Лин Картер
Черный легион Каллисто


Как и раньше, я не трогал текст, только кое-где поправил по-редакторски грамматику и пунктуацию, дал названия главам и снабдил текст несколькими подстрочными примечаниями, которые подписаны моими инициалами. Мы воспроизводим здесь ту же карту Каллисто, которая украшает и первую книгу, поскольку сцена действия та же, что и в первой книге.

Как и первая, вторая книга обрывается далеко от развязки. Прибудут ли продолжения из таинственных глубин пространства, я не могу знать. Но я написал сэру Малькольму Джерролду, который все еще занят раскопками, каталогизированием и исследованием развалин забытого города Арангкор, и он во всех подробностях подтвердил историю открытия рукописи.

Мы с женой собирались через несколько месяцев уехать в отпуск. Думали об Англии, но сейчас Ноэль выясняет, какие существуют рейсы в Камбоджу. Сэр Малькольм пригласил нас посетить раскопки, если мы окажемся в той части мира. И, по правде говоря, мне снятся эти древние башни забытого легендарного Арангкора, я хочу своими глазами увидеть, как они вздымаются в джунглях, как из нефритового колодца поднимается сверкающий луч… Врата меж мирами… Именно здесь много месяцев назад бесстрашный юный искатель приключений отправился в самое удивительное путешествие, навстречу десяткам тысяч опасностей в неизвестный мир волшебства, красоты и ужаса. Узнаю ли я когда-нибудь, правдив ли его рассказ?

Время покажет… Лин Картер, Холлис, Лонг-Айленд, Нью-Йорк 20 января 1970 г.

КНИГА ПЕРВАЯ

КНИГА ДЖАНДАРА

1. ЯРРАК, ВОЖДЬ КУ ТАД

Одна из самый замечательных жизненных истин заключается в том, что бывают обстоятельства, в которых один человек может совершить то, что невозможно для тысяч.

Я имею в виду средства, при помощи которых я разрешил свою дилемму. Благодаря загадочной силе, природа которой до сих пор остается неразрешимой тайной, я перенесся через огромное пространство, разделяющее планету моего рождения и Каллисто, спутник Юпитера.

Материализовавшись на поверхности этого странного и прекрасного мира черно-алых джунглей, чьи удивительные золотые небеса освещаются огромными лунами, я оказался в самом центре приключений, равных которым не знает человеческая история.

Один в чуждом мире странных народов и страшных чудовищ, я выжил благодаря скорее совпадению случайностей, чем смелости и уму.

Я оказался в первобытном мире, разрываемом свирепой враждой, где каждый человек ведет бесконечную войну со всеми остальными. До сих пор во время странствий и приключений на этом покрытом джунглями мире я встретил три разумные расы, заметно отличающиеся друг от друга.

Ниже всего по шкале цивилизации размещается племя ятунов, примитивный народ, разделенный на воинственные кланы. Ятуны не люди, они даже отдаленно не гуманоидны, это своеобразный вид артроподов. Они напоминают высоких суставчатых насекомых, их тонкие, но грациозные конечности одеты в серый хитин, их лица представляют собой лишенные черт маски из рогового вещества, украшенные дрожащими антеннами, их глаза – серьезные и невыразительные черные шары, их щелкающие металлические голоса также лишены выражения. Не знающие одежды, по-видимому, лишенные половых различий, эти чудища ведут бесконечные войны и не знают никаких чувств: любви, дружбы, милосердия, родительской привязанности – все эмоции человеческой души им абсолютно не свойственны.

Вначале я боялся этих жутких артроподов и находил их отвратительными. Но постепенно, за месяцы своего пребывания в плену, где со мной, кстати, обращались хорошо, я начал понимать эти бедные создания и симпатизировать их холодной одинокой жизни. Они больше не казались мне отвратительными и отталкивающими; их длинные многосуставчатые конечности действовали с совершенством хорошо сконструированного механизма, их тощие скелетоподобные фигуры приобрели красоту удлиненных скульптур Джакометти. Наконец мне удалось приобрести первого друга на Танаторе – так туземцы называют свой загадочный мир. Им оказался вождь по имени Коджа, которому я принадлежал. Он был способен понять чувства, как только убедился в их практической полезности. Я спас ему жизнь, в то время как равнодушие соплеменников обрекало его на смерть, и тем самым у него оказались передо мной определенные обязательства, потому что ятуны не лишены примитивного кодекса чести и знают понятие долга (они называют это «ухорц»). Вскоре он отплатил мне, освободив от недобровольной службы. Обретя свободу, я встретился с другой разумной расой Танатора: случайно мне удалось спасти от нападения свирепого дракона-кошки – ятриба – прекрасную девушку Дарлуну. Она была правящей принцессой окруженного стенами каменного города Шондакора, жители которого – ку тад – недавно были изгнаны разбойничьей армией. Ку тад гуманоиды и представляют гораздо более высокий уровень цивилизации, чем артроподы. Внешне они совмещают расовые особенности жителей Юго-Восточной Азии и норвежцев, у них кожа цвета меда и янтаря, раскосые зеленые глаза и курчавые рыже-золотистые волосы. Нас захватил соперничающий ятунский вождь Гамчан и присудил к пытке, но мой друг Коджа спас нас. И лишь для того, чтобы мы оказались в когтях еще одной расы.

