Эрл Стенли Гарднер
Женщины не любят ждать

– Сам узнаешь, – ответила она. – Мне надо вернуться, я не хочу оставлять его одного надолго. Странный тип: отлучишься на минутку, придешь – а у него уже новые идеи. Нужно контролировать ситуацию. Теперь все; я тебя предупредила насчет рукопожатия, выжди секунд десять и заходи вслед за мной. И не забудь сказать: ты был занят по делу. А то, может, подумает, что мой партнер шляется где попало и сколько ему заблагорассудится.

– Как он вышел на нас? – спросил я.

– Он давно про нас наслышан.

– И знал, что ты женщина?

– Конечно.

– Уже легче, – сказал я.

Берта Кул – старший партнер нашей фирмы – повесила на своей двери табличку: «Б. Кул», и это подчас приводило к недоразумениям. Когда клиенты, желавшие поговорить с руководителем фирмы, узнавали, что «Б» – это «Берта», у них возникали сомнения: сможет ли мягкосердечная женщина вести их сложное дело. Правда, они довольно быстро убеждались в том, что Берта тверда и неумолима, как асфальтировочный каток, но все же приходилось прилагать для этого дополнительные усилия.

– Мало того, – добавила Берта, – мистеру Бикнелу нужна именно женщина. Он считает, что в его деле необходим женский подход.

Представив себе «женский подход» Берты, я невольно усмехнулся.

– А кто такой Бикнел?

– У него золотые рудники, нефтяные скважины и апельсиновые рощи.

– Если он хочет, чтобы кто-то срочно попал в Гонолулу, то нужно лететь самолетом, – сказал я. – На «Лурлайн» так просто не придешь и…

– Не будь идиотом, – оборвала меня Берта. – У него зарезервировано полдюжины мест. Он едет сам и… – Она запнулась.

– И хочет, чтобы ты поехала с ним и занялась его делом, – закончил я за нее.

– В общем, да.

– Почему же ты не едешь?

– Потому что я не люблю никуда ездить, – ответила Берта. – Я ненавижу лазить по лестницам. Господи, ты же знаешь, какие у меня ноги!

Она подняла юбку и показала ноги. Действительно, ноги у нее, в целом достойные футболиста, были довольно стройными, с аккуратными лодыжками, правильно очерченными ступнями и высоким подъемом. На вес более девяноста фунтов они явно рассчитаны не были.

– Видишь?! – воскликнула Берта. – Ноги как у антилопы, а задний мост – как у грузовика!

Мы с Элси знали, как она гордится своими ногами, о чем свидетельствовали дорогие, тщательно подобранные туфли.

Я понимающе кивнул, но заметил:

– На этом корабле есть лифты.

– На этом корабле есть лифты, но они всегда переполнены, – не унималась Берта. – А в этом Гонолулу сплошные подъемы и горы, я видела на картинках. Весь этот чертов остров – сплошные горы. И жара. Если я буду таскаться по Гонолулу, я буду потеть и ругаться на чем свет стоит. И потом, я терпеть не могу больных и хилых, а ты сумеешь поладить с этим типом.

– А что с ним такое, с этим Бикнелом?

– Сплошной артрит, куда ни ткни. Я боюсь, что, когда на корабле этот сукин сын заскрипит своими костями, я выкину его за борт. Ладно, все! Я тебе ничего про него не говорила, жди десять секунд, потом заходи и докладывай, что был занят делом.

Берта развернулась, рывком открыла дверь и, захлопнув ее за собой, удалилась в свой кабинет.

– Ой, Дональд! – воскликнула Элси. – Вот будет здорово, если окажется, что это важное дело и мне тоже нужно вылететь туда на самолете – вести наблюдение или что-нибудь еще! Ты только подумай! Гонолулу! Алмазный мыс! Пляж Вайкики! Цветочные венки! Вареные осьминоги!

– И сырая рыба, – добавил я.

Элси поморщила нос.

– Говорят, она восхитительна.

– Ладно, не раскатывай губы. Если там, на острове, понадобится выполнить какую-нибудь секретную работу, Берта наверняка наймет местных – на час или на день. Ей только заикнись, что можно вызвать секретаршу с материка, – она в обморок упадет.

– Да, я знаю, – грустно сказала Элси. – Уж и пофантазировать нельзя?

– Можно, – ответил я, поправил галстук и направился в комнату, на дверях которой было написано: «Б. Кул, личный кабинет».

Когда я вошел, Берта приторно заулыбалась.

– Дональд, это мистер Бикнел, – сказала она и, совсем расплывшись в улыбке, обратилась к Бикнелу: – А это Дональд Лэм, мой партнер.

– Нет-нет, не вставайте. – Я быстро подошел к нему и протянул руку. Он сунул мне кончики пальцев, но отдернул руку раньше, чем я успел до нее дотронуться.

– Осторожно, – сказал он, – у меня побаливает рука – небольшой ревматизм.

– Прошу прощения, – сказал я ему. Потом, взглянув на часы, обратился к Берте: – Да, кстати, я все уладил, Берта. Ну, то дело, которое мы обсуждали вчера вечером.

– А-а, хорошо, Дональд. Теперь понятно, почему тебя не было.

Я пододвинул стул и сел.

– Мистер Бикнел хочет, чтобы мы избавили его от одной неприятности, – сказала Берта.

– От какой именно? – спросил я.

– Он сейчас сам тебе расскажет, – сказала она и добавила: – Тебе надо будет поехать в Гонолулу, Дональд.

– Зачем?

– Именно по этому делу. Ты должен завтра отплыть на «Лурлайне».

– Если ты позвонишь в «Матсон», – возразил я, – то тебе скажут, что на «Лурлайн» все места проданы до…

– Ты отплываешь завтра, – оборвала меня Берта. – Мистер Бикнел все устроил, и они уже оформляют билеты.

Я обернулся и внимательно посмотрел на Бикнела.

На вид ему было лет сорок пять. Из-под кустистых бровей пронзительно смотрели серые глаза. Высокие скулы, густые темные волосы. Но казалось, что даже легкий порыв ветра сдует его со стула. Восковой оттенок кожи усиливал впечатление болезненности. На нем был костюм, сшитый у портного долларов за двести пятьдесят, не меньше, начищенные до абсолютного блеска ботинки, двадцатипятидолларовый галстук ручной росписи, сорочка с отложными манжетами и золотые запонки с изумрудами. Он сжимал сухими когтистыми пальцами набалдашник крепкой трости и старался держаться как большой босс, однако не мог скрыть выражения беспокойства на лице. Казалось, он чего-то боялся – то ли что его кто-нибудь уронит, то ли что у него спросят что-нибудь лишнее.

– Вы давно зарезервировали места на «Лурлайне»? – спросил я.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 19 >>