Эрл Стенли Гарднер
Дело о зарытых часах

Машины разъехались.

Гарлей был доволен молчанием, установившимся в машине. Все его существо молило о покое… Они остановились перед домиком, и Берт выразил надежду, что теперь с Раймондом можно будет встречаться. Лола сказала что-то в этом же духе. Раймонд понимал, Берт не отказался бы сейчас от пары стаканчиков в тепле, но не нашел в себе сил пригласить к себе новых знакомых.

Поднявшись на крыльцо, Гарлей с отчаянием подумал, какой же он стал развалиной. Надо было пойти посмотреть на зарытые в землю часы, но сил осталось только на то, чтобы раздеться и вытянуться на приготовленной постели.

Заснул он мгновенно.

Глава 4

Проснулся Гарлей за час до рассвета от нестерпимого холода. Навалив на себя еще несколько одеял, он стал смотреть в широкое окно на светлеющее небо… Выбирал какую-нибудь звезду и забавлялся тем, как постепенно она стирается полосой света. Он ей приказывал задержаться, но звезды исчезали бесследно, и уже через секунду он не мог найти место, где только что светилась яркая точечка.

Выбравшись на веранду, Гарлей вдохнул свежего горного воздуха и почувствовал острый голод. Он разжег сразу две керосинки, сварил крепкий кофе, зажарил яичницу с беконом, несколько тостов, открыл баночку паштета.

Завтракая, Гарлей думал о зарытых часах. Пока грелась вода для мытья посуды, он вышел наружу, постоял на веранде и прогулочным шагом, с наслаждением вдыхая аромат сосен, пошел по устланной иглами тропинке. Нужное ему место он нашел сразу и разгреб хвою и мох…

Будильник весело тикал… Гарлей взглянул на свои часы. Разница по-прежнему равнялась точно двадцати пяти минутам.

Он снова закопал часы, стараясь сохранить прежний порядок, и вернулся в домик. Вода нагрелась, но нигде не было видно посудных полотенец. Гарлей вспомнил, как мистер Блейн говорил ему, что все нужное он найдет в комоде, и направился в спальню, отметив, что эта комната, обращенная на север, еще хранит ночной холод. Он не успел дойти до кедрового комода, как заметил на кровати чью-то фигуру. Кто это?

Может быть, пока он отсутствовал, приехала Адель?.. Или Милисент?.. Любая могла открыть дверь своим ключом и улечься спать, не подозревая о его прибытии сюда.

Гарлей с неудовольствием подумал о всевозможных глупейших недоразумениях. Он не знал, что теперь делать… Удалиться как можно тише, окликнуть спящего?

Человек лежал спиной к двери, укрытый с головой.

Гарлей решил не затягивать выяснение ситуации.

– Доброе утро!

Человек не пошевелился.

Гарлей повысил голос:

– Я не хотел бы вас беспокоить, но желал бы выяснить, кто вы?

Царило мертвое молчание, очень странное, не похожее на молчание спящего человека. Гарлей шагнул вперед и положил руку на то место, где у человека предполагалось плечо… Оно было ледяным.

Гарлей сдернул одеяло. Это был Джек Хардисти.

Он, вне всякого сомнения, умер несколько часов назад.

Глава 5

Перри Мейсон шагал по коридору к своему кабинету, насвистывая какую-то мелодию. Шагал с характерной для него ритмичностью навстречу неожиданностям нового дня, которые не замедлят объявиться, и не особенно торопился.

Открыв личным ключом кабинет, он первым делом увидел широкую улыбку на лице Деллы Стрит, сидевшей за разборкой свежей почты.

– Привет!.. Что в отношении прибыльных дел, моя министерша финансов?

Делла шутливо поклонилась:

– Доллары ждут вас, милорд!

– Намечается новое дело? – Мейсон сразу стал серьезным.

– Во всяком случае – новый клиент.

– Где он?

– Ну, он явно не из тех, кто будет ждать в приемной. Некий мистер Винсент Блейн, банкир и владелец универмага в Конвейле. Три раза прорывался к вам по междугороднему. Сначала не желал ни с кем разговаривать, кроме вас. Потом снизошел до разговора с вашей секретаршей.

