Картер Браун
Надо убрать труп

Картер Браун
Надо убрать труп

Глава 1

– Бойд, – представился я, – Дэнни Бойд.

Чей-то темно-голубой глаз с недоверием разглядывал меня через глазок в двери.

– Я из «Сыскного бюро Бойда», – уточнил я. Звук собственного голоса, раздавшегося в тишине, заставил меня почему-то почувствовать себя странно одиноким. А это было просто невозможно в таком гигантском городе. – Конечно, я понимаю, что мы с вами находимся в Нью-Йорке, где люди всегда настороже. Но в данном случае это просто смешно!

Темно-голубой глаз продолжал изучать меня все с тем же недоверием.

– Если ваше имя Шанни О’Тул, – пояснил я, – тогда, значит, именно вы звонили ко мне в офис полчаса назад и сказали, что срочно нуждаетесь в моих услугах. Вы заявили, что для вас это вопрос жизни и смерти и если я немедленно не приеду, то ваша смерть будет на моей совести.

Темно-голубой глаз моргнул, и я почувствовал себя увереннее. По крайней мере, теперь я уже не опасался, что кто-то прислонил труп к той стороне двери. Вытащив из кармана пиджака удостоверение частного детектива, я поднял его на уровень глазка.

– Вот, взгляните и убедитесь, – со слабой надеждой произнес я. – Здесь даже написано мое имя, видите?

Последний аргумент возымел свое действие: темно-голубой глаз исчез, и раздалось громкое металлическое лязганье замков. Я совершенно справедливо предположил, что хозяйка дома пользовалась доброй дюжиной добротных запоров. В конце концов, к немалому моему облегчению, входная дверь распахнулась, и на меня уставилась теперь уже пара темно-голубых глаз.

– Мне необходимо было убедиться, что это в самом деле вы, – все с тем же подозрением заявила она. – Неделю назад одна моя приятельница сваляла настоящего дурака. Она открыла дверь парню, не проверив предварительно, кто же он на самом деле. Парень представился ее отцом, и, надо же быть такому совпадению, именно в это время подруга как раз и ждала отца. Одним словом, дело кончилось тем, что этот парень тут же изнасиловал ее не меньше трех раз прямо на коврике перед входной дверью…

Шанни О’Тул оказалась высокой, хорошо сложенной девицей далеко не хрупкого телосложения. Волосы цвета спелой пшеницы непокорными кудрями спадали ей на плечи, окутывая их подобно плащу, а темно-голубые глаза без стеснения во всех деталях разглядывали меня. Выражение этих глаз показалось мне довольно забавным: несколько неожиданная смесь полнейшей невинности и бесстыдной похотливости. Hoc у девушки был самый обычный, но вот изящный изгиб широкого, чувственного рта и особенно пухлая нижняя губа меня просто заворожили. Весьма благоприятное впечатление производила и восхитительно полная грудь, под натиском которой, казалось, вот-вот лопнет черная шелковая блузка. Скромно опустив глаза ниже, я понял, что то же самое в любой момент может произойти и с белыми брюками, облегавшими ее пышные бедра. Длинные ноги девушки были безупречны: от изящно округленных бедер вплоть до хрупких лодыжек. Конечно, назвать ее миниатюрной было нельзя, но сложена Шанни была на редкость пропорционально. Отвлек меня от столь приятного созерцания достоинств фигуры девушки ее на этот раз приветливый голос.

– В чем дело? – вдруг поинтересовалась она. – Что с вашими волосами?

– А что? – тупо переспросил я.

– Что за дикая идея – постричься почти наголо?!

– Обычная мужская стрижка «под ежик», – пожал плечами я. – В конце концов, немного терпения – и они снова отрастут.

Я автоматически повернул голову в профиль. Я всегда считал наиболее выигрышным для моего лица именно вид справа. Обычно хватало и одного взгляда с этой стороны, чтобы привести любую представительницу слабого пола в состояние восторженного оцепенения.

– Не мешало бы вам полечиться от косоглазия, – все так же дружелюбно продолжала хозяйка дома. – Если, чтобы взглянуть кому-то прямо в глаза, вам всякий раз приходится так ужасно выворачивать голову, мне вас искренне жаль. Разве можно так мучиться?!

