Иэн Рэнкин
Кошки-мышки

– То есть?

– То есть у кого-то отстегнулся галстук. Может быть, когда тело перетаскивали вниз. Возможно, он принадлежал констеблю полиции.

– Ты думаешь, кто-то из наших…

– Просто предполагаю. Конечно, эту штуку мог потерять и кто-то из обнаруживших тело. – Ребус протянул руку, и Маккол вернул ему прищепку. – Наверное, стоит с ними поговорить.

– Джон, да что ты… – Маккол замолчал и кашлянул, не находя слов для своего вопроса.

– Пей свой виски, – примирительно посоветовал Ребус. – А потом можешь послушать запись и скажешь мне, похоже ли это на правду.

– А ты что будешь делать?

– Не знаю. – Он положил галстук сержанта в карман. – Подберу кое-какие болтающиеся ниточки.

Маккол налил себе виски.

Ребус вышел из кабинета, и с лестницы до Маккола донеслось:

– А может быть, пойду к черту!

– Да, простой пятиугольник.

Психолог доктор Пул, который, впрочем, пояснил, что на самом деле он – вовсе не психолог, а только лектор по психологии, – внимательно рассматривал фотографии, надвинув нижнюю губу на верхнюю в знак того, что не сомневается в своем заключении. Ребус играл пустым конвертом и смотрел в окно кабинета. На газоне Джордж-сквер-гарденс, залитом ярким солнцем, лежали студенты, вооружившись вместо учебников бутылками вина.

Ребусу было неловко. В высших учебных заведениях, будь то обычный колледж или Эдинбургский университет, где он находился сейчас, он чувствовал себя дураком. Ему казалось, что каждое его слово и движение здесь придирчиво оценивают и делают вывод: этот неглупый человек мог бы быть гораздо умнее, если бы не упустил свой шанс.

– Когда я вернулся в этот дом, – произнес он, – между двумя кругами были дорисованы знаки. Что-то вроде знаков зодиака.

Психолог подошел к стеллажу с книгами и стал что-то высматривать. Хотя найти этого специалиста не составило труда, извлечь из него пользу может оказаться непросто, подумал Ребус.

– Возможно, обыкновенная пентаграмма, – протянул доктор Пул, отыскивая нужную страницу и поднося книгу к столу. – Похоже?

Ребус посмотрел на иллюстрацию:

– То самое, за исключением мелких деталей. А скажите, много ли людей интересуется оккультизмом?

– В Эдинбурге? – Пул снова сел и надвинул очки на нос. – О да. Очень много. Посмотрите, как раскупаются билеты на фильмы о дьяволе.

Ребус улыбнулся:

– Когда-то я и сам любил фильмы ужасов. Но я имею в виду активный интерес – участие в оккультных действах.

Лектор тоже улыбнулся:

– Я понимаю. Я пошутил насчет фильмов. Масса людей думает, что оккультизм – это попытки вызвать Сатану. На самом деле оккультизм гораздо шире. Или уже, как посмотреть.

Ребус попытался вникнуть в суть сказанного.

– Вы знакомы с кем-нибудь лично? – спросил он.

– Я знаю только, что существуют группы, занимающиеся белой и черной магией.

– Здесь, в Эдинбурге?

Пул снова повеселел:

– Разумеется. В Эдинбурге и окрестностях шесть практикующих кружков. – Он остановился, что-то подсчитывая. – Пожалуй, даже семь. Слава богу, большинство занимается белой магией.

– Белая магия подразумевает использование тайного знания с добрыми намерениями?

– Верно.

– А черная?

Лектор вздохнул и внезапно заинтересовался чем-то происходящим за окном.

Летний день. Ребус стал вспоминать. Когда-то давно он купил альбом Г. Р. Гигера[4 - Гигер, Ганс Руди (р. 1940) – швейцарский художник, дизайнер и скульптор, оформитель нескольких кинофильмов («Чужой»); культовые альбомы его работ – «Некрономикон Гигера» и «Биомеханоиды».], цикл картин, изображающих Сатану в окружении блудниц-весталок. Он сам не знал, зачем ему понадобилась эта книга. Она и теперь, наверное, стоит где-то у него на полке. Он вспомнил, как прятал ее от Роны…

– Есть в Эдинбурге одна секта, – заговорил наконец Пул, – практикующая черное колдовство.

– А они… Они приносят жертвы?

Доктор Пул пожал плечами:

– Мы все приносим жертвы.

Видя, что Ребус не смеется над его шуткой, он тоже сделал серьезное лицо и выпрямился на стуле.

– Может быть, приносят жертвы, традиционные для шабашей. Крысу, мышь, черную курицу… Но скорее все же пользуются символами. Не могу точно сказать.

– В доме, где мы нашли этот знак, – Ребус постучал пальцем по одной из фотографий, разложенных на столе, – было найдено также тело. Мертвое тело. – Он достал фотографии Ронни. Доктор Пул, нахмурившись, просмотрел их. – Смерть от передозировки героина. Ноги вместе, руки раскинуты. По сторонам две сгоревшие свечи. Это ничего вам не говорит?

Пул выглядел явно испуганным.

– Нет, – пробормотал он. – Вы полагаете, что сатанисты…

– Я ничего не полагаю, сэр. Я просто пытаюсь выяснить и сопоставить факты, не пренебрегая ни одной подробностью.

Пул задумался на несколько секунд.

– Возможно, один из наших студентов будет вам полезнее, чем я. Я и представить себе не мог, что речь идет о смертельном случае…

– Студент?

– Да. Я едва знаком с ним, но знаю, что он интересуется мистикой и приготовил в этом семестре большую и обстоятельную работу. Хочет писать курсовую по демонизму. Он на втором курсе, за лето они должны подготовить индивидуальный проект. Вероятно, он расскажет вам больше, чем я.

– Его зовут…

<< 1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 19 >>