Мейсон повесил шляпу в шкаф, вытянул из пачки сигарету и только после этого заявил, закуривая:

– Мне он не нравится.

– Вы его знаете?

– Понятия не имею. Думаю, это толстобрюхий задавака. Что он хочет от нас?

– Вчера ночью в горном домике убили его зятя.

Частые затяжки сигаретой говорили о том, что Мейсон заинтересовался.

– Кого подозревают? – спросил он.

– Никого.

– Так какого дьявола я им нужен?.. Я же не сыщик, а адвокат. Пускай назовут убийцу, и я подумаю, как его оправдать.

– Полагаю, вопрос тут в каких-то семейных тайнах. Поэтому мистер Блейн и не хотел говорить подробно. Обе дочери вчера были в этой хижине, да и он тоже… Ну, в конце концов, у него есть деньги.

– Нудное внутрисемейное дело. Ни уму ни сердцу. Пусть разбираются сами, – вздохнул разочарованно адвокат.

Делла Стрит с улыбкой заглянула в свою записную книжку.

– В нем есть один оживляющий аспект.

– Да?.. Слушай, Делла, когда я тебя отучу испытывать мое терпение?

– Просто я приберегла самое вкусное на десерт.

– Прекрасно, подавай мне его.

– Зарытые в землю часы! Неподалеку от места убийства. Миниатюрный будильник, очень хорошей работы, идущий с аккуратным отставанием ровно на двадцать пять минут. Он в лакированном футляре, закреплен деревянными пробками в определенном положении.

Мейсон сосредоточенно надел шляпу.

– Собирайся, – сказал он. – Часы мне нравятся. Поехали.

Глава 6

В Конвейле Мейсону сказали: помощник шерифа, коронер – представитель управления по насильственным смертям, сам Винсент Блейн и некий Раймонд Гарлей, обнаруживший тело, несколько минут назад отправились на место преступления, и если он поднажмет, то их догонит.

Мейсон, разумеется, «поднажал» и подъехал к домику как раз в тот момент, когда небольшая группа людей уже собиралась покинуть северную спальню, где лежал труп, в том положении, в каком его нашел Раймонд.

Адвокат бегло взглянул на помощника шерифа. Это был Джеймсон, знакомый Мейсона, поэтому не могло возникнуть никакого недоразумения. И действительно, адвоката тотчас же ввели в состав группы, чему он был обязан не только своей репутацией, но и огромным влиянием мистера Блейна.

И вот – северная спальня, промозглая от ночного холода. Бревенчатые стены, простая мебель, небрежно брошенная одежда, башмаки, сунутые под кровать, а на кровати неподвижная ледяная фигура небольшого человечка, который при жизни так отчаянно хотел играть роль волевой, магнетической личности. Смерть все поставила на свои места. Труп был ничтожен и невзрачен.

Мейсон быстро, но подробно осмотрел комнату.

– Ничего не трогайте, – предупредил помощник шерифа.

– Не беспокойтесь, – успокоил адвокат, цепкими глазами стараясь охватить все детали комнаты.

– Несомненно, он спокойно разделся и улегся спать, – сказал представитель коронера, – и был убит в постели.

– Пока несомненно только то, что он мертв, – сказал помощник шерифа, – и это убийство. Я должен запереть помещение до приезда специалистов из Лос-Анджелеса. А потом взглянем на закопанные часы, хотя я не знаю, что это нам даст.

Он запер дверь спальни. Все вышли из домика, радуясь теплу и свету. Откос гранитной скалы сверкал на солнце.

Гарлей подошел к знакомому месту, разгреб сосновые иглы и мох. Потом выпрямился с недоуменным выражением лица.

– Я убежден, это то самое место, я тут был дважды. Но теперь…

Помощник шерифа был настроен скептически.

– Не похоже, чтобы здесь когда-либо вообще было что-то зарыто.

– Не поискать ли поглубже? – озабоченно сказал мистер Блейн.