– Так вы сказали, это вопрос жизни и смерти? – пропустив мимо ушей ее слова, неопределенно хмыкнул я.

– Будет лучше, если вы войдете, – оглянувшись, быстро проговорила она. – Не будем рисковать, оставаясь на пороге дома. Нас могут изнасиловать, причем обоих сразу!

Вряд ли стоило придумывать какой-либо остроумный ответ на такое умопомрачительное заявление, и я предпочел войти вслед за хозяйкой в дом. Дверь за моей спиной быстро захлопнулась, и весь сложный ритуал запирания бесчисленных замков был повторен. Шанни провела меня в гостиную. По пути я не мог отвести глаз от двух округлых половинок, которые, подрагивая при каждом шаге, словно зрелый плод, так и просились в руки. Было бы забавно снять с нее все, подумал я игриво, и заставить пробежаться по дюнам.

Гостиная, куда она меня привела, была обставлена в стиле позднего скандинавского модерна, и я едва не столкнулся с мобилем.[1]1
  Мобиль – подвижная абстрактная скульптура из проволоки и железа, обычно подвесная (Примеч. перев.).


[Закрыть]
Однако мне все же удалось не получить удар по физиономии от этой скульптуры, отдаленно напоминавшей гроздь серебряных бананов. За окном простиралось безоблачное небо, а взглянув вниз, можно было увидеть Ист-Ривер.

– Присаживайтесь, мистер Бойд, – радушно пригласила блондинка.

Я уселся на неопределенной формы диван. Хозяйка же предпочла устроиться напротив меня в кресле, на первый взгляд напоминавшем детскую колыбель. В воздухе повисла неловкая пауза. Нахальная блондинка использовала ее, чтобы продолжить бесцеремонное разглядывание моей персоны, причем длилось это довольно долго. Наконец я не выдержал.

– Неужели все так плохо? – спросил я с наигранным сочувствием.

– Как вы сказали? – Блондинка вздрогнула и оторвала от меня взгляд.

– Мое лицо, – ухмыльнулся я. – Наверное, с ним что-то произошло, причем совершенно ужасное, и вы ломаете голову, как мне об этом сообщить поделикатнее.

– А, понятно. – Женщина облегченно вздохнула. – Прошу прощения, просто я пыталась уловить исходящие от вас потоки биочастиц. Ведь биополе каждого человека может рассказать о многом, вы согласны?

– И что же вам удалось уловить? – поинтересовался я.

– Ничего, кроме обычной похоти. – Она изменила позу, и черный шелк на груди туго натянулся. – Еще чувствуются, пожалуй, жалкие остатки чего-то вроде рудиментарного разума. Но они почти полностью сублимированы первобытным сексуальным инстинктом. – Хозяйка дома взглянула на меня с видимым интересом. – Кстати, а вы, ну чисто случайно, не тот ли самый тип, что гнусно обманул мою приятельницу, выдав себя за ее отца?

– Хотите пригласить меня перебраться на коврик у входной двери? – с усмешкой предположил я. – Лично для меня изнасилование теряет всю свою прелесть, если я занимаюсь этим где-нибудь в другом месте.

– По-моему, в первобытном сексуальном инстинкте нет ничего плохого, – нисколько не смутившись, пробормотала она. – Надо только следить, чтобы он не превратился в некую секс-манию. Для этого необходимо время от времени думать и о других вещах. Кстати, вот вы, к примеру, с того самого момента, как вошли в мой дом, не можете уже думать ни о чем, кроме моего тела, ведь правда?

– Вы забыли о коврике у входа, – деликатно кашлянул я.

– Ну вот, я и говорю. А почему бы вам, скажем, для разнообразия не подумать о моем образе мыслей?

– Рад бы, да только не знаю, с чего начать! – ухмыльнулся я.

– Вообще-то я ничего не имею против мужчин с сильным половым влечением, – призналась Шанни. – Но вот как раз сейчас мне очень пригодился бы человек, который умеет еще и думать.

– У меня возникла идея, – объявил я. – Почему бы вам не остаться здесь и не заняться медитацией, а я вернусь к себе в офис. Мы просто сделаем вид, что нашей с вами встречи не было.

