Эрл Стенли Гарднер
Дело о туфельке магазинной воровки

Глава 2

И все-таки Перри Мейсон ошибся, решив, будто ему не суждено узнать, что случится дальше. Он уже вернулся с деловой встречи и сидел теперь в своем кабинете, просматривая материалы последнего процесса, когда Делла Стрит открыла дверь и доложила:

– В приемной ждет мисс Трент. Ей не назначено, но она хочет поговорить.

– Вирджиния? – удивился Мейсон. – Она не сказала, о чем хочет поговорить, Делла?

– Нет.

– И она одна?

– Да.

– Ну что ж… Давай ее сюда, посмотрим-послушаем.

Мейсон аккуратно сложил на столе тяжелые папки. Он как раз закуривал, когда Вирджиния Трент в сопровождении Деллы вошла в его кабинет. Во время первой их встречи все внимание адвоката было приковано к ее тетушке. Теперь же он внимательно изучал племянницу, пока та медленно шла от порога и садилась в большое, обитое черной кожей кресло, которое стояло слева от его стола. Девушка была стройная и довольно высокая, с большими серыми глазами. На губах почти не было помады, руки слегка дрожали, будто она нервничала.

– Так что я могу для вас сделать? – спросил Мейсон таким тоном, что стало совершенно ясно: из дружелюбного спасителя невинных он превратился в занятого адвоката.

– Помочь моей тете Саре, – ответила Вирджиния.

– И каким образом?

– Вы же знаете, что произошло за обедом. Тетя Сара не смогла обмануть меня, и я уверена, что и вас тоже. Она воровала.

– Почему же она это делала?

– Ума не приложу, – тихо сказала Вирджиния.

– Ей нужны были вещи?

– Нет.

– У нее недостаточно денег, чтобы купить то, что ей нравится?

– Конечно же достаточно!

Мейсон откинулся на спинку кресла. В его глазах появился интерес.

– Ну что ж… Продолжайте, – сказал он. – Я внимательно слушаю… Только переходите сразу к делу.

Вирджиния расправила юбку на коленях и вскинула взгляд на Мейсона:

– Мне придется начать сначала и рассказать вам все. Моя тетушка – вдова, ее муж умер много лет назад. Мой дядя, ее брат Джордж Трент, – убежденный холостяк. Он ювелир, покупает, чинит и продает комиссионные драгоценности. У него свой магазин и мастерская в жилом доме на Саут-Марш-стрит. Там работают несколько мастеров… Скажите, мистер Мейсон, вы разбираетесь в психологии?

– В практической психологии – разбираюсь, – ответил адвокат. – Но в теории мало что смыслю.

– Чтобы понять логику поступков, надо сопоставить факты с теорией, – сказала Вирджиния.

– Мой опыт подсказывает, что это теорию надо сопоставить с фактами, чтобы ее понять, – усмехнулся Мейсон. – Ну-ну, продолжайте.

– Насчет дяди Джорджа. Его отец умер, когда он был еще совсем ребенком. Джорджу пришлось заботиться о семье. Он прекрасно с этим справлялся, но у него не было детства. Он никогда не мог просто поиграть или…

– Какое отношение все это имеет к вашей тетушке? – прервал ее Мейсон.

– Сейчас объясню. Я хочу сказать, что дядя Джордж очень раздражителен и терпеть не может этот мир, и от этого он…

– От этого он – что? – спросил Мейсон, потому что Вирджиния вдруг замолчала.

– От этого он напивается.

– Ясно. Продолжайте и говорите все как есть, не ищите других слов. Он напивается, и что же?

– Он напивается… Регулярно. – Вирджиния вздохнула. – И поэтому я знаю, что он ненавидит этот мир, который… – Она снова замолчала, но, заметив, что Мейсон нетерпеливо шевельнул рукой, поспешила продолжить: – Я просто хочу сказать, что он может не пить несколько месяцев. Но потом что-нибудь обязательно случается, и он снова хватается за бутылку. Бедный дядюшка Джордж! Он такой методичный во всем, даже в этом. Когда он чувствует, что в очередной раз не сдержится, закрывает все драгоценности в сейфе. Комбинация цифр для кодового замка есть у моей тети. Потом дядя Джордж берет ключи от машины, кладет их в конверт с адресом мастерской и опускает в почтовый ящик, а затем идет и напивается. Когда он пьет, играет на деньги. После этого появляется дома через несколько дней, а то и через неделю и всегда ужасно выглядит, с красными глазами и небритый. А его одежда – это просто что-то ужасное…

– И что же в таких случаях делает ваша тетя? – полюбопытствовал Мейсон.