Гарлей покачал головой:

– Нет, крышка футляра была почти на уровне земли. Чуть присыпана…

Он прилег головой на это место.

– Вот так я устроился поспать на солнышке, и часы прямо затикали мне в ухо. А теперь ничего не слышно!

Помощник шерифа разбросал хвою носком ботинка.

– По-моему, с прошлой зимы тут ничего не копали. Вы, говорите, прилегли… может, вам это приснилось?

– Я держал их в руках, вынимал из футляра! – вспыхнул Раймонд. – Это может подтвердить мисс Адель Блейн. Мы их нашли, когда она пришла сюда за мной!

– Я не хотел обидеть вас, – успокоил Джеймсон, – но и поверить, понимаете, трудно. Такая чепуха. Вы и сегодня их тут обнаружили?

– Да.

– После того как нашли тело?

– Нет, после мне было не до часов.

– Значит, до того, как обнаружили в домике Хардисти?

– Да, конечно.

У помощника шерифа был вид человека, не желающего ввязываться в хлопотливые и непонятные дела.

– Ну, значит, это не Хардисти взял их. Следовательно, ни к нему, ни к убийству они не имеют никакого отношения. Поговорим о его машине. Вы не представляете себе, как она попала в каньон?

– Нет.

– На следующий вопрос можете не отвечать, задаю его просто так, больше никто у вас об этом не спросит… Ваш ответ я приму за окончательный, Раймонд, будьте внимательны.

– Благодарю за доверие.

– Кто-то разогнал машину Хардисти под уклон, потом выскочил, а она рухнула на дно каньона. Это были не вы?

Раймонд даже не обиделся.

– Нет, разумеется.

– Еще один вопрос.

– Пожалуйста.

– Почему мистер Блейн попросил вас пожить в его домике?

– Наверное, хотел, чтобы за домиком присматривали.

– Так, мистер Блейн?

Тот не успел раскрыть рта, как Гарлей добавил:

– Лично мне кажется, это простое великодушие со стороны мистера Блейна. Я расхваливал его домик, и он решил, что я сумею здесь поправиться после госпиталя. И придал приглашению вид задания, чтобы я не чувствовал себя обязанным.

Мистер Блейн признательно улыбнулся. Затем обратился к помощнику шерифа:

– Пока вы тут выясняете всякие детали с Раймондом, я хотел бы поговорить с мистером Мейсоном.

Помощник шерифа милостиво кивнул.

Подчиняясь жесту мистера Блейна, Мейсон и Делла Стрит отошли подальше, чтобы их не услышали.

– Мистер Мейсон, – начал Винсент Блейн, – спасибо, что вы приехали. У меня сразу отлегло от души. Я очень в вас верю.

– Благодарите закопанные часы, – усмехнулся Мейсон. – У вас есть какие-нибудь данные о них?

– Только рассказ Гарлея, подтвержденный Аделью. Часы были, можете не сомневаться.

– Именно в том месте?

– Место мистер Раймонд мог перепутать.

– Ол райт, это терпит. Выложите сейчас все, что вы от меня хотите. И поскорее.

Винсент Блейн заговорил с такой поспешностью, что слова его сливались в одно какое-то междометие, из которого, впрочем, можно было понять и историю замужества Милисент, и все ничтожество задурившего ей голову Джека, и как старик узнал о его воровстве, граничившем с бандитизмом, когда он, шантажируя тестя, забрал из банка вообще всю наличность. Если, мол, Блейн не покроет его первую недостачу в десять тысяч долларов, то наутро в банке не будет уже девяноста тысяч…

– И что же вы предприняли? – прервал его Мейсон.

– Ничего. Я был связан по рукам и ногам, я за него два раза ручался, дал письменную гарантию… Идиот!

– Ясно. Продолжайте.

– Адель вчера приехала сюда с мистером Раймондом. Они всегда дружили. Пока они были здесь, прикатил Джек. Он не сразу их увидел… А заметив, почему-то спрятал длинную лопату, которую перед этим, как видел Гарлей, вынимал из машины…

Потом они уехали, Гарлей и Адель, а Джек остался. На шоссе они встретили мчавшуюся сюда Милисент, она с ними недолго поговорила и понеслась дальше. Только спросила: в домике ли Джек… Адели это не понравилось. Она отвезла Гарлея в отель, а сама вернулась.