– Кажется, я не совсем верно истолковала ваши стремления, – произнесла хозяйка дома голосом кающейся грешницы. – Вернемся к делу.

– К тому самому, которое вы назвали вопросом жизни и смерти? – с интересом пробормотал я.

– Давайте для начала я расскажу вам о себе, – сказала она. – Меня зовут Шанни О’Тул, и я осталась сиротой, когда мне не было и восьми лет. Моим законным опекуном стал мой родной дядя, и с тех пор я жила в его доме. Вообще он был очень добр ко мне. Но к тому времени он уже был слишком стар и, возможно, поэтому имел, скажем так, довольно своеобразный взгляд на жизнь. Дядя сделал все от него зависящее, чтобы полностью изолировать меня от мира. Так продолжалось до тех пор, пока не пришло время отправить меня в колледж. Впрочем, он и там пытался организовать мне такую же жизнь отшельницы. Шесть месяцев назад мой дядя умер. В наследство он оставил мне чертову прорву денег, несколько нефтяных скважин и машиностроительный завод. Сейчас на меня работает целая армия адвокатов, которые денно и нощно следят за тем, чтобы мое состояние все время увеличивалось. Так что волноваться мне, казалось бы, не о чем. Но, к сожалению, я не слишком хорошо разбираюсь в людях. И поэтому приходится разбираться в том, что же на самом деле ими движет.

– А от меня-то вам что нужно? – поинтересовался я.

– Было бы хорошо, если бы вы позаботились о том, чтобы я осталась в живых, – просто ответила она. – Мне всего двадцать четыре года, и очень хочется прожить как можно дольше.

– Кто же хочет убить вас? – удивился я.

– Разве я пригласила бы вас, если бы знала это сама? – недовольно пробурчала она. – А если вы способны хоть пару минут подумать о чем-то, кроме моего тела, то не станете задавать дурацких вопросов.

– Хорошо. Тогда скажите, с чего вы взяли, что кто-то задумал убить вас? – рявкнул я.

– Да ведь уже было две попытки избавиться от меня, – пояснила Шанни. – Уж такое, видно, мое счастье, что я осталась в живых.

– А для чего вообще убивать вас?

Женщина нетерпеливо передернула плечами.

– Похоже, вы все-таки не намерены оторвать взгляд от моих ног и груди?!

– Ваша грудь просто восхитительна, да и ноги хоть куда, – недовольно процедил я. – Правда, в эту минуту меня куда больше волнуют ваши уши.

– Мои уши? – Она в изумлении вытаращила глаза.

– Мне почему-то кажется, что они украшают пустую голову, – ухмыльнулся я. – Просто один сплошной вакуум!

– Как вы смеете оскорблять меня! – возмутилась блондинка.

– Из сказанного вами я понял, что кто-то уже сделал две попытки прикончить вас, – подытожил я. – А вы до сих пор так и не поняли, кто это был и зачем ему это надо.

– Совершенно верно, – оживилась моя собеседница. – Вот мне и нужно, чтобы вы докопались до этого. Выяснили, кто он, и остановили его.

– Но куда же вы намереваетесь для этого меня послать? – совсем не обрадовавшись, поинтересовался я.

– В Санта-Байю, – не моргнув глазом, объявила она.

– Вы имеете в виду курортный городок на Западном побережье?! – От удивления в горле у меня что-то булькнуло.

– Да, конечно. А вы небось подумали, что речь идет о том старикане, приятеле Дон Кихота, который вместе с ним крушил ветряные мельницы! – съехидничала Шанни О’Тул.

– Если мне не изменяет разум, вы сейчас находитесь в Манхэттене, – осторожно напомнил я. – И хотите тем не менее отправить меня к черту на кулички, за три тысячи миль отсюда на поиски этого предполагаемого убийцы?!

– Да заткнитесь же вы хотя бы ненадолго и послушайте пару минут меня! – проговорила блондинка елейным голосом. – У меня там загородный дом, и я собираюсь провести в нем недельку, начиная с завтрашнего дня. Мне пришлось как следует поломать голову, прежде чем решить, кого туда пригласить. Но сейчас я совершенно уверена, что будущий убийца – в числе этих гостей. И одним из тех, кто приедет навестить меня, будете вы, мистер Бойд.