Эта раса – небесные пираты, как они называются, – представляет наиболее развитую цивилизацию всего Танатора. Они живут в горном городе Занадаре; высокогорное расположение делает его совершенно недоступным; добраться туда можно только на замечательных воздушных кораблях, ничего подобного которым Земля не знает; эти корабли демонстрируют удивительную техническую изобретательность. Небесные пираты отличаются от ку тад своей бумажно-белой кожей, гладкими черными волосами и чертами лица кавказского типа.

Коварный и беспринципный монарх небесных пиратов принц Тутон приговорил меня к рабству, в то же время делая вид, что он друг Дарлуны. Я вырвался на свободу и нашел среди занадарцев друга – мастера Лукора, храброго учителя фехтования, который обучил меня тайнам своего искусства. Узнав, что Тутон тайно ведет переговоры с смертельным врагом Дарлуны, вождем разбойников, захвативших ее город, Лукор, Коджа и я сбежали из Города-в-Облаках на одном из замечательных летающих кораблей.

Корабль был поврежден бурей и упал в густых обширных джунглях, которые называются Великий Кумала. При крушении никто не пострадал, но на нас напал свирепый хищник, и принцесса Дарлуна оказалась разлученной с нами. Ее захватил в плен отряд разбойников. Не в силах помочь ей, мы с края джунглей смотрели, как ее пленницей ведут в ее собственный город Шондакор.

Блуждая по джунглям, мы вскоре встретились с ее народом ку тад и присоединились к нему.

Хотя ку тад отвели меня к загадочным Вратам между мирами, через которые я попал в этот варварский мир, я решил остаться здесь: я понял, что безнадежно влюблен в пламенноволосую красавицу Дарлуну. Я употребляю слово «безнадежно», чтобы описать свое состояние, совсем не без причин. Я больше не смогу ее увидеть. Но даже если это произойдет, она с презрением отвергнет мои чувства, потому что в силу ряда недоразумений гордая принцесса составила обо мне совершенно неверное представление, считая меня трусом, ничтожеством и своим врагом.

В безвыходном положении, не способный спасти от плена любимую женщину, я записал свои приключения на Танаторе, считая, что рассказ о них, пусть неуклюже составленный, должен быть сохранен. Рукопись я положил в Вратах, надеясь, что она переместится в далекий мир моего рождения. Со смешанными чувствами смотрел я, как она исчезает в этом сверкающем загадочном луче. Преодолела ли она бесконечное расстояние, достигла ли благополучно поверхности Земли, я, вероятно, так никогда и не узнаю.

* * *

Шондакор находился в руках бродячей разбойничьей армии – Чак Юл – Черный Легион. Предательством город был захвачен несколько месяцев назад. Я не в силах найти в земной истории параллель этому разбойничьему легиону. Большая дисциплинированная армия бездомных кочевников, участвующих как наемники в конфликтах между городами, время от времени захватывающих один из них для грабежа, эта армия есть только на Танаторе.

Вероятно, ближайшую параллель составляют кочевые воинские отряды в России семнадцатого века – донские казаки. С другой стороны, определенными чертами Черный Легион напоминает блуждающие банды кондотьеров в Италии четырнадцатого столетия.

Профессиональные солдаты, отказавшиеся от семьи и дома, подчиняющиеся избранному военному предводителю, они идут, куда хотят, живут добычей, нападая на торговые караваны, захватывая рыбацкие деревни, осаждая замки богатых аристократов и продавая свои мечи во время междоусобиц. Что заставило их напасть на один из самых великолепных больших городов этого мира, все еще оставалось нерешенной загадкой, но они в молниеносной атаке овладели городом. Возможно, их вождь Аркола устал от кочевой жизни, от лагерей и переходов и решил завладеть собственным королевством.

Враг уже находился в городе, и принцесса решила увести многих своих подданных на свободу открытых равнин, чтобы не доводить дело до массового убийства. Воинственные аристократы, сопровождавшие ее в добровольное изгнание, совсем не единодушно одобряли ее решение, но они преклонялись перед своей великолепной мужественной повелительницей, потомком тысячи королей, и в конце концов она уговорила их довериться старой поговорке: «Кто сражается и отступает, до следующей битвы доживает».