– За Милисент?

– Да. Она боялась.

– Нашла ее?

– Да. Здесь – внизу, на шоссе.

– Что она там делала?

– Валялась в истерическом припадке.

– Где был в это время ее муж?

– Никто не знает. В домике она не была… Не хотела, чтобы он услышал, как она подъезжает. Пошла пешком, но не дошла, нервы не выдержали. Все это она рассказала Адели. И еще сказала, что выбросила револьвер, который был у нее в сумочке, за парапет шоссе.

– Зачем?

– Она больше себе не доверяла.

– Боялась, что убьет? Или его, или себя?

– Не уточнял.

– А Адель не постаралась узнать?

– Не думаю. Я не спрашивал. По-моему, когда женщина не доверяет себе, она сама не знает, на что способна.

– Револьвер ее собственный?

– Я сам ей его дал. Она вечно оставалась одна, ее муж – эта шлюха в мужском образе – гонялся по ночам за каждой юбкой.

– Ол райт. Итак, она выбросила оружие… Что было дальше?

– Адель взяла с нее слово вернуться в Конвейл и остаться у нее.

– Так и вышло?

– Нет.

– Что же случилось?

– Мы не знаем. Они ехали – каждая в своей машине, но в городе, в потоке машин, Адель ее потеряла. Было темно, слепили фары…

– Она не знает адреса?

– Просто не приехала, и все. Больше ее никто не видел.

– Кому Адель все это рассказала?

– Только мне. Мы хотим…

Мейсон прервал его:

– Сейчас к нам присоединится Джеймсон… Кто-нибудь знает, что Милисент исчезла?

– Пока никто.

– Когда это может всплыть?

– Некоторое время мы протянем. Адель скажет знакомым, что приютила Милисент, потрясенную трагедией, у себя, ее нельзя беспокоить.

– Хуже придумать вы не могли?

– То есть?

– Самое нелепое, когда любители берутся подтасовывать факты. Ничего хорошего из вашего засекречивания не получится. Спорить нам некогда, сюда идут. Отведите помощника шерифа в сторону и заявите ему об исчезновении вашей дочери.

– Как?! – У Блейна сперло дыхание. – Но это как раз то, что я хотел поручить вам… Как замять эту историю?

– Такое дело не замять. Нет ничего опаснее в данном случае что-то скрывать, поверьте мне. Вас уличат, начнете выкручиваться, а тогда все белое покажется черным.

– Я думаю о Милисент.

– Нет, простите, теперь я о ней думаю, а ваше дело – слушать меня. Посвятите в исчезновение дочери Джеймсона под строжайшим секретом, чтобы ни одной душе…

– Ну что ж, раз вы так советуете.

– Только так. Где Адель?

– Дома.

– Она знает, что вы обратились ко мне?

– Да.

– Прелестно. Где тут ближайший телефон?

– Вверх по дороге, в небольшом поселке, мили три.

– Заговорите помощника шерифа с таким же пылом, как меня чуть не заговорили, а как только сумеете выбраться, следуйте в «Конвейл-отель». Я буду вас ждать.

К ним решительно шагал Джеймсон. Мейсон сказал, почти не шевеля губами:

– Загоните его в угол, мистер Блейн! Дайте мне форы минут двадцать – двадцать пять.

Винсент Блейн шагнул навстречу помощнику шерифа:

– Уделите мне несколько минут, мистер Джеймсон. Строго конфиденциально.

– Ну что ж, мистер Блейн, слушаю вас.

Когда они отошли в сторону, Мейсон сказал Делле:

– Прогуляемся?

Они пошли по окружной дорожке к задней стене хижины, где оказались в высохшем русле горного ручья, вне поля зрения присутствующих, а затем поднялись по склону до того места, где Мейсон оставил свою машину.

