Лев Николаевич Пучков
Дело чести

– Полезайте на телегу, хлопцы, – пригласил я. – Прокатимся до Сарпинского ущелья. Давай поживее – чего застыли!

Как ни странно, этот жест доброй воли вызвал у бандитов весьма неспецифическую реакцию.

– Я нэ понял, э! – воскликнул толстый, заправившись и обретя свободу жестикуляции. – Ви кто, э? Зачэм нам на Сарпи ехать, э?

– Вы не ФСБ и не спецназ, – почти без акцента высказался второй – до сего момента он стоически молчал, и я уже начал было подумывать, что мы захватили немого. – Иначе потащили бы нас на русскую сторону. Если бы вообще хватило наглости заявиться на нашу территорию… Значит, вы работаете на себя – такие же, как и мы. Верно я говорю, Салим?

– Ай маладэц, братищька, правильно! – одобрительно воскликнул толстый и будто бы чему-то обрадовался. – Ви хоть знаешь, кого взяли? Гидэ взяли?! Ой-е-е, рыбят, – лапухунулис, э! Клянус, э, лапухунулис!

– Вы думаете, за нас бабки получите? – язвительно поинтересовался младший бандит. – Вот вам, а не бабки! – он сложил мощный кукиш и потыкал им в сторону каждого из нас. – Такими пи…лями огребетесь – до конца жизни не расхлебаете! Вы че – не в курсе, кто такой Рашид Бекмурзаев?

– А ну, э! Бабки отдай, гандон отдай! – Толстый совсем обнаглел и двинулся к Джо, у которого от изумления отвисла челюсть. – Все отдай и дергай отсюда – чэрэс пьять минут вас целый рота лавит будут!

– Во как! – удивился Лось, щелкая предохранителем своего автомата. – Значит, придется грузить?

– Похоже на то, – с сожалением ответил я.

Бац!!! Джо от души зарядил в репу толстому, неосмотрительно сократившему дистанцию безопасного удаления. Тот рухнул на четвереньки в траву и разразился замысловатыми ругательствами.

– А вот это зря, – осуждающе произнес младший бандит. – За это с вас щкур будут живием снимать. Салим – двоюродный брат Рашида, ты понял, э?!

В другое время и при других обстоятельствах меня бы изрядно потешила вся эта катавасия. Как преобразились наглые ребятишки, расчухав, что мы не собираемся депортировать их в Россию, а намерены использовать в качестве заложников или еще кого там на территории республики! Распустили хвосты как павлины – гонору вагон! Но время поджимало – надо было прибыть на место до истечения установленного срока. Да и работы впереди – море, некогда развлекаться…

– Значит, самостоятельно на телегу лезть не желаете? – в последний раз уточнил я, обращаясь к младшему пленнику.

– Свободен, мальчик! – проигнорировал он мой вопрос и, выразительно щелкнув пальцами, присовокупил: – Бабки гоните – и ходу отсюда! Через полчаса вас действительно будет искать целая рота: думаешь, Салим просто так сказал?!

– Значит, действительно придется грузить, – подытожил я и, сделав два шага в сторону, кивнул Лосю: – Давай…

Надо вам сказать, что в нашей команде Лось – самый меткий и хладнокровный стрелок. Прошу обратить внимание на последнее определение: хладнокровный в довольно специфическом понятии этого значения.

Пук! Пук! – Лось «дал» навскидку из автомата с ПББС – и тела бекмурзаевцев, пронзенные навылет в грудную клетку, рухнули в траву. В глазах младшего я успел прочесть огромное удивление. Что поделать, парень! Смерть вообще удивительное явление во всех ее мыслимых аспектах, особенно для того, кто по простоте душевной рассчитывает прожить больше, чем ему нарисовано на карте судьбы…

Погрузив трупы на телегу, мы отыскали в траве деформированные оболочки от пуль, присыпали кровь землей – на всякий пожарный – и отправились в путь, огибая по опушке леса скальный массив… Я предвижу негодование многих читателей, возмущенных столь хладнокровным расстрелом пленных. Давайте, однако, отложим в сторону морально-этические аспекты данного деяния – по ходу повествования все встанет на свои места. А пока…

Пока вот что: до Сарпинского ущелья минут сорок езды по буеракам. Пакостей не предвидится никаких – накануне облазили здесь каждый кустик. Если не возражаете, я пока, чтобы не терять времени, посвящу вас в кое-какие детали, без знания коих некоторые фрагменты дальнейшего повествования могут показаться нагромождением отдельных описательных моментов, не имеющих под собой сюжетной основы…

