Евгений Малинин
Мятеж

«Каково материально-техническое обеспечение исследовательских экспедиций Гвендланы?»

Экран помигал, словно проверяя доступность запрашиваемой информации, а затем по нему побежали зеленые строчки:

«Последняя экспедиция имела два стационарных исследовательских центра стандарта А-3, укомплектованных транспортными средствами по шестой категории…»

Игорь присвистнул про себя – шестая категория означала, что экспедициям были приданы кроме всего прочего и орбитальные челноки.

«… Жилая инфраструктура центров соответствует развернутому град-комплексу стандарта „Жилье -8“…»

«Шесть тысяч человек в каждом центре!» – мгновенно подсчитал Игорь.

«… К четырехсотому году новейшей эры на планете было установлено еще четыре аналогичных исследовательских центра…»

«Итого – шесть!» – отметил про себя Вихров.

«Оборудование и жилые комплексы не демонтировались, не консервировались, не уничтожались…»

Игорь изумленно откинулся на спинку кресла. Как же так, оборудование стоимостью… черт знает какой стоимостью… не вывезено с закрытой навечно планеты и даже не законсервировано! Так что же, получается, что там, на этой самой Гвендлане, кто-то… живет?! Или исследователи обнаружили нечто такое, что вынуждены были покинуть планету в страшной спешке, даже не успев вывезти оборудование?! И почему этого нельзя было сделать потом, ведь с момента закрытия системы для исследований прошло… пятьсот лет?!

А теперь в этой системе находится целая эскадра Звездного патруля, а «Одиссей» собирается десантировать на планету полторы тысячи звездных пехотинцев, способных стереть в порошок любую национальную армию прошлого! Так кто же там обосновался?!!

Впрочем, ждать ответа оставалось недолго.

Вихров поблагодарил корабельный комп за помощь и отключился от информационной системы. Переодевшись и бросив снятый комбинезон в приемник чистки, он отправился в офицерскую столовую завтракать, ибо по его внутреннему корабельному времени наступило утро.

Народу в столовой было совсем немного, пока третий ассистент разбирался со странной планетой неожиданно оказавшейся в системе Кастора, все уже успели поесть. Правда за одним из столиков сидело трое прапорщиков звездного десанта, но Игорь с ними не был знаком, и потому расположился довольно далеко от их компании.

Настучав на панели заказа стандартное меню, он, в ожидании завтрака, принялся сочинять письмо домой. Мать, наверное, всполошиться, узнав, что единственный, безумно любимый сын снова не смог навестить ее. Надо было ее как-то успокоить… Да и Леночке надо было бы сообщить, когда они смогут увидеться. Тут Игорь вздохнул – он и сам не знал, когда это произойдет!

Позавтракав, Вихров отправился в конект-узел дальней связи и надиктовал письма для матери и Лены, потом вернулся в каюту и улегся спать.

Его разбудил негромкий зуммер внутреннего оповещения, сообщавший, что до выхода в обычное пространство осталось сорок минут, а значит пора было собираться в Главный центр управления.

Вихров быстро умылся, надел вычищенный рабочий комбинезон и через несколько минут был в ГЦУ. Усаживаясь на свое место, он, как обычно покосился на молочно-белые экраны кругового обзора, а затем поймал быстрый, внимательный взгляд нуль-навигатора, брошенный в его сторону.

Затем Старик зачем-то прикоснулся к рожку микрофона, торчавшему из его панели управления, словно поправляя его, и через секунду по всему кораблю, в каждом помещении, где могли находиться люди, прозвучал его спокойный, негромкий голос:

– Господа офицеры, звездолетчики и десантники, наш линкор получил не совсем обычное задание, а потому я считаю необходимым дать некоторые пояснения. «Одиссей» направлен в систему Кастора на усиление Двенадцатой эскадры Звездного патруля. Система Кастора закрыта для звездной навигации и научных исследований решением Правительства Содружества, и сделано это по весьма важной причине. В этой системе, у меньшей ее звезды, которую назвали Фортуна, располагается кислородная планета с очень сложными геофизическими условиями. Около пятисот лет назад на эту планету стали… направляться люди… имеющие различного рода психо-соматические, физические и физиологические отклонения от нормы. Проще говоря, планета стала местом… насильственной изоляции мутантов.

