я тогда украдкой выпила пунша и опьянела. Об этом знал только дядя Франклин. Он пошел за мной, но не стал останавливать, а потом долго со мной разговаривал. Даже когда я начала истерически смеяться, он притворился, что все в порядке. Он сказал мне тогда, что не согласен с методами воспитания тети Матильды, что я уже не маленькая и должна познавать жизнь на собственном опыте и что мне следует понять, как опасен алкоголь, и точно знать свою норму. Потом он добавил, что, не исключено, мне следует пару лет вообще воздержаться от спиртного. Затем он встал и просто вышел из комнаты.

Дядя Джеральд в задумчивости нахмурил брови.

– И звонивший напомнил тебе об этих случаях?

Девушка кивнула.

Джеральд Шор встал с кресла, направился к окну и остановился там, засунув руки в карманы. Внешне он казался спокойным. То, что он нервничает, показывали лишь частые затяжки и обилие дыма.

– Что произошло потом? – наконец спросил он.

– Дядя Франклин – то есть звонивший мужчина – велел мне связаться с Перри Мейсоном, приехать в гостиницу «Ворота замка» к девяти вечера и спросить Генри Лича.

– Господи, Хелен, но если по телефону на самом деле звонил Франклин, то почему же он не приехал домой и…

– Вот это-то меня и беспокоит, – ответила Хелен. – Однако, я думаю, что он, наверное, исчез тогда с другой женщиной и… Не исключено, что он вначале хочет выяснить ситуацию, как отреагирует тетя Матильда и все в таком роде.

– Но почему он не позвонил мне! Ведь я его брат. И я юрист. Почему он позвонил тебе?

– Понятия не имею. Он заявил, что только я в состоянии ему помочь. Не исключено, что он пытался связаться с вами и ему это не удалось.

– А что дальше, Хелен? На чем закончился разговор?

– Мне показалось, что его что-то испугало: то ли кто-то вошел в комнату, то ли произошло еще что-то. Он вскрикнул и повесил трубку.

– Он просил тебя никому не говорить о том, что он звонил? – уточнил Джеральд Шор.

– Да. Но я… я посчитала необходимым поделиться с вами… При сложившихся обстоятельствах…

– Матильде ты ничего не говорила?

– Ничего.

– У нее не возникло подозрений?

– Нет. Она решила, что я разговариваю с Джерри, а потом она сразу же обратила внимание на котенка. Бедняжка! Каким образом Эмберайс мог отравиться?

– Не знаю. Давай пока не будем обсуждать котенка и подумаем о Франклине. Чертовщина какая-то. Он молчал десять лет, а тут устраивает спектакль с возвращением. Я лично всегда считал, что он убежал с той женщиной. Я не сомневался, что он оставил Матильде какую-нибудь записку с объяснениями, которую она скрыла ото всех. Я предполагал, что все у него сложилось не очень удачно, потому что, кроме той открытки из Майами, никаких известий не поступало. Я не исключал возможности, что он покончил жизнь самоубийством. Он выбрал бы этот путь, а не возвращение с позором. – Джеральд еще глубже засунул руки в карманы и уставился в окно. Через какое-то время он снова повернулся к Хелен и продолжил: – Когда Франклин исчез, у Матильды было много собственности, зарегистрированной на ее имя. Если Франклин теперь объявится, он обнаружит, что у него самого практически ничего не осталось. Тебе и мне рассчитывать не на что. Франклин – мой брат. Он твой дядя. Давай надеяться, что он жив, однако ему необходимо это доказать.

Доктор Блейкли вышел из своего кабинета.

– Вашему котенку дали яд, – сообщил он Хелен.

– Вы уверены?

– Абсолютно.

Джеральд Шор с мрачным видом посмотрел на ветеринара.

– Что вы обнаружили? – поинтересовался он.

– Котенок съел отравленное мясо незадолго до того, как вы привезли его сюда. В мясе были спрятаны таблетки. Сколько, я не в состоянии сказать. Мне удалось извлечь часть одной, которая еще не успела полностью раствориться.

– Он… он выживет? – спросила Хелен.

