Картер Браун
Могилы, которые я раскапываю

Глава 3

Один из них, худощавый, с угловатым лицом и взглядом человеконенавистника, видимо, сытый по горло общением с представителями рода человеческого, наставил на меня пистолет и прорычал:

– Ну, приятель, скажите, какого дьявола вы это сделали?

– Что именно? – поинтересовался я.

– Что именно?! – Он выпучил глаза. – Меня интересует, какого черта вы задушили эту дамочку?

– А вам не кажется, что вы хотите узнать сразу слишком много? – спросил я вежливо. – Вы приходитесь родственником умершей?

– Я лейтенант Райд, – ответил он холодно. – Отдел по расследованию убийств. А это сержант Келсо. – Он повел пистолетом в сторону своего спутника. – Итак, почему вы ее убили?

– Я появился здесь за пять минут до вашего прихода, приятель, и нашел ее в таком же состоянии, что и вы, – ответил я в полном соответствии с реальными фактами. – А вот с какой стати вы здесь очутились?

Он не посчитал нужным отвечать на мой вопрос.

– Пять минут назад? – Лейтенант Райд оглянулся на сержанта, словно ожидая поддержки. – Келсо, вы меня знаете. Скажите, я вменяемый человек?

– Разумеется, лейтенант! – ухмыльнулся тот.

– Тем не менее иногда мне приходится прилагать очень большие усилия, чтобы сдержаться при общении с собеседниками. Вы могли бы утверждать, Келсо, что я имею обыкновение не доверять людям?

– Никак нет, лейтенант.

– Я не стараюсь изображать из себя чересчур ретивого служаку, – доверительно сказал мне Райд. – Но… – Голос его внезапно поднялся до неистового гнева. – Не стоит рассказывать мне сказки, будто вы заявились сюда лишь пять минут назад и нашли девушку уже задушенной, иначе… – Он замолчал, а когда заговорил снова, в его голосе послышалась прежняя мягкость: – Хоть бы один раз… – Он растянул губы, слегка обнажив зубы, что в африканских джунглях вполне могло бы сойти за улыбку. – Хоть бы один разок мне ответили действительно оригинально. Так нет же, всю свою жизнь я выслушиваю одно и то же: «Приятель попросил меня передать этот пакетик, я не подозревал, что в нем героин» или «Честное слово, лейтенант, револьвер валялся на улице, и только я подобрал его, как на меня набросился коп…» Так что, может, начнем с самого начала?

– Благодарю, лейтенант, за предоставленный шанс, – сказал я с раскаявшимся видом. – Вы, наверно, заметили, что девушку задушили купальником?

– Да, и какая же тут связь? – спросил он заинтересованно.

– Дело в том, что это заурядный несчастный случай. Я поставщик купальных костюмов, и эта девушка была одной из моих манекенщиц. Этот купальник – наша новейшая модель, и мы поспорили о прочности нейлона. Она утверждала, что ткань не сможет сдержать столь пышные формы, как у нее; я же в ответ заявил: ткань настолько прочна, что способна сдержать не только формы, но и дыхание. Глупышка решила, что мои слова нуждаются в проверке, и прежде чем я сообразил, что случилось…

– Довольно, довольно! – раздраженно оборвал меня Райд. – Значит, вы утверждаете, что, когда вошли сюда, девушка уже была мертва? – Он взглянул на часы. – Почти час ночи, а вы так запросто решили заглянуть в гости? Она была вашей любовницей?

– Нет, – чопорно ответил я. – Я только сегодня с ней познакомился.

– О боже! – простонал он. – Что ж, продолжайте. Судя по всему, вы отъявленный лгун.

– Вы же не хуже меня знаете, лейтенант, – миролюбиво возразил я, – что правда зачастую выглядит совершенно невероятной.

– А кто здесь говорит правду? – поинтересовался он. – Я лично пока ничего правдивого еще не услышал. Начнем сначала – так будет проще. Кто вы?

– Меня зовут Дэнни Бойд, – представился я и лучезарно улыбнулся.

