Эрл Стенли Гарднер
Дело наемной брюнетки

– Ева будет страшно рада познакомиться с вами, мистер Мейсон, – сказала Кора. – Она должна быть здесь… Знаете, это странно… Нет, я нигде не вижу ее.

Мейсон остановил машину. Кора Фельтон открыла дверцу и вышла. Внимательно осмотрелась, поглядела на все четыре угла и сказала:

– Наверное, Ева пошла домой. Впрочем, она не особенно-то и хотела получить эту работу. Ева не из тех девушек, что будут стоять на углу час и ждать неизвестно чего. Ну что ж, мне было очень приятно познакомиться с вами, мистер Мейсон. Будет что рассказать Еве, когда вернусь домой.

– Я еду в центр, – предложил Мейсон. – Может, это вам по пути?

– У нас квартира в западной части Шестой улицы. Если вам удобно… Я не хотела бы доставлять хлопоты.

– Никаких хлопот. Я могу с таким же успехом поехать и туда.

Кора Фельтон вновь села в автомобиль Мейсона.

– Это действительно интригующе. Ева вытаращит глаза от удивления, когда я расскажу ей.

Приехав на место, Мейсон остановил машину перед жилым домом.

– А может, вы захотите воспользоваться приглашением и зайти к нам на рюмочку? – улыбнулась Кора Фельтон. – У вас был бы случай познакомиться с женщиной, которая стала бы нашим опекуном, если бы кто-то из нас получил эту работу. Я уверена, что она произвела бы на вас большое впечатление.

– Резкая? – спросил Мейсон.

– Как бритва! Знаете, отвечая на такого рода объявление, человек не знает, какой тут подвох. Я согласилась бы на эту работу только в том случае, если бы мне удалось напустить на этого мистера Хайнса Аделу Винтерс.

Мейсон посмотрел на Деллу и на всякий случай выключил зажигание.

– Расскажите мне об Аделе Винтерс.

– Она была домашней сиделкой. Рыжая и приземистая, хочет жить независимо. Кроме того, она не слишком подчиняется правилам и запрещениям, и потому, наверное, это самая большая врунья на свете. Если только люди начинают ее выспрашивать о делах, которые, по ее мнению, их не касаются, или когда ее вынуждают соблюдать правила, которые ей не нравятся, тетка Адела начинает лгать без всяких угрызений совести и очень ловко. Это очень ловкая лгунья, я таких больше не встречала.

– В каком она возрасте?

– С одинаковым успехом ей можно дать и пятьдесят, и шестьдесят пять лет. Трудно угадать, а сама она ни за что не скажет. Ну, поднимаемся наверх!

– Хорошо, пойдем, – сказал Мейсон. – На обещанный коктейль и чтобы увидеть миссис Винтерс. Вы не думаете, что Хайнс мог быть с ней в сговоре?

– Хайнс никаким образом не мог бы действовать через тетку Аделу. Идемте. Квартира на третьем этаже, у нас автоматический лифт.

– Вы и Ева ищете работу? – поинтересовался Мейсон, когда они поднимались наверх.

– Такого вида работу – да. Мы актрисы, или, по крайней мере, нам так казалось, пока мы не приехали сюда. Мы сыграли по несколько небольших ролей в Голливуде, больше как статистки, и немного работали манекенщицами. Собственно, мы и так справляемся неплохо, но нас всегда интересуют новые контакты. Поэтому мы и согласились ответить на объявление. Вероятно, это работа для дублера, так точно дали размеры, – вряд ли это что-то другое.

Кора Фельтон вставила ключ в замочную скважину и повернула его. Она улыбнулась гостям:

– Вы позволите мне сначала проверить, на всех ли здесь можно смотреть?

Мейсон кивнул.

Стоя в открытых дверях, девушка крикнула:

– У нас гости. Все одеты?

Никто не ответил.

– Это странно, – сказала Кора. – Входите, пожалуйста. Наверное, никого нет дома. О, а это что такое?

Ее внимание привлекла лежавшая на столе записка. Она прочитала ее и без слов подала Мейсону.

«Дорогая Кора!

Это все выглядит странно и таинственно. Я ждала самое большое минут пять, когда мистер Хайнс подъехал на машине, поговорил со мной, сказал, что я подхожу для этой работы, и спросил, хочу ли я иметь опекуншу. Еще бы не хотеть! Он привез меня сюда, чтобы забрать тетку Аделу и немного вещей.

Я не уверена, понравится ли мне все это, но рассчитываю на то, что тетка Адела поможет мне остаться живой и невредимой. Я хотела, чтобы мы с мистером Хайнсом подъехали к твоему углу и забрали тебя, и я смогла бы рассказать тебе, что произошло. Но он сказал, что нельзя. Похоже на то, что одним из условий этой работы является отсутствие контактов с кем-либо из моих знакомых на весь срок найма. Это будет продолжаться, наверное, месяц. Рассчитываю на тетку Аделу, а она рассчитывает на револьвер тридцать второго калибра, с которым не расстается уже несколько лет. Чтобы отпраздновать этот случай, она купила новую коробку с патронами. Мы хотим быть уверенными, что не будет ни одной осечки.

Не беспокойся за нас. Мы вернемся домой богатыми. Ты ведь знаешь тетку Аделу!

    Обнимаю тебя, Ева».

Мейсон отдал записку.

– Вы что-нибудь в этом понимаете?

– В записке?

– Нет, в этой работе? Вы уверены, что тетка Адела сможет позаботиться о себе?

– И о себе, и о Еве. Совершенно уверена, – сказала Кора. – Во всяком случае, за Еву не стоит беспокоиться, она не даст себя обмануть. Что вы будете пить? «Манхэттен» или мартини?

– «Манхэттен», – ответил Мейсон.

– Я тоже, – сказала Делла Стрит.

Кора Фельтон открыла холодильник, достала бутылку с готовым коктейлем и налила три порции.

– Что ж, – сказал Мейсон, взяв рюмку, – пьем за преступление!

– Ну и тост! – возмутилась Кора.

Глава 2

В четверг утром Герти появилась в дверях кабинета адвоката в тот момент, когда Мейсон и Делла просматривали почту.

– Прошу меня извинить, – сказала девушка, – но такого я не могла сказать вам по нашему телефону.

– Что случилось?

Обычно широкая улыбка Герти на этот раз казалась еще шире.

– Я сказала этой даме, что вы принимаете только лиц, которым заранее назначили прием, а она спросила, как можно заказать у вас визит. Когда я задумалась над ответом, она воскликнула: «Прошу пойти и сказать мистеру Мейсону, что сейчас десять часов и я прошу его назначить мне прием на пять минут одиннадцатого». Я подумала, что Делла захочет сама предварительно поговорить с ней.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 15 >>