Галина Владимировна Романова
Встретимся в другой жизни


– У тебя такие глубокие познания в этом вопросе? – Ее приподнявшаяся бровь, олицетворяющая иронию, лишила его последнего самообладания.

– Ты… ты знаешь, кто ты?.. – заверещал Димка.

– Кто?

– Ты длинноногая, грудастая шлюха!.. Ты о чем думала?! Что захомутаешь дурачка-очкарика и будешь жить себе припеваючи за его счет?! Да?!

– Ну, во-первых, я не считаю твоего отца дурачком. – Последовала пауза, затем ее начинающий звенеть от напряжения голос продолжил: – Во-вторых, если мне не изменяет память, стремление захомутать исходило как раз от твоего отца…

– Да?! А кто задом перед ним вертел?! – перебил он. – Ты посмотри, во что ты одеваешься! Ты же ходишь почти голая!

– Мне можно продолжить? – спросила она, выпуская дым в потолок. – В-третьих, мне всегда нравились очкарики. А в-четвертых, деньги для меня – ничто!

– Можно подумать! – недоверчиво фыркнул он. – Ты же наслаждаешься всем этим комфортом.

Недоуменно поглядев по сторонам, она невольно заулыбалась:

– Ты считаешь, что все, находящееся здесь, – предел моих мечтаний? Будь моя воля – я бы все здесь переделала…

Вот этого говорить не следовало, потому что Димка подскочил с кресла и, подлетев, зашипел ей в лицо:

– Только попробуй! Только попробуй тронь здесь что-нибудь! Я не знаю, что с тобой сделаю!

– Что?..

– Увидишь! – Он пошел к двери, на ходу обернулся и добавил: – Ты пожалеешь, если тронешь хотя бы одну вещь, принадлежавшую моей матери!

Дверь ударилась о косяк, грозя сорваться с петель.

Ноги заскользили по ковру, устраивая поудобнее ее бренное тело. Сигарета давно потухла, но вновь прикуривать было лень.

Голова ее начала клониться к коленям, в носу противно защипало – близился слезный шквал. Противостоять ему не было сил, поэтому Лика тихонько улеглась на пол и заплакала.

Но, видимо, такой привилегии она тоже лишалась, потому что дверь вновь распахнулась, и ее пасынок возник на пороге с самой милой улыбкой на устах:

– Я совершенно упустил из виду одну вещь – завтра приезжает папа… Думаю, нет необходимости посвящать его в детали нашего времяпрепровождения в его отсутствие.

– Боишься? – Помимо воли вопрос прозвучал ехидно.

– Нет, просто не хочу его огорчать. Ты же знаешь, что после смерти мамы у него проблемы с сердцем.

– Вовремя ты это вспомнил…

– Застучишь, значит? – прищурился Димка.

– Не знаю, не знаю… – Она приподнялась и, подойдя к нему вплотную, взяла его за подбородок. – Как будешь себя вести…

– Ничего ты не скажешь, – уворачиваясь, убежденно заявил он.

– Откуда такая уверенность?

– Тогда я застучу тебя! – И, видя ее недоуменный взгляд, продолжил: – Не думаю, что ему будет приятно узнать о твоих телефонных переговорах с каким-то Григорием! Кстати, а что за Григорий? Часом не Распутин?

Димка захохотал в полное горло и выпорхнул из комнаты. Лике ничего не оставалось делать, как смотреть, позеленев от злости, ему вслед и призывать на помощь все свое самообладание.

Этот стервец действительно мог наговорить о ней Олегу. И что самое печальное – она не смогла бы объяснить ему, кто такой Григорий. Тот был частью ее прошлого. Куда она не допускала никого!..

Звонкая пощечина разбудила ее среди ночи. Недоуменно тараща глаза, Лика пыталась рассмотреть что-нибудь в полумраке комнаты.

– Опять школу прогуляла, стерва?! – пьяный голос матери разбудил ее окончательно.

– Мама, ты хотя бы знаешь – который сейчас час? – сонно пробормотала она, пытаясь натянуть одеяло.

– Меня это не… – грязно выругалась она, потрясая всклокоченными волосами: – Где ты была весь день? Где?..

Ее руки метнулись к одеялу, сдирая его с дочери.

– Мама, перестань, – умоляла Лика.

– Я тебе сейчас перестану, – не унималась мать. – Учительница приходила. А ты, дрянь, опять меня опозорила.

Наконец до нее дошло…

Нина Николаевна, очевидно, имела неосторожность явиться в тот момент, когда ее благословенные родители только-только расположились за столом. Целый строй разнообразных бутылок вряд ли способствовал тому, что она прониклась уважением к ее предкам.

Мать, разумеется, сей факт не оставил равнодушной. Она сильно бушевала до того, как Лика вернулась домой, но была настолько поглощена застольем, что приход дочери прошел незамеченным.

Осторожно проскользнув в свою комнату, Лика накинула крючок на дверь и, быстренько раздевшись, нырнула в кровать.

Крючок, разумеется, был защитой ненадежной и сейчас болтался на одном полувывернутом шурупе.

– Я жду ответа, – не выпуская из рук одеяла, напомнила мать. – Или ты ответишь, или…

– Или что?! – завелась с пол-оборота Лика. – Милицию позовешь?! Она тебя первой и загребет.

– Ива-ан! – заорала мать. – Иди сюда!..

Отчим возник в дверном проеме мгновенно. Закралось подозрение, что все это время он подслушивал за дверью и наслаждался ситуацией.

– Что происходит? – Пьяно поводя глазами, обнял он мать за плечи. – Ларочка, не нервничай!.. Я давно говорил тебе, что этой маленькой стерве нужен хлыст…

– Заткнись! – вскинулась Лика. – Только тронь попробуй…

– И трону! – навис он бесформенной глыбой над ней. – Еще как трону!..

То ли матери не понравился его взгляд, блуждающий по голым плечам дочки, то ли проснулся давно задремавший инстинкт, но она начала потихоньку теснить отчима к выходу.

Уже стоя на пороге, погрозила дочери кулаком и пообещала:
<< 1 2 3 4 5 6 ... 15 >>