– А кто эта девушка? – Лейтенант ткнул пистолетом в труп.

– Ее зовут Элиш Хоуп.

– Значит, вы познакомились с ней только сегодня и она пригласила вас к ней в номер после полуночи?

– Возможно, вы слышали, что фирма «Русалка» проводит конкурс красоты? – с надеждой спросил я.

– Да, видел несколько фотографий в вечерних газетах, – буркнул лейтенант.

– Я один из судей этого конкурса, официальный представитель фирмы «Русалка». Эта девушка была одной из участниц, и, проходя мимо судейского стола, она мне подмигнула… Ну, лейтенант, вы знаете, как это бывает… – В последнем я отнюдь не был уверен, но тем не менее храбро продолжил: – И когда наступил вечер, я подумал, а не заглянуть ли мне к ней на минутку. Дверь была не заперта, и я вошел в номер… Но бедняжка лежала на кровати. Мертвая… А буквально через пять секунд в комнату ворвались вы.

– Я бы предложил другую версию, – едко возразил лейтенант. – Девушка была из порядочных. Чистая и невинная. Но после того, как вы увидели ее в купальнике, в вас проснулся зверь. Вы ворвались в номер, а когда бедняжка попыталась вас выгнать, потеряли контроль над собой и задушили ее. Ну же, сознайтесь, все произошло именно так?

– Придумайте что-нибудь поубедительнее, – буркнул я. – Во всяком случае, для меня. Почему бы вам для начала не вызвать врача и не установить, когда эта девушка была убита?

– Большое спасибо за совет, мистер Бойд, – прорычал Райд. – Может, посоветуете еще поискать в номере отпечатки пальцев?

Я понял, что лучше придержать язык за зубами, – не следовало забывать, что беседуешь с полицейским.

– У вас есть документы? – спросил лейтенант инквизиторским тоном.

Я достал бумажник и протянул Райду водительское удостоверение. Мне показалось, что пускать в ход свою лицензию частного детектива еще рановато. Райд быстро просмотрел водительские права и вернул обратно.

– Вы давно в Майами?

– Со вчерашнего дня.

– И приехали специально ради конкурса по приглашению фирмы «Русалка»?

– Именно так.

– Кто-нибудь может подтвердить это?

– Управляющий фирмой Майер. Правда, не знаю, где его можно найти прямо сейчас.

Райд оглянулся на сержанта.

– У них в офисе наверняка есть ночной дежурный, – сказал он. – Позвоните туда и узнайте домашний телефон Майера. – Лейтенант снова повернулся ко мне. – Где вы остановились?

– В «Стиксе».

– Проверьте и это, Келсо, – распорядился Райд, – а также позвоните в наше отделение, чтобы прислали сюда врача. Пока вы будете отсутствовать, я побеседую с мистером Бойдом.

– Хорошо, лейтенант! – Келсо кивнул и быстро вышел из комнаты.

Райд закурил и, задвинув сигарету в уголок рта, выпустил большое облачко дыма, которое протянулось по комнате, словно грозовая туча, высматривающая, на что бы обрушить запасы влаги. Затем он подошел к изголовью кровати и с минуту внимательно разглядывал девушку.

– Никакой борьбы не было, – наконец сказал полицейский.

– Думаете, это сделал человек, которого она знала? – рискнул я высказать предположение.

– Скорее всего, просто не было сил сопротивляться. Возможно, ее чем-то одурманили, – безразлично ответил он. – А вы считаете невежливым оказывать сопротивление знакомому человеку?

– Я потерял всякую надежду найти с вами общий язык с того момента, как упомянул о враче, – отозвался я. – Постараюсь быть осторожнее и не злить полицию.

– Итак, мы друзья? – Райд вздернул брови.

– Ну, об этом еще рано говорить.

– По вашей внешности и манере изъясняться я бы сказал, что вы могли бы заниматься чем угодно, только не производством женских купальников.

– Я никогда не отказывался честным путем заработать несколько сотен, – ответил я.