– Тетя Сара спокойно к этому относится, – ответила Вирджиния. – Никогда не скажет лишнего слова. Просто отводит его в турецкую баню, забирает одежду, отдает ее постирать и погладить, посылает для него в баню чистый костюм, а когда он снова приходит в себя, разрешает ему вернуться в офис. Она же знает комбинацию цифр от сейфа, так что, пока дяди Джорджа нет, достает оттуда драгоценности, с которыми надо работать, и следит за тем, чтобы все мастера были заняты.

– Я бы сказал, что все отлично организовано, – заметил Мейсон. – Отличная команда.

– Да, – кивнула Вирджиния. – Но вы не представляете, что творится с тетей Сарой. Ее нервы постоянно напряжены до предела. Только она никогда не показывает этого.

– Ничего себе! – воскликнул адвокат. – Ваша тетя видела все на свете и ничего не боится. Она знает, чего хочет, и никогда не обижается на жизнь. Я бы сказал, что у нее вообще нет нервов.

– Так только кажется, – грустно проговорила Вирджиния Трент. – Но я чувствую, мистер Мейсон, что если мы как следует проанализируем ее склонность к воровству… По-моему, она уже на пределе.

– Возможно… Как долго она уже этим занимается?

– Сегодня я впервые застала ее… на месте преступления.

– А ваша тетя пробовала как-нибудь оправдаться? – спросил Мейсон, уже не в силах скрывать свой интерес.

– В том-то и дело… Она даже не пыталась ничего объяснять. Избегает меня с тех пор, как мы вышли из магазина. Ума не приложу, куда она подевалась. Боюсь, она еще не пришла в себя. Наверное, на нее повлияло…

– Другими словами, вы боитесь, что она сейчас снова где-нибудь ворует?

– Да.

– И вы думаете, что ее арестовали, и хотите, чтобы я все разузнал? Вы к этому ведете?

– Нет, – покачала головой Вирджиния. – Не совсем.

– Гм-м… Ну так давайте все выясним. Что именно вы от меня хотите?

Вирджиния подняла на него глаза и глубоко вздохнула.

– Хорошо, мистер Мейсон… – заговорила она, собравшись с мыслями. – Боюсь, моя тетя украла бриллианты миссис Бедфорд.

Адвокат подался вперед:

– Расскажите поподробнее.

– Миссис Бедфорд оставила бриллианты дяде Джорджу, чтобы их отреставрировали, поместили в новую оправу и вернули к определенной дате. Их надо было заново огранить. Я точно не знаю все детали заказа…

– Я не ошибусь, если скажу, что ваш дядя сейчас пребывает в очередном запое?

– Да. Он не вернулся домой в субботу вечером. Мы конечно же поняли, что это значит. Воскресенье – выходной, но тетя Сара все-таки отправилась в офис и приготовила там все на понедельник.

– Она открыла сейф? – спросил Мейсон.

– Думаю, да. Потом, сегодня утром, она снова ходила в офис – обсуждала с мастерами рабочий план на неделю. Ключи от машины дяди Джорджа принесли с первой же почтой, но не было никаких указаний насчет того, где искать саму машину. Только днем нам сообщили из дорожной службы, что машина припаркована в запретной зоне… Понимаете, ее оставили там в субботу вечером, когда запрет на парковку был снят, в воскресенье никто не обращал на нее внимания, а сегодня утром начали выписывать штрафы…

– И вы пошли и отогнали машину? – спросил Мейсон.

– Да. Мы с тетей пошли вместе. Забрали квитанцию и поставили машину в гараж. Потом тетя захотела сделать кое-какие покупки, а мне все равно нужны были новые туфли. Мы зашли в супермаркет, и я начала подбирать себе обувь. Сначала тетя была рядом, но потом вдруг куда-то пропала… Вы уже знаете, что случилось после.

– И вы нашли тетю Сару в чайной комнате?

– Да, я обыскала весь магазин и нашла ее там, наверху, как раз перед тем, как… Ну, вы знаете.

– Угу, – пробормотал Мейсон. – Давайте вернемся к бриллиантам миссис Бедфорд.

