Лев Николаевич Пучков
Дело чести

У противоположного входа сидит круглосуточный пост гвардейцев Рашида – с десяток стрелков, отягощенных противотанковыми гранатометами и приборами ночного видения. Любую тварь, рискнувшую высунуть нос из ущелья без ведома Рашида, встретит кинжальный огонь в упор из десятка стволов. Пока аванпост сдерживает натиск внезапного агрессора, подоспеют основные силы – от Челушей по прямой с той стороны минут двадцать машинного хода. Об этом прекрасно знают все обитатели ЗОНЫ, и никто не рискует. И мы не будем – нам туда не надо. Первое действие спектакля, срежиссированного хитрым полковником Шведовым, состоится на этой стороне, в двух километрах отсюда, и буквально через двадцать пять минут. Если мы все правильно рассчитали…

Прибыв на место, мы произвели боевой расчет, замаскировали повозку в глубине леса и распределились по обеим сторонам еле просматривавшейся в густой траве грунтовой дороги, выписывавшей замысловатые повороты в мрачной чащобе. Это единственная дорога здесь, по которой можно пробраться через лес ко входу в ущелье. Ошибиться невозможно – кто бы ни поперся через ЗОНУ, он обязательно пройдет мимо нас. Остается только дождаться.

Вскоре моя радиостанция выдала три длинных тона: подал сигнал Джо, расположившийся в двухстах метрах правее основной группы и выполнявший функции разведдозора.

– Идут, – негромко сообщил я по цепи и еще раз прикинул, верно ли распределены сектора огня. Ребятишки мои несколько секунд повозились в кустах, поудобнее изготавливаясь к бою, и стихли: ни один признак не указывал на присутствие у дороги каких-либо форм жизни. Молодцы – моя школа. В нашей команде никто не ест даром свой кусок хлеба с черной икрой – непрофессионалам у нас не место.

Спустя минуту из глубины леса слышится негромкий звук работающих двигателей – на дороге появляются три джипа: два «Лендровера» и «Чероки». Замыкает колонну микроавтобус «Форд». Так-так, что там у нас? Ага, в каждой машине по два человечка. С места моего лежания салон «Форда» не просматривается, но вряд ли там кто-то есть: ребятишки ведь собираются возвращаться обратно, а путешествовать на «Форде» более чем в восемь рыл очень неудобно, да еще учитывая груз, который они предполагают получить. Ну что ж: очень недурственно. Джипы в Ичкерии котируются весьма высоко. Дороги там, знаете ли, не того, да еще горная местность – только на джипах и рассекать. Интересно, а каков будет эквивалент? По сколько стволов за тачку? Впрочем, это праздный вопрос – скоро сами все увидим. А пока время работать.

Словив в прорезь прицела водилу головной машины, я плавно жму на спусковой крючок. Пук-с! – негромко делает мой автомат с ПББС: голова водилы теряет первоначальную конфигурацию, стекла машины мгновенно тонируются красным, кроме лобового. На лобовом маленькая дырочка с расходящимися паутинкой трещинами и несколько капель крови – голову сидящего рядом с водилой напарника видно прекрасно. Пук-с! – делает еще раз мой автомат, и эта голова утрачивает первоначальную конфигурацию. Патроны с уменьшенным пороховым зарядом значительно снижают начальную скорость пули: встретившись с препятствием, она не пробивает его насквозь, а разносит вдребезги.

Справа «пукают» соратники – не очень долго и очень продуктивно. Машины бьют друг друга в зад и застревают на месте – у всех стекла окрашены в нехороший цвет. По моторам никто не попал – моторы мы бережем. Нам еще предстоит транспортировать эти загаженные тачки в одно славное местечко – в полутора километрах от точки боестолкновения. А тащить их по буреломам толкачом – весьма неблагодарное занятие: пару раз в жизни приходилось развлекаться оным. Оп-па! А это еще что за чудо? Ай-я-яй – недоглядели! Из «Форда» выскакивает мужик и, держась за правое плечо, аки заяц, скачками мчится по дороге назад.

Пять метров до поворота – еще рывок, и уйдет! Это он так думает. Пук! Пук! – раздается с той стороны – мужика отбрасывает назад. Тело его падает навзничь в траву и застывает без движения. Чудак ты, мужик, там же Джо! Мы ж не банда какая неорганизованная – у нас все операции обставлены с тщательным соблюдением основных тактических принципов: авангард – основные силы – арьергард. Впрочем, тебе уже все равно: надо было раньше постигать прописные истины разработки спецопераций. А то ходят тут всякие, на халяву надеются срубить «капустки» по-легкому…

Осмотрев трупы, я на полминуты впал в прострацию: метко стреляют мои боевые братья! Практически у всех «автолюбителей» черепа были размозжены настолько, что определить, кто из них проводник, представлялось весьма затруднительным.