– Садись, но не включай мотора. Не надо, чтобы они слышали. Иглы – скользкие, и я легко подтолкну машину до уклона, где она пойдет сама. Здесь, очевидно, так принято. Когда скажу – включишь мотор, а я впрыгну.

Так они все и проделали, а через некоторое время мотор завел свою урчащую песню.

– Быстро в поселок, к телефону!

– Беречь резину не придется?

– Приходится беречь репутацию, – серьезно сказал Мейсон.

Три мили скверной горной дороги они преодолели за три минуты. Телефон оказался в магазине. Мейсон вызвал резиденцию Блейнов и попросил к телефону Адель.

– Хэлло?

– Говорит Перри Мейсон. Вы обо мне слышали?

– Да… Разумеется.

– Ол райт. Детали не упоминайте. Ваш отец поделился со мной вашей версией.

– Понятно.

– Ничего вам не понятно. Это опасно!

– Почему?

– Поймете позже. Я попрошу вас кое-что сделать.

– Что?

– Уехать куда-нибудь, где не будет знакомых. Исчезнуть. И побыстрее.

– И надолго?

– Пока я не разрешу вам вернуться.

– А как вы меня найдете?

– Через свою секретаршу. Мисс Делла Стрит будет зарегистрирована в «Конвейл-отеле». Позвоните и загляните к ней сегодня часов в пять. По телефону не называйте никаких имен. Она тоже никого не упомянет. Если горизонт очистится, она даст вам знать. После пяти звоните ей регулярно, через равные промежутки времени. Все ясно?

– Да, мистер Мейсон.

– Постарайтесь не называть имен. Начинайте собираться и никому ничего не говорите. Следите, чтобы за вами не было «хвоста».

– Простите?

– Уж эти дилетанты! Чтобы за вами никто не следил.

– Поняла. Спасибо.

Мейсон повесил трубку, снова снял и вызвал свою контору в Лос-Анджелесе. Разговор длился не более трех минут. Мейсон открыл дверцу кабины, помахивая долларовой бумажкой. Человек у прилавка посмотрел на него.

– Я говорю с Лос-Анджелесом. Нужна дополнительная оплата. Разменяйте, будьте добры. Моя контора у аппарата…

Когда они вышли, Делла поинтересовалась: зачем понадобилась мелочь, когда можно попросить телефонистку записать разговор на их текущий счет.

Адвокат снисходительно улыбнулся:

– А вдруг кому-нибудь до зарезу понадобится узнать, с кем я говорил отсюда? Любезный продавец ему и доложит: я говорил со своей конторой в Лос-Анджелесе, он запомнил.

– Но ведь это ваш второй разговор?

– А вот этого он наверняка не запомнил. Поехали дальше.

Глава 7

В «Конвейл-отеле» Мейсон торопливо проинструктировал Деллу:

– Перед тем как свернуть с шоссе, я заметил надпись «Округ Кери». Проверьте точные границы этого округа по отношению к горному домику. Потом сразу же обратно сюда, держать оборону.

– Считайте, я уже вернулась, это не потребует много времени.

Девушка исчезла, адвокат устроился в удобном кресле холла и стал поджидать мистера Блейна. Через полчаса, изнывая от бесплодного ожидания, он вошел в телефонную будку и заказал персональный разговор с Полом Дрейком, главой частного сыскного агентства в Лос-Анджелесе.

– Пол? Это Мейсон. Тут у некоего мистера Блейна в горном домике вчера пристукнули зятя, Джека Хардисти. Джеймсон, местный помощник шерифа, которому поручено дело, ведет себя корректно. Но из Лос-Анджелеса вот-вот должны приехать более опытные работники, которые могут повести себя жестко. Я бы не прочь получить кое-какую информацию до их появления.

– Что ты подразумеваешь под «кое-какую»?

– Время смерти, улики, мотивы, возможность алиби… Затем тебе надлежит установить местонахождение Милисент Хардисти, вдовы убитого.

– Хорошенькое «кое-какую»… Последнее задание – особенно.

– Да.

– Здесь мне разрешается домыслить?

– И совершенно самостоятельно. Не исключена афера.

– Короче говоря, искать в обычных местах не стоит?

