Картер Браун
Надо убрать труп

– Больно, лапочка? – всполошился Шумейкер, опускаясь на колени подле обмякшего тела.

Воспользовавшись минутным замешательством, я подскочил к нему и, опустившись на колено, что было сил обрушил свой кулак на бычью шею.

– Зря ты это затеял, Бойд, – раздраженно отмахнулся Шумейкер. – Неужели не видишь, что сделал больно бедной маленькой Ширли?

Я снова стукнул его.

– Будь ты проклят! – рявкнул рыжий гигант. – Не видишь, что ли, мне не до тебя!

Я уже было занес кулак, чтобы треснуть его в третий раз, но потом передумал. Что толку? В этом монстре явно не было ничего человеческого. Я понял, что даже если попытаться переехать его грузовиком, то еще неизвестно, что станет с машиной. С большой неохотой я опустил руку и тут с огорчением заметил, что разбил в кровь костяшки. Затем, протянув руку вперед, я ткнул указательным пальцем ему в висок.

– Пиф-паф! – слабым голосом сказал я. – Ты убит!

– Ах, да заткнись ты, бога ради! – огрызнулся Шумейкер и, осторожно приподняв брюнетку, кое-как посадил ее. – Как ты, милая?

– В порядке, – слабо простонала девушка. – Только голова ужасно болит, вот-вот разлетится на кусочки!

– Потерпи немного, сейчас я ему задам! – пообещал парень. – Как только удостоверюсь, что с тобой ничего не случилось, – добавил он ласково.

– Не волнуйся, через минуту я приду в себя. – Она подняла голову, и, встретившись с ней взглядом, я решил, что у меня непорядок со зрением, – темные глаза смотрели на меня вполне дружелюбно. – Как бы то ни было, – продолжала Ширли, – Бойд с честью выдержал испытание.

– Пока я осматривал твою голову, он пару раз стукнул меня. Это было похоже на укус комара, – недовольно проворчал ее приятель. – Не понимаю, о чем ты говоришь?!

– Пиф-паф! Ты убит! – расхохоталась девушка. – И ты действительно был бы мертв, будь у него пистолет! Ловко придумано! Толкнул меня к тебе, ты на минуту отвлекся, и у Бойда оказалось довольно времени, чтобы вытащить оружие. Если бы, конечно, оно у него было!

– Может, подождем появления малыша в белом одеянии и с сачком для ловли бабочек? – ехидно проговорил я. – Или обитатели этого сумасшедшего дома способны сами приготовить себе выпить?

– Валяйте, готовьте, – бессильно махнула рукой Ширли. – Да не забудьте про меня.

– А вы что скажете? – повернулся я к Шумейкеру.

– Бакарди с ромом, – буркнул он. – Смешайте полный бокал и добавьте листик мяты.

– Льда не надо? – вежливо осведомился я.

– Никакого льда, – поморщился Мартин. – И в высокий бокал.

Я смешивал коктейли, стараясь не прислушиваться к внутреннему голосу, который настойчиво твердил, что весь этот тарарам не к добру. Взяв у меня из рук бокалы, Шумейкер вернулся к дивану, на котором лежала брюнетка. Я остался стоять где стоял, спиной к бару. Так спокойнее, решил я. Не то чтобы совсем безопасно, но все же лучше, чем рядом с этой парочкой.

Первый же глоток вернул Ширли Симпсон к жизни. Она спустила ноги с дивана, поправила растрепавшиеся волосы и, казалось, была готова повторить очаровательный номер со стриптизом.

– Ну а теперь, Дэнни, когда вы с честью выдержали испытание, – объявила она, – самое время рассказать, для чего мы все это затеяли.

– Хорошая мысль, – кивнул я.

– Мы самые близкие и самые старые друзья Шанни. И поэтому решили принять меры, чтобы с ней не случилось ничего плохого, – заявила она как ни в чем не бывало. – Ведь так, Мартин?

– Угу! – равнодушно пробубнил рыжеволосый великан. – Совершенно верно.

– По-моему, минут десять назад вы намекали, что все покушения на жизнь вашей подруги – просто плод ее воображения. – Я возмущенно уставился на брюнетку.

– Я сказала, что надеюсь на это. Но ведь никто же точно ничего не знает, – холодно процедила она. – Дело в том, что ни одна живая душа не знает, что с ней случилось за те три месяца.

– Наверное, вы правы, – сказал я. – Но о каких это трех месяцах вы говорите?