– Да. С ним все будет в порядке. Вы можете вернуться за ним через час или два, однако я советую вам оставить его у меня на несколько дней или отвезти к кому-то из своих друзей, потому что кто-то целенаправленно пытался его отравить. Не исключено, что ваши соседи терпеть не могут животных или как-то хотели отомстить вам.

– Я не верю, что такое возможно! – воскликнула Хелен.

Доктор Блейкли пожал плечами.

– В маленьких кусочках мяса, которыми кормили котенка, была спрятана отрава. Это определенно означает злой умысел. У нас вообще есть проблемы с отравителями в этой части города, правда, обычно они травят собак.

Они кладут таблетки в мясные шарики и бросают шарики во двор. Собаки с радостью заглатывают мясо. Необычно, что маленький котенок получил такую большую дозу.

– Вы считаете, доктор, что нам лучше не относить котенка домой, по крайней мере в ближайшие несколько дней? – обратился к врачу Джеральд.

– Да.

– Сейчас ему не угрожает опасность?

– Нет. Однако мне нужно еще немного над ним поработать. Это займет час или два.

– Давайте вернемся за ним после ужина, дядя Джеральд, – предложила Хелен. – Мы отвезем его к Тому Лунку, садовнику. Он живет в небольшом холостяцком домике за пределами нашего микрорайона. Эмберайс любит его. Ему там будет хорошо.

– Прекрасная идея, – заметил доктор Блейкли.

Джеральд Шор кивнул:

– Хорошо. Поедем, Хелен, у нас еще масса дел.

В четырех или пяти кварталах от ветеринарной лечебницы Джеральд Шор притормозил перед аптекой.

– Я немного знаю Перри Мейсона, – сообщил он Хелен. – Я сейчас позвоню ему и попытаюсь договориться о встрече. Правда, не уверен, что мне удастся его застать. Он очень занятой человек.

Джеральд Шор вернулся через несколько минут.

– Я договорился о встрече через час у Мейсона в конторе, – объявил он. – Тебя устраивает?

Хелен кивнула.

– Вы пойдете вместе со мной, дядя Джеральд?

– Нет. Ты лучше все объяснишь, если я не буду тебя смущать. Мне очень интересно, как отреагирует Мейсон – так же, как я, или нет. Я сказал ему, что встречу вас перед гостиницей «Ворота замка» в девять.

– Что вы думаете насчет всего этого, дядя Джеральд?

Он доброжелательно улыбнулся ей, но промолчал.

– Ты на самом деле не знаешь, выходил ли котенок во двор сегодня во второй половине дня? – через некоторое время спросил он.

– Пытаюсь вспомнить. Он играл на заднем дворе где-то часа в три, но после этого, как мне кажется, оставался в доме.

– Кто находился дома после обеда?

– Комо, тетя Матильда и кухарка.

– А еще?

Девушка покраснела.

– Джерри Темплар, – призналась она.

– Незадолго до того, как у котенка начались судороги?

– Да.

– А Джордж Албер?

– Да, но всего несколько минут. Он приехал, чтобы встретиться с тетей Матильдой. Потом появился Джерри – и я быстро избавилась от Албера. А почему вы спрашиваете?

На щеке Джеральда дрогнул мускул, и он плотно сжал челюсти.

– Что тебе известно об… этой привязанности Матильды к Джорджу Алберу?

– Он ей нравится. Она всегда…

– Значит, ты не в курсе, что за всем этим стоит? Что она чуть не вышла замуж за его отца?

– Впервые слышу, – призналась Хелен. – Мне сложно представить тетю Матильду…

– Да, это так. В двадцатом году, в сорок лет, она была привлекательной вдовой. Стивен Албер тоже остался вдовцом, причем неплохо выглядел. Джордж здорово на него похож. Никого из нас не удивило, что они заинтересовались друг другом. Однако мы поразились, когда Матильда вдруг поругалась с ним и вышла замуж за Франклина. Я всегда считал, что она сделала это, чтобы отомстить Стивену. Ее замужество здорово задело его, правда, волосы на себе он рвать не стал. Через два или три года Албер снова женился. Наверное, ты помнишь, как он разводился в тридцатом году.