Прежде всего – об особенностях региона, на территории которого происходят описываемые события. Если вы возьмете карту бывшего СССР, то увидите, что земли эти в общем-то занимают совсем незначительное место на бескрайних просторах благополучно развалившейся некоторое время назад «тюрьмы народов». Сибирь и Дальний Восток в десятки раз обширнее, и людишек там на столько же порядков поболее, и с ресурсами не в пример получше. Но именно эта территория, по которой мы с моими боевыми братьями в настоящий момент мирно везем два трупа, во все времена притягивала взоры разнообразного отребья: начиная от царственных персон и всемогущих теневых правителей различных эпох и заканчивая прожженными авантюристами как военного, так и политического профиля.

Во все времена здесь кто-то пытался кого-то завоевать и оттяпать хороший кусок землицы – несть числа примерам из исторической практики. Во все времена здесь шла в разные концы контрабанда нескончаемым потоком, а собственно здесь и вокруг здесь – в обозримой видимости – плелись разнообразные заговоры, интриги, мерзкие сплетни вселенского масштаба, и так далее, и тому подобное. Можно было бы часами перечислять, какие здесь происходили гадости, используя в качестве справочного материала исключительно периодику, даже без ссылок на засекреченные архивы, но, дабы не съехать ненароком с проторенной тропы беллетристики в непролазные хляби геополитического анализа, давайте опустим все эти животрепещущие моменты и познакомимся с весьма симпатичным южным городом Стародубовском, а также с прилегающими к нему окрестностями.

Дело в том, что я и мои боевые братья живем в этом городе – гнездо у нас тут. И работаем, удобства ради, неподалеку. А потому – прошу любить и жаловать.

Город Стародубовск издревле имеет неофициальный статус форпоста на юге России. Это последний областной центр в данном регионе, который может претендовать на обиходное наименование «русский город». Далее идет Кавказ.

Нет-нет, Федерация в Стародубовске не заканчивается – не подумайте плохого! Все по-старому, передела не было. За Стародубовском имеется довольно обширная территория, на которой расположены разнообразные кавказские республики. Но независимо от статуса и сладкоречивых уверений политиков о тотальной интернациональной дружбе, эта территория для настоящего россиянина всегда была чужой.

Когда-то эти земли, ныне именуемые республиками Северного Кавказа, были так или иначе, но по сути насильственно присоединены к России – под давлением обстоятельств, политической ситуации и целого ряда иных факторов. Сразу же за присоединением, как водится, последовала попытка ассимилировать маленькие народы Кавказа к культуре, традициям и вообще к жизненному укладу России. Попытка эта, как известно из исторической практики, потерпела жесточайшее поражение. Потому что, стремясь удовлетворить свои политические амбиции, наши политики, невежественные в вопросах законов развития параллельных цивилизаций, на протяжении многих десятков лет целеустремленно валяли дурака, не придавая значения негативным процессам, с течением времени прогрессирующим вследствие грубейших нарушений основ взаимососуществования разных народов.

Горные камни не в состоянии расцвести по весне, будучи посажены осенью даже в самую благодатную почву равнины. Равнинные цветы, высаженные в скалах, моментально захиреют и увянут. И вовсе не потому, что им не нравятся эти скалы. Просто климат неподходящий.

Ничего не проходит бесследно – это общеизвестный факт. Царская Россия когда-то сорок семь лет воевала с народами Северного Кавказа, не особо вдаваясь в подробности существования иноплеменных образований и совершенно не заботясь о последствиях этой войны. Вряд ли кто из тогдашних властей предержащих подозревал, что желание иметь под рукой благоприятные во всех отношениях (ну, разве что за исключением яростного сопротивления аборигенов) территории на юге стократно аукнется спустя полтора столетия. Но ведь каждое действие рождает противодействие: это закон физики, тысячекратно подтвержденный и втиснутый в формулу – тут уж ничего не поделаешь.

Следствием присоединения кавказских народов к России и попытки ассимилировать их уклад к российскому образу жизни явилось весьма специфическое отношение кавказцев к россиянам. Русский мужик, будь он хоть трижды атлетом и мастером разнообразных единоборств, на улицах Назрани, Нальчика, Грозного и так далее меньше всего ощущает себя мужиком. Кавказские джигиты в совершенстве владеют искусством подавлять своей самостью любого жителя равнины и внушать ему, что он существо третьего разряда, ходячее недоразумение и вообще не имеет права носить штаны. Русская пригожая дама на этих же самых улицах должна крутить головой на триста шестьдесят градусов и постоянно помнить, что ее гарантированная законом безопасность в данном регионе понятие относительное. Ее могут мимоходом похлопать по упругому заду, залезть под юбку и вообще подскочить на машине, схватить в охапку и увезти безвозвратно куда-нибудь в горы. Джигиты – народ горячий. Правда, горячность эта на кавказских женщин не распространяется. Ингушка, чеченка, кабардинка и так далее чувствуют здесь себя прекрасно и уверены, что никто их не посмеет тронуть. Не верите – поезжайте сами и убедитесь.

