Евгений Малинин
Разделенный Мир

– Да ладно... Подумаешь, одно испытание... Ты и так четыре «автомата» получил, что ж тебе, совсем без испытаний магистром становиться?.. И потом...

– И потом ты слышал, – снова перебил я его, – как первогодки ученицы шептали у тебя за спиной: «...Ах, ах, глянь, глянь, это тот самый Бубнов, который Милина испытывать будет...» Ну и рожа у тебя в этот момент была!..

Гришка густо покраснел.

– Да ладно... Какие там ученицы...

– Эх ты... За мой счет свой статус поднимаешь... Ну вот теперь будет тебе статус...

Право слово, я совершенно не разозлился, но Гришаню следовало проучить, а то он в последнее время начал слишком много... на себя брать. Маг фигов...

– Придется тебе, Гриша, здесь немного посидеть. Подумать в тишине о своем поведении...

У Гришки широко открылись глаза.

– Ты что, одного меня здесь оставишь?..

– А тебе компания нужна?

– Ты хоть Нить принуждения сними!..

– Ага, чтоб ты сбежать мог...

– Так страшно же заклятому здесь оставаться, мало ли кто сюда заявится, а я совершенно беззащитен!..

– Ты, Гришенька, не бойся. Твоим размышлениям абсолютно никто не помешает.

И я набросил на него пелену. Теперь увидеть его мог только я, для всех остальных он исчез.

Несколько секунд я с глубоким удовлетворением наблюдал, как Гриша, широко разевая рот, пытается докричаться до меня сквозь поглощающую звуки пелену, а затем начал читать заклинание Серой Тропы.

Когда я произнес последнее слово, меня на секунду окутал серый непрозрачный туман, который почти сразу, после сделанных мной трех-четырех шагов, рассеялся. Я стоял на вытоптанной лужайке перед маленьким домиком управления полигоном. В домике, судя по доносившимся изнутри крикам, происходил обстоятельный разговор. Я толкнул дверь и вошел. Катенька, секретарь и помощник Мерлина, ставшего как-то незаметно руководителем полигона, посмотрела на меня своими ласковыми глазами и, вздохнув, вымолвила:

– А вас, Илья Евгеньевич, уже заждались... Слышите, как нервничают...

Я положил ей на стол огромный лиловый букет багульника, который успел наломать перед началом экзамена, и, кивнув на дверь зала для совещаний, поинтересовался:

– Так мне можно внутрь?..

– И почему это, Илья Евгеньевич, ваши цветы совершенно не вянут? Вы знаете, ваши розы, те что вы из Москвы привезли, у меня в вазе корешки пустили... – Она снова ласково на меня посмотрела, потом вздохнула и проворковала: – Заходите. Будут обижать – меня зовите...

И я вошел. В комнате присутствовали все мои противники, исключая, разумеется, Гришу, а также Мерлин и неизвестно откуда взявшийся дед Антип. Насколько мне было известно, мой учитель оставался в Москве и еще четыре дня назад на полигон не собирался. И вот он здесь. Значит, скорее всего что-то случилось!

– ...и вообще, где это видано, чтобы испытуемый похищал одного из испытателей?! – разорялся руководитель группы экзаменаторов магистр общей магии Нгума Томба. Сидевшие рядом с ним испытатели – незнакомый мне маг из индейцев Южной Америки и боевой маг Витька Бобров по прозвищу Крысоед – энергично закивали головами. Меня в пылу полемики Томба еще не заметил. Его черная, как у старого демона, физиономия, с огромными лиловыми глазищами и широким приплюснутым носом, имела весьма разгневанный вид.

– По утвержденному Высшим Магистерским Советом положению испытателей должно быть четверо! Если каждый соискатель начнет умыкать своих испытателей, у нас пойдут сплошные «автоматы»...

– А что, это мысль! – вступил я в разговор. – Жалко, что у меня больше испытаний не будет!..