– Я имею в виду три месяца, когда она отсутствовала, – терпеливо пояснила моя темноволосая приятельница. – В один прекрасный день Шанни просто исчезла. Мы с ума сходили от беспокойства. А потом она прислала открытку из Санта-Байи. Написала, что решила устроить себе каникулы, что прекрасно отдыхает и все в порядке.

– Так почему же вы тогда волнуетесь, почему решили, что это не так?

– А потому, что с тех пор она об этом не сказала ни слова! – с торжеством воскликнула Ширли. – Почему она прячется, как рак-отшельник в свою раковину, при любом напоминании об этом? И почему мысль о том, что кто-то преследует ее и хочет убить, появилась у нее как раз после возвращения оттуда?

– Какого черта, мне-то откуда знать, – проворчал я. – А кстати, давно она вернулась из Санта-Байи?

– Уже почти три недели, – откликнулся Шумейкер. – И теперь у нее появилась безумная идея собрать всех своих знакомых в Санта-Байе, потом нанять частного детектива и привезти его туда. Он должен докопаться, кто же это собирается свести с ней счеты.

– Шанни О’Тул сама сказала вам, что наняла меня для этого? – спросил я брюнетку.

– Ну, не совсем так. – Девушка заметно смутилась. – Как-то раз она попросила меня ненадолго уйти, ей, мол, надо сделать один очень важный звонок. Я ушла.

– Но недалеко? – подсказал я.

– Вот именно. – Брюнетка деликатно кашлянула, прочищая горло. – Я вышла, громко хлопнув дверью, а потом прокралась в гостиную и услышала все до последнего слова.

– И тогда вы с вашим приятелем Шумейкером разработали план, как проверить мои профессиональные качества. Хотели убедиться, что я вполне соответствую вашим требованиям?

– Совершенно верно! – подтвердила девушка.

– А если бы я вас не устроил?

– Тогда бы мы заставили вас позвонить Шанни, вежливо извиниться и сказать, что вы, дескать, передумали браться за эту работу, – вмешался в разговор Шумейкер. – И просто подыскали бы другого человека.

– Лучше меня вы все равно никого бы не нашли, – скромно заметил я.

Мартин равнодушно повел плечом, больше похожим на каменную глыбу, чем на часть человеческого тела.

– Мне кажется, выбор все же есть.

– Вы кого-нибудь подозреваете? Кто может пытаться прикончить Шанни? – потеряв всякую надежду, спросил я.

– Ну конечно, – спокойно проговорила брюнетка. – Каждый, кто знаком с ней больше пяти минут, вполне способен на это. Она обладает удивительной способностью мгновенно вывести из себя любого.

– По-моему, мне уже пора, – осторожно сказал я. – Думаю, еще не все закрыто и я успею найти место, где проверят, все ли у меня в порядке с головой?

– Я рада, что вы отлично сдали наш маленький экзамен, Дэнни. – Ширли Симпсон послала мне сияющую улыбку. – Так, значит, увидимся в Санта-Байе?

– Конечно, если до того я не попаду в Бельвью, – сокрушенно пробормотал я.

– Один совет, если позволите, прежде чем вы уйдете, – добавила она. – Не спускайте глаз с Чака Вилана.

– Чак Вилан? – тупо произнес я. – Это что, еще одно чудовище вроде Шумейкера, только побольше?

– Нет, просто один крошечный человечек, – отмахнулся Шумейкер. – Только очень опасный. Как гремучая змея – сами увидите.

– Как гремучая змея? – задумчиво пробормотал я. – К кому еще я должен присмотреться?

– Джоанна Вейч, – тут же подсказала брюнетка. – Только за ней, правда, вам следить не придется. Она сама вас выследит, и тут уж вам ничто не поможет. Она вцепится в вас мертвой хваткой, как только повернетесь к ней вашим левым профилем. – Мне очень не понравились сладкие нотки, которые вдруг появились в ее голосе. – Мне говорили, что Джоанна очень забавна. То есть если вам, конечно, нравятся сладострастные нимфоманки с садистскими наклонностями.

– Я что, похож на мазохиста?! – огрызнулся я.

– Ничуть не сомневаюсь, Джоанна будет счастлива об этом позаботиться, – промурлыкала Ширли. – Да, кстати, если на улице встретите парочку инвалидов, можете не сомневаться, что это кто-то из бывших дружков Джоанны!