– Да что вы?! – Всем своим видом я постарался показать, что приятно удивлен.

– Таким образом, вы окажетесь под одной крышей со всеми гостями, будете неустанно наблюдать за каждым и сможете сделать свои собственные выводы. Выясните, кто же покушается на мою жизнь, – безапелляционно заявила она. – Думаю, недели вам будет вполне достаточно.

– А может, и меньше, – с серьезным видом бросил я. – В конце концов, я могу и сам вас прикончить, закопать где-нибудь в дюнах и потом терпеливо ждать. Предполагаемый убийца обязательно начнет метаться взад-вперед, сходя с ума от беспокойства.

– Мистер Бойд, – заявила она тоном, способным заморозить даже вулкан. – Насколько я понимаю, мое предложение вас ничуть не заинтересовало?

– Совершенно верно, – любезно отозвался я.

Хозяйка дома чуть заметно вздохнула и, поднявшись с кресла, медленно направилась к весьма элегантному, обтянутому кожей бюро. Я с интересом наблюдал, как она, взяв в руки какие-то бумаги, небрежно их просмотрела.

– Думаю, билет на самолет я еще успею сдать, – задумчиво пробормотала она. – А вот чек, вероятно, придется просто порвать.

– Ну так порвите, – не задумываясь, буркнул я.

– Я поняла, что такому преуспевающему частному детективу, как вы, – сказала она, – деньги просто не нужны. Они для вас, наверное, ничего не значат?

– Верно, – кивнул я.

– Ну что ж. – Шанни О’Тул пожала плечами. – Бог с ней, с этой тысячей!

– Стоп! – Я взвился в воздух, как ракета. – Вы сказали – тысяча долларов?!

– В качестве аванса, – лукаво усмехнулась она. – Я собиралась заплатить вам пять тысяч в случае, если вы отыщете мерзавца, который собирается меня прикончить. Кто бы это ни был! Впрочем, вижу, что для этого задания мне придется подыскать кого-нибудь более подходящего.

– Я передумал, – поспешно объявил я. – Когда нужно вылететь?

– Я буду на месте завтра утром, – спокойно ответила она. – Чтобы все организовать как следует, мне понадобится целый день. Гости приглашены на послезавтра, на это же число заказала билет и для вас. Считаю, что в аэропорту вам нужно нанять машину и на ней прибыть в мой дом. – Приблизившись ко мне, она вложила мне в руки стопку бумаг. – Все подробности вы найдете здесь.

Я поблагодарил.

– А теперь расскажите мне подробнее обо всех остальных приглашенных, – попросил я.

К моему удивлению, блондинка решительно покачала головой.

– Нет, мистер Бойд. Вам лучше ничего не знать заранее. Только в этом случае вы сможете непредвзято судить о каждом из них. Я познакомлю вас со всеми. А уж дальше вы сами сможете разобраться, кто убийца.

– Хорошо, – согласился я. – Тогда расскажите мне о прежних попытках убить вас.

– Не сейчас, – отмахнулась блондинка. – Может быть, потом. Мне бы хотелось, чтобы вы приехали в Санта-Байю без всяких предубеждений.

– И сыграл роль одного из гостей? – предположил я.

– Вот именно. – Немного подумав, она решительно повела плечами. – К сожалению, это значит, что мне придется называть вас по имени…

– Дэнни, – подсказал я.

– Когда-то у меня был знакомый бармен, которого тоже звали Дэнни, – задумчиво сказала Шанни О’Тул. – Только он совершенно не умел готовить хороший мартини.

– В отличие от вас, я не знаю никого по имени Шанни, – объявил я. – Впрочем, кроме вас, а я не уверен, что это так уж ужасно…

– Не стоит особенно сокрушаться, что мы не очень-то по вкусу друг другу, – просто сказала блондинка. – Что-нибудь еще, Дэнни?

– Надеюсь, мы неплохо поладим, – предположил я. – В конце концов, вы богаты, а я умею готовить отличный мартини.

– Что-нибудь еще? – повторила она сквозь зубы.

– По-моему, все. – Я с довольным видом покосился на часы. – Сейчас самое время перейти к изнасилованию вашей подруги, и лучше всего именно на коврике в прихожей.