– Бриллианты Бедфорд, – сказала Вирджиния, – попали к нам от Остина Куленса.

– Кто он такой?

– Старый друг семьи, очень давно знает Джорджа и Сару. Он, как ювелир, много путешествует и знаком со многими полезными людьми, богачами и коллекционерами. Дядя Джордж трудится на совесть и берет за работу не слишком много, так что мистер Куленс частенько обращается к нему с выгодными предложениями. Понимаете, мистер Куленс – настоящая находка для дяди Джорджа.

– Когда эти бриллианты попали к вам?

– Мистер Куленс принес их в субботу, а миссис Бедфорд должна была прийти за ними через неделю.

– Когда вы поняли, что бриллианты исчезли?

– Примерно полчаса назад. И сразу же решила обратиться к вам.

– Продолжайте, – подбодрил Мейсон.

– Когда пропала тетя Сара, я совершенно отчаялась и отправилась в офис дядюшки Джорджа в надежде, что она может быть там. Один из работников показал мне записку, которую оставил дядя Джордж. В ней была подробная инструкция, как надо обработать бриллианты Бедфорд. Но… бриллиантов там уже не было.

– Сейф был открыт?

– Да. Тетя Сара открыла его сегодня утром.

– А как насчет мастеров? Вы можете им доверять?

– Думаю, да.

– И что же заставило вас заподозрить, что именно тетя Сара взяла бриллианты?

– Ну-у… Вы же видели, что произошло сегодня днем. А когда у человека появляется склонность к воровству… Не знаю, изучали ли вы клептоманию, мистер Мейсон, но это страшная болезнь. Клептоманы просто не в состоянии себя сдерживать, когда хотят заполучить вещь, которая им не принадлежит… В любом случае тетя Сара была в офисе в воскресенье, подготавливала все к сегодняшнему утру. Вчера она вернулась домой уже под вечер и рассказала, что в офисе с ней произошло что-то странное. Ее словно околдовали, примерно полчаса просто выпали из ее памяти. Она совершенно не помнит, что делала в это время. Она думала, что это был сердечный приступ. Я хотела вызвать врача, но она наотрез отказалась. Еще тетя Сара сказала, что, когда к ней вернулось сознание, у нее появилось странное чувство, будто за эти полчаса она сделала что-то такое, чего ей ни в коем случае не стоило делать. Она чувствовала себя так, будто убила кого-то или что-то вроде того.

– Так вы все-таки вызвали врача? – спросил Мейсон.

– Нет, она просто отправилась в свою комнату и проспала часа два. А потом заявила, что чувствует себя вполне сносно. За обедом она выглядела даже лучше, чем обычно.

– Ну что ж… – проговорил адвокат. – Никак не могу понять, чего же вы от меня хотите. По-моему, вам лучше найти свою тетушку и попытаться отыскать дядю Джорджа. Возможно, он сможет пролить свет на эту историю. Человек, регулярно уходящий в запои, может…

– Но миссис Бедфорд хочет получить свои бриллианты обратно! – перебила его Вирджиния. – Она позвонила сегодня днем, когда меня не было дома, и сказала, что передумала и не намерена ничего менять в украшениях. У нее нашелся покупатель, интересующийся антиквариатом, и она собирается продать бриллианты ему.

– Вы сами говорили с миссис Бедфорд? – спросил адвокат.

– Нет. С ней говорил один из работников.

– Что он ей сказал?

– Что дядя Джордж куда-то ушел и перезвонит ей, как только появится.

Мейсон пожал плечами:

– В таком случае вам стоит связаться с полицией и выяснить, не случилось ли чего с вашей тетушкой. Возможно, у нее на самом деле сердце не в порядке. Вполне вероятно, что у нее случился еще один приступ и ее уже забрали в госпиталь. Или… – Он замолчал, потому что дверь вдруг открылась и в кабинет заглянула телефонистка. – В чем дело?

– В приемной ждет мистер Куленс, – ответила Герти. – Он кажется очень взволнованным и говорит, что ему надо срочно увидеть мисс Трент.

Вирджиния испуганно охнула:

– Вы должны меня где-нибудь спрятать! – и обратилась к девушке: – Скажите ему, что меня тут нет. Скажите, что я ушла. Скажите…

– Герти, не говори ему ничего такого, – вмешался Мейсон. – Давайте-ка внесем ясность. Как он узнал, что вы здесь, мисс Трент?