Глава 3

Небольшой курортный городок Санта-Байя не сильно изменился с тех пор, как я был здесь в последний раз месяцев восемь назад. Расположенный на берегу океана, он ничем не выделялся среди сотен таких же, где жизнь бьет ключом только во время летнего сезона. Тогда в маленьких, стилизованных под старину магазинчиках из несчастных туристов вытряхивают последний доллар. Я медленно ехал во взятой напрокат машине по главной улице городка, затем свернул на ту, что тянулась вдоль берега, в точности следуя полученным от Шанни О’Тул письменным инструкциям. Мили через три эта дорога резко сворачивала вправо, делала крюк, и машина выезжала на проселок, который, казалось, вел прямехонько в глубь океана.

Через несколько минут я обнаружил нужный мне дом. К главному входу вела аллея высоких сосен умопомрачительной красоты. Сам же дом показался мне вполне современным, в его архитектуре удачно сочетались дерево и стекло. Расположен он был прямо посреди песчаных дюн. За домом начинался берег, и об него с тихим шорохом бился Тихий океан. Вокруг было неправдоподобно чисто и спокойно; я вышел из машины и сразу почувствовал пьянящую смесь раскаленного хвойного воздуха и свежего морского бриза, мягко коснувшегося моего разгоряченного лица.

Я нажал кнопку звонка. Где-то в глубине дома раздалась мелодичная трель, и дверь тотчас распахнулась. На пороге стояла Шанни О’Тул. Ее кожу уже успело позолотить солнце, но на лице я что-то не заметил приветливой улыбки. На ней не было ничего, кроме крохотного белого бикини, выглядевшего на этой девушке на редкость забавно. Казалось, самому купальнику было неловко от того, что он надет со смехотворной целью хоть как-то прикрыть эту великолепную плоть. Поэтому он нашел простейший выход: затерялся, слившись с роскошными формами хозяйки, дожидаясь, пока бронзовый загар скроет его от нескромных глаз.

– Вы слишком рано, – хмуро заявила она. – Я же вам заказала билет на вечерний рейс.

– Я страдаю странной болезнью под названием агорафобия, – заметил я. – Это боязнь открытого пространства.

– Спасибо, я умею читать, – недовольно пробурчала она.

– Поэтому я ненавижу летать, – продолжал я. – А особенно мне ненавистны вечерние рейсы, потому что на них не добудешь выпивки. Мне удалось заполучить билет на утренний рейс, и я отменил ваш заказ.

– Ну, тогда входите, раз уж вы все равно здесь, – сказала она. – Чемодан несите сами.

Бросив быстрый взгляд по сторонам, я понял, что на первом этаже, кроме прихожей, расположены еще столовая и огромных размеров гостиная. Из нее можно было пройти на широкую веранду. Второй этаж больше всего напоминал обычный средний отель: восемь однотипных спален и шесть ванных комнат. Предназначенная для меня комната была последней по коридору. Я внес туда свои вещи и вслед за блондинкой спустился в гостиную.

– Моя комната как раз возле вашей, – проинформировала она. – Я решила, что на всякий случай мне лучше быть поближе к вам.

– Самая разумная мысль, которую мне повезло услышать за последнее время, – совершенно искренне произнес я.

Хозяйка круто повернулась на каблуках, в ее темно-голубых глазах сверкнул ледяной огонек.

– Ну конечно, и как же я могла забыть о ваших извращенных сексуальных фантазиях? – Она закатила глаза. – Послушайте, вы, помнится, я наняла вас, чтобы предотвратить покушение на меня? Разве не логично в такой ситуации находиться поближе к человеку, который, по идее, должен тебя защитить? Ведь убийцы порой работают по ночам, или вы об этом не слышали?!

– Да, вы правы, – миролюбиво согласился я. – А кстати, я вам еще не говорил? Меня чуть было не прикончили, как только я покинул вашу квартиру.

– Это что, еще одна глупая шутка? – холодно осведомилась она.

– Можете называть это так, если хотите, – пожал я плечами. – Наверное, вы с вашими преданными друзьями хохотали до колик после моего ухода?

– Не понимаю, о чем это вы? – невинным тоном спросила она.

– Шанни О’Тул, – как можно мягче сказал я, – вы – мерзкая лгунья. Это ведь вы все подстроили, правда?

– Ну… – Она в смущении прикусила нижнюю губу. – Постарайтесь понять меня правильно. Я просто хотела убедиться, что наняла именно того, кого надо!

– Вы позаботились о том, чтобы я хорошо запомнил ваши слова относительно Шумейкера, – продолжал я. – Парочку подобных предостережений я выслушал перед уходом от ваших приятелей. Это ведь тоже была ваша идея?