– Думаете, очень смешно? – огрызнулась девушка. – Надеюсь, провожать вас необязательно?

– Конечно, – с готовностью кивнул я. – У меня на редкость хорошая зрительная память.

Хозяйка дома молча проводила меня почти до самых дверей гостиной. И тут снова заговорила.

– Должна предупредить вас еще кое о чем, – сказала она небрежно.

– А именно? – поинтересовался я.

– Не спускайте глаз с Мартина Шумейкера.

– Мартин Шумейкер? – переспросил я, перебирая в голове все знакомые мне фамилии.

– Это один из приглашенных, – пояснила Шанни. – Совершенный дикарь. Может запросто убить человека и сам не сможет потом объяснить, почему и зачем.

– Я с этим типом незнаком, – твердо заявил я.

– Ну что ж, – она пожала плечами, – значит, познакомитесь. Он не то чтобы сумасшедший, просто не умеет рассчитывать свои силы.

– Что, здоровый парень? – поинтересовался я.

– Самый настоящий великан, – кивнула девушка. – И силен, как бык. Однажды я видела, как он свернул в бараний рог стальной прут, почти что завязал его узлом. Причем в эту минуту он явно думал о чем-то другом. По-моему, он даже не понимал, что делает.

– Да, придется за ним присмотреть, – согласился я. – Клянусь, что немедленно исчезну, как только этот малый войдет в комнату.

– Но в то же время он чудесный парень, – заявила она.

– Просто он не отдает себе отчет в опасности своей силы, – с готовностью подхватил я.

– Вот именно, – кивнула она, озарив меня сияющей улыбкой. – Уверена, вы с ним отлично поладите. А кроме того, думаю, это не он мечтает со мной разделаться.

– Ну конечно, – поддакнул я. – До свидания, мисс О’Тул.

– Шанни, – поправила она.

– Шанни, – послушно повторил я.

– Пока, Дэнни, – весело закивала она. – Мне кажется, разумно заранее всех предупредить, что ты, мол, недавно подцепил какую-то тропическую болезнь. Но сейчас уже почти поправился, и скоро они будут как у всех нормальных людей.

– Что вы имеете в виду? – оторопел я.

– Твои волосы, конечно, – безмятежно заявила она. – Ведь, увидев тебя с такой прической, мои приятели тут же решат, что ты псих, удравший из ближайшей лечебницы!

Глава 2

Я захлопнул за собой дверь и, стоя на ступеньках, немного помедлил, прислушиваясь к лязганью многочисленных засовов за спиной. И вдруг входная дверь квартиры напротив чуть приоткрылась. В образовавшуюся щель выглянула брюнетка. На ее лице отражалось сильнейшее любопытство.

– Наверное, вы и есть тот самый частный детектив, – промурлыкала она низким гортанным голоском.

– А вы, вероятно, та самая доверчивая подружка, которая не удосужилась проверить, действительно ли за дверью стоит ее отец, – в тон ей ответил я. – В результате была изнасилована на коврике перед входом не менее трех раз.

– Так, значит, Шанни вам рассказала обо мне? – Она коротко хмыкнула. – Конечно же, я просто пошутила. Но Шанни готова поверить всему, чему угодно, если история пришлась ей по вкусу.

– Представьте, я и сам поверил, – признался я.

– Уже почти пять часов, – улыбнулась брюнетка. – В это время, должно быть, над Эмпайр-Стейт-Билдинг уже развевается флаг с этикеткой мартини. И раз уж мы познакомились, так не лучше ли пройти в дом и приготовить что-нибудь выпить?

– Почему бы и нет? – с энтузиазмом откликнулся я.

Вслед за брюнеткой я вошел в комнату. Ее обстановка отличалась от той, в которой я побывал часом раньше, как если бы я перенесся в другое полушарие. Комната напоминала крошечный уголок Японии. Брюнетка не спеша направилась к решетчатому бару и удобно устроилась перед ним.

– Что будете пить? – спросила она.

– Мартини и немного льда, – сказал я. – Кстати, позвольте представиться, меня зовут Дэнни Бойд.