– Я сказала в офисе, чтобы тетушка позвонила сюда, если она вернется раньше меня, – ответила Вирджиния. – Думаю, мистер Куленс заходил в офис и работники сказали ему, где меня искать.

– И именно Куленс подбросил вашему дяде этот заказ?

Вирджиния подтвердила.

– Ну что ж… Вам придется встретиться с ним рано или поздно. И лучше сделать это поскорее. Мне кажется, у него найдется что сказать. Возможно, какое-то сообщение для вашего дяди от миссис Бедфорд.

– Да… – пробормотала Вирджиния. – Возможно, вы правы.

Адвокат кивнул девушке, стоявшей у двери:

– Передай мистеру Куленсу, что он может войти.

У Вирджинии Трент задрожали руки.

– Нет, я не могу смотреть ему в глаза! – еле слышно проговорила она. – Я даже не знаю, что сказать. Я просто не могу ничего придумать…

– А как насчет того, чтобы сказать ему правду? – предложил Мейсон.

– Но я не знаю правды! – воскликнула Вирджиния.

– Почему бы не рассказать ему то, о чем вы рассказали мне?

– Потому что… Нет, я не знаю. Не могу решиться…

Дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился мускулистый мужчина лет сорока. Не обратив на Мейсона никакого внимания, он сразу же направился в тот угол, где в большом кресле сидела Вирджиния Трент.

– Что, черт побери, тут происходит, Вирджи? – спросил он.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, – пролепетала девушка, пряча глаза.

– Где твоя тетя?

– Не знаю. Она где-то в городе. Думаю, ходит по магазинам.

Куленс ненадолго повернулся к Мейсону и внимательно его осмотрел. Затем его взгляд вновь перекинулся на Вирджинию. Он положил руку девушке на плечо. Мейсон заметил у него на пальце большой перстень с бриллиантом.

– Пойдем, Вирджи, – ласково сказал Куленс. – Как, черт возьми, тебе только в голову пришло разговаривать с адвокатом?

– Я хотела поговорить с ним о тетушке Саре, – ответила Вирджиния чуть слышно.

– И что же случилось с тетей Сарой?

– Она воровала в супермаркете.

Куленс отступил на шаг и расхохотался. Это был здоровый, раскатистый смех, который немного разрядил атмосферу. Затем мужчина повернулся к Мейсону и дружелюбно протянул руку:

– Вы Мейсон. Я Куленс. Рад с вами познакомиться. Простите, что так все получилось, но это очень важно. – Он снова обратился к Вирджинии: – А теперь, Вирджи, спустись обратно на землю и расскажи мне все как есть. Что случилось с бриллиантами Бедфорд?

– Не знаю, – ответила Вирджиния.

– А кто знает?

– Наверное, тетушка.

– Хорошо, так где же она?

– Я же говорю, она воровала в супермаркете, а потом куда-то исчезла.

Куленс снова рассмеялся:

– Бьюсь об заклад, из нее получилась бы неплохая воровка. А Джордж, я подозреваю, в очередном запое?

Вирджиния кивнула.

– Мне звонила миссис Бедфорд, – продолжал Куленс. – Она сказала, что хочет получить бриллианты обратно. Она попыталась связаться с Джорджем по телефону, и ей не слишком-то понравилось, как с ней поговорили в его офисе. Ей показалось, что ее хотят надуть, и она обратилась ко мне. Я сразу же понял, что произошло. Но я знал, что Джордж должен был отослать вам ключи от машины, а тетушка Сара знает комбинацию цифр для кодового замка. Покупатель уже ждет в магазине Ионы Бедфорд, и она не хочет упустить такую возможность. Бриллианты нужны ей немедленно.

Вирджиния нервно сжала губы.

– Я же говорю вам: тетя Сара воровала в супермаркете, – дрожащим голосом произнесла она. – Можете смеяться, если хотите, но это правда. Спросите мистера Мейсона. Когда у нее был очередной приступ, она взяла бриллианты Бедфорд и куда-то их спрятала.

– Ты не шутишь? – Теперь Куленс выглядел на самом деле взволнованным. Он повернулся к адвокату, собираясь потребовать подтверждения, но все понял по его лицу. – Будь я проклят! – выдохнул он и рухнул в кресло. Затем достал из кармана сигару, срезал кончик маленьким золотым ножиком и обратился к Вирджинии: – Рассказывай.