– Если, черт побери, вы объясните, о чем толкуете, может статься, я и смогу ответить на ваш вопрос! – взорвалась Шанни.

– Ваши дружки посоветовали мне не выпускать из виду Чака Вилана и Джоанну Вейч, – сообщил я.

– Неужели? – В ее глазах вспыхнул и тотчас же погас злой огонек. – Нет, мне об этом ничего не известно.

– По дороге сюда у меня было время все хорошенько обдумать, – сурово заявил я. – Я всегда размышляю, когда лечу в самолете, чтобы не смотреть в окно. Иначе может кончиться тем, что я буду бегать по проходу, пугая пассажиров истошными воплями. Похоже, вы действительно соблазнительница, мешок с золотом. И, судя по всему, ваши очаровательные приятели – того же поля ягоды. Почем мне знать, может, вы просто-напросто решили, что будет уморительно нанять частного детектива, провести с ним в компании недельку на берегу океана, поразвлечься от души, дурача его выдумками о том, будто кто-то хочет свернуть вам шею?

– Нет! – Вздрогнув, она покачала головой. – Ничего подобного, Дэнни, клянусь вам. Я действительно уверена в том, что за мной охотятся.

– Почему? – спросил я.

– Лучше я расскажу об этом немного позже, – быстро ответила она. – Когда приедут остальные и вы всех увидите. Я же еще в Нью-Йорке предупредила, что не хочу, чтобы у вас заранее сложилось какое-либо мнение.

– Я уже успел познакомиться кое с кем из них, – хмыкнул я. – Это тоже была ваша идея.

– Я доверяю Ширли и Мартину, – твердо сказала она. – Они мои лучшие друзья, к ним это не имеет ни малейшего отношения.

– Но остальным-то, надеюсь, обо мне ничего не известно? – поинтересовался я.

– Именно так, – ответила девушка. – Они знают только, что вы один из приглашенных.

– А что произошло в те три месяца, что вас не было в городе? – резко спросил я.

Ее глаза расширились и потемнели.

– Кто сказал вам, что я уезжала?!

– Ваши лучшие друзья, – констатировал я.

– Ну ладно, это неважно. – Из груди Шанни вырвался глубокий вздох, и я с интересом уставился на узенькую ленточку купальника, гадая, выдержит ли она. – Послушайте, Дэнни, у меня тысяча дел. И надо их переделать до того, как сюда ввалится эта компания. Они приедут часам к шести. Поэтому будьте любезны, не путайтесь у меня под ногами до их появления.

– Хорошо, – недовольно буркнул я. – Подскажите только, не могу ли я чем-нибудь помочь?

– Просто исчезните часа на четыре! – нетерпеливо бросила она.

Я сел в свою машину и снова покатил в город. Еще в прошлый свой приезд я присмотрел неплохой бар под названием «Луана» и сейчас направился прямиком к нему. Такие заведения были мне хорошо знакомы: пока вы избегаете их фирменных коктейлей, где ром смешан черт знает с чем и подается в бокалах, имитирующих половинки кокосовых орехов, все идет отлично и вы чувствуете себя в раю после обжигающего зноя, который подстерегает вас на улице. Я заказал джин с тоником, прикинув, что хорошая порция хинина поможет мне избежать малярии. Облокотившись на стойку бара, я спокойно потягивал ледяной напиток. Было странное ощущение, будто время остановилось и я нахожусь в самом центре временной дыры, ожидая чего-то, что должно непременно произойти. Нужно было придумать, как убить последующие три часа, чтобы не умереть со скуки. Но вся беда была в том, что как раз сейчас мне меньше всего хотелось размышлять об этом. В результате я одним глотком допил свой джин и попросил повторить, а затем, забрав бокал, пересел за ближайший столик. Я всегда ненавидел такое состояние неопределенности – сразу возникает отвратительное ощущение собственной никчемности.

Прошло минут тридцать, и вдруг возле моего столика возникли две знакомые фигуры. Шумейкер красовался в яркой гавайской рубашке с веселеньким рисунком из огненно-красных пальм, дополненной белыми слаксами. Этот попугайский наряд делал его похожим на слона, участвующего в политическом митинге демократов. Ширли Симпсон щеголяла в маленьком черном платьице, которое выгодно подчеркивало хрупкость ее прелестной фигуры и стройность длинных, бронзовых от загара ног.

– Мы позвонили Шанни из аэропорта, – пророкотал Шумейкер. – По-моему, настроение у нее не очень. Сказала, чтобы мы катились к черту и не показывались в доме как минимум до шести.