– Ну вот и приплыли, – пробормотал я, лихорадочно подыскивая наиболее оптимальный вариант действий в создавшейся ситуации. – Так-так…

– При чем здесь «приплыли»? – невозмутимо заметил Джо, обнаружив, что я пребываю в затруднении. – Забыл, как на войне делали? Снимем у них штаны и посмотрим. А ну, пацаны, раз-два – взяли!

Как и предполагалось, проводников было двое: крайняя плоть на членах отсутствовала у одного трупа в головной машине и у того, что три минуты назад пытался удрать из замыкающего колонну «Форда».

– Значит, остальные – славяне, – подытожил я. – Прав был Шведов…

Замаскировав трупы проводников в кустах, мы перетащили водилу «Форда» в «Лендровер», затем я, Лось и Сало оседлали обгаженные джипы и аккуратно покатили через заросли подлеска, следуя за Джо, который шел впереди, указывая направление движения. Барин и Мент остались на месте происшествия – им предстояло тщательно уничтожить следы съезда с дороги и подготовить «Форд» для завершающего этапа операции.

Если бы не феноменальная способность Джо безошибочно ориентироваться в любых условиях, я сам ни за что в жизни не добрался бы до этого чертова провала. Перед операцией мы с неделю прочесывали окрестности в поисках подходящего местечка для предстоящей «упаковки» «груза» и случайно обнаружили у подошвы горной гряды здоровенную дыру, настолько хорошо замаскированную растущими по краям кустами, что Мент чуть не свалился в нее – не заметил, бедолага, в двух шагах! Мы с полчаса развлекались у этой скважины, бросая вниз камни и от души радуясь, что природа гор пошла нам навстречу в этом рискованном предприятии.

Сало – ходячая артиллерийская буссоль, уверенно заявил, что по звуку падающих камней можно определить глубину ямки не менее чем в двести метров, а по диаметру она вполне годится для «упаковки» стандартного горючевоза. А Джо – ас войсковой разведки – сообщил нам, что в месте расположения провала напрочь отсутствуют какие-либо точки «привязки» и запоминающиеся ориентиры. И тут же, что называется, не отходя от кассы, провел эксперимент: отвел нас на сто метров, заставил покружиться на месте, зажмурив глаза, и потребовал, чтобы мы отыскали провал. Вообще-то я тоже не лыком шит в деле ориентирования на местности: специфика прежней работы обязывает. Но, к стыду своему, должен признаться, что в тот раз так и не обнаружил «ямку» – не догадался определиться по солнцу, когда хитрый Джо решил экспериментировать! Так что радость наша была вполне понятна: имелся, знаете ли, в плане разработки операции такой пунктик, как сооружение искусственного автомогильника на три единицы – исключительно подручными средствами. А что такое вгрызаться в каменистый грунт предгорья, да еще без использования тротила (преждевременный шум в данной местности был категорически противопоказан), надеюсь, не надо объяснять.

Добравшись до места, мы опорожнили баки с горючим и столкнули машины в провал. Ничего – хорошо пошли: шмяк-шмяк о стены, затем – плюх! – где-то в глубине – и тишина. Подровняв утрамбованные кусты, мы рысцой выдвинулись к дороге и заняли места согласно ранее произведенному расчету в пятидесяти метрах от установленных Барином в кустах противопехотных мин «МОН-50» (наиболее почитаемая игрушка наших инженеров). До начала предпоследнего этапа операции остается что-то около двадцати-сорока минут, в зависимости от степени терпеливости второй стороны, участвующей в «бартере».

Встреча должна была состояться пятнадцать минут назад у входа в горловину ущелья с нашей стороны. Последний срок истек, а клиенты не прибыли: и не потому, что непунктуальны, а в связи с тем, что они… немножко мертвые. Бояться в этом районе второй стороне совершенно нечего – а потому, если я правильно все рассчитал, они должны прошвырнуться по маршруту движения первой стороны – вплоть до административной границы с Россией. Ну что ж – подождем, нам не привыкать. А пока ждем, я вам расскажу, как и обещал, кое-что о нашей команде…

Глава 2

Пусть некоторым это может показаться нескромным, но начну с себя. Я не Агата Кристи, чтобы полкниги держать вас в неведении, делая от своего имени посылы к той или иной персоне и оставаясь за кадром.

