Эрл Стенли Гарднер
Дело о подмененном лице

Делла ушла. Пассажиры разбрелись по каютам, палуба опустела. Мейсон остался один.

Вдруг его окликнул женский голос. Он повернулся.

– Мистер Мейсон, я миссис Ньюберри, – сказала женщина. – Моя дочь живет в той каюте, где и ваша секретарша, от нее я и узнала о вас. Мне необходимо посоветоваться с вами.

– Как с адвокатом? – спросил Мейсон.

– Да.

– О чем?

– О моей дочери Бэлл, – ответила она.

Мейсон улыбнулся:

– Боюсь, вы обратились не по адресу, миссис Ньюберри. Я не занимаюсь обычной юридической практикой, а специализируюсь на судебной защите, главным образом по делам, связанным с убийствами. Уверен, Бэлл не совершила ничего такого и не нуждается в моих услугах.

– Прошу вас, не отказывайтесь, – умоляла миссис Ньюберри. – Я убеждена, вы сможете помочь мне. Это не займет у вас много времени.

Уловив истерические нотки в ее голосе, Мейсон сказал:

– Ну что ж, рассказывайте о своем деле. Выслушать вас я всегда могу, а может, что-нибудь и посоветую. Что натворила Бэлл?

– Это не она, а мой муж, – сказала женщина.

– Ну тогда что натворил ее отец?

– Он не родной отец Бэлл, – сказала миссис Ньюберри. – Бэлл от первого брака.

– Значит, она взяла себе фамилию Ньюберри, – сказал адвокат.

– Это не она взяла, а мы, – ответила женщина.

– Я вас не совсем понимаю.

– Настоящая фамилия моего мужа, – заторопилась она, – Карл Моор. Два месяца назад он вдруг сменил ее и стал Карлом Уокером Ньюберри (Ньюберри – это фамилия моего первого мужа, которую носит Бэлл). В то же время муж покинул место бухгалтера в компании «Продактс Рифайнинг», мы спешно перебрались в другой город, где поселились под новой фамилией, а потом на полтора месяца уехали на Гавайи. Муж строго-настрого приказал ни при каких обстоятельствах не упоминать его прежнюю фамилию.

Во взгляде Мейсона появился интерес.

– Он бросил работу внезапно?

– Да, даже не зашел попрощаться в контору.

– Странно, – сказал адвокат.

Миссис Ньюберри подошла к нему ближе.

– Бэлл ни о чем не подозревает, – сказала она. – Она относится к жизни, как большинство современных девушек: в ней сентиментальность перемешана с цинизмом. Год назад она собиралась взять себе фамилию Моор, говорила, что ей неловко носить разные фамилии с матерью и всем объяснять, что Карл – ее приемный отец. Словом, когда муж объявил, что мы берем себе ее фамилию, она была на седьмом небе от радости.

– Она ладит с отчимом? – спросил Мейсон.

– Да, очень любит его. Иногда мне кажется, что она понимает его лучше, чем я. Карл для меня загадка. Он очень замкнутый, необщительный, но Бэлл обожает. Карл раньше никогда не жаловался на недостаток денег, но недавно начал ворчать: у него, видите ли, не хватает средств, чтобы Бэлл могла встречаться с богатыми людьми, покупать себе дорогие туалеты, путешествовать…

– Но ведь вы путешествуете, – с улыбкой вставил Мейсон.

– В том-то и дело, – сказала женщина. – Примерно два месяца назад мы вдруг разбогатели.

– Именно тогда ваш муж сменил фамилию?

– Да.

– Сколько же у него денег?

– Не знаю. Он держит их в специальном нательном поясе. Но как-то при мне муж разменял в банке тысячедолларовый банкнот.

– Вы когда-нибудь задавали ему вопрос о том, откуда взялись деньги?

– Да, конечно.

– Что же он ответил?

– Сказал, что выиграл в какой-то лотерее. Но, по-моему, это неправда. Ведь газеты публикуют фамилии выигравших, верно?

Мейсон кивнул:

– Хотя иногда люди покупают билеты под вымышленными фамилиями.

– Короче, муж сказал, что выиграл деньги и хочет уйти с работы, сменить фамилию и начать новую жизнь. Мы будем путешествовать, и Бэлл получит возможность встречаться с достойными людьми.

– Но вы не поверили, что ваш муж выиграл деньги в лотерею? – спросил Мейсон.

– Тогда поверила, но недавно я начала сомневаться. В Гонолулу какой-то турист из Лос-Анджелеса сказал, что компания «Продактс Рифайнинг» проводит ревизию своих бухгалтерских книг. Я забеспокоилась… и кроме того, Бэлл…

– Так что Бэлл? – осторожно спросил Мейсон.

– Она чувствует себя в новой компании как рыба в воде. Она довольна, весела, ей доставляет радость общение с богатыми туристами – людьми, с которыми она дома никогда не встретилась бы! Несколько дней назад она познакомилась в отеле «Ройял» с Роем Хангерфордом, сыном нефтяного миллионера. Кажется, до встречи с Бэлл он был постоянным спутником мисс Дейл, но теперь все больше и больше времени проводит с моей дочерью.

– Как относится к этому мисс Дейл?

– Вроде бы очень дружна с Бэлл, – сказала миссис Ньюберри. – Знаете, как ведут себя с соперницами некоторые женщины.

– Вы думаете, она считает вашу дочь соперницей?

– Да.

– Вероятно, она интересовалась у Бэлл, где она живет и чем занимается ее отец? – спросил Мейсон.

– Да. Пока Бэлл удавалось отшучиваться. Дочь говорит, она просто Золушка, танцующая на балу до полуночи, и с последним ударом часов исчезнет.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 17 >>