Эрл Стенли Гарднер
Некоторые рубашки не просвечивают

– Да. Ему не хочется отмечать сделку в своих бухгалтерских книгах.

Я встал с кресла:

– Покажи мне его.

Лицо Берты расплылось в довольной улыбке.

– Я знала, что могу рассчитывать на тебя, Дональд. Ты чертовски отзывчивый малый.

Берта промаршировала через кабинет Элси Бранд, миновала приемную и вошла в свои владения.

Около стола в кресле для клиентов сидел мужчина, нервно вскочивший при нашем появлении.

– Мистер Фишер, – представила Берта, – это Дональд Лэм, мой партнер. Мне показалось, что вам будет полезно познакомиться с точкой зрения мужчины на это дело.

У Фишера были рыжие волосы, рыжие брови и бледно-голубые глаза. Выражение его лица было таково, словно он каждую минуту может зайтись в рыданиях. Мы пожали друг другу руки, и он сказал:

– Очень приятно, мистер Лэм.

Однако при этом он производил впечатление человека, которому ни разу в жизни не довелось столкнуться с чем-либо приятным.

Я взглянул на пять стодолларовых банкнотов, разложенных на белом листке.

Со вздохом облегчения Берта опустилась в кресло, затрещавшее под ее тяжестью, оглядела нас обоих с таким видом, который ясно говорил, что дальнейшее ее не интересует и она умывает руки, смела банкноты в ящик стола и закрыла его на ключ.

– Я уже рассказал миссис Кул о своих бедах, – начал Фишер.

– Расскажите еще раз, – попросила Берта. – На этот раз Дональду.

Фишер набрал воздух в грудь.

– Его зовут Баркли Фишер, – покровительственным тоном сказала Берта. – Он занимается недвижимостью. Женат, имеет полуторагодовалого ребенка. Две недели назад он ездил в Сан-Франциско на конференцию. Пожалуйста, Фишер, продолжайте.

– Трудно объяснить, что произошло. – Фишер нервно хрустнул костяшками пальцев.

– Не ломайте пальцы, – одернула его Берта. – Они могут распухнуть.

– Простите, плохая привычка, – ответил он.

– Надо избавиться от нее.

– Так что же произошло с вами в Сан-Франциско? – спросил я.

– Я… я напился.

– А потом?

– Очевидно, я… я провел ночь не в своей комнате.

– А в чьей же тогда?

– Очевидно, в комнате девушки по имени Лоис Марлоу.

– Где вы познакомились с ней?

– Она была в числе девушек, оживлявших своим присутствием конференцию.

– Что это была за конференция?

– Там собрались предприниматели, занимающиеся изготовлением яхт и моторных лодок.

– Какое отношение вы имеете к этому?

– Я финансирую одно предприятие, занимающееся изготовлением лодок из стекловолокна. Знаете, такой необыкновенной конструкции, с подвесным мотором. Мы делаем лодки разных размеров, но в основном специализируемся на пятнадцатифутовых. Возможно, вам это неизвестно, мистер Лэм, но наша компания имеет филиалы по всей стране. Полтора года назад я вложил деньги в это дело, и мои прибыли растут.

– Значит, вы приехали на конференцию как управляющий компанией?

– Как ее президент.

– Прошу прощения.

– Ничего, все в порядке.

Фишер снова хрустнул пальцами.

– Прекратите! – поморщилась Берта.

– Итак, – продолжал я. – Лоис была там среди прочих девушек, оживлявших своим присутствием конференцию?

– Да, в каком-то смысле… Там было около десяти молодых женщин. Не знаю точно, откуда они взялись. Видите ли, после заседания мы все собрались в номере одного предпринимателя, который занимается подвесными моторами. Он показал фильм о том, как этот мотор работает. Это была новая модель, и этому промышленнику, разумеется, хотелось заключить сделки с изготовителями лодок.

– Как называется эта компания?

– «Иенсен трастмор». Ее президент – Карл Иенсен – весьма предприимчивый делец. Ему удалось создать мощный мотор. Он привез киноролики о водных лыжах, регатах, и, само собой разумеется, пейзаж украшали красотки в купальных костюмах. Некоторые из них присутствовали на встрече и вели себя… гм… очень дружелюбно.

– Чтобы подбодрить клиентов? – спросил я.

– Вот именно.

– И к вам была прикреплена Лоис Марлоу?

– Она несколько раз наполняла мой бокал. Мы пили фруктовый пунш, казавшийся довольно безобидным.

– А шампанское?

– Оно было позже.

– И Лоис наполняла ваш бокал?

<< 1 2 3 4 5 6 ... 11 >>