– Вот именно. И не принимай на веру всякую информацию. Я в «Конвейл-отеле». Понял?

– Стой… А не мог твой клиент, мистер Блейн, сам пристукнуть своего обожаемого зятя?

– Полиция так не думает.

– А ты?

– А я всегда думаю, что ничего невозможного на свете нет.

Мейсон повесил трубку. Не выдержав ожидания, снова позвонил в резиденцию Блейна.

– Говорит Марта Стивенс, экономка… Кого вам нужно, сэр? – ответил женский голос.

– Мисс Адель дома?

– Нет, сэр.

– Я жду в отеле мистера Блейна. Очевидно, он задерживается. Он вам не звонил?

– Нет, сэр.

– А миссис Хардисти дома?

– Да, сэр, но у меня строжайшее предписание не тревожить ее. Ей дали снотворное.

Улыбнувшись, Мейсон сказал:

– Очень хорошо. Скажите, а больше ее никто не спрашивал?

– Спрашивали, сэр.

– Кто?

– Разные люди. Все незнакомые голоса. Раз пять-шесть. Никто себя не назвал.

– Мужчины? Женщины?

– И те и другие, сэр.

– Прекрасно. Если вы узнаете что-то о мистере Блейне, позвоните мне в «Конвейл-отель».

Адвокат выходил из кабины, когда входная дверь с грохотом распахнулась и в холл вбежала группа людей во главе с мистером Блейном. Джеймсон держался около него. Лицо Блейна просветлело, когда он увидел адвоката. Взволнованный и растерянный, он бросился к нему.

Мейсон заговорил самым будничным тоном:

– Похоже, мы все больше и больше обрастаем людьми, мистер Блейн!

В глазах бизнесмена явно читался отчаянный призыв о помощи.

– Это свидетели… Мисс Страг, ее брат и мистер Витон. Все они живут по соседству.

– И что-то у всех какой-то взъерошенный вид, – добродушно заметил Мейсон. – Не пойти ли нам в мою комнату, где можно отдохнуть и чего-нибудь выпить?

Помощник шерифа вздохнул:

– Боюсь, у нас нет на это времени, мистер Мейсон. Мистер Блейн занял весьма странную позицию…

– Например?

– Мисс Страг нашла оружие, из которого был сделан выстрел в мистера Хардисти… С ней был мистер Витон.

Мейсон поклонился Лоле Страг:

– Примите мои поздравления. В вас пропадает детектив высокого класса. И где же вы нашли оружие?

– Его зарыли в сосновые иглы по другую сторону скалы, возле которой, как уверял мистер Раймонд, были спрятаны часы.

– Оставим детали, – поспешно вмешался Джеймсон. – Важно одно: это оружие связано с Милисент Хардисти.

– Вот как? Каким образом?

Без приглашения заговорил Родней Витон:

– Конечно, джентльмены, я мог бы присягнуть, что у Милисент в руке был пистолет. Я вчера ехал по этой дороге, а она стояла на обочине. В руке у нее было что-то черное. И она вдруг отвела руку назад и бросила это что-то в каньон. А лицо было искаженное, и, по-моему, она меня даже не узнала, хотя я притормозил и снял шляпу.

– Когда это было? – спросил Мейсон.

– Где-то около шести. До темноты. Мы тут, в горах, не слишком следим за временем. Частенько я вообще забываю заводить свои часы, и тогда сам черт не разберет, который час. Так что ничего не скажу относительно точного времени, а то эти законники – знаю я их – слопают меня с потрохами. Не обижайтесь, сэр.

– Ни капельки, – подмигнул Мейсон, – вы рассуждаете весьма разумно.

– Все это пустые разговоры, – сердито сказал помощник шерифа. – Я должен поговорить с самой миссис Хардисти. А мистер Блейн ведет себя так, будто его дочь и впрямь виновна!

– Ничего похожего! – рассердился бизнесмен.

– Зачем вы бросились звать Перри Мейсона?.. Я не вчера родился и знаю, в каких случаях кидаются к нему.