Да что там кавказские республики! Уже в Стародубовской области, ближе к горам, можно проследить ширящуюся конфронтацию между равнинным жителем и горцем. Поезжайте в Доброводск и посмотрите, кто в этом «русском» городе работает в торговых точках, ресторанах, гостиницах, курортах, пансионатах и вообще в мало-мальски приличных местах. Посмотрите, кто рассекает на иномарках улицы курортных городов Кавказских Минеральных Вод, толпится на вокзалах и в переходах, «клеит» русских шалав, прибывших на заработки… Раскройте телефонные книги этих прекрасных городов, посмотрите объявления в газетах – по поводу срочного обмена на любой город российской глубинки, – и вам все станет понятно. Русаки бегут с Кавказа…. Мы сдаем его без боя, постепенно освобождая когда-то захваченную территорию и шаг за шагом теряя сферу влияния.

На эту тему можно разглагольствовать часами, но я скажу короче. Кавказцы реагируют на все истинно российское так, как живой организм реагирует на инородное тело, внедренное в него. Он его отторгает, мобилизуя все внутренние резервы и проявляя чрезвычайно высокую защитную активность на всем протяжении процесса – вплоть до полного выведения инородного тела из организма.

В какой стадии наши взаимоотношения с Кавказом пребывают сейчас, однозначно определить весьма проблематично – полагаю, даже самый крутой политолог не взялся бы за столь неблагодарное занятие. Но мне почему-то кажется, что инородное тело уже вылезло в слой поверхностного эпителия, закапсулировалось в гнойном мешке, и вот-вот этот нарыв лопнет…

Вот потому-то Стародубовск – последний истинно российский город на юге. Далее идет чужая земля.

Эта обширная область по-прежнему декларативно именуется частью Федерации и числится в разряде законопослушных регионов (гы-гы!!!). А мы – то есть те, кто промышляет в этой области, – называем ее просто и скромно – ЗОНОЙ. Нет-нет, плагиат здесь ни при чем: ЗОНОЙ можно обозвать любую территорию, на которой творятся странные явления неспецифического характера, не подпадающие под общепринятые параметры. ЗОНА живет и питается по своим неписаным правилам. Здесь иные понятия о цене человеческой жизни и цене на разнообразный товар повышенного спроса. Здесь пропадают люди, машины и целые эшелоны – до сих пор ничего из того, что пропало, обнаружено не было. В этой ЗОНЕ законы, в общепринятом понятии этого слова, не действуют. Зато чрезвычайно активно действуют дикие и неуправляемые отряды и отрядики так называемых «индейцев» – банды, промышляющие разбоем, похищениями людей и иными разновидностями «ратного труда». А еще в ЗОНЕ действуют разнообразные мелкопоместные князьки. Князькам этим Конституция дала в «кормление» – совершенно официально, прошу заметить – довольно приличные наделы земель, не очень густо населенных народом, но обладающих правами отдельных государств! А потому эти самые князьки, каждый на своем огороде, откровенно холят и лелеют свой маленький культ личности со всеми сопутствующими этому культу аксессуарами: беспредельным произволом, пытками, тюрьмами, расстрелами и так далее.

Наличие ЗОНЫ очень выгодно для некоторых товарищей из верхних эшелонов власти. Здесь можно сделать огромные деньги и спрятать концы в воду – проводить расследование на данной территории равносильно самоубийству. Если вас заинтересует этот вопрос, можете поднять подшивки газет за последние пять лет и вволю поудивляться некоторым странным явлениям, которые запросто можно отнести к разряду фантастических. Пошел эшелон, допустим, с электрооборудованием на двадцать-тридцать «арбузов» от какой-нибудь мощной российской фирмы в адрес какого-нибудь дочернего предприятия в ЗОНЕ и на перегоне между Серленной и Хунтермесом бесследно исчез. Испарился. Искать бесполезно – я же говорю, здесь какая-то аномалия! А все пропажи списываются на нестабильность региона и несовершенство нашей правовой системы.