Командир сделал паузу, словно ожидал какой-то реакции на свои слова, но дисциплина в космофлоте была безукоризненной. Так что, помолчав с минуту, нуль-навигатор продолжил свое сообщение:

– Десять дней назад в системе Кастора произошел… мятеж. Изолированные на планете… особи захватили все административные здания, все средства связи и транспорта, а затем потребовали от правительства Содружества, признать их суверенитет. В противном случае они грозились переправиться на Землю и… Что они могут натворить на Земле не поддается никакому прогнозированию! Звено дежурных звездолетов класса «три» со стандартным десантным составом, контролировавшие систему, не смогли подавить мятеж. Более того, оба звездолета были внезапно атакованы мятежниками, и получили невосстановимые повреждения двигателей. Почти сразу же у них были повреждены и все автономные модули связи – они едва успели передать на Землю, информацию о происходящем в системе.

Командир снова замолчал, и Вихрову показалось, что он незаметно от всех перевел дух, сам удивленный тем, что он только что сообщил. Однако, когда нуль-навигатор снова заговорил, его голос был по-прежнему спокоен:

– Получив это сообщение, Правительство Содружества направило в систему Кастора Двенадцатую эскадру Звездного патруля, усиленную двумя фрегатами первого класса. Это было сделано шесть дней назад. Сразу после прибытия командующий эскадрой, контр-адмирал Эльсон сообщил, что оба дежурных звездолета обнаружены на своих орбитах. Выяснить удалось только то, что они были атакованы неизвестным оружием, в результате чего все их наружные коммуникации, включая планетарные двигатели и энергоустановки, уничтожены… Практически, они перестали быть космическими кораблями и превратились в мертвые металлические коробки. Правда, экипажи и размещенный на них звездный десант не пострадали.

Мятежникам было предложено сложить оружие и выдать руководителей мятежа, на что они ответили неожиданным ударом и вывели из строя двигательные установки двух малых вспомогательных кораблей эскадры. Их экипажи опять-таки не пострадали.

После этого на планету был высажен десант в составе двух когорт десантников со стандартным оснащением, однако подавить мятеж… десанту не удалось. Несколько десантников получили ранения разной степени тяжести. Но самое главное это то, что командованию эскадры не удалось установить места расположения главных сил мятежников, их численность и их вооружение. Это тем более странно, что возможность нахождения на планете людей, даже обладающих такими необычными способностями, какими якобы обладают высланные на планету мутанты, ограничиваются шестью стационарными исследовательскими центрами стандарта А-3, оснащенными град-комплексами типа «Жилье-8». Подчеркиваю, все оборудование комплексов не моложе пятисот стандартных лет.

«Одиссей» отправлен к этой планете потому, что контр-адмирал Эльсон утверждает, будто мятежники используют против кораблей эскадры и десантируемой звездной пехоты поле или комбинацию полей неизвестной природы, напоминающие по своим качествам гравитационные, но воздействующие на людей и оборудование звездолетов самым невероятным образом. Как вы знаете, имеющееся на нашем линкоре оборудование позволяет идентифицировать практически любое известное современной физике поле и успешно подавлять его. Ну и кроме того, наше вооружение может оказать самую серьезную помощь в… физическом подавлении мятежа.

Командир снова сделал паузу, но на этот раз совсем крошечную, и перешел к приказам:

– Линкор выходит в обычное пространство в непосредственной близости от Фортуны в течение ближайших пятнадцати минут. Режим пребывание в системе – шестая степень планетарной защиты, режим десантирования – альфа, режим связи – блокированный, экранный. Вопросы есть?..

И снова командир бросил быстрый взгляд в сторону Вихрова.

Вопросы у Игоря были, но, во-первых, он еще не успел их до конца сформулировать, а во вторых, времени на вопросы и ответы общего характера уже не оставалось, так что третий ассистент промолчал.

– Если вопросов нет, прошу занять места по штатному расписанию выхода! – закончил командир.

Несколько человек быстрым шагом покинули ГЦУ, остальные склонились к своим рабочим панелям, проверяя готовность подведомственных систем.

У Вихрова эта проверка заняла не слишком много времени – дублировать работу нуль-навигатора и его первого ассистента было необременительно, так что он вполне мог посвятить несколько минут формулированию вопросов, рожденных сообщением командира. А в свете уже имеющейся у Игоря информации, это сообщение звучало весьма неоднозначно!