– Именно это и вызывает сомнения, – мрачно заметил Райд. – Не могу поверить, что такой парень, как вы, зарабатывает на жизнь честным трудом. Ведь это все равно что уверять, будто телевизионный ковбой – отличный наездник.

Он осторожно коснулся плеча девушки.

– Холодная, – задумчиво пробормотал он.

– Значит, ее задушили довольно давно.

– Возможно, вы задушили ее раньше, а потом вернулись обратно, – устало сказал Райд. – Преступники почти всегда возвращаются на место преступления. Наверное, желают убедиться, что дело действительно сделано. Понимаете, убийцам почему-то через несколько часов после совершенного начинает казаться, что труп может снять трубку и позвонить в полицию.

– Откровенно говоря, первый раз слышу о таком, – ответил я.

– Если взглянуть с точки зрения статистики, вы тоже труп, мистер Бойд. – Райд добродушно ухмыльнулся. – В девяноста девяти случаях из ста подозреваемый и есть убийца.

– Есть в вас что-то такое, лейтенант, что очень импонирует мне, – отозвался я. – К сожалению, никак не могу понять, что именно.

В эту минуту вернулся сержант Келсо, и я счел, что благоприятный момент наступил.

– Врач и бригада сейчас прибудут, лейтенант, – объявил сержант.

– А что вы узнали насчет Бойда?

– Я связался с Майером, он подтвердил слова Бойда. Его очень удивил мой звонок, но я, разумеется, не стал объяснять причины. В «Стиксе» также подтвердили, что Бойд остановился у них.

Лейтенант хмыкнул.

– И долго вы собираетесь пробыть в нашем городе? – спросил он, в упор глядя на меня.

– До конца недели, пока не закончится конкурс.

– Только не вздумайте умотать раньше, – холодно бросил он. – Протокол я составлю позднее.

– Я вас понял, лейтенант, – ответил я. – Могу идти?

– Не буду вас задерживать. – Он снова скривил губы в подобии улыбки. – Понимаете, приятель, лично я ничего против советов не имею, но доктор Дженнингс у нас очень чувствительный, и, пожалуй, будет лучше, если вы исчезнете до его появления.

– Благодарю вас, – выдавил я и шагнул к двери.

Он позволил мне дойти до порога, потом снова подал голос:

– Бойд, после того как будет установлено точное время наступления смерти, мы займемся вашим алиби. Так что позаботьтесь, чтобы оно у вас было безупречным – я человек дотошный, проверю все досконально.

– Может, мне покончить с собой и доказать тем самым свою невиновность? – предложил я.

Райд одарил меня каким-то странным взглядом.

– Тоже неплохой вариант, – буркнул он.

Когда я проснулся на следующее утро, сквозь жалюзи пробивались лучи яркого флоридского солнца – видимо, молитвы участниц конкурса были услышаны на небе. Не спеша выбравшись из постели, я с удовлетворением отметил, что сильно нигде не болит, хотя кое-где слегка ощущалось. На животе красовался огромный синяк. Я снова забрался в постель, снял телефонную трубку и заказал завтрак в номер.

Я допивал уже третью чашку кофе, когда зазвонил телефон.

– Мистер Бойд? – спросил взволнованный женский голос.

– Это я. А вы кто?

– Белла Люкас. Вы меня помните?

– А когда мы с вами встречались?

– Вчера. – В ее голосе послышались обиженные нотки. – Я одна из участниц конкурса. Брюнетка.

– Дорогая, – я вздохнул, – на конкурсе было много брюнеток.

– Я выступала после Элиш Хоуп.

– Так вы номер двадцать семь! – вспомнил я, ощущая, как губы расползаются в улыбке. – Разве вас можно забыть!

– Я хочу поговорить с вами, мистер Бойд. Срочно. Только не по телефону. Вы понимаете?

– Давайте встретимся где-нибудь вечерком, – предложил я. – Вчера пришлось столько пережить, что мне необходимо прийти в себя…

– Как раз об этом я и хочу поговорить с вами, – быстро сказала она. – Я живу напротив номера, где жила Элиш Хоуп.

