Кондратий Жмуриков
Золотой утенок

– Новенький? У кого?

Олег, который всегда считал, что если хочешь все знать о своем будущем «клиенте» – заведи дружбу с прислугой, утвердительно кивнул головой и ответил:

– У Сидоровых.

– А, мадам вернулась, – откликнулась девушка, – не повезло тебе, намучаешься. Я у нее сама пару недель работала. Стерва, каких свет ни видывал, еле у нее жалование выцарапала.

Олег неопределенно пожал плечами.

– Значит соседями будем, я через четыре дома от вас работаю. Меня Таня зовут, будем знакомы. Я у них за домработницу – убираю, за продуктами езжу.

Девушка протянула Олегу узенькую смугленькую руку, рукопожатие было крепким и приятным.

– Олег, – представился Парамонов. – По фонтанам и саду.

– Иди ты! – воскликнула девушка, – третий, значит.

– В смысле? – поинтересовался Олег.

– Ну, «мадам» на фонтанах помешана, у нее на этой почве сдвиг. Она даже какого-то архитектора из города привозила. Потом рабочих нанимала – мыть, драить фигурки фонтана со специальным бальзамом. Где она только этих парней набирала не знаю, все как на подбор красавчики, но не работники. Один целыми днями загорал да девчонок водил в фонтане купаться, а второй «Писающему мальчику» отбил кое-что, нечаянно. Так она его чуть не кастрировала… – Таня расхохоталась. – Шуму было на всю Заполяновку, еле парня отбили.

Олег улыбнулся, ему такая мрачная перспектива не грозит, но разубеждать в этом девушку он не стал. Наоборот, поинтересовался, к кому из жителей Заполяновке может понадобиться садовник или рабочий по дому-огороду. Таня оказалась в курсе всех местных сплетен, дала емкую и точную характеристику всех местных знаменитостей. Из ее рассказов Олег понял, что Заполяновка вовсе не Канны и не швейцарский курорт. Основная масса владельцев двух – и трехэтажных коттеджей были средней зажиточности. Олегу же нужен был выход на более высокие круги, к местной элите. Она, как выяснилось, обитала в поселке неподалеку – в Поляновке. Жителей Заполяновки туда не приглашали, селиться там не давали, считали мелкой сошкой. Заполяновские же страшно завидовали и даже свой поселок в отместку назвали Заполяновкой, строили себе такие же громадные особняки, устраивали фейерверки по праздникам, светские рауты, даже приглашали столичных актеров и певцов. Однако до уровня поляновских не дотягивали, – ни денег, ни возможностей, ни способностей на это у них не хватало.

Все это Олег услышал, сидя в вагоне электрички рядом с симпатичной горничной, спустя полчаса он смог воочию убедиться в истинности ее слов. На станции под названием Поляновка, в вагон вошла группа молодых людей и девушек. Держались они особняком, вели себя словно они все выпускники Йелля или Гарварда, одеты были стильно, заметно отличались манерами, на заполяновских смотрели с неприязнью.

– Можно подумать, что они не унитазы моют, как я, а в банке работают, – прошептала Таня, пододвигаясь к Олегу.

Он улыбнулся, близость девушки была приятна, а ее неприязнь к таким же, по сути дела, наемным работникам, забавной.

– Ты тулупинский? – поинтересовалась Таня, когда электричка добралась до вокзала. – Погуляем, может, у меня завтра выходной. Я тебе город покажу…

Это в планы Олега не входило, ему теперь нужно было работать в другом направлении – искать напарников, а ночевать он должен был у Сидоровой. Наталья Александровна все еще сохраняла свою полезность и ценность в для его «благих начинаний».

Олег завернул в обшарпанное здание вокзала, внутри оказалось гораздо уютнее, чем снаружи. Зал ожидания радовал глаз новенькой побелкой, картинками на стенах, обилием зелени. Правда, вход туда был платный, впрочем, как и в туалет. Билетные кассы блестели отполированными металлическими стойками, протертым стеклом. Первый этаж был поделен между многочисленными ларечками и магазинчиками, в которых продавали все, что нужно, по мнению их владельцев, пассажирам отправляющимся в дорогу – от газет и книг, ручек и лекарств, презервативов, открыток, мягких игрушек, всевозможной еды и питья и косметики, до санок, велосипедов, удочек и сачков.

Олег поднялся на второй этаж, делая вид, что изучает расписание. Сверху было лучше видно, что творится внизу. Его наметанный глаз сразу определил тех, кто ему нужен. В одном углу собралась небольшая группа возле очень худого, небрежно одетого человека. Он раздавал любопытствующим какие-то листовки, второй – упитанный коротышка с забавным лицом, что-то говорил, оживленно жестикулируя.

Олег спустился вниз и пристроился к толпе.

Коротышка с фигурой телепузика (пока мы не познакомимся с ним поближе, будем называть его Телепузик, а его худого приятеля – Скелет), со шляпой на голове, вместо антенны, вещал:

– Уважаемые граждане пассажиры, только сегодня и только мы проводим тур благотворительной лотереи «Два к одному». Вы приобретаете билетик нашей моментальной лотереи и тут же становитесь возможным обладателем однокомнатной квартиры в городе Тулупинске. Если номер на вашем лотерейном билете и номер вашего поезда совпадет, вы станете победителем нашей лотереи. Всего пятнадцать рублей и ключи от квартиры в вашем кармане! Лотерея беспроигрышная, если три цифры номера вашего билета совпадут с серией вашего паспорта, вы станете обладателем аудио – и видеотехники, миксера или утюга, представленного на вот этой витрине. Если вы купите сразу пять билетов, то получите скидку.