Нгума резко повернулся в мою сторону и снова заорал:

– Напрасно надеешься! Я добьюсь проведения повторного испытания, и мы посмотрим, как оно закончится!..

– В таком случае набирайте новую четверку, – спокойно улыбнулся я. Нгума открыл было рот для очередного рева, но вдруг осекся и, скосив глаза в сторону, задумался. Видимо, до него дошло, что после сегодняшнего представления ему четверку точно не набрать.

– Ты все-таки ответь: зачем похитил Гришку и где его держишь? – поинтересовался Мерлин, пряча улыбку в недавно отпущенных, но уже достаточно густых усах.

– Да никого я не похищал, я, кстати, и не знал, где четверка базировалась. А мага Бубнова я захватил в плен в тот момент, когда он организовал нападение на мою ставку. Группа в составе двух демонов пыталась скрытно проникнуть к моему командному пункту.

– Но если ты не знал, где Гришка скрывается, то как же ты смог до него добраться?

– Так его же десантники его и выдали. Прямо тепленьким с рук на руки передали.

– И где он сейчас?..

– Отдыхает в надежном месте и предается размышлениям о собственной непорядочности...

– Так этот кретин, – снова заорал Нгума, – вместо того чтобы управлять драконом, демонов вызывал! Вот, значит, почему у моего красавца задние лапы отказали!..

Молча улыбавшийся до сих пор Антип покачал головой и рассмеялся:

– Да, Нгума, подвел тебя твой подельщик. Придется тебе теперь вызывать Илью на поединок. Он, как магистр, получает теперь право принять твой вызов...

– Да пошел он... – неожиданно тихо пробурчал Нгума и выскочил за дверь. Следом за ним наружу просочились и оба его молчаливых соратника.

Мерлин покачал головой:

– Первый раз кому-то удалось без потерь, вчистую, расправиться с драконом Нгумы. Вот он и вышел из себя. Если он сейчас доберется до Гришки, он из него дракона сделает...

– Не доберется... – ухмыльнулся я.

– Ладно, Илюха, – враз посерьезнел Антип. – Пойдем-ка, потолкуем спокойно. – И повернувшись к Мерлину, то ли поставил в известность, то ли спросил: – Мы твой кабинет займем на полчасика.

Мерлин кивнул, и мы, мимо скучавшей Катеньки, прошествовали через приемную в кабинет руководства.

Антип прошел за хозяйский стол, оставляя мне кресло для посетителя. Я уселся и приготовился внимательно слушать, а Антип, казалось, не знал с чего начать. Он постукивал пальцами по столешнице и молча меня разглядывал. Я прекрасно понимал, что мой учитель по пустякам не стал бы покидать Москву. Тем более что я сам должен был быть в первопрестольной не позже чем через неделю. Это означало, что произошло действительно что-то экстраординарное.

Наконец Антип заговорил.

– Ты, конечно, не забыл свой поход за Данилой?.. – Поскольку я молча ждал, что будет дальше, он продолжил:

– Так вот, Магистерский Совет очень тщательно ознакомился с твоим отчетом, просмотрел некоторые из принесенных вами свихнувшихся камней и принял решение о необходимости отыскать клинки и Книгу.

– Наконец-то, – иронически вздохнул я. – Я уже решил, что мой доклад посчитали полным бредом и выбросили в корзину. А оказывается, спустя всего каких-то десять лет этой проблемой решили заняться!..

Антип молча дал мне договорить, внимательно глядя мне в глаза, а после того, как я замолчал, спокойно продолжил:

– Ты напрасно думаешь, что Совет этой проблемой не занимался. Просто мы считали нецелесообразным до настоящего времени привлекать к этой работе тебя. Но за эти десять лет в Разделенный Мир были направлены пять экспедиций, которые провели там в общей сложности почти тридцать лет...

<< 1 2 3 4 5 6 ... 17 >>