– Она еще сказала, что вы уже прилетели, но она вышвырнула вас из дому и велела не показываться ей на глаза. Поэтому мы решили, что вы где-нибудь в городе, – добавила брюнетка.

– С первого взгляда мне было ясно, что вы не дурак выпить. Тогда, на квартире у Ширли, вы то и дело смешивали себе стакан за стаканом, – подхватил Шумейкер и радостно захохотал.

– Кстати, мы знали, что здесь, в Санта-Байе, есть только одно место, где приличный человек может получить приличную выпивку, – заявила Ширли, – и это как раз бар «Луана».

– Прекрасно, – одобрил я. – С удовольствием купил бы вам выпить, ребята, если бы мы были приятелями.

– Ну, ну, не будьте таким злопамятным, Бойд, – промурлыкала брюнетка, скользнув за мой столик с таким видом, будто мы старые друзья или любовники. – Пойди, Мартин, закажи что-нибудь. Мне лучше всего какой-нибудь обалденный коктейль с ромом, знаешь, из их фирменных!

– А вам что-нибудь принести, Бойд? – осведомился рыжеволосый великан.

– Джин с тоником, – отозвался я. – В таких местах и не заметишь, как подхватишь малярию.

– Ух ты! – На его лице заиграла льстивая улыбка. – А я-то думал, что малярия – такая штука, от которой тебя просто трясет с утра до вечера. В жизни бы не догадался, что она бывает в каких-то особенных местах! Может, тогда мне лучше тоже взять себе джин с тоником?

– Юморист! – проворчал я, наблюдая, как парень прокладывает себе дорогу к бару.

– Зря вы придираетесь к нему, – заметила брюнетка. – Чувство юмора у Мартина есть, только довольно своеобразное. Когда он отпускает очередную остроту, кажется, что тебе без анестезии выдирают зуб.

– Этот домик на берегу, – поинтересовался я, – он тоже часть наследства Шанни?

– Наверное, да, – откликнулась девушка. – Шанни богата до безобразия. Да, впрочем, вам это прекрасно известно.

– А вы? – полюбопытствовал я.

– О, – усмехнулась она, – я – человек со средним доходом. Когда-то мой муж так хотел получить развод, чтобы поскорее кинуться в объятия своей европейской шлюхи, что совсем потерял голову. На этом деле я получила квартиру, ну и еще очень неплохие алименты. Впрочем, с такими деньгами у Картье делать нечего.

– Времена порой бывают тяжелые, – кивнул я. – А что ваш рыжеволосый друг?

Девушка весело засмеялась.

– Мартин? Много лет назад его папаша копал-копал да и выкопал в Техасе большую дырку, откуда до сих пор хлещет нефть. Поэтому милому мальчику и делать-то ничего не надо, просто держаться подальше от родителей. А уж папочка позаботится, чтобы у сыночка все время звенело в кармане до тех пор, пока он не попадается ему на глаза.

Шумейкер наконец вернулся и устроился напротив нас.

– Вы, надеюсь, сообразили прихватить с собой пистолет, Бойд? – как ни в чем не бывало поинтересовался он.

– Нет! – небрежно бросил я. – Не думаю, что руководству авиакомпании это понравилось бы. Ведь в аэропорту установлены эти дурацкие датчики с пищалками и все такое.

– Черт вас возьми, но ведь без оружия вы просто бесполезны, – недовольно проворчал он. – Вы уже успели в этом убедиться. Помните, тогда, на квартире у Ширли?

– Что-нибудь придумаю, – огрызнулся я. – Может, куплю где-нибудь в городе подержанную рогатку!

– А мы приехали на машине, – похвастался вдруг Мартин.

– Сколько дней добирались?

– А какая разница? – пожал он массивными плечами. – Машину-то мы вели по очереди. Неплохая, знаете, модель – спортивный автомобиль, заграничный и летит как на крыльях. – Парень расплылся в счастливой мальчишеской улыбке. – Послушайте, Бойд, уж так получилось, что я захватил пистолет. Я почему-то так и думал, что вы, скорее всего, приедете без оружия. Так что, если хотите, одолжу вам свой.

– Огромное спасибо, – кисло улыбнулся я. – И что у вас за пистолет? Небольшая базука, которую вы держите в заднем кармане?

– Да нет, что вы, – не понял моей шутки Мартин, – просто мой старый, верный тридцать восьмой. Вам, верно, он хорошо знаком. Когда решаете кого-то пристрелить, достаточно направить в его сторону конец пистолета, где есть дырка.

