Эрл Стенли Гарднер
Дело очаровательной попрошайки

    Твой дядя Горас».

Мейсон читал письмо, все сильнее и сильнее хмурясь.

– Действительно, похоже на то, что дело срочное. Вы не имеете представления, что это может быть?

– Только то, что написано в письме, это было прислано мне в Гонолулу. Я ездила в Гонконг на три месяца отдохнуть. Решили, что мне это не помешает.

– Кто решил?

– Дядин брат Борден и его приятель.

– Борден Шелби?

– Нет, его фамилия Финчли. Он его сводный брат. Они с женой приехали навестить дядю Гораса. Он привез с собой своего приятеля Ральфа Экветера, и поскольку тетя Элина была там…

– Тетя Элина? – спросил Мейсон.

– Это жена Бордена. Она обещала заняться хозяйством. Они изо дня в день повторяли, что я переутомлена и что мне необходимо хорошенько отдохнуть. Ну, я и поехала в морское путешествие, дабы «позабыть обо всем, кроме самой себя».

– Вас не было несколько недель?

– Почти три месяца.

Мейсон протянул руку:

– В письме чек, не так ли?

Она отдала ему бумажный квадратик:

– Вот он.

Мейсон взглянул на чек, резко выпрямился на стуле, свел брови в одну линию и, посмотрев еще раз, сказал:

– Это чек на сто двадцать пять тысяч долларов.

– Знаю…

– Ну и что вы думаете?

– Я ничего не понимаю.

Мейсон сжал губы:

– Совершенно очевидно, что вашего дядю что-то тревожит…

Он взглянул на часы:

– Хорошо, пойдемте в банк и реализуем чек. Вас там знают?

– Да. Я всегда занималась дядиными банковскими делами.

– Достаточно ли у него денег на счете, чтобы мы могли предъявить такой чек?

– Когда я уезжала, там было около ста сорока пяти тысяч. Я вела все его книги учета, платила по счетам… ну и все прочее.

– Но счета он подписывал сам?

– Ну а как же?

Мейсон обеспокоенно посмотрел на Деллу.

– У меня встреча в десять тридцать, – сказал он, – пожалуйста, извинись за меня, мне придется неожиданно отлучиться, так что я немного задержусь… Теперь вот какой вопрос. Что вы хотите сделать с этими деньгами, Дафния? Нельзя же бегать по городу с такой огромной суммой в кармане.

– Нет, нет. Дядя же пишет в письме, что деньги должны лежать у вас, и хотя я могу ими пользоваться, но так, чтобы про это никто не знал.

Мейсон нахмурился.

– Что-то мне не хочется браться за такое дело, но, конечно, я смогу найти место для хранения ваших денег, пока мы с вами… одним словом, пока все не прояснится. У вас есть сколько-нибудь в наличии? – спросил он, когда они двинулись к двери.

– По правде сказать, нет. Дядя Горас снабдил меня путевыми аккредитивами, когда я отправилась в путешествие. Но все оказалось гораздо дороже, чем я полагала. Последний аккредитив я разменяла в Гонолулу, рассчитала так, что мне как раз хватит добраться до дому. Последние деньги я заплатила за такси сюда. Так что за такси домой мне придется рассчитываться уже из тех денег, что вы получите по чеку. Понимаете, – добавила она смущенно, – я не ожидала ничего подобного. Была уверена, что дядя приедет сам на пристань на машине… так что я на мели.

– Все ясно, – рассмеялся Перри Мейсон.

Когда они ждали лифт, он спросил:

– Так ваш дядя Горас человек состоятельный?

– Очень. То есть я его таким считаю. У него имеются кое-какая недвижимость, акции и ценные бумаги, не говоря уж о наличных.

– Понятно… Я так и подумал.

– Да, он любит иметь свободные деньги, которые он может пускать в оборот по своему желанию, не затрагивая ни счета, ни акций.

Они спустились на лифте вниз, прошли два квартала до банка, и Мейсон спросил у Дафнии:

– Вы знаете кого-нибудь из этих джентльменов у окошечка кассира?

– Да, некоторых я знаю. Вот тот – мистер Джонс, к нему небольшая очередь.

Она заняла место. Мейсон стоял рядом.

Вскоре подошла ее очередь. Дафния подписала чек и протянула его через задвижное окошечко.

– А, это вы, Дафния? – сказал кассир, узнав девушку. – Вклад?

– Нет, я хочу получить по чеку.

Кассир выдвинул ящик:

<< 1 2 3 4 5 6 ... 13 >>