Эрл Стенли Гарднер
Сорвать банк

В его глазах мелькнуло раздражение.

– Она послала меня к черту – в буквальном смысле слова, мистер Лэм!

– Я не удивлен, доктор.

Грабтри нажал на кнопку звонка. Медсестра тут же открыла дверь.

– Мистер Лэм заехал за миссис Кул. Она готова к отъезду?

– Да, доктор.

– Очень хорошо.

– Счет оплачен? – спросил я доктора, вытаскивая из кармана письмо, которое он прислал в нашу контору.

Он уклонился от моего прямого взгляда.

– Все улажено. Миссис Кул возражала было, но мы в конце концов пришли к соглашению… э… относительно размеров… гонорара.

Сестра на секунду замешкалась перед вращающейся дверью. Я ее распахнул. Мы быстро – каблучки стучат, халат потрескивает – двинулись по коридорам, лестничным маршам… И вот дверь в палату. Там – Берта Кул, и я слышу ее голос:

– К черту! Я уже уплатила по счету и больше не желаю никаких градусников!.. О, Дональд! Как приятно видеть тебя. Входи, входи, дорогой. Ну, что ты встал, что ты глаза вытаращил? Входи! Бери-ка мою сумку и живо мотай отсюда. Со всех ног!

– Я с трудом тебя узнал.

– Я сама себя с трудом узнаю. Я похудела, Дональд, за время болезни, и эскулапы говорят, что такой и останусь, представляешь? Сколько я вешу, как ты думаешь? Сто шестьдесят фунтов! Вдумайся в эту цифру. Я не смогу теперь носить ничего из одежды, той, что купила.

– Ты выглядишь замечательно.

– Глупости! Вздор! Это мне доктор уже заявлял. Он велел тебе наблюдать за мной, не так ли, Дональд? Не нашептал ли тебе старый ворчун на ушко, что мой насос не выдержит увеличения веса?

– Откуда ты это взяла? – в свою очередь спросил я.

– Я была бы никудышным детективом, если бы не догадалась, что мог сказать тебе этот стручок. Ну да ладно, все это глупости! Сущий вздор!.. Ну, как ты руководишь моим агентством, дружок? Зарабатываешь хоть что-нибудь? Берта понесла большие расходы, и теперь мы просто обязаны беречь каждый цент. А ты знаешь, что сделал тот налоговый инспектор, Дональд? Хорошо быть патриотичным, но, боже мой, я не желаю платить за их проклятую программу разоружения…

Я поднял с пола сумку:

– Берта, самолет улетает в десять часов. На улице ждет такси.

– Такси? Ждет?

– Ну да.

– Что же ты сразу не сказал? Ты тут болтаешь, а счет тем временем накручивается. Разве это способ помочь мне справиться с расходами? Ты хороший парень, Дональд, но ты, наверное, думаешь, что деньги растут на деревьях. Ты ими просто разбрасываешься…

Когда Берта выходила из палаты, сестра у дверей попрощалась:

– До свидания, миссис Кул, и счастливого вам пути.

– До свидания, до свидания. – Берта даже не обернулась. Она промаршировала по коридору вниз с удвоенной скоростью.

– Он не собирается требовать плату за ожидание, – сдержал я ее.

– А-а, – произнесла Берта, замедляя шаг.

– Аэропорт? – спросил таксист.

– Аэропорт, – ответил я.

– Что с делом Гилмана, Дональд? – Берта откинулась на спинку сиденья.

– Оно закрыто.

– Закрыто? Как заработать какие-то гроши, если ты закрываешь единственное приличное дело?

– Он выплатил премиальные.

– А-а…

– И у нас есть другое дело…

– Какое?

– Не знаю. Некий мистер Уайтвелл написал в контору, что хотел бы встретиться с нами в Лас-Вегасе сегодня вечером.

– Он выслал задаток?

– Нет.

– Что ты ему ответил?

– Телеграфировал, что встречусь.

– А насчет аванса?

– Нет, про аванс я не телеграфировал. Мы все равно направляемся прямиком туда.

– Но ты мог бы предварительно выжать хоть что-то на расходы из этого Уайтсайда…

– Уайтвелла.

– Какая разница, как его там… Так чего он от нас хочет?

– Он не сказал. – Я достал письмо из внутреннего кармана пиджака. – Вот его письмо. Обрати внимание на бумагу. Твердая и блестящая. Можно из такой делать обшивки самолетов.

Берта взяла письмо. Прочитала.

– Ну что ж, я готова сделать остановку в Лас-Вегасе. Вместе с тобой.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>