Когда принцесса исчезла, руководство ку тад легло на крепкие плечи Яррака, дяди Дарлуны. Это рослый статный человек с врожденным даром командования. Когда нас с Лукором и Коджей привели к нему и он узнал, как мы помогали его племяннице и королеве, он принял нас с почестями и гостеприимством и несколько недель мы прожили с ку тад в бездорожных джунглях Великого Кумалы.

Эти джунгли покрывают буквально тысячи квадратных миль; густые и лишенные дорог, они стали для жителей Шондакора лучшим убежищем. Воины Черного Легиона не преследовали отступавших и не думали о них, пока те не представляли угрозы.

И действительно, Черному Легиону они не угрожали. Они стойкие и храбрые солдаты, они страстно хотели освободить свой народ от разбойничьих вождей, но их было слишком мало, чтобы выступить против Чак Юл. Шондакорцы насчитывали две-три тысячи, а Черный Легион мог выставить против них втрое больше солдат. К тому же город был окружен монументальными, чудовищной толщины стенами. Город так велик, что нужно не менее десяти тысяч человек, чтобы осадить его и преградить все выходы. Ирония судьбы заключалась в том, что предки ку тад бесконечным трудом в течение многих десятилетий возводили эти каменные стены, которые оказались непреодолимой преградой на пути их потомков. Ночь за ночью у костра совета мы обсуждали способы освобождения Шондакора. Большие разноцветные луны Танатора освещали наши бесплодные споры и напрасные совещания, и проблема оставалась нерешенной до неожиданной вспышки танаторского рассвета.

Большая армия могла бы прорваться в город, но у нас ее не было.

Внезапное нападение могло дать нам возможность захватить одни из ворот, но как мы потом справимся с превосходящими силами противника? Постепенно у меня родился отчаянный план.

Он имел один шанс на успех из тысячи.

Я попытаюсь войти в ворота Шондакора в одиночку!

* * *

Яррак смотрел на меня с выражением, обычно предназначенным бредящим и сумасшедшим.

– Джандар, никто не сомневается в твоем мужестве и хитрости, но что может один человек сделать против армии?

– Он может сделать то, что не может отряд, – ответил я. – Может войти.

– Я тебя не понимаю, – признался он.

– Очень просто. Стража Черного Легиона вряд ли позволит без боя войти в ворота двум тысячам вооруженных людей. Но один человек может войти легко и беспрепятственно. Потому что они будут думать точно, как ты: что может против них один человек?

Мой старый друг, учитель фехтования Лукор тут же понял, что я прав. – А внутри у тебя будет свобода и возможность узнать, наконец, как мы сможем освободить принцессу, – подхватил он.

– Вот именно! – согласился я.

Лорд Яррак задумался.

– А почему они вообще тебя пропустят? – спросил он в конце концов. Я пожал плечами.

– А почему бы и не пропустить? Я не из народа ку тад, как свидетельствуют моя кожа, светлые волосы и голубые глаза. Ку тад, который попробует войти, вызовет подозрения, а я нет. Я представлюсь бродячим наемником и попрошусь к ним. Чак Юл – это не народ, не нация, не клан, это свободное объединение солдат из всех уголков Танатора, объединенных общей жаждой добычи. Одинокий солдат присоединится к ним без труда.

Яррак улыбнулся, его встревоженное лицо прояснилось.

– Должен признать, что ты меня убедил, – сказал он, – хотя я по-прежнему сомневаюсь, что один человек за городской стеной может помочь в осуществлении наших планов. – Один агент за стенами может сделать больше, чем ни одного агента за стенами, – заметил Лукор.

Яррак рассмеялся и согласился со справедливостью этого высказывания. – Я буду в одежде простого воина, – сказал я, – без всяких символов. Самое худшее – меня отвергнут. Но если нет, я смогу занять место в их армии и, может быть, дам принцессе возможность бежать.

– Тебе понадобится легенда, чтобы рассказать о себе, – размышлял лорд Яррак, принимая мой план. – Ты можешь сказать, что служил наемником в Сорабе, городе на севере. Чак Юл уже десять лет не были на севере, и у тебя не будет опасности при расспросах ошибиться в какой-нибудь детали.

– Милорд, у Джандара могут встретиться затруднения из-за его необычной окраски кожи и цвета волос, – заметил старый Застро, мудрец ку тад, присутствовавший при обсуждении.

– Я могу просто сказать, что происхожу из далекой земли, – ответил я, – и скажу чистую правду.

Все улыбнулись: им известна моя история, и мои слова показались слишком слабыми. Потому что моя земля находится в трехстах семидесяти восьми миллионах девятистах тридцати тысячах миль отсюда – действительно далекая земля!
<< 1 2 3 4 5 6 >>