– Если бы я умел посылать плевок футов на шесть, – мечтательно произнес я, – то мог бы попасть как раз вам в глаз.

– Ладно, хватит, продолжим в машине, – перебила брюнетка, – и без этих ваших шуточек. Поговорим абсолютно серьезно. Если Шанни окончательно не сошла с ума и кто-то действительно хочет убрать ее с дороги, тогда нам лучше быть заодно.

– Три мушкетера? – Я ухмыльнулся. – Жду не дождусь, когда смогу увидеть Шумейкера в плаще и при шпаге. И не забудьте шляпу со страусовым пером, изящно спадающим на плечо.

– Мне не очень нравится ваш тон, – запальчиво произнес Шумейкер. – Уверен, вам не понравится, если я дам вам по носу, да так, что он окажется на затылке?!

– Джентльмены, прошу вас, – вмешалась брюнетка. – Смех смехом, но, если вы покалечите друг друга, подумайте, кто от этого выиграет?

– Бойд, конечно! – нагло ухмыльнулся рыжий гигант. – Ни тебе забот, ни хлопот – лежи-полеживай в ближайшем морге!

– Закрой рот, Мартин! – прикрикнула на него брюнетка, и я почувствовал, как к моей ноге прижалось ее горячее бедро. – Если вы оба будете и дальше искать случай, чтобы вцепиться друг другу в глотку, наша затея полетит ко всем чертям!

– Да ладно тебе! – фыркнул Шумейкер. – Предупреди его, чтобы впредь не вздумал отпускать свои плоские остроты в мой адрес!

– Послушайте, – вернулся я к главной теме, – кто-нибудь из вас имеет представление, кому может быть выгодно избавиться от Шанни?

– Нет, – ответили они в один голос.

– Но вы по-прежнему считаете, что все это связано с ее трехмесячным отсутствием?

На этот раз оба ответили положительно.

Из этих друзей мог бы получиться отличный дуэт. А если бы водевиль не остался в прошлом, оба они имели бы грандиозный успех. Однако, к сожалению, я имел веские основания подозревать, что они, как и Шанни О’Тул, попросту морочат мне голову.

– А кто такой Чак Вилан? – прищурившись, спросил я.

– Я же вам говорил! – ухмыльнулся Мартин Шумейкер. – Это грязный маленький подонок, который…

– Я слышал, что вы мне говорили! – рявкнул я. – Чем он занимается? Вот что мне нужно знать! Где и как познакомился с Шанни?

– Чак Вилан – распорядитель наследства, которое досталось ей от дяди, – быстро вставила Ширли. – Он сейчас вроде ее опекуна, понимаете?

– А что, разве ей еще нет двадцати одного года? – Я уставился на них в немом изумлении.

– Я имела в виду, что Вилан один из администраторов наследства ее дяди, – терпеливо пояснила Ширли. – Не забудьте, ведь Шанни исполнится двадцать пять только через полгода!

– Хорошо, не забуду, – кивнул я.

– Вы понимаете теперь, в чем тут все дело? – спокойно спросила Ширли. – У Шанни просто не было выбора. Она не могла не пригласить Чака погостить, иначе у него возникли бы всякие подозрения!

– А почему я не должен забывать, что Шанни исполнится двадцать пять только через полгода? – не выдержал я.

– Дело здесь в условиях завещания ее дядюшки, – вздохнула Ширли. – Шанни вам уже, конечно, рассказывала?

– Нет, – честно ответил я.

– Ox! – воскликнула брюнетка и беспомощно оглянулась на рыжеволосого великана.

– Ее покойный дядюшка был не только ханжой, но при этом еще и полным подонком, – возмущенно заявил Шумейкер. – В конце концов он совсем спятил и стал поклоняться своим деньгам, точно какому-то божеству. При этом он без конца ныл, считал, что мир катится в тартарары, раз уж все бесстыжие девки носят юбки выше колен. А все остальные, куда ни глянь, курят сигареты и пьют пиво. Можете себе представить? Ну вот, он и объявил, что скорее сгорит в аду, чем позволит своей крошке Шанни пойти тем же путем. Поэтому он хоть и завещал ей все состояние, но как бы пока не в полное владение. Шанни получила квартиру на Манхэттене и домик на берегу океана. Плюс, конечно же, неплохое содержание. Все остальное имущество достанется ей только по достижении двадцати пяти лет.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2