Зовут меня Антон Иванов, мне двадцать семь лет и три месяца – на момент описываемых событий. По документам я – Олег Шац, уроженец славного города Копейска, начальник службы безопасности гостиницы «Нортумберленд», располагающейся в некогда гостеприимном для меня областном центре российской глубинки Зеленогорске. Но чтобы вам не путаться, зовите меня просто Сыч. Это боевая кличка, которой меня наградили соратники в ходе совместной деятельности на благо Родины, – а клички в той среде, где я обретался раньше, давали очень метко и совершенно адекватно сущности обзываемого индивида.

Днем я постоянно хочу спать и хожу весь из себя такой вялый и недовольный, вызывая раздражение начальства и насмешки сотоварищей. Зато ночью чувствую себя прекрасно, спать не хочу совсем и вижу чуть ли не как кошка или сова. Я ночная тварь, порождение тьмы и опасности.

Что-то около года назад я состоял в должности командира группы спецназа внутренних войск, имел звание старшего лейтенанта и с минуты на минуту готов был стать капитаном. Но судьба – эта хромая злобная старуха (хотя говорят, что некоторым счастливчикам она достается в виде длинноногой симпатичной милашки) – распорядилась иначе…

С чего начались мои мытарства? С того проклятого отпуска, что ли? Может быть, может быть… Хотя нет – отпуск тут ни при чем. Отпуск – лишь очередной этап на крутом спуске от законопослушной жизни до того положения, которое я в настоящий момент занимаю.

Я остался жив и относительно здоров на русско-чеченской войне 1994 – 1996 годов, которая отняла у меня почти полтора года чистого времени. На этой войне я в совершенстве овладел искусством организации спецопераций, приобрел умение профессионально убивать и начисто утратил цивилизованное отношение к такому понятию, как ценность человеческой жизни. А еще на этой войне я всесторонне изучил нравы и обычаи горских народов, достаточно хорошо освоил чеченский язык и обзавелся весьма неприятными во всех отношениях вещами: целой кучей врагов, которые за стволом в карман не лезут (они его постоянно носят в руках), и прогрессирующим воспалением предстательной железы. Ну, мелкие ранения и травмы я в расчет не беру – это обычные издержки моей профдеятельности как в прошлый период, так и в настоящее время.

Так вот, буквально за три месяца до вывода войск из Чечни угораздило меня получить отпуск, а к отпуску – семейную путевку в кисловодский санаторий ВВ МВД РФ «Россия». А рейсовый автобус, на котором мы с женой ехали в санаторий, угораздило напороться на рейд чеченских «духов», промышлявших грабежом за пределами Ичкерии. «Духи» забрали мою жену в компании с двумя молодыми девчонками, находившимися в том же автобусе, и увезли в неизвестном направлении…

Некоторые могут криво усмехнуться: а что ж ты, спецназовец крутой, навороченный, варежку разинул – куда смотрел?! Да пытался я, пытался противостоять… но получил прикладом по затылку и элементарно вырубился, как это ни прискорбно.

Жену свою я искал долго и упорно: это длинная история, она тянет на отдельную книгу, и за неимением времени я ее опущу. Скажу короче: в процессе поисков я ухайдокал кучу более-менее причастных к этому делу товарищей ичкерского происхождения, взорвал между делом одну из горных баз «духов» и ограбил некоего Абдуллу Бекаева – командира отряда чеченских «непримиримых» ни много ни мало на сумму в пятьсот штук баксов. Да, жену свою я наконец-то нашел, но… но поздновато. Помимо всех прочих изуверств, которые «духи» с ней сотворили, эти уроды успели крепко посадить ее на иглу, и она умерла от передозировки…

А чуть позже я вновь приступил к своим обязанностям и целенаправленно уничтожал «духов» в радиусе видимости и слышимости – вплоть до своего последнего боя. В том бою два особо ретивых «духа» под аккомпанемент выстрелов надругались над остывающим телом моего сержанта – короче, в буквальном смысле изнасиловали труп. Этим выродкам страшно не повезло: очень скоро их взял в плен армейский отряд, осуществлявший разблокирование зажатого в кольцо контингента внутренних войск. Но в плен тогда попало много ичкерских гвардейцев, суть не в этом. Им не повезло потому, что я запомнил их. И публично расстрелял перед строем своих уцелевших солдат, предварительно зачитав мною же состряпанный приговор. Теперь каждый из моих пацанов – а они уже давно перебиваются чем придется на гражданке – твердо знает, что любое зло наказуемо, а возмездие неотвратимо, несмотря на то, что за спиной злодеев стоит могущественная криминальная страна.