– Тут нечего рассказывать, – вздохнула девушка. – У тети Сары сильный нервный стресс. Она страдает от такой жизни. В любом случае теперь уже поздно об этом говорить. У нее бывают моменты, когда она полностью теряет память. В эти минуты она становится клептоманкой, крадущей все, что подвернется под руку. Сегодня днем ее поймали за этим занятием в супермаркете, и мне пришлось снять со своего счета почти все до последнего цента, чтобы уберечь ее от тюрьмы.

Куленс закурил сигару и некоторое время смотрел на горящую спичку. Наконец взмахом руки потушил ее и вновь обратился к Вирджинии:

– Когда это случилось в первый раз, Вирджи?

– Сегодня днем.

– Это были первые симптомы?

– Ну, вчера она ходила в офис, а потом жаловалась, будто не может вспомнить, что делала там в течение получаса. У нее было странное чувство вины, будто она кого-то убила. Думаю, как раз тогда она и взяла бриллианты Бедфорд и куда-то их спрятала. Она…

– А, черт! – воскликнул Куленс, вынув сигару изо рта. – Забудь об этом. Она не воровка. Просто пытается прикрыть твоего дядюшку.

– Что вы имеете в виду?

– Вчера, придя в офис, она обнаружила, что бриллианты исчезли. Только между нами… Она всегда боялась, что когда-нибудь твой дядя, собираясь в очередной раз сесть за карточный стол, забудет выложить из кармана какие-нибудь камешки. Сара продемонстрировала этот трюк с воровством только для того, чтобы обдурить тебя, а заодно и меня, если понадобится. А сейчас она где-нибудь ищет Джорджа.

– Не думаю, что тетя способна на такое, – покачала головой Вирджиния.

– Но ты же не веришь, что она на самом деле превратилась в воровку, а?

– Ну… Все это произошло на моих глазах.

– Ладно, – махнул рукой Куленс. – Давай не будем спорить. Просто расскажем Ионе Бедфорд все как есть.

– Нет, мы не должны ей говорить! Что бы ни случилось, она не должна об этом узнать!

– Прошу меня извинить, – обратился Куленс к адвокату, проигнорировав слова Вирджинии. – Жаль, что все так получается, мистер Мейсон, но, по-моему, мне лучше пока остаться здесь. Эта сделка многое для меня значит, камешки стоят от двадцати пяти до тридцати тысяч долларов. Моя машина стоит прямо перед домом, зеленый кабриолет… Миссис Бедфорд ждет меня там. Нельзя ли послать за ней кого-нибудь из ваших помощниц?

– Сходи, Делла, – попросил Мейсон секретаршу. – Найди миссис Бедфорд и приведи ее сюда.

– Я этого не одобряю, – жестко заявила Вирджиния Трент. – Не думаю, что тетя Сара хотела бы, чтобы все было именно так.

– Зато я хочу, чтобы все было именно так, – отрезал Куленс. – И к тому же я тут главное заинтересованное лицо. Помнишь, это ведь я принес бриллианты твоему дяде. – Он повернулся к Перри Мейсону: – Могу я поинтересоваться, мистер Мейсон, каким образом вы во всем этом замешаны?

– Абсолютно никаким, – ответил адвокат, широко улыбнувшись. – Я просто наблюдаю. Так уж вышло, что я присутствовал при том, как миссис Брил впервые продемонстрировала свое воровское искусство на публике. Это было неповторимо.

– Не сомневаюсь, – усмехнулся Куленс. – Так что же все-таки случилось?

– В общем, она сорвала аплодисменты, а после этого вместе с племянницей присоединилась к нам с Деллой за обедом. Я уж и не надеялся вновь услышать обо всем этом, пока мисс Трент не пришла ко мне. Я еще не успел выяснить, что же все-таки ей от меня надо, когда появились вы и начали требовать объяснений. Вот вроде бы и все.

Куленс повернулся к Вирджинии Трент. В глазах у него появилось неудовольствие.

– Похоже, ты хотела улизнуть и оставить меня ни с чем, не так ли?

– Конечно же нет!

Куленс рассмеялся:

– И ведь это Мейсон настоял на том, чтобы ты осталась и поговорила со мной, правда? – Он немного подождал, но, так и не получив ответа, продолжил: – Так что ты хотела от Мейсона?