Получалось, что исследования планеты показали ее пригодность для организации на ней… тюрьмы для… мутантов!.. Что исследовательские комплексы были оставлены для… размещения в них этих самых мутантов!? Но тогда этих мутантов должно было быть… чуть ли не тридцать шесть тысяч!! Откуда они взялись и что из себя представляют?! Кроме того, им была предоставлена возможность выхода в открытый космос!! Кроме того им было оставлено оружие, или они его создали сами, что было все-таки маловероятно, позволявшее атаковать космические корабли, находящиеся на околопланетной орбите, и атаковать весьма успешно!! Нет, вся эта картина как-то не вязалась с задачей изоляции ущербных человеческих особей… и с тем, что эти ущербные человеческие особи столь успешно осуществляли свой мятеж… и с требованием ими суверенитета…

Хотя, если не знать истории открытия и исследования системы Кастора, то все сказанное командиром звучит довольно логично. Даже вывод из строя патрульных кораблей и неудачи Звездного патруля можно было хоть как-то объяснить необычными свойствами этих мутантов… Правда, тогда получалось, что эти свойства были… весьма… привлекательными!

И тут Вихров вспомнил два коротких острых взгляда, брошенные нуль-навигатором в его сторону. Похоже Старик знал, какими изысканиями занимался его третий ассистент во время вахты и после нее и… И опасался именно его вопросов!

В этот момент развернулись шесть вспомогательных экранов его монитора, и Игорь понял, что корабль готовится выйти в обычное пространство. Третьему ассистенту стало не до размышлений. Не прикасаясь к клавиатуре управления он внимательно следил за филигранной работой первого ассистента командира, одновременно примечая, что сам командир не контролирует работу вахтенного офицера, а занят какими-то расчетами.

Снова накатила привычно короткая тошнота, и снова обзорные экраны начали темнеть, показывая появляющийся за бортом линкора космос. Только на этот раз картинка на них была совершенно другой.

Прямо по курсу корабля ярко сияла желтая звезда, удивительно похожая на Солнце, видимое с орбиты Сатурна. Еще три необыкновенно крупные звезды голубоватого оттенка выделялись среди серебряной звездной россыпи, составляя с желтой звездой странно перекошенный ромб. Но долго рассматривать открывшуюся на экранах картину Вихрову не пришлось, коротко взревели колокола громкого боя, оповещая об атаке на корабль и «Железный Феликс» выбросил на экраны тревожно-красную надпись:

«Атака физическая – по левому борту, в зоне визуального наблюдения четыре объекта массой около пяти тонн каждый движущиеся в сторону корабля со средней скоростью 250 километров в секунду. Идентифицируются как контактные торпеды типа К-14. Время соприкосновения с корпусом линкора 36 секунд, 38 секунд, 40 секунд, 42 секунды.

Атака полевая – гравитационные поля спиральной конфигурации, генерируются у всех шестнадцати люков корабля. Нагрузка на люки ударная, колебания от 0,2 до 0,7 допустимой. Поле Шлозгера, конфигурации «сеть», прямо по курсу корабля.

Атака лучевая – состав излучения – обычный звездный фон, гамма – четырнадцать норм, Фокса-Тауберга – двенадцать норм, рентгеновское – шестнадцать норм, проникающее Иситуки – двадцать шесть норм».

Целых две секунды мигала на экранах эти тревожные красные строчки, а затем их сменила бегущая желтая строка:

«Левым бортом сброшены буи-перехватчики, – на обзорном экране левой полусферы появилось четыре зеленоватых, мерцающих точки, быстро движущихся прочь от корабля, это автоматы защиты сбросили с левого борта четыре противоторпедных буя, и они рванулись каждый к своей цели, – Задействованы автономные мобильные поглотители излучения. Внимание на счет „ноль“ по корпусу корабля будет запущен зонт гравитационного поглощения! Потеря гравитации всем объемом корабля на три-шесть секунд! Отсчет!..

Пять… четыре… три… два… один… ноль!»

Вихров почувствовал, как его приподняло вспухшее сиденье кресла, и как натянулись мгновенно задействованные поясные ремни, удерживавшие потерявшее вес тело на месте. Впрочем, длился этот «полет» недолго, привычная тяжесть вернулась, и тут же последовал доклад компа:

«Ударная гравитационная нагрузка на люки корабля ликвидирована…»

Практически одновременно с этими словами на обзорном экране вспыхнула искусственная звезда – первый буй достиг своей цели. В следующие восемь секунд подобные вспышки повторились еще трижды, и вслед за этим по экранам центра управления побежали зеленые строчки:

«Торпеды типа К-14 уничтожены, излучение за бортом – обычный звездный фон, гамма – восемь норм, Фокса-Тауберга – две нормы, рентгеновское – норма, проникающее Иситуки – норма».

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 17 >>