Этот «воспитательный акт» начальство оценило по достоинству: меня моментально признали невменяемым и упрятали в психиатрическое отделение СИЗО № 1 славного города Н… – до окончания следствия. Но результатов следствия я дожидаться не стал, поскольку обстановка в СИЗО мне страшно не понравилась. Я удрал из-под стражи при первой же подвернувшейся возможности и некоторое время жил у своего друга-однокашника, заделавшегося в Зеленогорске правой рукой бригадира одной из преступных группировок. Спасибо бандитам – выходили, дали войти в форму, приласкали-обогрели и даже соорудили мне настоящие документы с сопутствующей легендой: теперь я Олег Шац, как уже упоминал выше.

Только с бандитами наши отношения не заладились. Сначала я прибил там кое-кого в процессе совместной жизнедеятельности (плохо вели себя, салажата!), а потом бригадир польстился на мои баксы, затаренные с войны, и меня взяли в оборот. Закончилась вся эта катавасия тем, что дядя Толя Шведов, который, как выяснилось позднее, давно наблюдал за моими телодвижениями, прибыл в Зеленогорск со своими хлопцами, между делом перемочил моих благодетелей и забрал меня к себе в Стародубовск. С тех пор я прилежно работаю на Шведова, и пока мне это занятие нравится – грех жаловаться.

Вот вроде бы и все, что вам пока следует обо мне знать, подробнее познакомимся в ходе дальнейшего повествования. Да, должен сразу оговориться – для тех, кто насмотрелся американских боевиков и лепит в своем воображении образ героя, руководствуясь исключительно голливудскими параметрами. Я вынужден вас разочаровать, уважаемые любители Ван Дамма и славного дядьки Арнольда. Я совсем не так крут, как может показаться после поверхностного описания моих сногсшибательных похождений. И сами эти похождения представляются таковыми лишь в контексте, при беглом ознакомлении, на самом деле это невероятные мытарства, основными параметрами которых являются пот, кровь, грязь и постоянный страх смерти.

Основные качества, пригодные для такого рода «приключений», – это безграничное терпение, выносливость и умение ждать. То есть свойства, в большей степени присущие вьючному животному, нежели рембообразному холеному красавцу. Верблюду, например, или мерину… Нет-нет, на корабль пустыни я не похож – упаси бог! Но в кино меня сниматься бы не взяли – это сто пудов.

Судите сами: рост – сто семьдесят один сантиметр; вес – от семидесяти пяти до восьмидесяти килограммов, в зависимости от условий жизнедеятельности и сезонного фактора (зимой от безделья толстею); глаза зеленовато-карие; волос русый… а дальше и сказать нечего – незапоминающийся я, серый. Встретите в толпе и не обратите внимания – личность, каких миллион. Во время перепадов атмосферного давления у меня ноют суставы и корни зубов под пломбами, а еще ноют переломы в сырую погоду – переломам несть числа. Умом меня Создатель не обидел, и свою серость я прекрасно осознаю, можно сказать, остро осознаю. И от этого частенько впадаю в меланхолию: хочется, знаете ли, совершенно машинально, подспудно, так сказать, быть высоким и длинноногим, с мощными плечами и поволокой в прекрасных глазах. И чтобы у девушек от одного твоего вида набухали соски и непроизвольно раздвигались колени. А у них, увы, ничего не раздвигается: девушки на меня почему-то не обращают внимания. Очень, очень обидно. И вообще, я, как и большинство людей войны, практически непригоден в мирной жизни. Все, что я умею делать, – это профессионально убивать, выслеживать, подкрадываться, прятаться и руководить командой в коллективном бою…

Теперь о моем шефе. Познакомился я с ним на чеченской войне при весьма странных обстоятельствах. Хотя, если разобраться, к этому господину нельзя применять общепринятый стандарт понятия «странный» – я уже давненько его знаю, можно сказать, пуд соли съел и бочку водки выпил с ним совместно, а до сих пор для меня мой шеф – личность в высшей степени таинственная и загадочная. Но давайте о деле.