– Жила? – повторил я. Меня заинтересовало, почему она употребила форму прошедшего времени.

– Ну как же! – оживленно вставила она. – Ведь Элиш умерла. Во всяком случае, так мне сказала полиция, когда допрашивала сегодня утром.

– Никуда не уходите, – быстро сказал я, – дождитесь меня.

За каких-то десять минут я успел принять душ, побриться и одеться. Выходя из лифта, я едва не столкнулся с Элейн Керзон, одетой почему-то только в купальник. Только тогда я вспомнил, что в отеле есть бассейн. Мокрый купальник Элейн служил неопровержимым вещественным доказательством. Он был выдержан в пестрых тонах и не скрывал прелестных округлостей, которых накануне я, признаться, вообще не заметил.

– Выглядите неважно, мистер Бойд, – ехидно заметила Элейн. – Наверное, еще не пришли в себя после вчерашнего свидания?

– Мое свидание с мисс Хоуп не состоялось, – сообщил я. – Вчера кто-то приложил дьявольские усилия, чтобы помешать нашей встрече. Это случайно были не вы?

Она удивленно вздернула брови.

– Не воображайте, пожалуйста, будто меня интересуют ваши грязные похождения, мистер Бойд!

– Об этом свидании, кроме меня, знали только два человека – вы и Дюваль.

– В таком случае поговорите лучше с Дювалем, – ледяным тоном заявила Элейн и проскользнула мимо меня в кабину лифта.

Я не успел постучать, как дверь номера распахнулась, и Белла Люкас быстро втащила меня внутрь. Это была высокая темноволосая девушка в крошечной блузке, завязанной в узел на животе, и узких шортах. Я с огромным трудом заставил себя отвести глаза от ее точеных ножек медового оттенка. На меня взирали ангельски невинные огромные темные глаза.

– Я так благодарна вам, что вы приехали, мистер Бойд. – Белла улыбнулась. – Похоже, вам понравились мои ноги. Понимаете, почти у всех девушек высокого роста длинные ноги. Но мне повезло – у меня на коленках еще есть ямочки. Правда, они очаровательные? И фигура у меня в порядке. Не то что у большинства долговязых девиц. Я вовсе не такая плоская, как они. – Она томно провела пальцами по довольно симпатичным округлостям. – Объем моей груди – тридцать пять дюймов на выдохе.

– Охотно верю, но все же предпочел бы измерить сам, – хрипло ответил я и повернулся к ней боком, чтобы красотка смогла полюбоваться моим классическим профилем.

Этот профиль вкупе с прочими достоинствами Дэнни Бойда – открытым уверенным взглядом и небрежной обаятельной улыбкой – почти всегда гарантировал мне успех у представительниц слабого пола.

– Вы не заболели? – испуганно вскрикнула Белла Люкас. – Может, у вас галлюцинации? Дать вам стакан воды? У вас какой-то стеклянный взгляд.

– Нет, нет, спасибо. – Меня передернуло от мысли, что она может сейчас покинуть меня и уйти за водой. – Расскажите-ка лучше о вчерашнем вечере.

– Дело в том, – заговорила девушка, – что я видела, как вас вчера вынесли из комнаты Элиш Хоуп.

– И кто это был?

– Двое мужчин, – небрежно ответила она. – Я не смогла их как следует рассмотреть. Едва я приоткрыла свою дверь, один из них повернулся в мою сторону, и я поспешила ее прикрыть. Лишние неприятности мне ни к чему.

– Но хоть что-то вы должны были запомнить. Эти парни были великанами или лилипутами, тощими или толстыми?

– Один был высокий, – радостно ответила Белла, но тут же ее лицо выразило сомнение. – Правда, возможно, второй был маленьким, поэтому он казался высоким только по сравнению с ним…

– Вы уверены, что эти двое тащили меня, а не кого-то другого?

– Абсолютно! Это были вы, мистер Бойд. Элиш рассказала мне о вашем свидании, и потому я решила, что оно оказалось для вас слишком возбуждающим.