Эти же товарищи – из верхнего эшелона, – пользуясь своей властью и положением, развлекаются с ЗОНОЙ и другими способами. Каждый законопослушный гражданин России прекрасно знает, что у нас процветает торговля всем подряд: оружием, наркотиками, боевой техникой, людьми, секретами и всем прочим, что в определенном месте имеет спрос гораздо больший, нежели там, где это «прочее» лежит себе невостребованное и медленно гниет.

Об этой торговле постоянно вопят СМИ и ходят самые разнообразные сплетни. Но большинство законопослушных граждан имеют обо всех этих нехороших делах весьма расплывчатое понятие. Вроде бы где-то там, в верхних эшелонах, сидят злые дядьки и вовсю торгуют себе чем ни попадя, используя свою неограниченную власть. А как торгуют? Да черт его знает! Может, по воздуху переправляют или к днищу машины проволокой прикручивают.

Я уже определенный срок варюсь в этой системе, владею кое-какой информацией по данному вопросу и охотно поделюсь ею с вами, но очень коротко, у нас не так уж много времени.

Допустим, вы – злой дядька в столице, тот самый, в верхнем эшелоне, с огромными возможностями и неограниченными полномочиями, а я – простой главарь банды в далекой Ичкерии (ну, это я сейчас главарь банды, а в недалеком прошлом был полевым командиром «непримиримых»). В свое время я с соратниками-подельщиками наворовал у Советской Армии целый арсенал и теперь вовсю торгую им и буду торговать очень долго, благо запасы практически неограниченны, а спрос на оружие будет всегда. Вот конкретные цифры годичной давности: автомат в Ичкерии стоит пол – «лимона» деревянными, а в Новосибирске – пять «лимонов». Разумеется, я вам по паре стволов под полой возить не стану. Невыгодно это, да и небезопасно: могут вредные менты и вэвэшники в поезде или на блокпостах нашмонать, а это, сами понимаете, чревато: не любят нашего брата-чеченца у вас в России.

Мы поступим иначе. Я продам посреднику посредника вашего представителя, который понятия не имеет, кто вы такой, предположим… ну, тысячу стволов для ровного счета. И сразу получу наличкой полмиллиарда. Мне так удобнее – наличкой, поскольку обналичить ваши паршивые счета в нашей Ичкерии проблематично. Затем я вывезу эти стволы к границе зоны своего влияния: дальше кантуйтесь, как хотите, – ваши проблемы.

Получив эти стволы на российской земле, ваш представитель под всемогущей курией вашего грозного имени оформит их как груз с нулевым допуском, выпишет накладные по всей форме, приставит караул из части внутренних войск по сопровождению грузов… И попрут мои стволы зеленым ходом в Новосиб, нигде не задерживаясь и не подвергаясь проверке. В Новосибе их получат представители представителей ваших посредников и без особых хлопот распихают по разным точкам – система отлаженная. В итоге вы поимеете свои три с половиной «арбуза» (один «арбуз» – грубо – у вас уйдет на «производственные» издержки) и даже пальцем не пошевельнете. Потому что на территории России ваш левый груз свято охраняется законом, представители которого понятия не имеют, что невольно становятся соучастниками криминального деяния (тот же самый караул, например, никогда не знает, что за груз он везет). А в районе функционирования моего отряда (исполкома, совета, администрации) с вашего груза не упадет ни одна пылинка потому, что здесь за все отвечаю я. Но! Но…

Между моим районом и собственно территорией России пролегает ЗОНА. А в ЗОНЕ каждый сверчок знает свой шесток – каждый пахан сидит на своей земле. На чужие земли я соваться не стану, а вашему грозному имени там грош цена. Если вы имеете острое желание получить свои стволы, остается единственное: на всем протяжении маршрута движения вашего груза до российской границы давать всем «князькам» и главарям банд на лапу. Так можно и без штанов остаться – получите вы совсем мизерный навар, который не стоит таких финансовых затрат и треволнений. А ведь есть еще и такие «индейцы», с которыми договориться нельзя: грохнут ваших посредников и заберут груз – вообще останетесь с носом…

Так вот: до недавнего времени для злых дядек из верхних эшелонов и контактирующих с их представителями авторитетов ЗОНЫ такой проблемы не существовало. В ЗОНЕ функционировал КОРИДОР, по которому переправлялись в оба конца разнообразные номинации ходового товара: оружие, наркотики, заложники для выкупа, женщины – сами понимаете, для чего, и так далее. КОРИДОР этот обеспечивала хорошо организованная и профессионально подготовленная группировка, заботливо взращенная в Стародубовске злыми дядьками из верхних эшелонов и возглавляемая ушлым парнишей с выдающимися организаторскими способностями по прозвищу Лабаз (царствие небесное). Эта коридорная группировка вела разведку в ЗОНЕ, налаживала контакты с «князьками», имела кучу информаторов – охотников за секретами и проводила по КОРИДОРУ грузы любого характера. Очень удобно, знаете ли, было для злых дядек из верхов иметь такую группировку: благодаря ей КОРИДОР превратился в отлаженную, универсальную систему, приносившую огромную прибыль своим создателям.