Хелен покачала головой.

– Мне сложно поверить, что кто-то когда-то влюблялся в тетю Матильду. А еще сложнее представить, что она кому-то симпатизировала.

– Она влюбилась по уши, и думаю, что до сих пор испытывает какие-то чувства к Стивену Алберу. Наверное, она ненавидит Франклина не потому, что он ее бросил. Она знала, что он терпеть не мог Стивена Албера, и никогда не простила Франклину то, что он сделал со Стивом.

– А что он сделал?

– В общем-то, ничего. Да и не сам Франклин, а его банк, уже после исчезновения моего брата. Однако я не удивлюсь, если узнаю, что Франклин что-то планировал до своего ухода со сцены. Кризис двадцать девятого года здорово ударил по Алберу, как и по всем остальным, однако ему удалось кое-что спасти. Он держался за то, что у него оставалось, до тридцать второго года, когда исчез Франклин. Затем банк щелкнул кнутом. Не удивлюсь, если это задумал сам Франклин. Он на дух не переносил Стива. Короче, Албер пошел ко дну и так и не выплыл. Не знаю, это согнало его в могилу или нет, но потеря всего состояния определенно сыграла свою роль. А Матильда…

Дядя Джеральд замолчал. Они были практически у дома.

– Сегодня я поеду вместе с тобой, – заявил Джеральд Шор. – Я буду ждать перед «Воротами замка» в девять.

Хелен колебалась:

– Дядя Франклин предупреждал, чтобы я не привозила с собой никого, кроме мистера Мейсона. Он особо это подчеркивал.

– Неважно, я все равно составлю тебе компанию. – Внезапно Джеральд понизил голос: – Следи за тем, что говоришь. Я вижу Джорджа Албера.

Глава 3

Джордж Албер спускался по ступенькам. Если он на самом деле выглядел как его отец, что утверждал дядя Джеральд, то совсем неудивительно, что двадцать с лишним лет назад тетя Матильда, да и множество других женщин влюблялись в Стивена Албера.

Это определенно были женщины, обычно теряющие голову от фотографий артистов кино. «Ретушированная фотография», – подумала Хелен. Что-то во внешности Джорджа Албера казалось искусственным, словно кто-то осторожно вывел карандашом ровный греческий нос, идеально точную линию бровей и придал легкую волнистость густым блестящим черным волосам. Однако художник забыл обработать рот. Губы оказались слишком пухлыми, а подбородок выдавался вперед. Это несколько портило общее впечатление, добавляло резкости, указывало на тщеславность, грубость и жестокость.

– Что там случилось с котенком? Он взбесился? – спросил Джордж Албер.

«Голос у него такой же, как лицо, – подумала Хелен. – Ретушированный вместо естественного. Слишком правильный, чтобы быть настоящим».

– Кухарка сказала мне, что он тебя поцарапал, – продолжал Албер. – Дай мне взглянуть на твою руку.

Джордж Албер попытался взять ее своими длинными сильными пальцами, за которыми он тщательно ухаживал. Хелен было неприятно его прикосновение. Она отдернула руку.

– Со мной все в порядке, – заявила Хелен. – А Эмберайс не сошел с ума. Его…

– Ты не знаешь, – покачал головой Джордж Албер. – Из того, что сказала кухарка…

– Она узнала обо всем от тети Матильды, – перебила Хелен. – Котенка отравили.

– Отравили? – с недоверием переспросил Албер.

– Да.

– Это точно?

– Точно.

– Я не понимаю.

Джеральд Шор открыл дверцу машины и вышел.

– Особой сообразительности для этого не требуется, – заметил он. – Отраву засунули в кусочки мяса, которыми накормили котенка. Кто-то очень постарался, дав ему большую дозу, которая точно оказалась бы смертельной, если мы немедленно не отвезли бы его к ветеринару. Еще яснее я объяснить не в состоянии.

Джордж Албер, очевидно, не уловил сарказма.

– Я не имел в виду, что не понимаю, что произошло. Я не понял, почему, – заявил он.