– Я хотела, чтобы он нашел тетю Сару и… чтобы расставил все на свои места и помог понять, что происходит.

– Мы можем понять, что происходит, и без его помощи, – сказал Куленс.

– Так вот что вы задумали, – нахмурилась Вирджиния. – Вы спасаете собственную задницу за счет дяди Джорджа. Миссис Бедфорд обвинит его в краже бриллиантов, и тогда… Это будет ужасно!

– Ты не знаешь Иону Бедфорд. Она отличный сыщик. С этим-то уж она точно справится. Сейчас мы должны думать о том, как нам найти камни.

– И что же вы собираетесь предпринять? – холодно спросила Вирджиния.

– Я и сам не знаю… Пока не знаю.

В коридоре послышался стук каблуков Деллы Стрит. Через секунду дверь распахнулась, и помощница Мейсона пропустила в кабинет женщину лет тридцати.

– Миссис Бедфорд, – объявила Делла.

– Проходи, Иона, – пригласил Куленс, не вставая с кресла. – Присаживайся и чувствуй себя как дома. Это Перри Мейсон, адвокат. Твои бриллианты помахали нам ручкой.

На какое-то время миссис Бедфорд застыла в дверях, молча осматривая присутствующих. Она была несколько крупнее Деллы Стрит, но серый приталенный костюм и оранжевая блузка выгодно подчеркивали ладную фигурку. Шляпа и туфли на огромных каблуках гармонировали по цвету с блузкой. Женщина прошла к стулу, остановилась, заметив раскрытый портсигар Мейсона, и приподняла одну бровь в немом вопросе. В ответ адвокат молча кивнул, и она взяла сигарету. Мейсон помог ей прикурить, и она уселась на стул.

– Ничего себе дела… – проговорила миссис Бедфорд. – Рассказывай, Осси.

– Я пока еще и сам мало знаю, – развел руками Куленс. – Как раз сейчас все это выясняю. По крайней мере, пытаюсь… Джордж Трент, как я и говорил тебе, – лучший ювелир в стране. Он отлично работает. И он честный человек. Но у него есть один порок… Единственный. Он периодически уходит в запой. А когда пьет, еще и играет на деньги, но даже в этом он ведет себя достойно. Заранее кладет все драгоценности в сейф, оставляет в кармане немного наличных, отсылает ключи от машины по почте в офис, а потом идет и напивается. Когда у него заканчиваются деньги и уже не на что покупать выпивку, он возвращается и снова принимается за работу. На этот раз он, видимо, случайно взял твои бриллианты с собой. Я передал их ему в субботу днем. А пить он начал в субботу вечером. Вот такие дела, дорогая.

Миссис Бедфорд затянулась и выдохнула дым через ноздри.

– А при чем тут адвокат? – спросила она, поворачиваясь в сторону Перри Мейсона.

– Вирджиния Трент, племянница Джорджа, считает, что у ее тети Сары приключился неожиданный приступ клептомании, – рассмеялся Куленс. – Ей кажется, что это ее тетя взяла бриллианты в момент неожиданного помешательства и куда-то их задевала.

Иона расхохоталась в лицо Вирджинии:

– Дорогуша, ты что, начиталась сказок братьев Гримм?

Девушка была вне себя от услышанного.

– Сказки тут ни при чем, – с трудом сдерживаясь, ответила она. – Все дело в психологии. Комплексы, навязчивые идеи и тому подобное. Если вы, конечно, понимаете, о чем я говорю. У тети случился приступ клептомании – она даже на людях не смогла сдержаться. Меньше чем четыре часа назад ее поймали на воровстве в супермаркете.

Иона Бедфорд покосилась на Остина Куленса и снова вопросительно приподняла одну бровь. Мейсон подумал, что это, наверное, у нее такая привычка. Он заметил, что у нее очень красивые глаза, она это определенно понимает, и вся ее манера поведения способствует тому, чтобы привлекать к ним внимание. Еще одно выгодное преимущество – стройные, идеальной формы ножки – тоже использовалось вовсю: короткая юбка скрыть такую красоту не могла.

– Это все чушь, Иона, – заявил Куленс. – Если бы ты понаблюдала за Сарой Брил хотя бы пару минут, сразу бы поняла, что все это просто чепуха. Когда старший мастер начал сегодня утром проверять заявки на работу, он обнаружил пропажу бриллиантов, Сара мгновенно догадалась, что они у Джорджа, и бросилась его спасать… Тут все ясно, но вряд ли это сможет нас к чему-нибудь привести.