Шведов тогда был полковником ФСБ, чего-то там вынюхивал у одного из чеченских сел, и, само собой, его очень скоро взяли в плен какие-то левые «духи», весьма «своевременно» заприметившие подозрительного славянина, шатавшегося в неположенном месте без дела. Волею случая вышло так, что я со своими бойцами как раз возвращался из рейда и напоролся на них в тот момент, когда «духи» пытались «посадить» полковника на минное поле.

Надо вам сказать, что я очень впечатлительная натура, а потому ничтоже сумняшеся дал команду своим бойцам «завалить» вредных «духов» и спас полковнику жизнь. Как оказалось в дальнейшем, поддавшись в тот момент порыву трепетного чувства, я поступил очень разумно – полковник мне здорово пригодился. Это он подарил мне невероятную возможность «прогуляться» по Чечне под «крышей» британского журналиста и отыскать свою жену. А затем он вызволил меня из передряги с зеленогорскими бандитами и приставил к настоящему делу. В общем, с лихвой отработал свой долг – теперь мы квиты.

Наши с полковником судьбы весьма схожи, если не принимать во внимание тот факт, что я оказался на нелегальном положении из-за чрезмерной впечатлительности и обостренного чувства справедливости, а шеф мой стал жертвой политических интриг. Даже период попадания в полосу неприятностей у нас примерно одинаковый: с июня по август прошлого года. Пока я развлекался с «духами», а затем парился на «шконке» следственного изолятора, полковник умудрился раскопать страшнейшей важности информацию о теневой деятельности некоторых государственных мужей, хапавших огромные средства с изнанки чеченской войны (это про тех самых злых дядек из верхнего эшелона, о которых ранее шла речь). Полковник тщательно разработал данную информацию и, надеясь получить с этого хороший навар, передал ее по инстанции.

Навар получился выше крыши: полковника начали очень активно стирать с лица земли. Семью его вырезали под корень, а сам Шведов остался в живых только благодаря чудовищной интуиции и высочайшему профессионализму, проще говоря, всех киллеров привалил и смылся. Канул в Лету, как и ваш покорный слуга.

Только полковник канул куда как круче меня! Я, например, после побега из изолятора только-то и успел, что обзавестись новым паспортом, новыми врагами (теперь, помимо чеченцев, желающих расквитаться за кровь убитых мною сородичей, меня страстно хочет вся зеленогорская братва) и неясным, можно сказать, зыбким положением в обществе. А полковник соорудил себе высококлассную «пластику» – на прежнего Анатолия Петровича он даже отдаленно не похож! – стал каким-то чудом майором милиции в отставке Алексеем Федоровичем Черновым, заимел официальные права на частное сыскное агентство «Аргус»; а помимо агентства, заимел целую кучу таких приятных вещей, как два особняка в престижном районе частного сектора Стародубовска, «Ниссан-Патрол», два джипа «Чероки», кучу денег и… команду военных профессионалов, работающих под «крышей» сыскного агентства. Хотя нет – надо оговориться: просто профессионалов, численностью восемь голов (себя я не считаю, поскольку это все было до моего появления у Шведова).

Команду из них чуть позже сделал я – отбросив ложную скромность, могу утверждать, что это целиком моя заслуга. Сбил-сколотил, обтесал, создал маленькое боевое братство. И хотя уровень профессионализма – понятие весьма расплывчатое и не имеющее жестких критериев в некоторых прикладных областях ратного дела, но… но мы работаем в ЗОНЕ вот уже почти год, и все умудрились остаться живы-невредимы: травмы и легкие ранения в зачет не идут. А это, можете мне поверить, довольно высокий показатель. Потому что кривые тропки ЗОНЫ в буквальном смысле слова устланы давно истлевшими останками крутых ребят, которые искренне полагали себя всесторонне подготовленными профессионалами и наверняка надеялись пожить чуть-чуть подольше…

Ну а по поводу всего этого изобилия… тут что-то туманно, знаете ли… Некоторые индивиды всю жизнь упираются в поте лица и не могут сколотить себе на приличную «шестерку» 90-го года выпуска, а этот – нате вам! Откуда дровишки?! – как говаривал один мой приятель (царствие небесное). Однако в нашей среде не принято назойливо интересоваться обстоятельствами, про которые человек предпочитает умалчивать, если этот человек числится в разряде соратников. Сам полковник по этому поводу, как, впрочем, и по поводу других непонятных явлений, исходящих от его персоны, предпочитает высказываться в таком духе: «Тебя волнует, как лампочка горит? Свет дает – и ладно… А отчего в такой маленькой стекляшке столь яркий свет, ты все равно не поймешь, даже если ухитришься ее разобрать…»