– Ответ очевиден. Кто-то хотел избавиться от котенка.

– Но зачем?

Этот вопрос заставил Хелен глубоко задуматься. Она повернулась к своему дяде, нахмурив лоб.

– Да, дядя Джеральд, зачем кому-то травить Эмберайса?

Дядя Джеральд постарался как можно скорее закончить тему и ответил, как показалось Хелен, слишком резким тоном:

– Трудно понять психологию отравителя животных. Люди подбрасывают кусочки отравленного мяса во дворы. Как говорил ветеринар, в нашем районе это очень распространено.

Хелен наблюдала за тем, как Джордж Албер и ее дядя, не отводя глаз, смотрели друг на друга. Она увидела, что более молодому мужчине свойственна агрессивность, заставляющая двигаться вперед под огнем противника, ни в коем случае не отступая.

– Сомневаюсь, что котенка отравили таким образом, – заявил Албер. – Один кусочек мяса – не исключено. Но несколько – навряд ли.

Джеральд Шор принял оборонительную позицию, что ему явно не нравилось.

– Несколько кусочков мяса могли бросить во двор таким образом, что они упали очень близко один от другого, – возразил он. – Не вижу причины, почему бы котенку не попробовать их все.

Джордж Албер повернулся к Хелен:

– Когда котенок последний раз выходил на улицу, Хелен?

– Не знаю, Джордж. Не помню, чтобы он вообще выходил после трех.

– Значит, он съел отравленное мясо в три часа?

– Ветеринар утверждает, что за несколько минут до первой судороги, незадолго до того, как мы его к нему привезли. То, что мы так быстро отреагировали, спасло котенку жизнь.

Джордж Албер медленно кивнул, словно слова Хелен подтвердили какие-то его подозрения, а потом внезапно объявил:

– Ну, я пошел. Я просто заглянул на минутку, увидимся позднее. Мне жаль, что все так получилось с Эмберайсом. Тебе придется его подлечить.

– Естественно, – ответила Хелен. – Я планирую отвезти его к Тому Лунку на несколько дней.

Джордж Албер перешел дорогу к тому месту, где стояла его машина, сел за руль и уехал.

– Терпеть его не могу, – заявил Джеральд Шор с чувством, что чрезвычайно удивило племянницу.

– Почему, дядя Джеральд?

– Не знаю. Он… слишком самоуверен. Это еще можно понять у человека значительно старшего по возрасту, но у него-то, черт побери, откуда такие манеры? И кстати, почему он не в армии?

– Дефект левого уха, – объяснила Хелен. – Разве вы не обращали внимания, что он всегда стоит правым боком к тому, с кем разговаривает?

Джеральд хмыкнул.

– Просто выставляет свой профиль наиболее выгодной стороной. Ты заметила, как он держит голову? Копирует кого-то из актеров, пользующихся популярностью у женщин.

– Нет, дядя Джеральд. Вы несправедливы. Это все из-за слуха. Я точно знаю. Он пытался пойти в армию, однако его не взяли.

– Когда Джерри Темплар возвращается обратно в лагерь? – сменил тему дядя Джеральд.

– В понедельник.

Хелен постаралась не думать, как скоро им придется расстаться.

– Он знает, куда его пошлют?

– Если и знает, то не говорит.

Они стояли перед входом в дом. Джеральд толкнул дверь, пропустил Хелен, но не последовал за ней.

– У меня в городе есть дела, – сообщил он. – Тебе тоже вскоре придется уехать. На ужин ты не поспеешь, так что лучше предупреди, что договорилась поесть вместе со мной. Это удовлетворит Матильду, и ты сможешь провести с Мейсоном столько времени, сколько понадобится. Как я предполагаю, он потребует подробных объяснений. Буду ждать вас перед «Воротами замка» в девять.

Джеральд Шор захлопнул дверь до того, как Хелен смогла снова напомнить ему, что дядя Франклин особо обращал внимание на то, что никто, кроме Перри Мейсона, даже не должен знать про встречу в «Воротах замка».

<< 1 2 3 4 5 >>