Эрл Стенли Гарднер
Двойная страховка

Берта напрягла все свои силы. Ее плечи то поднимались, то опускались от усилий. Большая рыбина выскочила из воды, и Берта удачно использовала этот момент, ухитрившись перебросить ее через леер, как бы в продолжение ее броска, рыба ударилась о палубу, шлепнулась, словно кусок сырого мяса, и начала бить хвостом по доскам.

Доктор вытянул свою рыбу.

Моя сорвалась.

Доктор улыбнулся Берте Кул.

– Ваша больше моей, – объявил он.

Берта сказала:

– Ага.

– Скверно, что ваша сорвалась, – сочувственно обратился ко мне доктор.

– Дональду это все равно, – заметила Берта.

Доктор взглянул на меня с удивлением.

– Я люблю свежий воздух, – сказал я, – физический напряг, чувство праздности. Когда я занимаюсь делом, все это полностью исключено. Время от времени необходимо отдохнуть.

– То же самое бывает и со мной.

Берта посмотрела на доктора скользящим взглядом – с головы до ног.

Из камбуза до нас донесся запах горячих сосисок.

Доктор обратился к Берте:

– Не хотите ли перекусить?

– Не сейчас. Клев еще не кончился, – отмахнулась она.

Профессиональным движением Берта сняла рыбину с крючка, бросила ее в мешок, насадила новую наживку и вновь забросила спиннинг. Я стоял и наблюдал за Бертой и доктором. Через тридцать секунд она сменила приманку. У доктора хорошо клевало, но рыба сорвалась. А Берта опять вытащила рыбину. Потом повезло доктору: превосходный экземпляр. Берта снова обошла его. На этот раз, правда, она поймала маленькую.

Клев закончился.

– Так как насчет сосисок? – спросил доктор.

Берта кивнула.

– А вы? – Он повернулся ко мне.

– О’кей.

– Я принесу, – сказал доктор. – Мы должны отметить успех. Вы продолжайте удить, присмотрите только за моим спиннингом.

Солнце поднялось. Горы теперь пылали снизу доверху. Утренний туман рассеялся. Стало видно, как по дороге, вдоль берега, движутся автомобили.

– Кто он такой? – спросила Берта, по-прежнему не сводя глаз с лески.

– Врач, который много и напряженно работает, мало отдыхает. Его собственный доктор предупредил его, что такой режим опасен для жизни… Я думаю, ему что-то нужно от нас.

– Ты, кажется, открыл ему, кто я. Я не ослышалась?

– Нет. Я подумал, что мое сообщение заинтересует его.

– Ладно… И впрямь невозможно предвидеть, где тебя ждет работа… А ему, видно, действительно что-то нужно от нас, это верно.

Доктор вернулся с шестью горячими сосисками на поджаренных булочках, солеными огурцами и горчицей. Одну сосиску он уже почти уничтожил. Крупная рыбья чешуя, приставшая к ладоням, не лишила его аппетита.

Кивнув на меня, доктор сказал Берте:

– Вот уж никогда не принял бы его за детектива. Я представлял себе детективов крупными, здоровыми ребятами.

– Вы бы удивились, получше узнав его. – Берта скользнула по мне взглядом. – Дональд реагирует мгновенно, бьет как молния. Ну и мозги в нашем деле тоже кое-что значат.

Глаза из-под припухших век, казалось, прощупывали меня. Затем веки опустились.

– Ну, так что у вас на уме? Выкладывайте! – вдруг воскликнула Берта.

Он изумился:

– Что? Почему вы решили?.. Ведь я не… – Внезапно плечи его затряслись от смеха. – Ладно, вы выиграли! Я и сам горжусь, что могу поставить диагноз по походке пациента. Правда, мне и в голову не приходило, что кто-то может раскусить и меня. Как вы догадались?

– Вы, собственно, ничего и не скрывали, – заметила Берта. – Как только Дональд сказал вам, кто я… Так в чем дело?

В левой руке доктор держал сосиску. Правой он ухитрился извлечь из заднего кармана брюк коробочку и достать оттуда две визитные карточки.

На визитке значилось: «Доктор Хилтон Деварест. Принимает только по предварительной записи». Подразумевалось: живет в роскошной квартире, в пригороде для богатых, работает в престижной клинике.

Берта щелкнула по карточке ногтем большого пальца, сунула ее в кармашек свитера.

– Все мое предприятие здесь, – заметила она, огладив лоб. – Во всяком случае, та его часть, которая что-то значит. Итак… Я – Берта Кул. Он – Дональд Лэм. Так что вас беспокоит?

– Моя проблема очень проста, – сказал доктор Деварест. – Меня обокрали. Факты таковы: к моей спальне примыкает комнатушка, где находится разнообразная аппаратура – старые рентгеновские установки, электрическое оборудование, микроскоп под стеклянным колпаком. На неопытного человека все это производит сильное впечатление.

– Вы там работаете? – спросила Берта.

Деварест колыхнулся от смеха. Набрякшие веки опустились и снова поднялись.

– Нет. Это устаревшая аппаратура – хлам, собранный, чтобы ошеломлять посетителей. Когда я умираю от скуки в компании гостей, я укрываюсь в этой своей берлоге под предлогом срочной исследовательской работы. Все мои гости в разное время побывали в лаборатории и были подавлены… ее великолепием.

– Чем же вы там занимаетесь? – спросила Берта.

– Я усаживаюсь в уютное кресло, включаю удобную настольную лампу и… почитываю детективные рассказы.

Берта одобрительно кивнула.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 17 >>