Эрл Стенли Гарднер
Рыба ушла с крючка

– Вот и прекрасно, – сказал он, – я бы хотел поговорить с вами обоими.

Я поднял трубку и попросил телефонистку соединить меня с кабинетом Берты.

– Ну, что там у тебя? – спросила Берта, узнав меня по голосу.

Я объяснил:

– Ко мне обратился мистер Джарвис С. Арчер. Он тут сейчас у меня. Ему требуется пара круглосуточных телохранителей, ты – ночью, я – днем.

– Чушь собачья, – ответила Берта. – На двадцать четыре часа? Он что, думает, у нас тут потогонная система? Скажи ему, чтобы он катился к черту.

– Видишь ли, он пришел к нам с тобой не случайно – охрана требуется для молодой дамы, и он хотел бы, чтобы ее охраняли детективы обоего пола: мужчина – в дневную смену, женщина – в ночную.

– И еще потому, что о вашей фирме высоко отзывается клиентура, – вставил Арчер.

– Обожди минуту, – сказала Берта. – Об оплате ты уже говорил с этим типом?

– Нет.

– И не надо, не говори. Направь его ко мне, я его основательно прощупаю и выжму хороший гонорар.

– У тебя ведь сегодня утром деловая встреча, насколько я помню, – сказал я.

– Только с зубным врачом, будь он неладен, – ответила Берта. – Зубной подождет немного, ничего с ним не сделается. Гони своего парня сюда.

Я положил трубку и сказал:

– Миссис Кул торопится, у нее важное дело в городе, но она может накоротке переговорить с вами, если вы готовы сейчас вместе со мной пройти к ней.

– Пойдемте, – сказал он.

Из моего кабинета мы прошли через общую приемную в кабинет Берты Кул. Берта – 165 фунтов боевого задора, по характеру не столько клубок нервов, сколько моток колючей проволоки, – взглянула из своего скрипучего вращающегося кресла, и взгляд ее был тверд, как бриллианты на ее пальцах.

– Мистер Арчер, миссис Кул, – представил я их друг другу.

– Хэлло, Арчер, – сказала Берта. – Садитесь. В вашем распоряжении не более пяти минут. Рассказывайте, что там у вас, – только быстро.

Арчер не привык, чтобы тон в разговоре с ним задавал кто-то иной, он втянул свое пузо еще на дюйм-другой, посмотрел сверху вниз на Берту, сидевшую за письменным столом, взглядом, показывающим, что приказывать будет он. Они уперлись глазами друг в друга, и Арчер дрогнул. Подошел и сел.

– Ну, выкладывайте, – сказала Берта.

– Вот моя визитная карточка, – начал Арчер. – Я работаю в «Компании по исследованию и импорту молибденовой стали» – КИИМС. Ни при каких условиях не раскрывайте никому моего имени и даже самого факта, что к этому делу имеет какое-то касательство сотрудник КИИМС.

– Женщину-то вашу как зовут, можно хотя бы узнать? – рявкнула Берта и взглянула на свои часики.

– Речь идет о моей личной секретарше. Очень ценная сотрудница, и мне страшно подумать, что я могу ее лишиться. Но если не принять мер, причем неотложных, я действительно потеряю ее.

– Ее имя и фамилия? – повторила Берта.

– Мэрилин Чилан.

– Где живет?

– В многоквартирном доме неподалеку от места нашей с ней общей работы. Но я не хочу, чтобы у вас создалось ошибочное представление, миссис Кул…

– Это вы о чем?

– Вы, наверное, подумали, миссис Кул, что тут замешаны какие-то личные чувства. Нет, только чисто деловые отношения.

– И что же вы хотите?

– Мисс Чилан получает по почте угрожающие письма. Кто-то непрерывно давит ей на психику. Ей звонят по телефону в любое время ночи. Она поднимает трубку и слышит чье-то тяжелое дыхание на другом конце провода, затем трубку вешают. Это быстро доводит мисс Чилан до нервного срыва.

– Чего от нее хотят? – спросила Берта.

– Как будто ничего.

– Тогда обратитесь к почтовому начальству, – выпалила Берта, впившись в Арчера ястребиным взглядом. – Они с угрожающими письмами разберутся скорее, чем частное розыскное бюро.

– Нам бы не хотелось прибегать к помощи почтовых властей. Мы не желаем огласки.

– А сменить телефонный номер на другой, нигде не зарегистрированный, вы не пробовали?

– Дважды меняли номер. Все без толку. Звонки продолжаются и по незарегистрированному номеру, едва она этот номер получает.

– Отключайте на ночь телефонный звонок, пусть звонит только в определенные часы.

– На это мы не можем пойти, – ответил Арчер, – потому что у матери мисс Чилан, живущей в Солт-Лейк-Сити, неважно со здоровьем и всегда может потребоваться поговорить с дочерью по телефону.

– Так, понятно, – сказала Берта, опять бросив взгляд на часы. – У меня больше нет времени, поэтому давайте как можно короче. Что вы конкретно все-таки от нас хотите?

– Я бы хотел, чтобы вы и ваш партнер поработали посменно. Вы, разумеется, – по ночам, а мистер Лэм – в дневное время.

– Третья смена вам не требуется?

– Третья – нет. Я хочу, чтобы все было проведено на высоком профессиональном уровне, присущем вашей фирме.

– Причем двадцать четыре часа в сутки, – уточнила Берта.

– Если я еще не забыл арифметику, – сказал Арчер, – то двадцать четыре, деленные на два, это двенадцать.

– Вот именно, – подхватила Берта. – Я хочу сказать, что это означает переработку, поскольку у нас в Штатах, слава богу, нормированный рабочий день.

– Я это знаю.

– Ваша компания оплатит нам переработку? – осведомилась Берта.

– Это вашего агентства не касается, – торопливо сказал Арчер. – За ваши услуги вы будете выставлять счета на имя Мэрлин Чилан. Я лично гарантирую их оплату.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 14 >>