Кир Булычев
Зеркало зла

«Я ему совсем не понравилась, – подумала Кора. – В сущности, он мне тоже не нравится, но любой женщине неприятно это сознавать».

– Империя Эпидавр, – начал Милодар, – расположенная на Южном полушарии планеты Цукех…

– Это означает Прекрасная на нашем языке, – добавило Лицо. Странно было слышать голос, исходивший из абсолютно черного сверкающего шара размером с крупный арбуз.

– Империя Эпидавр существует уже несколько столетий, – сказал Милодар.

– Девятьсот сорок восемь лет назад, – добавил Второй министр, – князь Совпарий Шестой сокрушил могущество четырех племен и вышел к Тростниковому морю.

– Спасибо, – сказал Милодар. – Но я хотел бы, не обижая вас, заметить, что со спецификой жизни на Эпидавре агент Орват может ознакомиться на досуге…

– Досуга у нее, надеюсь, не будет, – все же обиделся Второй министр.

Лицо махнуло длиннющей рукой, повелевая продолжать.

– Триста лет назад в пределах империи произошла революция, – подчинился комиссар.

– Точнее – мятеж! – не выдержал министр. – Обыкновенный мятеж, не более того.

– И мятежники взяли верх.

– Временно! – сказал Второй министр.

– Простите, может быть, вы сами расскажете? – спросил Милодар.

И тогда Лицо обрушилось на своего спутника на непонятном языке. Хоть и непонятно, но явно обрушилось. Широкая лингвистическая подготовка Коры, которая уже в приюте выучила восемь языков и еще сорок освоила за годы работы в ИнтерГполе, позволила ей определить, что примерно половина слов Лица имеет бранный характер. Милодар это тоже понял и получал удовольствие, слушая, как собачатся эти надутые вельможи.

Наконец выговор завершился, Второй министр уставился в пол между своих коленок, высунувшихся из-под плаща, а удовлетворенное Лицо замерло, очевидно, обратив взор к Милодару.

Сделав многозначительную паузу, Милодар продолжал:

– Мятежники захватили дворец императора и продержались там несколько дней, пока к императорским войскам не подошло подкрепление. Но за это время они успели нанести ощутимый вред. Во-первых, они зарезали императора и его ближайших родственников…

Второй министр заерзал в кресле, намереваясь ринуться в бой, но Лицо шумно втянуло воздух сквозь широкие ноздри, и Второй министр осекся. Кора запомнила, что втягивание воздуха в Эпидавре считается угрозой. Может, когда-нибудь пригодится.

– Во-вторых, – продолжал Милодар, будто ничего вокруг не происходило, – они ограбили дворец и похитили три сокровища. Три символа императорской власти, без которых император – не император, а так, пфью… ничто!

– Ну уж тут позвольте! – не выдержало само Лицо. – Пожалуй, вы перегибаете палку. Я позволил вам пересказать ситуацию исполнителю не для того, чтобы вы оскорбляли священную особу.

– Но ведь нет теперь особы!

– Временно.

– Триста лет, как их империей правят регентши. – Милодар обращался только к Коре. – Потому что они даже не могут провести коронации.

– Три сокровища… – произнесла Кора. – Где-то я об этом читала.

– Ты читала об этом в истории Японии, – ответил Милодар. – Но я могу привести тебе еще несколько исторических примеров из истории Земли. По преданию, эти предметы были вручены первому правителю Эпидавра богиней… простите, как звали богиню?

– Богиней Света и Страха Юог, – ответило Лицо. Второй министр все еще хранил обиженное молчание.

– Вот именно, – сказал Милодар, будто всю жизнь помнил о богине, а только сейчас запамятовал. – Богиня Юог при драматических обстоятельствах вручила первому императору Зеркало, Алмаз и Венец.

– Неточно, – поморщилось Лицо. – Необходимо уточнение.

– Пожалуйста.

– Она передала императору, который был всего-навсего пастухом единорогов, Зеркало Зла, Перстень Угрозы и Венец Власти.

– Чудесно, – сказал Милодар. – Какой оптимистический набор.

– И необходимый, – не уловил сарказма Второй министр.

– И с тех пор вы их не нашли? – спросила Кора, потому что ей показалось, что от нее ждут умного вопроса.

– Разумеется. Иначе трагедия не застилала бы столь долго небо нашей империи.

– И заменить нельзя?

– Не говорите глупостей! – воскликнул Второй министр, а Лицо, снова втянув воздух через ноздри, поправило спутника:

– Заменить святыни, к сожалению, нельзя. Иначе они бы не были божественными святынями.

Все замолчали. Кора поняла, что подошла пора Милодару закончить рассказ.

– Недавно на мертвом астероиде, лежащем в стороне от коммерческих трасс, были найдены следы последнего лагеря мятежников.

– Они улетели от вас? Разве тогда уже были космические путешествия?

– У нас очень древняя цивилизация, – пояснило Лицо. – Вам не понять.

– Нам не понять, – покорным эхом отозвался Милодар. И Кора перехватила его невысказанную мысль: «Но за помощью вы прибежали к нам».

– Говорите, – предложило Лицо.

– В лагере, или на базе, этих самых мятежников были найдены документы, которые свидетельствовали о долгих путешествиях мятежников по Галактике, о расколе в их рядах, о их постепенной гибели. Там в ходе раскопок удалось узнать о приблизительном местонахождении имперских сокровищ. И стало ясно, что Зеркало Зла утеряно на Земле во время раздоров между мятежниками. Судьба остальных сокровищ неизвестна.

Опять наступила пауза, и Кора не нашла ничего лучше, как спросить:

– А что, зеркало большое?

Лицо подало знак Второму министру, и тот поспешил раскрыть плоский чемоданчик, который, как оказалось, был прикреплен к его кисти длинной золотой цепочкой. Краем глаза Кора заглянула в чемодан, который был приоткрыт и тут же захлопнут. В чемодане лежали бумаги, фотографии, а также две зубные щетки в прозрачных футлярах, расчески, паста и полотенце. Гости не надеялись на своих земных хозяев.

Второй министр положил перед Милодаром на стол цветную фотографию – на ней было изображено зеркало. С такими зеркалами в сказках изображаются девицы. Изобретены они были, видно, в Древнем Китае или в не менее Древней Греции и более всего, с точки зрения Коры, были схожи с пинг-понговой ракеткой, лишь уступали ей размером. Овальное зеркало было вставлено в позолоченную рамку, судя по потертостям, достаточно старую, а обод зеркала и ручка были богато, хоть и грубовато украшены объемными изображениями танцующих девушек среди виноградных роз.

– Это вид с лицевой стороны, натуральный размер, – произнес Второй министр. – Вот оно же, вид сзади. А это приблизительное положение его в руке владельца.

На этот раз на стол легла старинная раскрашенная гравюра, изображавшая молодого человека в тонком темном венце, в который были вставлены крупные разноцветные камни. Держа в руке зеркало, молодой человек смотрел в него, и на его лице отражался ужас. По крайней мере так получилось у художника.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 22 >>