– Вы мне льстите, – улыбнулся Мейсон. – Я тоже не вчера явился на свет, но тоже не знаю, о чем вы так темпераментно говорите.

– Я вовсе не стремлюсь выскакивать со своими предположениями, – пробурчал Джеймсон. – Моя миссия заканчивается. Должны приехать более опытные люди из управления… Да, вот и они.

Дверь распахнулась, в холл вошли двое мужчин, двигаясь вперед с целеустремленностью торпедного катера. Мейсон обратился к помощнику шерифа:

– Несомненно, вы собираетесь обрисовать ситуацию этим господам. А я пока побеседую с моим клиентом.

Он взял мистера Блейна под руку, отвел в сторону и сказал:

– Ну вот и расплата за ложь.

У старика дрожали губы.

– Я не мог сказать, что она скрылась. Это ее револьвер, я его узнал.

– Что вы им сказали?

– Только то, что ничего не скажу, пока не посоветуюсь с вами.

– А вы действительно не знаете, где ваша дочь?

– Нет, нет!

– Пусть они отправляются к вам домой, и будем действовать смотря по обстоятельствам. Я вас не оставлю. Когда они увидят спальню с несмятой постелью, с них слетит весь лоск, и они вам зададут жару. Не забывайте обо мне.

– Спасибо. Лишь бы они не обрушились на Адель.

– Не обрушатся.

– Откуда такая уверенность?

– А для чего вы взяли адвоката? Выше голову, мистер Блейн! Вон они идут к нам.

Офицеры из Лос-Анджелеса оказались людьми весьма крутого нрава. Им чужда была почтительность, проявляемая к мистеру Блейну местной властью.

– Что за новость, почему вы заявили Джеймсону, что мы не можем с ней поговорить, пока вы не посоветуетесь с Мейсоном?!

Адвокат вмешался, хотя ни один из офицеров не повернул к нему головы:

– Произошло недоразумение. Мистер Блейн просто очень волнуется за свою дочь, которая сильно потрясена совсем другим делом, не имеющим отношения к этому.

– А мы считаем, все имеет отношение к этому делу!

Джеймсон торопливо сказал:

– Я все объясню этим офицерам, мистер Блейн, все, о чем вы мне рассказали. И мы постараемся, чтобы это не попало в газеты…

И снова вмешался Мейсон, с изысканной вежливостью обращаясь к отвернувшимся офицерам:

– Вы сами понимаете, в каком затруднительном положении мистер Блейн…

– Как бы ему не оказаться в еще более затруднительном положении! Где она? – грубо перебили его.

Винсент Блейн колебался, глядя на адвоката.

– Скажите им, мистер Блейн, – усмехнулся Мейсон.

– Она у меня дома. Приняла снотворное и спит…

Офицеры повернулись к Джеймсону:

– Вы знаете, где это?

– Да.

– Прекрасно! Поехали.

Они вышли, не взглянув на оставшихся.

– Ваша машина здесь? – спросил Мейсон.

– Да.

– Хорошо. Нужно не дать им приехать первыми.

В машине Мейсон откинулся на подушки. Только у самого дома – красивого особняка – он предупредил:

– Не забудьте как можно естественней удивиться, когда ее не окажется в спальне.

Они провели офицеров в дом.

– Я пойду к дочери… – начал мистер Блейн.

– Черта с два! – заявил офицер из управления. – Мы приехали не со светским визитом. Нам нужно поговорить с миссис Хардисти именно до того, как ее кто-то подготовит.

– Я настаиваю, – с достоинством произнес мистер Блейн, – на своем присутствии во время разговора…

– Это допрос, мистер, а не игрушки с интервью!

– Тем более…

– Я, поверенный миссис Хардисти, должен присутствовать тоже, – заявил Мейсон.

– Не стану терять время на споры с вами. Да я и не собираюсь ее в чем-либо ущемлять. Но одно обязательно: говорить буду я один. Если она ответит на все мои вопросы удовлетворительно, ол райт. Если же вы начнете ее каким-то образом поправлять и направлять, я это приму во внимание, делая доклад прокурору. Пошли.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2