Эрл Стенли Гарднер
Дело о племяннице лунатика

– Нет. Приехала сюда из Рино в Неваде. Следом за ним…

Мейсон в раздумье прищурился и сказал:

– Выслушай меня, Делла. Я не желаю брать никаких денег от мисс Дюшен, потому что здесь возможен только один образ действий, и она может сделать намного больше любого адвоката. Передай ей мои наилучшие пожелания и совет: если он занимается этим постоянно, тогда ему придется потратить ее деньги на то, чтобы заарканить других богатых женщин. Эти пять тысяч уйдут, чтобы пустить им пыль в глаза. Скажи: пусть продолжает следить за ним и в тот момент, когда он запустит когти в состоятельную дамочку, предстанет перед ним и хорошенько тряхнет за грудки – тут ему и конец!

– Но это же шантаж, – заметила Делла.

– Ясное дело, шантаж, – согласился он.

– Ее ведь могут арестовать?

– Вот тогда я и буду защищать ее, причем бесплатно. Боже! Чего бы стоил этот мир, если бы обманутая женщина не могла немного пошантажировать! Так и передай ей…

Внезапно зазвонил телефон. Делла, сняв трубку, сказала:

– Алло! – Затем, прикрыв микрофон ладонью, обратилась к Мейсону: – Племянница лунатика в приемной.

– Попроси ее немного подождать: посидеть там минут пять в порядке наказания – это ей не повредит… Нет, не могу, самому не терпится… Проклятье! Пригласи ее! Джексон, можешь идти, ты же, Делла, ни с места!

Секретарша заявила ледяным тоном в трубку:

– Проводите мисс Хаммер, но скажите ей, что она опоздала на восемнадцать минут.

Джексон, держа под мышкой папку, бесшумно покинул кабинет. Через минуту дверь отворилась, и появилась молодая красивая блондинка в спортивном костюме из джерси, облегающем контуры ее фигуры подобно купальнику. Улыбнувшись Мейсону, она заговорила настолько быстро, что слова сыпались, как горох:

– Мне очень неприятно, что я опоздала.

И тут она заметила Деллу. Улыбка исчезла из ее глаз, хотя все еще кривила губы.

– Мисс Стрит, моя секретарша. И не смотрите так, это не поможет. Она будет делать заметки. Не сомневайтесь, она умеет держать язык за зубами. Итак, вы хотели поговорить со мной о своем дяде?

Девушка засмеялась:

– Из-за вас у меня перехватило дыхание, мистер Мейсон.

– Я этого не хотел. Оно вам понадобится для разговора. Садитесь и выкладывайте.

Она слегка склонила голову набок, окинула его оценивающим взглядом чуть прищуренных глаз и сказала:

– Вы Лев!

– Лев?

– Вы родились под знаком Льва, не так ли? Между двадцать четвертым июля и двадцать четвертым августа? Значит, относитесь к людям, отличающимся быстротой действий, постоянством и силой. Вами управляет Солнце. Вы лучше всего проявляете свои качества во время опасности и очень чувствительны к…

– Забудьте об этом, – прервал ее Мейсон, – не тратьте понапрасну время, сообщая о моих дефектах. На это уйдет весь вечер.

– Но это вовсе не дефекты. Лев – великолепный знак. Вы…

Мейсон опустился во вращающееся кресло и вновь прервал ее:

– Вас зовут Эдна Хаммер? Сколько вам лет?

– Двадцать… три.

– Двадцать три или двадцать пять?

Она нахмурилась и ответила:

– Ну, если вы так любите точность, то двадцать четыре.

– Я во всем требую точности. Вы хотели увидеться со мной, чтобы поговорить о дяде.

– Да!

– Как его зовут?

– Питер Б. Кент.

– Сколько ему лет?

– Пятьдесят шесть.

– Вы живете с ним в одном доме?

– Да.

– Ваши родители умерли?

– Да. Он брат моей матери.

– И давно вы живете вместе с ним?

– Около трех лет.

– И вы беспокоитесь о дяде?

– Из-за его лунатизма – да.

Мейсон вынул сигарету из ящичка на столе, постучал ею о ноготь большого пальца и поднял глаза на Эдну Хаммер.

– Не хотите ли? – предложил он и, когда она отрицательно качнула головой, чиркнул спичкой снизу о крышку стола, после чего попросил: – Расскажите поподробней о своем дяде.

– Но я не знаю, с чего начать.

– Начните с самого начала. Когда он впервые начал разгуливать во сне?

– Год тому назад.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 15 >>