– А я Ширли Симпсон, – весело объявила она. – Буду рада называть вас Дэнни, но боже вас упаси когда-нибудь назвать меня Ширл!

Ее прическа отдаленно напоминала мой «ежик». Конечно, в той степени, в какой это вообще возможно для женщины, решил я. На душе у меня немного потеплело. Девушка зачесывала их вперед так, что они волнистой челкой прикрывали лоб до самых бровей. Остальная масса волос мелкими кудряшками завивалась на затылке. Игривые локоны пушились над ушами, но были так коротки, что не доходили до шеи. Даже мне было понятно, что над такой прической потрудился настоящий мастер. Одним словом, смотреть на эту головку было приятно. Мне понравились и глаза девушки, умные и выразительные. А вот рот по контрасту с ними выглядел уж слишком невинно, чтобы соответствовать всему облику. Ширли Симпсон была одета в подобие черного шелкового японского кимоно, туго перетянутого поясом на тоненькой талии. Это роскошное одеяние при желании могло доходить ей даже до середины бедер. При ближайшем рассмотрении становилось понятно, что под черным шелком на хозяйке квартиры абсолютно ничего нет. Ее высокая грудь соблазнительно колыхалась, а разглядев, как маленькие соски натягивают тонкую ткань, я почувствовал странную сухость во рту. Если весь дом заселен девушками, подобными Шанни О’Тул и Ширли Симпсон, так ведь это мечта любого насильника!

– Предлагаю вам присесть, Дэнни, – ласково промурлыкала она.

Я осторожно пристроился на кушетке, слишком низкой, чтобы мужчина моего роста мог чувствовать себя достаточно удобно. Она приготовила нам спиртное и, передав мне стакан, устроилась подле меня. Сиденье кушетки, казалось, просто лежало на полу, поэтому коленки моей новой приятельницы, когда она села, приподнялись, полы черного кимоно сползли вниз и приоткрыли ее бедра почти полностью. Покрытые бронзовым загаром ноги Ширли оказались прелестной формы. Я почти автоматически повернулся к ней левым профилем.

– Шанни упоминала, что собирается нанять частного детектива, – заметила девушка. – Так это вы и есть?

– Это я и есть, – скромно потупился я.

– Оказывается, вкус у нее намного лучше, чем я думала, – сладко пропела очаровательная брюнетка. – Так, значит, вы вместе со всеми отправляетесь в Санта-Байю, чтобы выяснить на месте, кто собирается прикончить Шанни?

– Почему бы вам просто не задать мне вопрос? А потом, ради разнообразия, так же просто не подождать, пока я сам отвечу на него? – поинтересовался я. – Вы не обратили внимания, что до сих пор на все свои вопросы отвечаете сами?

– Прошу прощения, – рассмеялась она, продемонстрировав ровные белые зубы. – Просто мне кажется, что вам следует знать еще кое-что о Шанни. Скажем, ради пользы общего дела.

– Вы намекаете, что она немного не в своем уме?

– Скорее, просто притворяется, так сказать, играет под дурочку, – быстро пробормотала соседка. – Шанни славная девушка, а под этой маской скрывается на редкость ранимая и чуткая душа.

– И тем не менее кто-то хочет избавиться от нее? – спросил я.

– Она сама мне это говорила. – В голосе Ширли прозвучало сомнение. – Уже были две попытки покушения на ее жизнь – так сказала Шанни.

– А она, случайно, не рассказывала, как именно ее хотели убить?

Брюнетка покачала головой.

– Я сто раз пыталась уговорить ее это сделать. Но всякий раз она тут же, как устрица створки раковины, захлопывала рот, и я не смогла ничего из нее вытянуть.

– Как мило с вашей стороны было пригласить меня к себе, да еще и угостить. – Я с благодарностью взглянул на девушку. – Объясните, для чего вам это понадобилось?

– Через минуту, – с готовностью откликнулась брюнетка. – Только вначале ответьте, Шанни что-нибудь рассказывала вам о своем детстве?

– Это о том, как она осталась сиротой и попала в дом к богатому дядюшке, а тот недавно умер и оставил ей все деньги? – поинтересовался я.

– И это все, что вам известно?

– Да, конечно, – кивнул я.