Она продолжала сверлить меня взглядом невинного агнца. Одно из двух: либо она глупа, как стручок фасоли, либо зря теряет время, рекламируя купальники, вместо того чтобы отправиться покорять театральные подмостки.

– Благодарю вас, Белла, – чинно сказал я. – Все, что вы мне рассказали, действительно важно.

Я поднялся, собираясь покинуть черноглазую красотку, но она решительно покачала головой.

– Не спешите, мистер Бойд. Самое интересное я еще не рассказала.

– Наверное, про объем вашей груди? Может, вы хотите сообщить, что способны глубоким вдохом довести его до сорока дюймов?

– Минут через пять после того, как вас вынесли из номера Элиш, – спешно продолжила она, – я решила все-таки взглянуть, все ли в порядке с Элиш. Мне вдруг подумалось, что и с ней могло что-то произойти. Может, ей нужен врач.

– И что же? – устало спросил я. – Она была в порядке?

– Это выяснить мне не удалось. Не успела я полностью отворить свою дверь, как дверь ее номера снова открылась и вышел еще один человек…

– И вы, разумеется, поспешили снова спрятаться, не так ли?

– Как вы узнали? – Ее глаза расширились самым натуральным образом.

– И этого парня вы тоже увидели лишь мельком. Это был высокий коротышка с худым брюшком, так? Или… а кроме того, ведь его не с кем было сравнивать? – недовольно пробурчал я.

Она энергично затрясла головой.

– Вы ошибаетесь. На этот раз я сразу узнала.

– И кто же это был?

– Но я так и не заглянула к Элиш, – с сожалением вздохнула Белла. – В течение пяти минут из ее комнаты вышло четыре человека, и потому решила, что она, возможно, осталась не одна. Не знаю, как поступаете в подобных случаях вы, мистер Бойд, но я не люблю смущать своих подруг, появляясь в самый неподходящий момент.

– Может, вы сообщите мне наконец имя человека, который вышел последним? – сухо осведомился я. – Или хотя бы номер, под которым он участвует в конкурсе красоты?

– О конкурсах я вспоминаю довольно неохотно, – холодно ответила она, – но судей забыть трудно. От этих людей зависит судьба привлекательной девушки.

– Так, значит, Дюваль?

– Да, это был мистер Дюваль.

– Вы рассказали об этом полиции?

В блестящих темных глазах мелькнул непритворный ужас.

– Разумеется, нет, мистер Бойд!

– Почему же?

Белла пожала плечами:

– Я зарабатываю в качестве фотомодели. И большую часть заказов получаю от Дюваля. Если он узнает, что я рассказала о нем полиции, на моей карьере можно поставить крест.

– И действительно, зачем подводить человека, с которым у тебя хорошие отношения? – подхватил я, скрипнув зубами.

– С вами действительно все в порядке, мистер Бойд? – обеспокоенно спросила девушка. – Давайте я все-таки принесу вам воды.

– Называйте меня Дэнни, – приветливо сказал я. – Я с удовольствием выпью. Что у вас есть, кроме воды?

– Ничего, – ответила она таким тоном, словно это само собой разумелось. – Я не употребляю алкоголь, но, если вы хотите выпить, я могу заказать.

– Джин с тоником и лимоном, – быстро проговорил я.

– Чудесно! – воскликнула Белла. – А себе закажу молочный коктейль. Вы это отлично придумали. – Она так и лучилась радостью.

– Сигарету? – предложил я, извлекая портсигар.

– Спасибо, не курю. – Белла водворила телефонную трубку на место. – Девушке следует поддерживать себя в форме.

– Вы, наверное, много времени посвящаете физическим упражнениям?

– О да! – ответила Белла и серьезно добавила: – Я занимаюсь физкультурой регулярно.

– А я предпочитаю спорт в закрытых комнатах, – сообщил я.

– Замечательно! – Она посмотрела на меня с одобрением. – Как-нибудь возьмите меня с собой в кегельбан.