Однако все в мире преходяще. Что-то около года назад мы уничтожили эту группировку, аннулировав КОРИДОР. А для комплекта мы аннулировали и некоторых злых дядек из верхнего эшелона, которые имели к КОРИДОРУ прямое касательство. Но дурной пример заразителен. На смену упраздненным товарищам в верхах пришли другие – свято место пусто не бывает. Эти другие, одухотворенные успехами своих предшественников, периодически предпринимают попытки реставрировать КОРИДОР: благо для этого существуют все предпосылки. В ЗОНЕ по-прежнему существуют как банды и «князьки», так и спрос на товар определенного свойства – можно делать просто громадные деньжищи, если с умом все организовать. Но есть маленькое «но». Определенные силы не хотят реставрации КОРИДОРА. Определенные силы хотят иметь не просто демаркационную линию на карте, а подлинную границу с ЗОНОЙ, через которую невозможно будет ничего переправить. Но это – перспектива, так сказать, радужные мечты. А пока мы целенаправленно мешаем плохим товарищам с самого верха восстанавливать КОРИДОР – за этим занятием вы нас и застали.

Да, кстати, вы можете спросить: кто это «мы». Отвечаю: мы – это команда Шведова. Небольшой, хорошо отлаженный боевой агрегат многофункционального применения, неоднократно опробованный в рискованных операциях и освоивший необъятные просторы ЗОНЫ. Чуть позже я вам всех представлю, а пока нам пора работать: приехали к Сарпинскому ущелью…

Сарпинское ущелье очень удобно для всякого отребья, промышляющего в ЗОНЕ. Это длинный и широкий проход в горной гряде, некогда проделанный вулканической лавой и благоустроенный умелыми руками многих поколений контрабандистов. Здесь при определенном навыке и сноровке можно исхитриться проехать даже на средней проходимости автомобиле, несмотря на кажущуюся неприступность и непроходимость: входы в ущелье с обеих сторон обильно заросли кустарником и прикрыты от назойливого взгляда нагромождением валунов.

В разное время различные товарищи пытались организовать контроль за ущельем, но попытки эти всякий раз заканчивались полным фиаско. Дело в том, что и с той, и с этой стороны к ущелью вплотную подходит лесной массив, состоящий из огромных раскидистых дубов и буков, что исключает возможность организовать не то что разведку на дальних подступах к блокпосту или заставе, но даже элементарные меры сохранения собственной безопасности. Проще говоря, здесь неоднократно вырезали блокпосты и заставы – под корень. Нападавшим бандитам было нетрудно нанести сокрушительный удар, подкравшись к заставе вплотную, и раствориться в лесу, где им знакома каждая тропка. Вооружившись печальным примером предшественников, представители правоохранительных органов прекратили бесплодные попытки взять под контроль ущелье и ограничились периодическими наездами, так называемыми рейдами в составе сборных бригад местных сил правопорядка. Но это было в незапамятные времена – еще до последней кавказской войны. А после войны сюда вообще никто соваться не смеет, кроме посвященных в тайны леса, напичканного минными заграждениями. Посвященные же, сами понимаете, – это бандиты, которые держат данное ущелье: все те же товарищи из клана Бекмурзаева. Ну и мы – мы тоже посвященные – волею случая…

У входа в горловину ущелья нас ожидали Барин, Сало и Мент. Я давно привык к кошачьим повадкам своих боевых братьев – сам натаскивал их долгими часами изнурительных тренировок, – но все же вздрогнул от неожиданности, когда из кустов на опушке неслышно, как призраки, возникли трое размалеванных в боевую раскраску мужиков с автоматами и направились к нам.

– Как? – лаконично поинтересовался Мент, с любопытством заглядывая в повозку.

– Норма, – в тон ему ответил Джо. – Грузитесь, времени в обрез.

Ребятишки попрыгали на повозку, и мы неспешно двинулись в глубь леса, прочь от входа в ущелье.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 13 >>