Толстячок ткнул пальцем в стеклянную стену киоска, стоящего рядом. На полочках действительно стояли все перечисленные бытовые приборы, внутри висел небольшой плакатик – реклама лотереи. Зрители не торопились приобрести эти самые беспроигрышные билеты, вероятно, ждали первого смельчака.

Наконец какая-то молодая женщина созрела, она протянула десятку и сказала:

– Мне один.

Толпа с интересом уставилась на женщину. Давно потерявшая форму прическа, посеченные на концах волосы, прыщавое лицо, выступающая вперед челюсть, колготки гармошкой, кривоватые ноги и наивные глаза человека, верящего в чудеса.

Толстячок мигнул худому, и тот незаметным движением, не ускользнувшим, однако, от внимательного взгляда Олега, и оставшимся незаметным для остальных зрителей, достал из правого рукава несколько лотерейных билетов.

– Выбирай, красавица, – произнес он скрипучим голосом, каким вещают мертвецы в голливудских ужастиках.

«Красавица», зардевшаяся от такого комплимента, который мог отпустить только человек со слабым зрением или очень добрый, покраснела и выхватила один из билетов.

Она дрожащими руками развернула сложенный пополам листок и пискнула от неожиданности:

– Я выиграла! Я выиграла!!

Толпа зрителей заволновалась, не веря, что на их глазах, только что произошло невозможное.

– Вот, – девушка протянула листок «телепузику».

Толстяк с улыбкой взял листок и, шевеля толстыми блестящими губами, прочел вслух:

– Выигрыш, точно. Вам полагается еще один билет.

– Как билет, а квартира? – упавшим голосом произнесла девушка. – Там же написано «выигрыш»,

– Все верно, девушка. Жирным шрифтом написано слово – «выигрыш», а мелким «билет». Смотрите, пожалуйста, – он сунул девушке лотерейный билет. – Может, у вас паспорт с собой или билет на поезд есть, давайте проверим, – утешая, проговорил толстячок.

– Нету, я маму провожала, – произнесла чуть не плача девушка. – А, давайте, я сбегаю за паспортом, я живу тут неподалеку.

– Девушка, вам русским языком было сказано, лотерея моментальная, благотворительная. Тяните второй билет без разговоров.

Девушка покорно потянулась за вторым билетом, ловко подсунутым ей худым. Билет оказался без выигрыша, но лед был сломан, и народ начал покупать билеты. Время от времени раздавались выкрики – «Выигрыш!», но ничего существенного, пока никто не выиграл: два плюшевых зайца, парочка резиновых шариков, билеты на карусель. Однако народ ждал и не расходился. Наоборот, толпа обрастала любопытными, жаждавшими увидеть того, кто выиграет квартиру или технику.

Наконец, появился первый крупный выигрыш, счастливицей оказалась бабулька в байковом халате, теплом платке, скрывающем лицо, и домашних тапочках. Олег был готов поклясться, что эта женщина – подсадная утка, но держалась она так естественно, что окружающие поверили в ее счастливую звезду.

– Вот, милок, дай мне парочку билетов, я хочу внуку подарок сделать. Только сам читай, я без очков не вижу ничего.

Тощий выставил вперед билеты, и бабулька ухватила несколько листиков из-под самого низу.

Первые три билета оказались пустышками, за то четвертый и пятый, принесли удачу.

– Поздравляю, бабуля, вы выиграли, – воскликнул толстяк, – Электрочайник американский фирмы «Буш» и плеер с наушниками корейской фирмы «Самы не-сун-ся».

Толстяк нырнул в большой картонный ящик, стоящий за ним, и вытянул два прозрачных пакетика с перечисленными призами.

Старушка, цепко ухватив презенты, заторопилась к выходу. Наглядный пример везучести окончательно расшевелил зрителей, все кинулись приобретать билетики лотереи. Кое-кто, польстившись на скидку, покупал по пять-десять билетов. Но больших выигрышей не было, пока перед толстяком не оказалась женщина предпенсионного возраста в модных очках, с волосами, выкрашенными в фиолетовый цвет. Женщина была одета в брючный костюм и держала в руках хозяйственную сумку.

– Мне – десять, – сказал она, отдавая деньги.

Толстяк мигнул худому, и тот снова незаметно перетасовал билеты. Олег не сомневался, что эта женщина выиграет. Он уже обратил внимание на домашние тапочки, точно такие же, как и у выигравшей до того старушки.

Женщина выиграла миксер, фотоаппарат и наручные часы с браслетом. Получив призы, она поспешно удалилась. Второй крупный выигрыш подстегнул азарт зрителей, толстяк еле успевал складывать деньги, отсчитывать сдачу. Олег подсчитал, что парочка за какие-то полчаса насшибала приличное количество рублей. В пылу азарта Телепузик и Скелет не обратили внимание на парочку накачанных молодых людей, с бычьими шеями и бритыми крутыми лбами, неодобрительно разглядывающих толпу.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>