В этот момент на пороге возник официант. Поставив напитки на столик, он тут же исчез. Взявшись крепче за стакан с джином, я почувствовал себя гораздо увереннее. Надо отдать должное достижениям цивилизации. Видит бог, официанты гораздо полезнее машин, радио и телевидения! Черт возьми, что бы вы предпочли, попав на необитаемый остров: автомобиль новейшей марки, трансляции эстрадных концертов по радио, фильмы из жизни Дикого Запада – или, наконец, официанта, готового исполнить любое ваше желание?

Белла потягивала свой молочный напиток с таким же наслаждением, с каким я прихлебывал джин.

– Я понимаю, почему вы не рассказали о Дювале полицейским. Но до меня не доходит, с какой стати вы посвятили в это меня?

– Лейтенант Райд сказал, что это вы обнаружили труп, Дэнни. – Она отставила пустой стакан, на пухлых губах остались следы молока. – Поэтому я и решила, что вам следует знать об этом. Лейтенант сказал, что сначала они подозревали вас, но, когда установили, что Элиш умерла несколько часов назад, с вас сняли подозрения. И тут меня осенило, что это могло случиться именно в то время, когда вас выносили из ее номера, и…

– Это означает, что я и есть убийца?

Она с улыбкой покачала головой.

– Разумеется, нет! Я предположила, что теперь вам необходимо найти настоящего убийцу, чтобы снять с себя все подозрения. Мне показалось, что вы оправдаете мое доверие и… – Она перевела дыхание. – И позволите помочь вам в этом запутанном деле!

– Помочь? – изумленно переспросил я. – В чем?

– Как в чем?! Помочь вам найти убийцу! – нетерпеливо воскликнуло черноглазое сокровище. – Да не беспокойтесь же, Дэнни, я в этом не дилетант.

– Видимо, молочный коктейль ударил вам в голову, – пробурчал я. – Я тоже хорош: едва не принял все за чистую монету.

– Поверьте, Дэнни, я много знаю об убийцах, следователях и отпечатках пальцев! – самоуверенно заявила Белла. – Я уже несколько лет запоем читаю детективные романы! – Она пригвоздила меня стальным взглядом. – И даже являюсь членом «Американского общества любителей детективов»!

– Браво! – отозвался я. – У вас великолепные рекомендации. И кто же, по-вашему, убийца?

– Те двое, что выволокли вас из номера Элиш! – убежденно объявила девушка. – И Дюваль, который появился следом. Но если я ошибаюсь, то полиция меня попросту высмеет, а Дюваль выгонит из модельного бизнеса. Поэтому нужно доказать, что убийца именно Дюваль.

– Каким образом? – спросил я без всякого интереса.

– Во всяком случае, нам известно, что у него была возможность это сделать! – заговорщицки прошипела она. – Осталось найти лишь мотив.

– Может, спросить его об этом? – сказал я решительно и поднялся.

– Самое главное – это продуманно составить правильные вопросы. – Она с глубокомысленным видом кивнула. – Подставьте ему подножку, загоните его в ловушку своими вопросами.

– Ну, думаю, это будет сущим пустяком по сравнению с тем, что мне уже доводилось делать. Беседовать с вами, мое сокровище, дело не из легких. – Я встал и направился к двери. – Надеюсь, расколоть Дюваля не составит особого труда.

– Так вы согласны, чтобы я вам помогала? – обеспокоенно спросила девушка.

– Если мы с вами ошибемся, милая, вам уже никогда больше не придется позировать перед камерой, не забывайте об этом.

– Это верно. – Она закусила губу. – Об этом я как-то не подумала. Ну хорошо. Только держите меня в курсе дела. Обещаете?

– Разумеется, дорогая. – Я открыл дверь, потом обернулся и посмотрел на Беллу. – А что вы будете делать, пока я буду отсутствовать? Играть на скрипке?

– Что-что?

– Ну хорошо… – Я безнадежно пожал плечами. – Тогда можете принять дозу героина.

– Вы смеетесь надо мной, Дэнни, – обиженно протянула девушка. – Именно так, как делал Ниро Вулф.

<< 1 2 3 >>