Теперь пару слов о моей команде (или команде полковника, что одно и то же). По соседству с усадьбой Шведова, сразу за забором, находится довольно большой дом. Этот дом, как уже упоминалось выше, принадлежит полковнику – так же, как и два «Чероки», «Ниссан-Патрол», частное детективное агентство «Аргус» и ряд других мелочей. Ха! Вот деятель! Нет, решительно не могу взять в толк, как это он умудрился за столь короткий срок эдак разрастись? Уму непостижимо… Ну так вот – в доме по соседству и проживают наши бойцы. «Агенты» агентства «Аргус», которое никого не ищет. Все вместе, под одной крышей. Только комната у каждого своя, отдельная – это создает некое подобие индивидуальности жизненного уклада. Ходят в один туалет, едят за одним столом, даже спят с одной женщиной… пардон! – с двумя. Прислуживают в этом общежитии две грудастые симпатичные девахи. Стирают, готовят, убирают – по графику, через сутки. И по первой просьбе любого из «агентов» с готовностью раздвигают ноги… За это Шведов платит им недурственные бабки. Так удобно. Никто из «агентов» не пойдет налево и не нарвется на обычные житейские неприятности, подстерегающие на каждом шагу холостого мужчину: типа обиженных мужей, прячущихся за портьерой с кухонным ножом, и венерических заболеваний, отнюдь не способствующих поддержанию высокой боеготовности команды. Кроме того, если верить полковнику, полигамия весьма благотворно влияет на формирование в коллективе общих интересов, чаяний и стремлений. Вот раньше, когда был первобытно-общинный строй, племя сообща ело одного мамонта, а все мужики племени трахали всех женщин племени – кто под руку подвернется. И так – тысячелетиями! Может, именно поэтому мы и выжили, не дрогнули перед лицом катаклизмов… Полигамия – это прекрасно! Бабы общие? Общие. Ну и все остальное тоже общее. Чаяния, стремления, интересы, ничтоже сумняшеся пояснил свой эксперимент Шведов, когда я на первых порах попытался робко высказать недоумение по поводу незаурядного жизненного уклада соратников.

Не знаю, не знаю: может, действительно полковнику виднее с высоты своего глобального опыта и бурно прожитых лет. Я, к примеру, явления такого типа всегда именовал однозначно: «изврат»…

Мои отношения с «агентами» сложились самым наилучшим образом. Как-никак, мы из одного теста леплены, все битые-ломаные, выброшенные на обочину нелегкой судьбой. После напряженных тренировок и совместно проведенных рискованных операций я могу с легким сердцем вести этот отрядик на любое лихое мероприятие, не испытывая при этом закономерного опасения, что кто-то из них выстрелит мне в спину или не выполнит приказ. Мы – единый боевой организм, каждый орган которого отвечает за свой участок работы и обеспечивает тем самым бесперебойное функционирование системы в целом. Каждый член команды – профессионал своего дела, прошедший тяжелые испытания суровыми условиями локальных войн. Все эти ребята умеют стрелять навскидку, продуктивно работать в экстремальной ситуации и всячески заботиться о себе на поле боя, они… хотя чего разглагольствовать – судите сами.

№ 1: Сергей Дзюба – боевая кличка Лось. 25 лет, холост, сирота. Старший лейтенант погранвойск. Место службы – Таджикистан. Уволен по дискредитации. Специализация: стрельба (мастер спорта по трем видам).

№ 2: Сергей Леонов – боевая кличка Север. 29 лет, холост, сирота. Капитан ВДВ. Место службы: Баку, Абхазия, Чечня. Уволен по дискредитации. Специализация: артиллерийские системы.

№ 3: Андрей Игнатов – боевая кличка Барин. 32 года, родители умерли, разведен. Майор ВДВ (начальник инженерной службы ДШБр). Место службы: Баку, Абхазия, Сев. Осетия, Чечня. Уволен по сокращению штатов. Специализация: сапер.

№ 4: Иван Городничий – боевая кличка Мент. 27 лет, мать-алкоголичка, отца нет, холост. Ст. лейтенант внутр. войск. Место службы: Абхазия, Фергана, Чечня. Уволен по дискредитации. Специализация: рукопашный бой, стрельба.

№ 5: Леха Шматкин – боевая кличка Сало. 29 лет, сирота, холост. Капитан морской пехоты. Место службы: Абхазия, Чечня. Уволен по дискредитации. Специализация: гусеничная техника, ПТУРС (противотанковые управляемые реактивные системы).

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>