Евгений Александрович Прошкин
Магистраль


– В смысле?..

– Смени пластинку. Неинтересно. Что на работе?

– На какой работе? – проронил он, выходя из ванной.

– Ну не на моей же!

«Она и про работу знает, – отметил Олег. – В милицию позвонить?.. Стыдно. Чего доброго, приедут со съемочной группой из «Криминальной хроники». Потом на всю страну покажут. Вот потеха будет…»

– Слушай, я тебе ничего не должен? – спросил он. – Ну… за это… за услуги.

– Олег!.. – блондинка, нахмурившись, помахала ножом. – Прекрати, Шорохов, мне надоело. Чай будешь?

– Буду, наверно… – вякнул он.

Женщина плеснула ему заварки – чуть-чуть, как он любил, и насыпала три ложки сахара. С горкой. Как он любил.

Олег механически сел за стол и подпер щеки кулаками. Незнакомка выглядела слишком домашней. Некоторые дамы легко обживают холостяцкие кухни, но эта освоилась непозволительно быстро – и в холодильнике, и вообще…

Рядом с чашкой лежала трубка радиотелефона, и Олег, подмигнув блондинке, набрал «100».

«Сейчас всё прояснится. Часы она перевела, для этого много ума не надо. Майку с шортами спрятала, вместо них подсунула штаны и рубашку. Тоже не бог весть какой трюк. Потом разделась и залезла под душ. А, и еще халат с тапочками притащила… Да у нее, похоже, целый сценарий… Сейчас он ей всё популярно объяснит, и она, извинившись, уйдет. Жалко…»

– Точное время – двадцать один час сорок две минуты тринадцать секунд, – раздалось в трубке.

– Тринадцать секунд… – Олег хлебнул чая и, выглянув в окно, надолго закашлялся. Во дворе лежал снег.

Отдернув шторы, он рывком распахнул раму. Его тут же окатило жестким морозным воздухом, – выносной термометр показывал минус двадцать.

– Зима, что ли?.. – буркнул он. – Нормально… Слушай, девушка… Черт, да как тебя зовут?!

– Шорохов! – сказала она серьезно. – Я обижусь, в конце концов. Что за дурацкая игра?

– Но ведь снег…

– А что бы ты хотел в декабре? – спросила она с сарказмом. – Пальмы?

– В декабре, да?.. В декабре… – Олег оторвался от окна и посмотрел ей в лицо.

Он вспомнил – будто других забот у него и не было, – как женщина принимала душ, как она при нем вытиралась и как потрепала его за ширинку. Очевидно, блондиночка была уверена, что они знакомы, – давно и достаточно плотно. Олег, в принципе, не возражал: такая подружка его бы устроила. На первый взгляд – еще как устроила бы! Но только не в декабре. В декабре ему не нравилось ничего, особенно сам этот внезапный декабрь, наступивший на пять месяцев раньше положенного. Вчера, когда Олег ложился, был еще июль. И сегодня должен быть тот же июль. Не декабрь. И никакая блондинка не могла оправдать этого безумия.

– Я представляю, – усмехнулась женщина. Присев напротив, она медленно достала из пачки сигарету. – Это самая забавная часть, – заявила она, пристально глядя на Олега.

– Как тебя зовут?

– Ты уже пятый раз спрашиваешь.

– А ты что, считала?

– Конечно.

– Н-да?.. – больше Олегу сказать было нечего.

Женщина прикурила и, не сводя с него глаз, откинулась на спинку стула.

«Если до конца сигареты не объяснит, выгоню на улицу, – решил Олег. – Выгоню прямо в халате и в тапочках. Розовое на белом. Это будет красиво».

Блондинка сделала три затяжки и воткнула окурок в пепельницу.

– Как тебя зовут? – спросил Олег.

– Тебя ничего больше не волнует?

Он потряс головой.

– А что меня должно волновать?

– Например, зима на улице. Или еще что-нибудь такое… – она волнообразно пошевелила пальцами, изображая, видимо, «что-нибудь такое». – Ну-у… время, земля, человечество…

– Срал я на твое человечество, – мрачно произнес Олег. – Как тебя зовут?

– Тьфу! Ася меня зовут, Ася! И что?

– Не знаю. Наверно, ничего…

Олег всё не мог придумать фразу, с которой бы началось изгнание посторонней хамки, и это его бесило. Слова нужно было подобрать ироничные, но доходчивые. Что-нибудь такое: «Хорошая ты девушка, Ася, да только…» Дальше фантазия не работала. Признавшись себе, что он особо и не старается, Олег вздохнул.

– Ася… – сказал он безвольно. – А я Олег. Шорохов. Очень приятно.

– И мне приятно! – весело ответили из прихожей.

Кто-то прошел по коридорчику и спустя мгновение появился на кухне. Это был рослый мужчина лет пятидесяти с седеющей бородкой «клинышком», но с лицом достаточно широким, чтоб не вызывать банальных ассоциаций. На нем было расстегнутое пальто и шляпа, в двадцатиградусный мороз почти бесполезная. В зубах он держал погасшую трубку, от которой отчетливо веяло черносливом.

– Молодец, Шорохов! – объявил мужчина, усаживаясь рядом с блондинкой. – Такое впечатление, что не я тебя проверяю, а ты меня. Может, тебе не тот сектор закрыли?

– Мне?.. Гм, гм… – Олег поискал свой «Кент» и, спохватившись, заглянул за штору. Пачка лежала, как всегда, на подоконнике, но сигарета в ней осталась только одна.

– Нет, ну ты посмотри на него! – воскликнул бородатый. Обращался он, понятно, не к Олегу, а к Асе. – Шорохов просто издевается над нами! Молоде-ец…

Мужчина снял шляпу и пижонским жестом бросил ее на стол. Под шляпой у него оказалась круглая, будто выбритая, плешь в обрамлении аккуратно подстриженных седых волос.

– Шока не было, – поделилась Ася. – Зато он семь раз спросил одно и то же.

– Форма непроизвольной защиты, – высказался мужчина. – Согласись, это далеко не худший вариант.

– Пожалуй, да.

Олег примял сигарету в пепельнице. Надо было что-то делать, и желательно быстро, однако он продолжал сидеть. Грабить гости, кажется, не собирались, убивать – тоже. Если б кого и посетила мысль его укокошить, то этот вопрос можно было уладить в подворотне с помощью кирпича. Нет, к таким, как он, киллер на дом не является. И уж тем более не посылает вперед блондинок с морскими коньками на груди…
<< 1 2 3 4 5 6 ... 21 >>