Мейсон приметил на руке миссис Бедфорд большой перстень с изумрудом, когда та стряхивала мизинцем пепел с сигареты.

– А что же сможет нас привести к ответам на все вопросы? – спросила она.

– Я собираюсь найти Джорджа Трента, – сказал Куленс. – Он сейчас должен быть в одном из игорных домов, в стельку пьяный. Твои бриллианты завернуты в папиросную бумагу и лежат в его нательном поясе, про который он совсем забыл. Но если он слишком сильно напьется, может и проиграть их. – Он повернулся к Мейсону: – Что тогда, мистер Мейсон? Мы сможем вернуть бриллианты, если он все-таки их проиграет?

– Только через суд, – ответил Мейсон. – Но успех дела зависит от обстоятельств. В основном от того, каким образом бриллианты попали к нему и от кого.

– Я передал ему бриллианты, – сказал Куленс. – Но нам ведь не нужно никаких судебных разбирательств, правда, Иона?

– Никто никогда не выигрывает на судебных тяжбах. – Иона покачала головой и улыбнулась Мейсону: – Кроме адвокатов.

– Да, но им всегда мало. – Мейсон улыбнулся ей в ответ.

– Ладно, Иона… – Куленс не обратил внимания на их обмен любезностями. – Так что мы будем делать?

Иона взглянула на дымившуюся в ее руке сигарету.

– Думаю, Трент уже успел поставить бриллианты на кон, – проговорила она. – Как думаешь, сколько ему за них дали, Осси?

– Три… может, четыре тысячи. Если он пьян и ему нужны деньги…

Иона повернулась к Мейсону:

– Сколько будет стоить судебная тяжба?

– Вы хотите узнать, будет ли это как раз три-четыре тысячи? – усмехнулся адвокат. – Увы. Подороже.

– Ясно. – Иона взмахнула рукой, и Мейсон вновь заметил ее перстень с изумрудом. – Все решено, Осси… Найди Трента. Если камни у него, забери их и верни мне. Если нет, узнай, где он их проиграл, и выкупи. Это в любом случае дешевле, чем суд, и гораздо быстрее. – Затем она обратилась к Вирджинии: – Я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь. Бедный ребенок! Думаю, сначала ты меня испугалась. Не надо меня бояться. В конце концов, это ведь не твоя вина.

– Я не ребенок, – обиделась Вирджиния. – Я уже достаточно взрослая. И еще… Я абсолютно уверена, что в этом как-то замешана моя тетя, что у нее эмоциональное потрясение, которое…

– Ну ладно, пойдемте… – перебил ее ювелир, вставая с кресла. – Нам многое предстоит сделать. Кроме того, не надо попусту тратить время мистера Мейсона.

Куленс вместе с женщинами направился к выходу. Вирджиния Трент в очередной раз попыталась завести разговор о психологии. Иона Бедфорд метнула на Куленса испепеляющий взгляд, затем обратилась к девушке:

– И что же ты знаешь о подавленных эмоциях, дорогуша?

– Я ни слова не сказала о подавленных эмоциях, – спокойно ответила Вирджиния.

Делла Стрит уже была готова закрыть за ними дверь, когда Иона обернулась и улыбнулась на прощание адвокату. Он готов был поклясться, что она подмигнула ему правым глазом.

Когда дверь наконец закрылась, Мейсон усмехнулся:

– А ведь только сегодня утром я говорил о том, что жизнь – не более чем череда банальных событий.

– С людьми вроде этих, – сказала Делла Стрит, – всякое может приключиться. Сюрпризы судьбы, знаете ли…

– Боюсь, тут не будет никаких сюрпризов. Все эти люди абсолютно нормальны. Если не считать Вирджинию Трент, у них у всех железные нервы.

– Как вы думаете, где сейчас ее тетушка?

Мейсон прищурился:

– Исходя из того, что я видел сегодня, вынужден согласиться с Куленсом. Думаю, миссис Брил старается прикрыть своего брата. Но раз уж судьба познакомила нас с такой занятной историей, придется все выяснить. Позвони в полицию. Узнай, не попала ли тетушка Сара в больницу. Или, может, ее уже успели арестовать. Проверь все автомобильные аварии и вызовы «Скорой».

<< 1 2 3 4 >>