– Мы с ней вместе учились в колледже, – объяснила Ширли. – Наверное, я самая старая и самая близкая подруга Шанни. И мне совсем не хочется, чтобы с ней что-нибудь случилось.

– Итак? – напирал я, надеясь, что она продолжит свои откровения.

– Поэтому я считаю, что если вся эта история – не плод ее воображения и Шанни действительно нуждается в защите, так пусть это будет самая лучшая защита.

– Поэтому-то она и выбрала меня, – гордо заявил я.

– Но нужно еще убедиться в том, что вы лучший, – замявшись, промолвила девушка. – Не возражаете против такой проверки?

– Ничуть, – отозвался я, – тем более будь я проклят, если понимаю, о чем это вы.

– Что-то вроде небольших испытаний, – объяснила она. – Просто чтобы знать наверняка, что вы лучше других сможете защитить Шанни.

– Будете упражняться в разгадывании кроссвордов? – ухмыльнулся я.

– Да нет, это что-то вроде обычного теста, – приятно улыбнулась брюнетка. – Просто проверка ваших способностей к быстрой концентрации и логическому мышлению.

– Знаете, что я вам скажу? – не выдержал я. – У меня такое чувство, что доктор вам сейчас еще нужнее, чем вашей подруге.

Она слегка коснулась моей руки:

– Это не отнимет много времени, мистер Бойд, я обещаю. Пару минут, не больше. Сидите как сидели, а все остальное я сделаю сама.

И прежде чем я успел открыть рот, чтобы отказаться, она вскочила на ноги и встала прямо передо мной.

– Постарайтесь сосредоточиться. – Брюнетка опять послала мне ослепительную улыбку. – А потом я задам вам несколько вопросов.

Не успел я и глазом моргнуть, как ее проворные пальчики распустили туго завязанный пояс, и полы кимоно распахнулись, полностью обнажив ее тело. Я с удовлетворением отметил, что угадал: под плотным шелком действительно ничего не было. Девушка чуть повела плечами – и вот она уже совершенно нагая стоит передо мной, а кимоно комочком черного шелка съежилось у ее ног. Пленительное тело было, пожалуй, немного худощавым, но не худым, а скорее хрупким, с прелестными женственными округлостями во всех нужных местах, и покрыто ровным бронзовым загаром. Соски упругой груди упрямо торчали кверху, мягкая линия тела тянулась к животу, и я вдруг почувствовал, что весь напрягся.

– А теперь перейдем к вопросам, мистер Бойд, – все тем же низким, воркующим голосом произнесла брюнетка. – Какую часть моего тела вы находите наиболее привлекательной?

– А если я назову сразу несколько? – прохрипел я не своим голосом.

– Можете даже перечислить письменно и в алфавитном порядке, если хотите, – промурлыкала она, мягко проводя ладонью вдоль изящной выпуклости бедра. – Не торопитесь, времени у нас сколько угодно.

Честно говоря, я в этом сильно сомневался. Это было что-то вроде дурного предчувствия, интуиции, если хотите. В тот момент я не мог дать этому названия. Метнувшись к противоположному краю кушетки, я кубарем скатился на пол и вскочил на ноги. И, как оказалось, вовремя. Массивный кулак со свистом врезался в кушетку как раз в том месте, где я только что сидел. Кушетка с печальным треском развалилась пополам. У меня потемнело в глазах. Кулак, похоже, должен был впечататься как раз мне в шею. И если бы я не успел увернуться, то так и остался бы на кушетке, но развалившись на две половины.

– Похоже, ему неплохо удалось сосредоточиться, – восхищенно присвистнула Ширли Симпсон. – Я сразу об этом догадалась, как только заметила, что у него остекленели глаза. Да и вообще он быстро сообразил, что я не просто так устроила стриптиз. Думаю, этот парень достоин высшей похвалы и способность концентрироваться и умение мыслить логически у него на высоте.

Обладатель чудовищного кулака медленно разогнулся, и я заметил на его лице гримасу разочарования.

– А я-то готов был поклясться, что он просто отключился и глазеет на тебя как кролик на удава, – пробурчал он. – Черт подери, теперь еще и за кушетку придется платить.

