Ежи КОСИНСКИЙ [ МНЕНИЯ И ОТЗЫВЫ ЧИТАТЕЛЕЙ ]
Ежи  КОСИНСКИЙ
позиции в рейтинге популярности авторов:
ПЕРИОД ПОСЕТИТ.
сутки 1
месяц 1
год 1

Американский писатель польско-еврейского происхождения Ежи Косинский (настоящие имя и фамилия – Йосеф (Ежи Никодем Левинкопф) родился в Лодзи 14 июня 1933 года в семье торговца текстилем и домохозяйки. Перед началом войны родители сменили еврейскую фамилию Левинкопф на польскую, их укрыли католики, и они спаслись: горстка из огромной семьи, они попали в малое число польских евреев, переживших Катастрофу...
На встрече с читателями в Иерусалиме Ежи Косинский говорил, что польские крестьяне – очень простые люди, может быть, даже примитивные, со множеством страхов и предрассудков, но не они задумали и совершили массовое убийство, убийство народа. Это сделали другие люди – цивилизованные, начитанные, воспитанные на музыке Вагнера, стихах Гете и философии Канта, люди культурные. Польские крестьяне сами были в том доме, который подожгли пришельцы...
Семья Левинкопфов-Косинских, укрываясь от нацистов, нашла приют в маленькой деревушке Дамбров–Жечицки, где и провела все четыре военных года.
После войны Ежи Косинский окончил школу, поступил в Лодзинский университет на отделение социологии, по окончании университета работал в польской Академии наук. Вскоре его отправили на стажировку в Москву, но и там, в России, он мечтал об Америке и о личном богатстве.
20 декабря 1957 года самолет с польским эмигрантом Косинским приземлился в аэропорту Айдлуайд – будущем аэропорту им. Джона Кеннеди.
Студенту Колумбийского университета приходилось нелегко в Нью-Йорке: всевозможные гранты на обучение давали ему возможность лишь сносно существовать, но молодому новому американцу хотелось не только хлеба, но и вина, и зрелищ. А для этого требовались деньги, много денег.
Это и стало заветной мечтой будущего писателя. Он работал сторожем на паркинге, мыл машины, разносил пакеты с покупками и даже служил личным шофером у чернокожего криминального авторитета из Гарлема. Попутно Ежи мечтал о богатстве, о славе - о всем том, о чем положено мечтать молодому иммигранту в Америке.
И тут внезапно он вплотную приблизился к осуществлению давней мечты. В 1961-м Косинский знакомится с Мэри Уэйр, вдовой сталелитейного магната из Питсбурга. Вспыхивает бурный роман (на фоне, правда, пары других, не менее бурных), быстро завершившийся браком. С этого момента миф и факт в судьбе Косинского еще плотнее сплетаются друг с другом, хотя он остается верным себе: фантазия его продолжает приукрашивать не только прошлое, но и настоящее. Мэри оказалась не так богата, как хотелось бы (о личных самолетах уж точно речи не шло), и любовь , как выяснилось, не столь велика, какой она предстала позднее в его романах “Смотровой фонарь” и “Свидание вслепую”. И знаменитая “опухоль мозга” на поверку оказалась заурядным алкоголизмом, который и вынудил Косинских развестись через пять лет.
[---]
Впрочем, Ежи умел пускать пыль в глаза до такой степени, что даже этот период его биографии, протекавший, в отличие от детских странствий по припятским болотам, у всех на глазах, утвердился в сознании даже ближайших друзей именно в той форме, которую Косинский пожелал придать ему!
Впрочем, главное было достигнуто: Косинский получил американское гражданство, познакомился с кругом сильных мира сего, достиг относительной финансовой независимости. И что важнее всего, за время жизни с Мэри Уэйр он создает (и в 1964 году публикует) свой первый полуавтобиографический роман “Раскрашенная птица”, который приносит ему широкую известность.
Второй роман - "Ступени" (1968) – был признан лучшей книгой года. Все следующие сочинения Косинского - "Садовник" (1971), "Чертово дерево" (1974), "Кокпит" (1975), "Свидание вслепую" (1977), "Страсти господни" (1979), «Отшельник с 69-й улицы», так или иначе связаны с темой Холокоста и встречают восторженные отклики критики и читателей.
После развода с Мэри Уэйр в 1966 году Косинский женится на Кики фон Фраунхофер (которая, естественно, в дальнейших текстах Косинского оказывается не меньше чем “баварской баронессой”) и продолжает вести вполне благополучную жизнь известного писателя, не переставая, впрочем, ни на миг развивать и обогащать свою мифологию.
В 1973 году Косинский становится президентом американского ПЕН–клуба и остается на этом посту два полных срока. Здесь его деятельность свободна от всякой мифологии: он действительно добивается больших успехов в поддержке писателей, страдающих от авторитарных режимов, в повышении значимости и престижа ПЕНа.
Американский писатель с польской фамилией, он считал себя евреем. Но и поляком тоже, мальчиком из города Лодзь, выросшим на польской истории и польской литературе. "Откуда это желание писать?.. Традиция повествования – чисто еврейская традиция, никто не умеет делать этого лучше.
Эта традиция пришла к нам из Библии... Иудаизм для меня – это бесконечное преклонение перед чистейшими элементами бытия и жизни. Ключ к моим новым вещам – это наше прошлое, история нашей мысли, вот почему я читаю Талмуд – я нахожу там новые формы для своих вещей".
Косинский говорил, что писать о еврействе нужно, не касаясь Катастрофы. Ибо писать о ней – значит, не только популяризировать жертвы, но и говорить об архитекторах этого дьявольского проекта. "Пропагандируя Катастрофу, я оказываюсь винтиком в пропагандистской машине Геббельса. Каждый раз, когда я в гневе хлопаю дверью истории, я слышу, как изнутри мне отвечает немецкий голос".
Тем не менее, в 1982 году новый роман Ежи Косинского "Китайский бильярд" получил резко негативные отклики критиков. К тому же газета "Виллидж войс" вскоре напечатала статью "Ежи Косинский: слова с гнильцой". Разразился скандал, посыпались обвинения в плагиате и фальсификации автором некоторых фактов его биографии, хотя Косинский никогда не настаивал на фактической точности описанного.
Не выдержав столь злой критики в свой адрес, писатель запил, начал употреблять наркотики. 2 мая 1991 года обезображенное тело Косинского было обнаружено в ванной его нью-йоркской квартиры. Он не нашел достаточной опоры ни в наставлениях еврейских мудрецов прошлого, ни в литературном творчестве, заслужившем признание, ни в любви близких – и покончил с собой...
На русском языке в разное время вышли четыре романа Ежи Косинского: «Садовник», «Ступени», «Чертово дерево» и, конечно. «Раскрашенная птица» (СПб, Амфора, 2005).

произведений: 0