Я сам не маленького роста, но этот парень намного меня перерос и был гораздо тяжелее. Сложен он был как греческий бог – не тело, а одни сплошные мускулы. И ни грамма лишнего жира, с невольной завистью вынужден был признать я. Жизнерадостный гигант с гривой непокорных рыжих волос и пиратской шваброй вместо бороды того же цвета. Мне показалось, что парню около тридцати. Ясные светло-голубые глаза смотрели на мир с младенчески-невинным выражением. А глядя на его нос немыслимой формы, я готов был дать голову на отсечение, что в свое время он был сломан в нескольких местах. Его уродовал белый шрам, который тянулся от левой скулы почти вертикально вниз, затем круто изгибался у уголка рта. Вообще мне показалось, что парень смотрелся бы куда уместнее в грязной пиратской одежде, нежели в элегантном современном пиджаке.

– Дэнни Бойд, познакомьтесь с Мартином Шумейкером, – пробормотала брюнетка, представляя нас друг другу.

– Вы чуть не сломали мне шею, – в ярости прорычал я.

Наглый парень добродушно покачал головой.

– Не волнуйтесь, мы все тщательно рассчитали, – заявил он. – Вы пролежали бы без сознания минут десять, не больше. Правда, потом с трудом ворочали бы шеей недельки две. И все. Как видите, ничего страшного.

– С меня довольно! – воскликнул я. – Вы оба – просто парочка буйнопомешанных.

Ширли Симпсон подхватила с пола кимоно и изящно завернулась в него. Обмотав вокруг тонкой талии полоску черного шелка, которая служила ей поясом, девушка кокетливо поправила волосы.

– Не стоит так волноваться. Мы ведь просто хотели убедиться, что Шанни находится под надежной защитой, – сказала она. – Вам осталось пройти еще одно, последнее испытание. Мы можем закончить через пару минут, Мартин?

– Ну конечно, – приветливо улыбнулся гигант. – На этот раз я постараюсь ничего не сломать.

– Последнее испытание? – Мне показалось, что я ослышался.

– Если хотите, чтобы мы поверили в вашу способность защитить жизнь Шанни, – решительно произнесла брюнетка с таким видом, будто ничего разумнее и быть не могло, – вы сначала должны доказать, что способны защитить самого себя.

– Шумейкер? – догадался я.

– Шумейкер, – кивнула она.

– Мне хотелось бы внести полную ясность, – вмешался жизнерадостный рыжеволосый великан. – Как вижу, вы из тех, кто ничем не брезгует ради победы, так что сразу предлагаю – к черту любые правила!

– А почему мы не можем решить эту проблему на интеллектуальном уровне? – взмолился я, впрочем, без малейшей надежды, что меня хотя бы услышат. – Давайте просто сыграем в шахматы!

– Люблю крутых парней с чувством юмора! – учтиво откликнулся мой противник. – Даже если шутки такие же тупые, как ваша.

Я было прикинул, что ему потребуется время, чтобы обойти сломанную кушетку, но тут же был вынужден изменить свой план: парень просто пинком отшвырнул ее в сторону. Ширли Симпсон стояла за моей спиной, но в сложившейся ситуации мне было не до галантности. Впрочем, сейчас все средства хороши, посчитал я. И, обернувшись, схватил девушку за шею, согнул почти пополам и что было сил шлепнул ее по мягкому месту. От возмущенного крика брюнетки я чуть было сам не оглох. Даже моего рыжеволосого противника, похоже, оглушил этот вопль.

– Что это значит, Бойд? – прорычал он. – Вы, часом, не сексуальный маньяк? Оставьте девочку в покое и сражайтесь как подобает мужчине!

Без слов я дернул Ширли вперед, прикинул на глаз расстояние и дал ей такого пинка, что она полетела вперед не хуже ракеты «воздух – воздух». Размахивая руками, словно ветряная мельница, девушка со всего маху ткнулась головой Шумейкеру прямо в солнечное сплетение. Впрочем, это скорее было предупреждение Мартину, ведь на самом деле такой толчок вряд ли мог серьезно ему повредить. К сожалению, я не подумал о самой девушке. У нее же было впечатление, что она врезалась в каменную стену. Брюнетка распростерлась на полу почти без сознания, и я услышал жалобный стон.

1 2 >>